Десять поцелуев

Автор:
Весёлая
Десять поцелуев
Аннотация:
Эротический фанфик к сказке Андерсена "Свинопас"
Текст:

Лето лениво перевалило за вторую половину. Духота наполняла окрестности, всем хотелось дождя и прохлады. Под сенью королевского парка раздавались радостные вскрики играющих фрейлин.

Вдруг налетевший ветерок принёс с собой знакомую мелодию:

– Ах, мой милый Августин... – нежно напевали бубенчики.

– Какая милая песенка! – воскликнула Принцесса. – Сбегайте кто-нибудь, узнайте, что это такое!

Несколько фрейлин, поспешивших выполнить указание Принцессы, принесли удивительную новость: на луг, что рядом с парком, Свинопас пригнал свиней. А поёт его чудесный горшочек! По краям крышки висят маленькие бубенчики, а если подержать руку над паром, можно узнать, что сегодня готовят на любой кухне королевства.

Принцесса была большая охотница до всяких необычностей. Конечно же, ей тут же захотелось иметь такой горшочек! И она отправила фрейлин обратно к Свинопасу спросить, сколько он просит за такую милую вещицу. Но вернувшиеся фрейлины были очень возмущены.

– Стыдно сказать, Ваше Высочество! – наперебой кудахтали они. – Этот грубиян запросил за горшочек три ваших поцелуя!

Принцесса даже растерялась от такой наглости.

– Да что он о себе возомнил! Неслыханное дело, чтоб я целовала какого-то Свинопаса!

Сказать по правде, ей ещё не доводилось целовать вообще никого, тем более, начинать с грязного пастуха и вовсе не хотелось.

Но бубенчики звенели и дразнились. И песенка так прочно засела у Принцессы в голове, что, даже раздеваясь ко сну, она поймала себя на том, что качает ножкой в такт мелодии, играющей в голове.

***

На следующее утро уже весь королевский двор напевал «Ах, мой милый Августин...», а фрейлины, перебивая друг дружку, оживлённо рассказывали Принцессе, что семья сапожника сегодня собирается есть тыквенный суп, а господин придворный церемониймейстер будет наслаждаться крольчатиной под винным соусом, а старый архивариус...

– Довольно! – оборвала их Принцесса. – Лучше бегите к Свинопасу и скажите, что я согласна купить его горшочек.

Но Свинопас ответил, что стоимость изменилась, поскольку уже многие хотят обладать такой прекрасной игрушкой. И если Принцесса так уж хочет её заполучить, пусть сама приходит на луг к старому дубу.

– Вот наглец! – в негодовании воскликнула Принцесса, но в мыслях она уже видела себя хозяйкой горшочка, поэтому, немного выждав для приличия, отправилась к старому дубу.

Свинопас стоял прислонившись к стволу дерева, а в руке его, на тонкой цепочке покачивался волшебный горшочек. Из-под крышки шёл пар, бубенчики тихонько перезванивались, и Принцесса поняла, что она спать не сможет, пока горшочек не будет принадлежать ей.

– Эй, Свинопас! – окликнула она. – Сколько ты хочешь за свой горшочек?

– Десять поцелуев.

– Как десять? Вчера просил всего три!

– Так надо было вчера и соглашаться.

Принцесса возмущённо фыркнула и пошла, было, прочь...

– Завтра будет уже двадцать! – донеслось до неё, и, словно насмешка, разлилась в воздухе знакомая мелодия «Ах, мой милый Августин, Августин, Августин...».

Ах ты! Остановилась, сжала кулаки. Ладно. В конце концов – это только десять поцелуев, ничего больше. Она пошла обратно.

– Хорошо. Целуй.

И, закрыв глаза, подставила губы.

– Э-э-э нет, так не пойдёт. Тебе надо – ты и целуй!

Да он совсем что ли стыд потерял? Открыла глаза и уже хотела оскорбиться, но Свинопас стоял, небрежно покачивая горшочком, и лёгкий перезвон бубенчиков так и дразнил.

