​Страстная пассивность

Автор:
Михаил
​Страстная пассивность
Аннотация:
Размышления о происходящем.
Спасибо Виктору Пелевину за вдохновение и карантину за свободное время, которое получилось посвятить творчеству.
Текст:

Страстная пассивность

Ночь. Снежная бесконечность. На небе сияет звезда, излучающая магнетическое сияние, которое притягивает все. На снегу расположилась паломница. Как она оказалась в этой глуши, не может рассказать ни она сама, ни окружающий пейзаж. Следов не видно. Женщина не запорошена снегом, она сидит. Ноги вытянуты вперёд. Спина прямая. Руки ладонями обращены к небу. Лицо запрокинуто к небу. Глаза прикрыты, а рот полуоткрыт в последней мольбе. За спиной у неё мешок. А на одном из холмов видна стая европейских волков, глаза которых жадно блестят в предвкушении скорой поживы. С другой стороны крадётся китайский тигр, выделяющийся ярким пятном, на фоне бело-серого пейзажа. И где-то в дальнем углу затмеваемый светом звезды планирует скорый на расправу белоголовый орлан.

Вавилен проснулся. Чувство было такое, словно бы его выбросили в ледяную воду из-под теплого одеяла, а затем вытащили и бросили на холодный колючий снег. Схожее ощущение он уже испытывал в ночь с тридцатого на тридцать первое декабря девяносто девятого года. Только в этот раз толстая чёрная муха медленно двигалась по стеклу.

Татарский босыми ногами протопал в ванную. За последние двадцать лет лицо его почти не изменилось, появились новые морщины, и в выгоревших от жизни глазах плескалось безграничное равнодушие.

Он ненавидел это время, эту страну, но чётко понимал, что ни в какой другой стране себя не сможет реализовать так полно, как здесь. Умылся холодной водой и почистил зубы. Зубы были пока ещё все свои собственные. На кухне включил телевизор, по которому смотрел исключительно канал Animalplanets.

В отсутствии работы Вавилен жил на проценты от денег на счете в банке. Процентов как раз хватало для умеренной жизни на год. Он не шиковал, да это ему было и не нужно. Ведь чем меньше понтов, тем меньше внимания посторонних. Его дом поначалу привлекал внимание, но появившееся множество нуворишей, быстро понастроивших сказочных замков, сделали его не приметным.

Насыпал в чашку растворимый кофе и залил кипятком. Зазвонил сотовый. Аппарат был кнопочным, и это не потому, что он не мог себе позволить смартфон, а скорее по идейным соображениям.

– Вавилен, – в этой фразе не было слышно вопрос, это была простая и неотвратимая констатация факта. И голос этот нельзя было спутать с каким-то другим.

– Да, – ответил он несколько осипшим голосом, несмотря на горячий кофе, успевший разогреть его связки, еще не произнесшие сегодня ни единого слово.

– Тебе сколько времени на сборы нужно?

– Минут двадцать, тридцать.

– Хорошо. Вещи можешь не брать. Если что-то надо будет, купят. Машина стоит возле дома. Как будешь готов, можешь выходить.

В трубке раздались гудки. А он уже смотрел в окно и видел чёрный «Гелендваген», стоящий возле его калитки.

Вавилен натянул чёрные носки. Надел коричневые джинсы. Хотел было влезть в футболку с Эрнесто Че Гевара, но быстро сообразил, что это будет намёком на возврат к прошлому. Поэтому выбрал футболку с чёрным квадратом Малевича, который в его понимании должен был символизировать отрешённость от мира. Куртка была куплена на распродаже в каком-то магазине по случаю. На голову надел вязаную шапочку, а на ноги обул замшевые бежевые полуботинки с коричневыми шнурками. Погода позволяла одеться так, несмотря на то, что на улице был ноябрь, снегом и холодом даже не пахло, а во дворе вторично начинала зацветать сирень.

