Вечер баек

Автор:
VVA
Вечер баек
Аннотация:
Вечер. Шумный зал. Кружка пенного. Время баек повидавших мир, а за окном пусть непогода смоет хоть весь мир.
Текст:

Трактир «Буйный балагур» выстроен на входе в деревню и встречает своих гостей приятным дубовым запахом и чистым, на удивление приятным фасадом, со ста шагов уже виднеется качающаяся на ветру вывеска. Стоит открыть путнику открыть нелёгкую дверь из красного дерева, как его тут же обдаёт тёплым воздухом с нотками кислинки от пролитого эля и пива. На тёмных стенах виднеются охотничьи трофеи, старинные палаши, мечи да щиты. Напротив входной двери расположилась из такой же тёмной древесины пропитавшаяся разносортным спиртным стойка, у которой всегда крутится пара официанток и за которой топчется пузатый хозяин. По правую сторону от стойки лестница, ведущая на второй этаж, ступеньки её по цвету отличаются друг от друга. По всему просторному заведению расставлено пятнадцать столиков, к каждому приставлено по четыре крепких стула, многие новые. Врезанные в стены окна украшены окантовкой с причудливым узором; проходимого сквозь мутноватые стёкла света хватает, чтобы светло было в зале от рассвета до заката. Но одним светом не согреешься, потому почти треть правой стены занимает большой камин из серого камня, перед которым разложили незамысловатые, но очень тёплые и приятные ковры. На самом камине довольно чисто, только пара статуэток да наградных кружек стоит, а над всем этим висит голова медвежьего буйвола с огромными рогами, но с очень печальной мордой.

Элдрик вдохнул полной грудью, отметил приятный запах с кислой ноткой и направился к стойке. Эдгар осмотрел зал, приметил пару свободных столиков и очень разносортный народ, после чего пошёл следом.

- Добрый день, гости дорогие! – радушно приветствовал хозяин. – Вы у нас надолго? – спросил он, наливая в объёмную кружку вишнёвую наливку.

- Переждём ливень, да с утра дальше в путь-дорогу, - добро улыбаясь, ответил Элдрик.

- Так вы у нас остаётесь на ночь? – обрадовался трактирщик. – Может комнату снимите? Постоянным посетителям сдам её за пять, а не десять креллов.

- Эрл, ты так любезен! Но нет, нам бы столик да еды с пивом, - подмигнул ему.

- Как хочешь, старина. Тогда выбирай, девятый или тринадцатый, только они свободны.

- А мой любимый занят кем-то?

- Да старина, достопочтенными дворфами занят.

Элдрик оглянулся. И правда, за третьим столиком сидело трое коротышек с пышными бородами, которые, обложившись бочонками пива, осушали большие кружки и о чём-то задорно разговаривали. Старик оглядел остальной зал и подметил, что девятый столик ближе всего к ним.

- Эрл, мы занимаем девятый.

- О-о-о, - хозяин смекнул что к чему, - хороший выбор! Желаю приятного вечера! – но сразу чуть шёпотом добавил: - Только прошу, не дразни их, хорошо?

- Как скажешь, старина! А теперь попрошу моё любимое за девятый столик принести! Эдгар, ты что-нибудь будешь?

- Рагу из коротколапой цапли и светлое нордгардское, - заказал юноша и направился вместе с наставником к столику.

Девятый столик стоял почти посреди зала, окружённый пятым, седьмым, одиннадцатым и двенадцатым. Третий был отделён от девятого пятым и стоял у окна, из которого открывался прекрасный вид на реку и долину по другую её сторону. Элдрик постоянно говорил, на сколько порой великолепные виды встречаются в пути. Если немного присмотреться, то восхитительные. А если в это время ты в тепле, в руке кружка любимого напитка, то вид становится божественным.

Усевшись поудобнее, Элдрик развесил уши.

- …А потом как дунет, я только и мог, что держаться изо всех сил! – говорил седовласый дворф. – Я не думал, что там будет сидеть Пискля!

- Пискля? На дне шахты?! – не верил рыжеволосый. – Балаболишь ты знатно, да только острокрылые виверны и знамениты тем, что не переносят закрытые пространства!