Вздохнула. Ну что ж, так даже лучше. Сама она быстро управится. Сделала решительный шаг к парню, положила руки ему на плечи, приподнялась на цыпочки и быстро коснулась сжатыми губами его губ. Один, два...

– Э, нет, так дело не пойдёт! – он положил руки Принцессе на талию и отстранил от себя. – Разве ж это поцелуи? Так быстро только курица зерно клюёт!

– Хорошо, давай медленнее, только быстрее, – раздражённо проговорила Принцесса и снова зажмурилась, привстала на цыпочки...

Его губы встретили её с мягким нажимом, раскрыли, как створки устрицы, нежно смяли... и исчезли.

– Три, – продолжил счёт Свинопас. – Продолжай.

Четвёртый поцелуй длился дольше. Пятый вызвал лёгкое головокружение. На шестом Принцесса почувствовала, как руки Свинопаса прижимают её сильнее, ближе... Вырвалась.

– Эй! Договор был только о поцелуях!

– Как скажешь. – Поднял руки вверх.

Снова приблизилась.

Седьмой... Его губы ласкали, кончик языка пробежал по краешку рта и скользнул внутрь...

Восьмой. Она попробовала сделать то же самое.

Девятый длился дольше всех. Она еле нашла в себе силы оторваться. Облизнула губы.

– Остался последний, – голос прозвучал непривычно хрипло, и Принцесса даже не смогла сдержать сожаления.

И тут Свинопас вдруг схватил её, крепко прижимая к себе, рукой удерживая затылок, не давая вывернуться, и страстно поцеловал. Этот последний, десятый поцелуй был совершенно не похож на все предыдущие. Обжёг, смял, вызвал бурю и смятение.

Принцесса возмущённо упёрлась кулачками в грудь парню, пытаясь оттолкнуть его, и в то же время чувствуя, что меньше всего хочет, чтоб он её отпускал.

Когда руки разжались, едва не упала.

– Ах ты... – чуть не задохнулась от возмущения.

Развернулась и кинулась бежать.

– Эй! Ваше высочество! – летел вслед задорный смех. – Горшочек забыла!

– За товар ведь уплачено, а мне чужого добра не надо, – насмешливо сказал он, когда девушка вернулась, чтобы забрать уже свою игрушку.

***

Спустя несколько дней Принцесса как обычно гуляла со своими фрейлинами в королевском парке, как вдруг из-за деревьев раздалась задорная плясовая мелодия.

– Это Свинопас! – воскликнула Принцесса, и её щёки окрасились стыдливым румянцем. – Ступайте, выясните, что за новую игрушку он придумал на этот раз!

Назад фрейлины прибежали в полном восхищении и заговорили все разом, так что сразу было и не разобрать, о чём именно они болтают. Оказалось, Свинопас смастерил удивительную трещотку: она знала все польки и вальсы, которые только были придуманы, и могла играть их все, всего-то и надо было, что покрутить ею в воздухе.

– Я умру, если у меня не будет такой трещотки! – воскликнула Принцесса и, оставив фрейлин, отправилась на луг.

***

Свинопас лениво развалился под дубом и даже не встал при её появлении.

– Такса стандартная – десять поцелуев, – сообщил он, едва девушка приблизилась.

Принцесса быстро согласилась и уже сделала шаг к нему, но парень остановил её:

– Э нет, мне обычных поцелуев не надобно. Наелся уже.

– Чего же ты хочешь?

– В тот раз ты меня целовала, в этот раз должно быть наоборот, чтоб по-честному.

– А, ты в этом смысле, – с облегчением выдохнула Принцесса, – Хорошо...

– Только, чур, целую куда захочу! – перебил её Свинопас.

Она нахмурилась. Что-то слишком подозрительно. Ну куда он может поцеловать её? В ладонь, в щёку, в нос?.. Дурак какой-то. Но почему-то она испытала разочарование.