Когда он подошёл к машине с номером В999ВП77, то понял, что всё очень серьезно. Гнать машину из Москвы сюда за ним для того, чтобы просто отвезти в аэропорт, было не то чтобы понтом, а скорее данью уважения к его прошлым заслугам. В тоже время это показывало трудность выдвигаемой задачи, которую он должен решить. Вавилен мог не садиться, мог просто увидеть номер и вернуться назад. И, конечно, ничего ему за это не было, потому что тот, кто звонил, просто понял бы, что он уже не тот. Ведь последние двадцать лет он жил без интеллектуальных нагрузок, а мозг, как известно, даже самый пластичный, в отсутствии работы начинает атрофироваться. И хотя он получал дополнительное образование, читал книги по естествознанию, философии и истории, все-таки это было совершенно не то, чем он занимался раньше.

Открылась задняя дверь. Вавилен сел. На заднем сиденье расположилась довольно привлекательная девушка. Он присмотрелся внимательнее. Первое впечатление оказалось обманчивым – это была зрелая женщина, но визуально напоминающая малолетку, её выдавали глаза. Одета она была в строгий деловой костюм и чёрные туфли на высоком каблуке. В ушах блистали серебряные восьмиконечные звезды. Длинные рыжие волосы уложены в прическу оданго. Очки «кошачьи глаза» придавали лицу хищное выражение. Она протянула руку.

– Виктория Николаевна, – очень тепло и почти по-дружески представилась она, улыбаясь уголками рта.

Он в нерешительности пожал маленькую, ухоженную ручку.

– Я введу вас в курс дела.

– Только прежде, чем говорить о деле, мне хотелось бы узнать что-нибудь о вас?

– Зачем вам это? – удивлённо спросила она.

– Затем, что обо мне вы знаете всё, а я о вас – ничего. Не привык я работать с людьми, о которых ничего не знаю. Конечно, вы можете отказаться, но просто тогда вводить в курс дела меня будете не вы, а, скорее всего, кто-то из вашего руководства в Москве.

– Что вас интересует? – резко и холодно спросила она.

– Я же сказал, меня интересует только то, что вы считаете возможным рассказать о себе.

– Я ничего не хочу рассказывать о себе.

– Понимаете, Виктория Николаевна, я не задаю вам вопросы по двум причинам. Первая – если задавать вопросы, то человек всё равно будет вольно или невольно вынужден отвечать, а принуждение никогда не дает положительных результатов. Вторая заключается в том, что человек, задающий вопросы, эмоционально раскрывается сильнее, чем тот, кто на них отвечает.

– Да, у вас целая философская концепция.

– Раньше это было моей работой – разрабатывать концепции.

– Я в курсе. Сказать по правде, мне очень приятно познакомиться с человеком, идеи которого стали краеугольным камнем всей современной отечественной парадигмы НЛП.

– Сейчас хотелось бы говорить не обо мне, а о вас. И такими темпами мы не доберёмся до сути дела, а вы, скорее всего, лишитесь работы. Так что рассказывайте, где и на кого учились и как попали на свою должность, через мозги или трусы? Хотя с вашей внешностью и нежеланием делиться информацией, скорей всего, и то и другое вместе.

Виктория опустила голову. Словно раздумывая над тем, что следует рассказать, а затем начала.

– В июле 2010 года я окончила обучение по программе профессиональной переподготовки «Менеджмент – российский и международный бизнес» в рамках Президентской программы подготовки управленческих кадров при Правительстве Российской Федерации. В октябре 2011 года прошла стажировку «Энергоэффективность и энергосбережение» в США. Этого достаточно?

– Муж, дети?

– Нет.

– Отлично. Теперь можно поговорить о деле.

В этот момент машина остановилась возле аэропорта. Вавилен бодро выбрался из машины и двинулся в сторону аэропорта. Виктория вышла следом.

– Мы летим на самолёте вдвоём? – не оборачиваясь, бросил он.

– Да.

Вавилен резко развернулся. Он стоял на ступеньках, от чего его превосходство в росте усиливалось.

– Вы спите со своим шефом?

– Да что вы себе позволяете?!!! – с неподдельным возмущением сказала Виктория. Поднялась на несколько ступенек, чтобы быть наравне с ним и влепила пощечину.