- Ты родному брату не веришь?! Я говорю, что наткнулся на неё, когда искал новую жилу самоцветов! Ох, глубоко же мне пришлось забраться.

- Если Пискля в шахте, то я король подземного царства! – поставил ногу на стол рыжий.

- Ах ты, серая чума! – вскочил седой. – Да как ты можешь насмехаться надо мной!

Седовласый дворф схватился за секиру, рыжеволосый тоже положил руку на свою, но вскочивший огромный, похожий на детину, светловолосый дворф одним мощным ударом по столу угомонил обоих, после сказав:

- Мы же братья! Нечего друг на друга секиры подымать! Лучше давайте есть и пить продолжать! Мы же отмечаем день рождения моё! А завтра уже сходим и глянем, есть ли Пискля в шахте или нет! Я больше вашего в её поимке заинтересован! Ведь моё родовое колье утащила, а не ваше!

Бугай сел и снова стал казаться маленьким. Двое других братьев остыли, убрали руки с оружия и уселись обратно за стол.

- Олаф прав, - первым заговорил седой. – Что-то мы разгорячились. Может по примирительной, а?

- Ф, - сердито выдохнул через нос рыжий, а после, медленно вдохнув, ответил: - Давай.

Наполнив кружки до краёв тёмным и пенящимся напитком, смачно стукнулись ими и за один вдох осушили их.

- А теперь моя очередь рассказ заводить, - привлёк к себе внимание почти всего трактира Элдрик, кроме остроухих за пятнадцатым и четырнадцатым столами, отпил немного красного напитка из кружки и начал: - Стояла холодная осень. Мы шли на север…

***

Размытая дорога тянулась за горизонт, рассекая хмурый лес на две части. Птицы уже не пели, почти вся листва опала. Нас было четверо и шли мы в королевство Орн.

«Сколько ещё можно идти? Я жрать хочу!» – заявил Грок, крепкий орк-воитель. Люций, бледный такой человек с угольными волосами с острил: «Грок, ты о чём-то ещё, кроме еды, думаешь больше минуты?» ̶ «Люций хочет остаться без головы?!» – Грок бросил на того злобный взгляд и был уже готов вытащить свой двухручник. Люций усмехнулся: «Моя голова пока на месте и не забита столь животными желаниями», - и тут же прыгнул в кусты, пока Грок ему и правда голову не снёс.

«Люций, Грок, да сколько можно? – устало упрекнул их я. – Мы так никогда не дойдём до столицы империи!» Грок уже умотал за Люцием. «Поздно, - комментировала Луна, бесстрашная эльфийка, - теперь только ждать».

Пошло пять минут, десять, двадцать. Через пол часа по гномьему времяисчислению моё терпение лопнуло: «Это свинство какое-то! У нас осталось двенадцать дней до Схождения, а они в лес умотали! У-у-у!» - «Не беспокойся, я их найду», - обнадёжила меня напарница. Но не успела та скрыться в кустах, из леса раздался рык, а следом послышался голос Люция, требующий подмоги. Мы сразу на выручку рванули.

Пока бежали, мы ещё пару раз услыхали злобный рык, а когда выбежали на светлую поляну, то увидали картину маслом: огромный синешкурый саблезуб пытается залезть на железнокорый коричневый дуб, на самой высокой ветке которого уселся, свесив ножки, Люциус, дразнящий Грока, который изо всех сил держался за шкуру зверюги.

«О Создатель терпеливый», - закрыла ладонью глаза Луна. Люциус смеялся: «Эй, Грок, ты ещё штаны не потерял?» - «Грок сначала одолеет зверя, потом порвёт Люция!» – «Да вы с ума сошли?!» – не находил я больше слов. Луна спросила меня: «Будем их спасать?» Я, не знавший куда деваться, ответил: «А ты видишь другой выход? Только постарайся не убить синешкурого!» Она кивнула мне.