– Ну ладно, будь по-твоему. Целуй куда хочешь, – милостиво разрешила Принцесса. – Только быстро!

Он жестом показал ей на место возле себя. Что? Ей садиться прямо на траву?

– Давай стоя.

– Не могу стоя, с рассвета на ногах, умаялся.

Раздражённо поджала губы, но всё же, аккуратно подняв юбки, чтобы не помять, присела рядом со Свинопасом. Закрыла глаза.

– Целуй.

Сначала ничего не происходило, и она уже хотела было спросить, чего он тянет, как вдруг почувствовала дыхание на шее, и кожу обжёг первый поцелуй. Быстрый и горячий, как язык пламени.

Второй нежно коснулся ключицы. Приближение третьего она почувствовала по тому, как переместился парень, его взлохмаченные волосы щекотнули плечо, а губы коснулись груди в том месте, где она была едва прикрыта платьем...

– Что ты себе позволяешь? – оттолкнула его, вскочила на ноги.

– Беру плату за игрушку. Ни больше, ни меньше.

– Да ты... – Принцесса не нашлась что ответить.

– Десять поцелуев и трещотка твоя. А нет – то и ладно, – парень сунул в рот травинку, закинул руки за голову и откинулся назад, всем своим видом показывая, что ему это всё, в общем-то, безразлично.

Постояла немного. Три есть, осталось семь. Если она сейчас уйдёт, то завтра придётся начинать всё сначала. И тогда он уже потребует больше, это точно.

– Ладно. Ещё семь и трещотка моя.

– Только это – ещё раз фыркнешь, и сделка отменяется, – предупредил он.

Кивнула и уже хотела присесть обратно, но парень остановил:

– Стой так.

И добавил насмешливо:

– Глаза можешь закрыть.

Закрыла, мысленно поторапливая Свинопаса: «Давай уже быстрее!»

По шелесту травы поняла, что он подобрался ближе. Пальцы коснулись щиколотки. Он что, ноги ей целовать собрался? Как истинный подданный? Ага, наконец-то совесть проснулась! Что ж, так и быть – пусть целует.

Но её ожидания не оправдались. Пальцы погладили лодыжку, затем скользнули выше, поднимая юбки... Возмутиться не успела, потому что следом последовали губы, их горячая влажность чувствовалась даже через тонкий шёлк чулок. Четвёртый, пятый, шестой... Юбки поднимались всё выше, поцелуи следовали за ними. Седьмой, восьмой... Девятый пришёлся выше края чулок, жар стыда охватил, и девушка закусила губу. Надо было надевать панталоны! Но ведь лето, жара... Если сейчас оттолкнёт его – не видать ей трещотки. Один поцелуй. Всего один остался и...

И ничего. Только лёгкий ветерок обдувал разгорячённую кожу, лишившуюся многослойной защиты.

– Ну? Чего ждёшь? – спросила сквозь зубы.

– Любуюсь, – последовал спокойный ответ.

– Да как ты смеешь!..

Вырвалась, чуть не плача. Он просто решил поиздеваться! Отвернулась, спешно поправляя юбки. Не видать ей теперь трещотки!

– Подожди, – потянул за руку. – Последний остался.

– Ну, ты!.. – и осеклась – губы мягко коснулись ладони.

– Игрушка твоя, ваше Высочество.

***

За июлем незаметно подкрался август, ночи стали длинней и прохладнее. Горшочек уже не радовал Принцессу, трещотка надоела, когда она услышала, как её фрейлины тайком обсуждают чудесную флейту Свинопаса.

– Что ещё за флейта? – спросила она, но, странное дело, никто толком не мог дать ей вразумительного ответа, кроме того, что нет той девушки, которая б не узнала удивительного наслаждения, стоит Свинопасу достать свой инструмент.

Отчаявшись добиться толку от придворных дам, Принцесса сама отправилась на луг.

– Эй, Свинопас! По двору ходят слухи про твою волшебную флейту. Что ты за неё хочешь?