– Ну, значит, мы с вами сработаемся. Никогда не любил баб, добивающихся всего через одно место.

Виктория стояла ошарашенная. А он смотрел на неё и улыбался. Диск солнца, поднимающийся за его спиной, словно бы подчеркивал неотвратимость его come back-а.

В самолете они действительно были вдвоём, не считая пилотов и стюардессы.

– Виктория, последние двадцать лет я почти не смотрел телевизор и не очень часто пользовался Интернетом. Так что охарактеризуйте мне политическую ситуацию на данный момент и кратко опишите, в чём заключается моя задача.

Конечно, он лукавил, точнее, беззастенчиво врал. Он был в курсе всего и знал обо всём. Просто его преждевременная компетентность могла сыграть с ним злую шутку.

Виктория открыла большую красную папку и начала перелистывать страницы. Всё, что она делала, казалось ему, да и, по всей видимости, любому мужчине призывом к заигрыванию, хотя она этого совсем не хотела. Но именно такова была природа ее сексуальности, что, даже высмаркиваясь в носовой платок, она вызывала желание. Прядь выпала из причёски, и она чёрным, остро заточенным карандашом, заправила её за ухо.

Он закрыл глаза, откинулся на спинку кресла и терпеливо ждал. В терпении он был настоящим гуру. Двадцать лет ожидания – немалый срок. Видимо, одним из первых задавших тренд в этом направлении был Александр Дюма-отец с его романом «Мушкетеры 20 лет спустя». За этот промежуток времени глобально изменилась атмосфера в обществе, возникла как бы свобода слова и свобода печати, которые обернулись разными последствиями. Свобода была, но только вот она, как там пелось у одной из его любимых рок-групп:

«Непонятная свобода обручем сдавила грудь,

И не ясно, что им делать – или плыть, или тонуть,

Корабли без капитанов, капитан без корабля,

Надо заново придумать некий смысл бытия»[1]

Непонятная, это ещё мягко сказано. Свобода, выпущенная на волю из бутылки, превратила правду и ложь в фикцию, зависящую от рубля, доллара, евро и, конечно, от контактов, куда же в России-матушке без них. Деньги превратились в этакий магический хлыст, который мог развернуть правду и ложь в любую сторону. Информация переместилась в Интернет: блоги, контакт, фейсбук, твиттер. Теперь блогеров приглашали для освещения событий и общались с ними куда более почтительно, чем с профессиональными журналистами.

Раздалось покашливание. Вавилен слишком глубоко погрузился в свои мысли, что видимо было воспринято Викторией, как сон. «Да, оно, наверное, и лучше, что она так решила, пусть недооценивают, чем переоценивают»,– подумал он.

– Начнём?

– Давайте.

– Сухая выжимка фактов и выводов наших аналитиков о сложившейся ситуации.

Она набрала побольше воздуха, от чего грудь, несмотря на строгий костюм, предстала в ещё более выгодном ракурсе. А затем начала.

– Смена правительства не дала никаких результатов. Поддержка населения резко упала. Все институты власти подвергаются большой критике в СМИ. Проблема с коррупцией не только не побеждена, а скорее даже наоборот выхолена и выкормлена. Ситуацию усугубляет политическая элита, раздробленная на группировки, претендующие на власть.

В настоящее время государство можно сравнить с лодкой, в которой имеется течь, а люди, расположившиеся на скамейках, вместо того, чтобы грести к берегу, раскачивают её ещё сильнее. Аресты бизнесменов, членов правительства с разоблачениями сейчас коснулись и силовиков. Те, кто финансируют расшатывание общей «лодки», надеются получить власть. Одни толкают в одну сторону, другие – в другую. Именно это и приводит к политической дестабилизации.

Владимир Владимирович является компромиссной фигурой между различными экономико-политическими кланами, которые обладают властью. В ситуации, если институт президента будет не в состоянии отработать свою задачу, элита может пойти на досрочные выборы.