Разошлись по поляне: я зашёл сзади, напарница с боку. Я должен был отвлечь, а она метким выстрелом обездвижить. Потому прикрутив к посоху металлический сосуд с мелкими камушками и битым стеклом, я начал колотить по земле. Зверь зарычал ещё злобнее и обратил на меня внимание. Но стоило ему отойти на пару шагов, как тут же упал – Луну не переплюнуть в мастерстве стрельбы из лука и изготовлении крепких верёвок.

«Да-а-а! – победно проголосил Грок. – Ни один зверь не устоит перед силой Грока!» - «Скорее под твоим весом!» – съязвил Люций. Разгневавшись, Грок вцепился в ствол дерева: «Люций!» Луна вздохнула: «Пожалуйста».

Я думал, что сейчас использую весь свой ум и угомоню дуралеев, но не успел вымолвить и слова, как вдруг раздался вой, и дерево зашевелилось.

«Вот же погань! – уклонился я от огромного корня. – Слезайте скорее с дерева, дурни!» - «А-а-а!» – заорал Грок, только сильнее вцепившись в ствол дерева. Беда с этими орками, боящимися высоты.

Люциус наоборот только громче расхохотался и принялся бегать по дереву, ещё больше его зля.

«Дерево. Дерево, успокойся!» – кричал я, но тому на меня было плевать. Луна в это время бегала вокруг и пыталась меткими выстрелами обездвижить его, но только получила очередным корнем: «Уф, если мы выживем, обещаю… - притронулась к ушибленному боку, сморщилась и на весь лес проорала: - Я вас в реке под лунным светом утоплю!» Боеспособным остался только я.

Я один против дерева в пять моих ростов и в три моих обхвата.

С полчаса бегал вокруг него, пытался успокоить, уговорить, укротить или просто хотя бы обездвижить, но нет. Каждую мою попытку он успешно не замечал. Для него обычная муха была бы назойливей меня. Тут я понял, что пока этих двоих с него не сниму, то точно ничего не добьюсь.

Я попытался использовать свою огненную магию. Зря. Оказалось, что предо мной древний, как тот лес, страж. Заметив мои не самые безобидные способности, он набросился на меня. С воплями и криками я бросился бежать, куда глаза глядят.

Чуть позже выяснилось, в лесу, кроме деревьев и стража, жил ещё друид. Он был любимцем молчаливых и пристрастен к чаю на целебных и не очень травах. Когда мы столкнулись со стражем леса, друид собирал ингредиенты на грибной поляне для своего нового чая. Вот же было у него лицо, когда во время пробы «ингредиента» из леса появился я во всём рванном и незнакомом, а за мной выбежало грозно вопящее древо, с орком на стволе и прытким человеком на ветвях. Я до сих пор дивлюсь, как друид тут же дух не испустил.

Но его стойкость пошла мне только на руку. Завидев друида, страж остановился как вкопанный.

Проморгавшись и выбросив гриб, друид подошёл к древу, перебросился с ним парой словечек, окинул нас своим мудрым и проницательным взглядом, после чего расхохотался. Оказывается, мы потревожили сон стража, отчего тот осерчал на нас и решил проучить, но мои огненные заклинания напугали его, отчего он вконец запаниковал и поддался инстинктам.

«И в следующий раз, - говорил друид, - будьте тише в лесах. Ведь всё тут живое, и как у человека, у всего есть свои потребности, только не все могут ходить и говорить. А теперь до встречи, мне нужно срочно выпить отрезвляющего чая».

***

- С тех пор уже много воды утекло, - допивал своё пиво Элдрик и утирал поседевшую бороду, глядя на успокаивающихся после дружного хохота посетителей. – Теперь я и сам друид, могу с деревьями общаться. Сегодня вот бедолагу лесоруба спас от страшной смерти, - усмехнулся. - И обрёк на чудную ночку!

С улицы послышался вой. Внимавшие содрогнулась. Человек из-за одиннадцатого столика спросил:

- А Луна Грока и Люция после утопила?

Элдрик расхохотался, попросил добавки и утёр слёзы:

- Ой, через пару дней она на них оторвалась от души. Пришлось потом высушивать весь свой и их скарб.