Парень сидел у потухшего костра, который разводил теперь по вечерам, и выглядел озадаченным. Но Принцесса не обратила на это внимания, нервно постукивая кончиками пальцев по стволу дерева.

– Цена та же? Десять поцелуев?

Свинопас задумчиво покачал головой.

– Флейта слишком дорога мне. Поцелуев, пожалуй, маловато будет.

– Чего же ты хочешь?

Он глянул на неё.

– Да я как бы вообще её продавать не собирался, но раз ты так просишь... – Он приподнялся. – Нет, не могу. – Сел обратно.

Слухи о чудесном инструменте наполняют королевский двор! Она непременно должна заполучить такое чудо! И Принцесса продолжила настаивать.

– Да ты не согласишься!

– Соглашусь!

Свинопас встал на ноги, сдвинул на затылок соломенную шляпу и, прищурившись, посмотрел туда, где над кронами деревьев возвышались башни королевского дворца. Вздохнул, наклонился к Принцессе и шепнул ей на ухо свою цену.

Её глаза округлились.

– Да ты..! Да что ты..! Да как ты..!

– Я же и говорю, не согласишься.

– Да я... Я прикажу выпороть тебя плетьми, а флейта всё равно будет моей! – разозлилась Принцесса.

– Экие вы все, знатные особы, самоуверенные, – покачал головой Свинопас, – Выпорю, заберу... Игрушка-то, она вещь деликатная. Раз – и сломается. Другой такой у меня нет.

Разгневанная принцесса ушла. Да только таинственная флейта покоя не давала. Вправду ли она так прекрасна, как все говорят? Ах, она точно должна быть моей!

***

Прошла неделя. Фрейлины шушукались, обсуждали Свинопаса и его флейту. «До чего ж хороша!» – хвалились те, кому посчастливилось услышать пение чудесного инструмента. «Я б сыграла на ней» – с завистью отвечали те, кому не так повезло.

Несколько ночей подряд Принцесса не могла уснуть, только и мечтая, что о волшебной флейте. И вот как-то вечером, когда все в замке уснули, накинула плащ и выскользнула за ворота.

***

Свинопаса она нашла на том же месте, у старого дуба. Он сидел, завернувшись в рваный плащ и задумчиво смотрел, как взлетают в небо искры костра. Где-то в темноте похрюкивали свиньи, да негромко щебетала в ветвях ночная птица.

Увидев Принцессу, вскочил на ноги.

– Назови другую цену, – попросила она.

Но парень покачал головой.

– Ты, кажется, хотела выпороть меня плетьми?

– Ты понимаешь, о чём просишь? – в голосе девушки больше не было ни злости, ни презрения, говорила она тихо, и, казалось, вот-вот расплачется. – Я не какая-то там... фрейлина. Я же королевская дочь. Как я могу?.. Да ещё с каким-то свинопасом...

Он осторожно обнял её за плечи и привлёк к себе.

– Тшш... На вот, глотни, – протянул ей кожаную флягу, которую держал в руке.

– Что это? – с подозрением спросила Принцесса.

– Поможет успокоиться.

Сделала глоток. Горло обожгло, и она закашлялась, часто задышала, хватая ртом воздух.

– Скоро станет совсем хорошо, – голос свинопаса звучал мягко, успокаивающе.

– Ты дрожишь, – заметил он. – Идём к костру, согреешься.

Принцесса, подхватила полы плаща и присела на траву, но Свинопас тут же подхватил её и пересадил к себе на колени.

– Земля холодная, – опередил он её возражения, – простудишься.

Поначалу они сидели молча – о чём Принцессе разговаривать со Свинопасом? Но вскоре губы нашли друг друга... Руки сжимали, гладили плечи, спускались к груди, пальцы развязывали шнуровку корсажа... Затем парень остановился, отстранился от неё.

– Ты уверена, что хочешь этого? А то знаю я вас, королей. Сейчас получишь, что просишь, а наутро ещё и плетьми рассчитаешься.

А пальцы уже скользнули за вырез корсажа, лаская, сжимая, томя...