Экономический базис проваливается, уровень жизни населения падает. Все инфраструктурные проблемы, которые накопились, настолько значимы, что количественные изменения перешли в качественные. Остро стоят проблемы экологии, вызывающие серьёзное общественное недовольство, которые в нынешней ситуации тоже невозможно решить, поскольку страна не обладает технологиями, позволяющими это сделать.

Вся экономическая составляющая сейчас привязана к доллару, поэтому крайне важно обратить внимание на то, что происходит в Америке и Китае. В стране абсолютная полная промышленная и сельскохозяйственная зависимость от внешних рисков. Рубль привязан к цене на нефть, деньги находятся у нашего основного геополитического противника – соответственно, экономика очень зависима от конъюнктуры внешнего рынка.

Виктория замолчала. Сделала знак стюардессе, и та принесла ей стакан воды.

– Это всё?

– В целом, да.

– И какое решение предлагают ваши аналитики? Нет, можете не говорить, я озвучу сам. Они предлагают снова разыграть карту великодержавности и вернуть общественный консенсус, присоединив на этот раз Белоруссию. С Крымом ведь это же прокатило.

– Откуда вы знаете?

– Оттуда, что в вашей команде ограниченные, тупые, не способные к генерации свежих идей люди, а если даже какая-то перспективная идея возникла, то она начинает тиражироваться и применяться ко всем ситуациям без учёта существующих реалий.

Вы смотрели фильм «Начало»?

– Нет, не смотрела.

– Вы знаете, что такое идея?

– В широком смысле или в узком?

– Давайте в широком.

– Ну, это мысленный прообраз какого-либо действия или предмета, выделяющий его основные, главные и существенные черты.

– Вы что википедию читаете?

Виктория смутилась. Покраснела. Опустила глаза, от чего стала ещё привлекательней. Однако на Вавилена это не подействовало, по крайней мере, он сделал вид, что не подействовало.

– Идея – это главная мысль, основная концепция или парадигма, если хотите чего-то целостного. А в вашей системе такой идеи я не вижу. Вот, например, что, по-вашему, являлось основной идеей коммунизма?

– Диктатура пролетариата?

– Настоящее Поколение Осени, ни концепций, ни идей.

Идеология коммунизма заключалась в создании общины, в которой свобода и равенство людей должны были реализовываться через общее владение собственностью.

Знаете, как говорил Сталин про винтики? Знаете, конечно, знаете. Только вот, что на самом деле говорил Иосиф Виссарионович на приеме в честь участников парада Победы: «Я бы хотел выпить за здоровье людей, у которых чинов мало и звание незавидное. За людей, которых считают «винтиками» великого государственного механизма, нобез которых все мы – маршалы и командующие фронтами и армиями, говоря грубо, ни черта не стоим. Какой-либо «винтик» разладился и кончено. Я подымаю тост за людей простых, обычных, скромных, за «винтики», которые держат в состоянии активности наш великий государственный механизм во всех отраслях науки, хозяйства и военного дела».

Легче всего что-то разрушить. А строить новое, используя части разрушенного – это вверх дебилизма. Вся современная политическая система России построена на том, что коммунизм – это плохо, и тогда было плохо, а сейчас, простите мне мой французский, всё заебись? В магазинах, видите ли, всё есть. Только вот у народа денег нет, и никогда не будет, чтобы всё это купить. Вы это понимаете?

– Понимаю, но к чему всё это?

– К тому, что идея – это вирус, который проникнув в организм, его не покинет. Вам придется либо жить с ним и строить диалог, либо развязать войну, в которой победа никогда не будет на вашей стороне. Вирус, вступив в боевые действия и почувствовав возможность поражения, просто перейдет в состояние покоя до следующего благоприятного для него развития событий.

Знаете, откуда все ваши беды и несчастья?

– Нет, но предполагаю, что вы знаете ответ.