- Любезный, ик, - обратился седовласый дворф, - мы с вами, случайно, никогда не встречались?

- В этом мире всё возможно! – ответил Элдрик, после чего с хитринкой в голосе попросил: - Если расскажите свою историю, то, возможно, вспомню встречались мы или нет.

- Что ж, - взял слово седовласый, - Я – Григз из дома Ану-Дур, а вот… - поправляя пояс, взглянул на своих братьев, после чего продолжил: - Наша история.

***

Стоял солнечный день. Мы переправлялись через границу Риивза, когда это случилось.

«Зачем ты понабрал все эти тюки с хламом?» – возмущался мой брат Дрейк, пиная наше общее добро. Я возмутился: «Да как ты смеешь! Это же драгоценные байронские шелка! Ты знаешь, сколько нам за них отвалят на юге?» - «Да пока мы их допрём до твоего юга, на нас раз сто нападут разбойники и раз двести попутная живность!» - «Да отобьёмся ото всех! Или ты уже забыл как секиру держать, и я зря плачу?!» - «Отец Камня. Ты мне не платишь! Это наше общее дело! – вцепился он в тюк. – Я избавлюсь от балласта!»

Я с воплями вцепился ещё сильнее.

«Да что, Дарин тебя побери, с тобой такое!? – пытался брат меня перетянуть, аж телега заскрипела. – У нас ещё несколько ящиков драконита и целый валун звездолита! От тюков надо избавиться!» - «Ни-за-что-о-о!» – упёрся я на столько, что из-за моего вопля мы не услышали младшего и пожалели.

В тюк внезапно вцепились две когтистые лапы и с закладывающим уши воплем вырвали из наших рук.

«Григз, Дрейк! – бежал к нам младшой. – Золотой дракон!» - «Мо-о-ой шё-ё-ёлк!» – рассвирепев, бросился следом я. Дрейк бросился меня догонять.

Спотыкаясь и ловя лицом каждую ветку, я упорно продирался сквозь лес, пока не вышел к одиноко стоящей горе, куда та тварь с моим добром улетела. Не сбавляя бега, смерил я опытным глазом гору и приметил в ней пещеру. Сразу сообразил, что крылатая туда заныкалася. Затянув потуже пояс, я полез наверх.

Долго ли, коротко ли… Ладно, не буду томить. Чуть не словив своим черепом пару валунов и чуть раз не сорвавшись, я забрался на уступ и уставился в непроглядную тьму, в которой было спрятано моё добро.

«Гриз, мать твою, не дури!» – пытался меня остановить Дрейк, карабкаясь следом. Младшой только подбегал к горе.

Я ни слушать, ни ждать их боле не стал. Собравшись с храбростью своей, я ринулся во тьму, проклиная тварь на древнем!

Сначала была кромешная тьма, - даже носа не видать, - но через пару минут глаза привыкли, и стал я видеть почти как днём, правда многие цвета не отличал, но тюк с моими шелками, лежавший по среди пещеры, я разглядел. От радости был готов бегать кругами и орать во весь голос, но сдержался и медленно начал приближаться.

Но кто ж знал, что не дракон тюк утащил, а виверна пустынная!

Не успел я и пол пути пройти, как взлетел беспомощной тряпкой вверх, а потом сильно приложился о пол. Любят же, падлы, с жертвой играть. Доспех затрещал по швам, секира улетела к тюку – я был на волоске от превращения в ужин. Но тут раздался грозный гул, виверна забыла про меня и быстро умчалась прочь. То был «голос» пещерного червя, - те ещё проглоты. Думал что всё, смерть моя приползла, как вдруг в темноте показался Дрейк, а с ним Олаф.

«Живой, шёлковый царь?» – усмехнулся Дрейк. Я дрожащим голосом: «Что вы тут делаете? Сюда пещерный червь ползёт!» - «Ага, как же, ползёт, аж потроха по пути оставляет», - снова усмехнулся он, и Олаф повторил тот самый гул. На радостях чуть не кинулся их обоих обнимать, но голова вовремя вспомнила про шелка: «Нужно добро назад забрать!»