– Даю слово, – выдохнула, – никаких плетей.

Он потянул ткань вниз, открывая нежную девичью грудь.

По коже пробежал озноб. То ли от ночной прохлады, то ли от того, что должно случиться. А может, ну её эту флейту? Она же её и в глаза ни разу не видела. Но в спину дышало теплом костра, а грудь согревали ласковые поцелуи.

Рука Свинопаса пробрались под юбки, и девушка вздрогнула, когда ладонь сперва погладила, а затем крепко стиснула бедро, настойчиво продвигаясь всё выше.

Принцесса сжала колени.

– Расслабься, – тронул ухо шёпот, и рука скользнула между бёдер.

Она уже и не знала, о чём думать. Жаром обдавало со всех сторон: поцелуи вернулись к губам, одна рука блуждала по телу, а вторая уверенно раздвинула колени, пробуждая внутри стыд и незнакомое томление.

Схватилась за плечи парня, чувствуя, как с каждым мгновением тает сопротивление, уступая место восхитительной сладости. А он привстал, бережно уложил её на плащ, брошенный на землю... На миг отстранился, стягивая с себя рубаху, и снова склонился над девушкой.

– Подожди, – остановила его Принцесса, – а эта твоя флейта... Правду говорят, что она дарит невиданное наслаждение?

По правде говоря, меньше всего на свете ей сейчас думалось об игрушке, просто хотелось ещё хоть на миг оттянуть то, что должно было произойти.

– Вот сама и проверишь, – ответил Свинопас, коленом раздвигая её ноги...

– Но если... А-ах! – все её возражения оборвались стоном. – Э-это...

– Всего лишь палец, – тихо рассмеялся Свинопас, опираясь на локоть и разглядывая изумлённое лицо девушки.

Куда только подевались смущение, гордость, стыд?.. Этот наглец касался её так, что она вмиг забыла о великих предках, чья кровь текла в ней. Наслаждение и желание чего-то большего гнали сейчас эту кровь по венам. И Принцесса, не в силах сдерживаться, подавалась навстречу этому приливу, который словно луна вызывали грубые и одновременно нежные пальцы.

А рука, ласкающая её, вдруг исчезла, превращая желание в пытку. Но парень уже устраивался между бесстыдно раскинутых ног...

Поцелуй подхватил с губ новый стон, выпил и вернул приятным послевкусием. Пламя костра застенчиво трепетало, бросая розовые блики на влажные сплетённые тела. А между этими двумя уже разгорался свой огонь, когда ненасытные, жадные до ласк они пили друг друга, не в силах больше ни сдержаться, ни остановиться.

***

Нежно мерцали раскалённые угли, лишь кое-где ещё вспыхивая уставшими язычками пламени. Двое лежали, завернувшись в плащ. Золотистая головка Принцессы покоилась на плече Свинопаса, но теперь ей было уже всё равно. Рука парня накрыла тонкие девичьи пальцы, нежно поглаживая.

– А эта флейта... – заговорила девушка, – она у тебя с собой?

– Угу.

– Сыграй что-нибудь? – тихо попросила она.

Парень неожиданно смутился.

– Вообще-то я не могу. На ней может играть только девушка.

– Тогда дай я сыграю.

– Ты хочешь сделать это прямо сейчас?

– Хочу сравнить, – пояснила она, – настолько ли велико наслаждение, как все говорят, в сравнении с... – Смутилась. – Ты понял.

– Давай лучше в другой раз, – пробормотал парень и тихо добавил: – Иначе, боюсь, не избежать мне плетей...

– Почему? – насторожилась Принцесса, приподнимая голову.

– Один раз мы уже сыграли с тобой эту мелодию, для первого раза достаточно.

И взяв её руку, потянул вниз.

– Вот она та самая флейта. Если хочешь, позже я научу тебя играть на ней, только... Ой! Не сжимай так сильно! Не то мы останемся совсем без музыки.

Другие работы автора:
+1
89
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...