– Двадцать лет. Ни дня из этого срока я не потратил впустую. Я изучал биологию. Почему именно биологию? Да потому, что все виды взаимоотношений и воздействий, которые, как я считал, мы разрабатывали, оказалось, существовали в природе миллионы лет, и ничего принципиально нового придумать мы так и не смогли. Так вот, схема, по которой всё было устроено до того, как меня сослали, работала, может быть, и не идеально, но работала, а кому-то просто захотелось чего-то большего. Володя захотел не виртуального управления, а реального. Произошла схема парадигм. Реальное стало виртуальным, а виртуальное – реальным. Но только вот реальный правитель не может править виртуальным миром, а у виртуального мира не может быть виртуального правителя, потому что виртуальный мир – это анархия.

Даже попытка приблизиться к виртуальному электорату, численность которого растёт в геометрической прогрессии и в котором вы видите Поколение Зимы, через Диму с его блогом и страницами в социальных аккаунтах, ничего не решила. Потому что Поколение Зимы, которому все поют дифирамбы, которое не просто выросло с интернетом, а родились с аккаунтом и уже не представляет жизни без цифровых технологий – самое тупое и легко управляемое. Они не привыкли к физическому труду и не привыкли разбираться, как это устроено. Ведь в интернете есть ответы на все вопросы. Они не знакомятся на улицах, а только на своих страницах. Только вот их не научили одному очень важному качеству, они не умеют отличать правду от лжи. И пусть все говорят, что они имеют встроенный иммунитет к рекламе, потому что привыкли к ней с детства, в этом то и заключается их слабость.

– Вы сами говорили не так давно, что проще и легче всё развалить, чем создать что-то новое или поддерживать старое. А сейчас сами занимаетесь тем, что разрушаете то, что было создано без вашего участия, словно бы в отместку за то, что когда-то вас лишили власти.

– Лишили, но сохранили жизнь. Я ведь просто запасной вариант, один из Поколения Лета, который уже когда-то смог раскачать предыдущую идеологию, создав условия для смены парадигмы. И вот, когда лодка тонет, вам нужен кто-то, кто сможет спасти не только людей, но и лодку. Этакий миссия, только вот таким миссией вы хотите сделать снова его. Спаситель отечества. Сегодня страной управляют люди из Поколения Весны Беби-бумеров, а настоящую идеологическую оппозицию обеспечивают представители Поколения Лета, поколения Х.

– Вы выговорились?

– И да, и нет. Вы знаете, кто мой любимый писатель?

– Пелевин.

– А знаете, почему?

– Потому что он написал о вас книгу?

– Потому, что в современном мире осталось слишком мало людей, думающих нестандартно, а Виктор не только умеет это, но ещё и пишет. Так вот, у него есть одно из самых моих любимых произведений «Смотритель». И знаете, что он пишет там о женщинах?

Виктория на несколько секунд задумалась.

– Эту фразу сложно найти и запомнить. Наверное, не зря Виктор когда-то написал, что самое сложное – это читать умные книги, потому что они требуют от читателя усилий. Так вот, в «Смотрителе» он написал, что самая привлекательная женщина – это та, за которую думают мужчины. Поэтому, Виктория, можете смело вытащить гарнитуру. Ни о чём больше с вами говорить я не буду.

Он откинулся в кресло и закрыл глаза.

– Когда мы прилетим, я хотел бы позавтракать в ресторане «Белуга», а затем, можно ехать на встречу с вашим шефом.

Он сидел в кабинете. Окно было затянуто плотной шторой. На стене за столом висела картина вооружённой, крылатой Иштар со львом на цепи и восьмиконечной звездой в верхнем углу. Лицо на картине кого-то смутно напомнило Вавилену. Зашла секретарша и предложила ему кофе. Он отказался. Затем зашел с нисходящей с лица улыбкой сатира Дмитрий и сел.

– Будем ждать, или переговоры со мной уполномочили проводить тебя?

– Нет, я только должен узнать условия.

– Условия? Вы ведь сохранили мне жизнь. Просто возьмите меня в команду, хочу снова быть в обойме.

– Это всё?

– А что ещё? Зарплату вы мне платить же будете?

– Конечно.

Дмитрий нажал какую-то кнопку на селекторе.

– Владимир сейчас придёт.