Но не успел сделать и шагу к нему, как вдруг пол под тюком провалился и из дыры показалась огромная зубастая пасть. Забыв про всё, бросился я с братьями бежать.

Но на выходе нас уже ждали. Стоило высунуть из пещеры голову, как на нас сверху набросилась, падла, виверна. Она точно бы всех порвала, но от смерти спас тот самый червь, проглотив её полностью от хвоста и до носа.

***

- С тех пор по пещерам и с шёлком через границы мы больше не лазим.

- Потому что ты его заменил на эль! – ухмыльнулся Дрейк и приложился к кружке.

- Имеешь что-то против?

- Нет, ничего. Даже рад этому.

- Теперь я вас вспомнил! Вы же те самые братья Ану-Дур: знаменитые наёмники, члены элдрианской торговой гильдии и просто отличные ребята! – с энтузиазмом отметил Элдрик, но большинство посмотрела на него, как на чудака. – Понятно, вы не знаете таких, - утих он.

- Вот и пускай не знают, - приканчивая очередную кружку пива, проговорил Дрейк.

- А какая она, виверна-то? – спросил посетитель из-за четвёртого столика.

- Какая? – переспросил Григз, после чего ответил: - Метра четыре, если от хвоста и до челюсти. Небольшая, по сравнению с остальными, но очень хитрая, юркая, а её зубы прокусят даже чёрную сталь, хотя шкура и кости её в цене.

- А почему она позарилась на шёлк? – спросил богато выряженный господин из-за шестого столика.

- Ну-у-у…

- Потому что такие, как вы, истребили её род и она была вынуждена приспосабливаться, - встрял с разъяснениями эльф из-за пятнадцатого столика. По отличной от других соплеменников одежде он казался главным. – Когда-то Элдриан принадлежал каждому живому существу, но вы и вам подобные выжили с земель всех неугодных или чего хуже истребили. Теперь выжившие вынуждены скрываться и приспосабливаться к новым условиям, если не хотят погибнуть!

- Чего такой сердитый? Какой-то человек за задницу тяпнул? – усмехнулся Дрейк.

Таверну наполнил хохот. Но стоило всем успокоится, эльф продолжил:

- Обожаете молоть языком? Тогда внимайте моим словам.

***

Прошлое лето. Месяц пекла оказался на редкость холодным. Мой отряд должен был проверить берега реки, известной на вашем как Дохлянка, и подсчитать популяцию бегемотовых крокодилов.

Мы думали – это дело на один день, но мы ошиблись. Вместо спокойного подсчёта нам пришлось несколько дней биться с хорошо подготовленными ворами! Вы их ещё называете охотниками на редкую дичь.

Силы были не равны. Против дюжины моих бойцов выступила дюжина латников и ещё две – шустрых ловцов. Но они оказались медлительными и не внимательными.

Самых опасных мы заманили в ловушки, остальных же порубили на куски. Мой отряд потерял нескольких прекрасных бойцов. Но воры всё же успели украсть нескольких детёнышей и яиц. Их глупости не было границ – они разозлили вожака.

Вода взбеленилась, из недр реки на берег вышел огромный, массивный бегемотовый крокодил, одним ударом когтистой лапы легко ломавший деревья. Не смотря на свои размеры, зверь был очень быстр. Мой отряд и опомниться не успел, как целая полоса леса была повалена, а ошмётки воров валялись везде.

С тех пор бегемотовые крокодилы стали редко показываться на глаза, а берега реки теперь опасны для всех, кто не друг природы.

***
- Из-за каких-то придурков не должны страдать все! – ударив по столу, отметил посетитель за двенадцатым столиком. Почти все ему поддакнули.

- Ваши народы понимают только силу, природа поняла это опытным путём, - отметил эльф.
- Теперь удивляетесь, почему многие желают вас на вилы поднять да в костёр закинуть. Лучше бы не гребли под одну гребёнку! – выкрикнул посетитель из другого конца зала.
- И это говорит тот, кто…

Дверь заведения распахнулась. Под раскаты грома в трактир вошли двое.

0
51
VVA
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Анна Неделина