Дверь открылась, и вошел он. Наверное, если бы Вавилен увидел бы его на улице, то никогда не обратил бы на него внимание. А какое ещё должно быть лицо у бывшего разведчика. Владимир сел за стол. Вавилен, как и Дмитрий, непроизвольно поднялся, когда открылась дверь и зашёл он, и так и стояли. Он выдержал паузу и сказал: «Садитесь». Они оба сели. В комнате погас на несколько секунд свет.

– Я, как ныне живущий муж Иштар, готов внимать тебе кочевник, – начал Владимир в той форме, которая соответствовала моменту.

– Ныне здравствующий и правящий, склоняюсь пред тобой и прошу простить меня за дерзость мою изливать слова свои.

– Когда-то ты был достоин и почитаем, и только поэтому я готов выслушать тебя. Можешь забыть древние формы выражения наших мыслей перед земным мужем, Иштар, ибо язык людской претерпел изменения.

– Отлично, – сказал Вавилен, тогда я готов.

– Слушаем тебя.

– Думаю, что время пришло. Пора выпустить пятилапую собаку на свободу. Мы к этому готовы, а остальные – нет.

– У тебя что, совсем крыша поехала?! – сказал Владимир, а затем продолжил – наше общество призвано сторожить сон собаки смерти, а не выпускать ее.

– Это всего лишь собака, а любая собака призвана служить, и думаю, у нас достаточно сил, чтобы ее усмирить. Основная целевая аудитория в современном мире – это Поколение Зимы. Ими не так сложно управлять при помощи технологий, на которых они сидят сильнее, чем наркоманы на игле. Чего больше всего бояться люди? Неизвестности того, что не понимают то, что нельзя убить и уничтожить, но это может уничтожить вас.

– И что же ты предлагаешь?

– Люди постоянно умирают от гриппа. Но эта проблема никогда и никого не интересовала. От других заболеваний умирают чаще, но трезвонить об этом совершенно никому не хочется. А если заболевшие умрут не от обычного вируса, а от корона вируса. Корона в названии уже сама по себе подразумевает, как минимум, уникальность, с одной стороны, и звучит устрашающе, с другой.

Начинать, конечно, лучше всего в Китае, как минимум, по трем причинам: первая, там сосредоточено 99% производства; вторая, китайцы везде кишат, как плесень на продуктах, и третья, высокая численность на единицу площади.

Информацию о первых случаях необычайной пневмонии в Китае сливаем в СМИ в середине декабря. Перед новым годом снова впрыскиваем информацию о том, что в Китае госпитализированы, по меньшей мере, тридцать человек, семь из них находятся в критическом состоянии. С их численностью населения на единицу площади и погодными условиями текущего года это будут, скорее всего, реальные цифры, даже подставные люди не понадобятся.

После новогодних праздников даем информацию в общественные СМИ о том, что возбудителем вспышки пневмонии в Китае стал новый вид коронавируса, ссылаясь на китайских эпидемиологов. Вся штука заключается в том, что даже учёные в это поверят по одной простой причине, потому что вирусы при заболевании гриппом никто и никогда не диагностирует. А учёные – это люди, которым, если поставить задачу и выделить под это деньги, обязательно что-то найдут.

Одиннадцатого января, обратите внимание на символичность этой цифры, сообщаем, что в Китае зафиксирован первый случай смерти от нового типа коронавируса, и даём предварительные данные о выявлении тридцати, если позволит количество гриппозных в больнице, пятидесяти случаях заражения новым типом коронавируса. Также сообщаем о пяти, может быть, семи человеках, находящихся в тяжёлом состоянии, и двоих, выписанных из больницы. Состояние остальных пациентов оцениваем, как стабильное, а человек восемьсот находятся под медицинским наблюдением, из которых пятьсот – это медики, контактировавшие с больными.

– И?

– Сливаем информация американцам, чтобы они смогли начать экономическую блокаду Китая. Не только ж нам испытывать на себе санкции?

– Дальше? – спросил Дмитрий, который записывал все на диктофон.

– Двадцать первого января через американские СМИ со ссылкой на Центр по контролю и профилактике заболеваний США сообщаем о том, что в стране зафиксирован первый случай заболевания коронавирусом. Заболевший – мужчина, который недавно вернулся из Китая. У американцев нет опыта локализации и устранения инфекций. К тому же они запуганы безумным количеством фильмов о конце света. Ждём, когда СМИ раскрутят опасность вируса до максимума и помогаем им в этом. Последствием будет паника, которая приведёт к тому, что вся недвижимость и предприятия, расположенные в Китае, принадлежащие американцам, будут проданы китайцам за бесценок. По сути, весь американский бизнес в Китае отходит китайцам. У них ведь опыт локализации и устранения инфекций любого типа настолько обширный, что вспышка гриппа будет уничтожена в зародыше.

– Неплохо, неплохо. Только вот цифры какие-то не очень пугающие.

– Главное, показать высокую скорость распространения, и не забывайте – это же коронавирус. Здесь важно подробное описание деталей проникновения инфекции и её развития, чтобы люди поверили. Не читали Тонино Бенаквиста «Сагу»? Он там неплохо описывает этот механизм. В итоге мы бьём информационными потоками по Америке и Китаю, остальные подключатся даже без нашего воздействия.

Двадцать второго января власти Китая доводят информацию о мутации коронавируса, глобальной эпидемии и о том, что число погибших в Китае достигло двадцати человек, а на территории страны зарегистрировано пятьсот пациентов с соответствующими симптомами, и все они находятся в одном городе.

Дальше, пошло, поехало. Все в любой простуде начинают видеть коронавирус.

Двадцать шестого января власти Китая сообщают о том, что способность нового типа коронавируса передаваться от человека к человеку усиливается, а потому число инфицированных продолжает расти, а число жертв достигает восьмидесяти человек.

В конце января премьер-министр РФ утверждает состав штаба по борьбе с коронавирусом. Межведомственный оперативный штаб, сформированный, чтобы предотвратить распространение новой коронавирусной инфекции в России, возглавит вице-премьер. Принятие мер связано с тем, что на территории РФ выявлено двое больных новой инфекцией коронавируса: в Забайкальском крае и Тюменской области. Заболевшие – граждане Китая. Они находятся под жестким наблюдением, изолированы, им оказывается необходимая помощь. Предлагаю в этот же период ограничить авиасообщение с Китаем.

По состоянию на начало февраля, жертвами коронавируса в Китае станут, ну скажем, шестьсот человек. И тут мы подкидываем информацию о смерти в Китае врача, первым предупредившим о коронавирусе. Статейка такого рода, например, доктор, который еще 30 декабря обратил внимание своих коллег на семь случаев заболевания у людей, побывавших на рынке морепродуктов. Правда, тогда он считал, что речь идет о другом штампе вируса, массовые случаи инфицирования которым были зафиксированы в 2002-2003 годах. Тогда эпидемия коснулась 8,4 тысячи человек, 813 заболевших скончались.

– И зачем нам это? Эффект паники начнет снижаться, – заметил Дима.

– Это-то нам и надо. Необходимо начать пропаганду того, что вирус этот не смертельный, а значит, никаких карантинных мер не надо. Это предаст больше правдоподобности его смертельной опасности. Знаете психологию русского человека? Раз скрывают, значит что-то опасное.

С конца февраля Россия приостанавливает въезд граждан из Китая. Принятая ограничительная мера касается всех граждан Китая, которые въезжают в Россию с целью работы, учебы, бизнеса, туризма, а также в частном порядке. Решение временное, связанное с ухудшением эпидемиологической обстановки в Китае и направленное исключительно на обеспечение безопасности нашего государства и защиты здоровья россиян. Далее, введение карантина в стране.

Ну и как вам картина выпуска пятилапой собаки на свободу?

– Выглядит как-то не очень страшно. Слишком мало жертв.

– Слышали суфийскую притчу о чуме?

– Нет.

– «Встретились как-то на дороге паломник и Чума.

– Куда идёшь? – спросила чума.

– В Мекку, поклониться святым местам. А ты?

– В Багдад, забрать пять тысяч человек, – ответила Чума.

Разошлись они; а через год на той же дороге встретились снова.

– А ведь ты обманула меня, – сказал Чуме паломник. – Ты говорила, что заберёшь в Багдаде пять тысяч человек, а сама взяла пятьдесят тысяч!

– Нет, – ответила Чума, – я сказала правду. Я была в Багдаде и забрала свои пять тысяч. Остальные умерли от страха». – Так что количество жертв нам еще допишут.

– Неплохо, неплохо. С активной пиар пропагандой такая тема может и прокатить.

– Легче всего спасать отечество от несуществующей угрозы. Народ еще сам предложит обнулить ваш срок правления после того, как вы в конце марта выступите с обращением к гражданам страны в связи с ситуацией с коронавирусом.

Первоочередные меры: обеспечить соцзащиту граждан с сохранением их доходов и рабочих мест, а также поддержкой малого и среднего бизнеса. Среди них – новые выплаты семьям, отсрочки по налогам для бизнеса и каникулы по кредитам. Да после такого вас просто на руках носить будут.

– Ну, а какие выгоды получат наши экономические партнеры?

– Решим сразу же ряд внутренних проблем. Первое и самое главное – это тотальный контроль за гражданами. Введение штрафов за нахождение в общественных местах. Второе, полное уничтожение малого и, возможно, среднего бизнеса. Сетевые магазины продолжают работать, главными владельцами которых являются кланы правящей элиты. Выплаты зарплаты – это ведь голый оклад, без надбавок и системы стимулирования работы сотрудников. Так что мы экономим на зарплатах всей бюджетной части страны. Вы представляете себе эту сумму? Еще одним плюсом является то, что теневая экономика будет постепенно вливаться в нетеневую. Особенно неплохо на общем фоне поднимутся производители бытовой химии и туалетной бумаги, а также долго хранящихся продуктов питания, типа круп или макарон. Поэтому я рекомендовал бы вложиться в эти отрасли по полной программе, так как они отобьют себя уже через месяц работы. Вроде бы всё сказал, ничего не забыл. Так что, мой проект вам подходит?

Дмитрий посмотрел на Владимира, потом они оба посмотрели на картину Иштар. И медленно кивнули.

– Идея выглядит полным бредом, но именно этим она и привлекает.

– Чем абсурднее идея, тем легче в неё поверить.

– Хорошо, Вавилен. С завтрашнего дня ты в команде. Можешь идти. А нам надо кое-что обсудить наедине.

Вавилен вышел. Под картиной Иштар медленно и бесшумно открылась дверь, из-за которой появилась Виктория Николаевна.

– Вы всё слышали, царица царей?

– Да, конечно.

– И что вы думаете поэтому поводу?

– Идея настолько невоплотимо гениальна, что может сработать. Он вообще всегда был моим любимчиком.

Дима и Володя упали в ниц, целуя стопы Иштар.

Через несколько месяцев в России был зарегистрирован первый умерший от коронавируса. Им оказался бизнесмен, недавно вернувшийся из провинции Ухань Вавилен Тататрский. Всё повторяется. И смерть Вавилена всего-навсего продолжила великий цикл возвращения Иштар. Ведь согласно древней легенде, именно возлюбленный богини заменил ее в царстве мертвых.

Прошла ещё пара месяцев. Виктория Николаевна сидела за компьютером, изучая сводки аналитиков о распространении вируса, отчётах о прибыли и растущем рейтинге правительства.

Раздался звонок сотового.

– Слушаю.

– Посмотрите ссылку.

– У меня нет на это времени, Дмитрий.

– На это вы найдете время.

– Что там?

– Фильм.

– Дима, какой фильм, ты совсем рехнулся?

– Фильм, «Заражение», с очень звездным составом, снятый в 2011 году.

– У тебя что, крышу совсем сорвало?

– Помните, как умер Геракл?

– Да, и что.

– В конце, в титрах, вы увидите знакомые фамилию и имя.

На столе Иштар в траурной рамке стояла фотография молодого и улыбающегося Вавилена.



[1] Автор текста Глеб Самойлов.

Другие работы автора:
0
42
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
fulllib.com