Обыкновенная магия. Часть 8.

Автор:
Папкова Мария
Обыкновенная магия. Часть 8.
Аннотация:
Кругом одни маги. Лиза, ледяная волшебница. Олег, боевой маг. Алик, управляющий растениями. Марина, мастер амулетов. Юля, призывающая кельпи. Жанна, говорящая с животными. Марат, шаманящий над погодой. И некромант Сергей, его только тут не хватало. Женя с детства любит Жанну, Лиза завидует Ире, Андрей встречается с Ирой, Сергей живёт со старой бабушкой, маму Андрея бросил отец, у Жанны украли во сне крылатого Волка, у Марата всё сложно, Юля всё время спит. Карл у Клары уклар...
Текст:

http://litclubbs.ru/articles/21782-obyknovennaja-magija.html

http://litclubbs.ru/articles/21803-obyknovennaja-magija.html

http://litclubbs.ru/articles/21825-obyknovennaja-magija-chast-3.html

http://litclubbs.ru/articles/21839-obyknovennaja-magija-chast-4.html

http://litclubbs.ru/articles/21860-obyknovennaja-magija-chast-5.html

http://litclubbs.ru/articles/21880-obyknovennaja-magija-chast-6.html

http://litclubbs.ru/articles/21900-obyknovennaja-magija-chast-7.html

Глава восьмая.

О талисманах и интригах.

…Сколько Марина себя помнила, она всегда любила украшения. С самого детства она всё вертелась у зеркала, увешав себя бусиками, цепочками, браслетиками. Бабушка всегда ворчала – кокетка, ох, и кокетка ты, Маринка! Девочка не знала, кто такая – кокетка, но бабушкин тон обижал её. Она надувала губы, снимала ожерелья, цепочки, колечки и медальоны, убирала их в шкатулку, ставила её на столе, а сама шла в угол, обижаться. Но украшения сверкали так заманчиво, что обиды хватало ненадолго. Стоило бабушке отвернуться, как Марина снова стояла у зеркала и унизывала себя любимыми висюльками.

***

Шли годы, и маленькая девочка превратилась в почти взрослую девушку. Но её странное увлечение лишь возросло. Пластмассовый амулет «против гриппа» - маленькая коробочка с чесноком, подаренная сыном старшей сестры. Браслет, на котором позванивало двенадцать крошечных танцующих человечков, изысканная вещица, привезённая мамой из Японии. Железная цепь с маленьким навесным замком… Самые неожиданные вещи можно было теперь найти в той самой, бабушкиной ещё, шкатулке с украшениями. Марина часто сидела по вечерам, перебирая свою коллекцию. Если бы её спросили, зачем ей столько украшений – она бы лишь пожала плечами. Ей и в голову не приходило носить большинство этих вещей «на выход», она прекрасно понимала, какую реакцию одноклассников вызвало бы появление её в школе в крупных бусах из чешского стекла или плетёном из тонких разноцветных полосок кожи ошейнике. Не поймут… Но дома-то её никто не видит. Можно примерить бисерное колье, связать из кружев новый браслет или покатать за щекой янтарную бусину, похожую на леденец «монпасье» на тонком шнурке…

***

Родители дивились новой фантазии Марины – мастерить украшения. Раньше девочка только смотрела на маму грустно-грустно, увидев в магазине заветную бижутерию. Теперь же комната была полна книг по рукоделию, начатых бисерных браслетов, вязаний, деревянных коряг. На Новый год девочка попросила у родителей набор для резьбы по кости. Папа удивился, но возражать не стал. Через несколько дней он мрачно шутил, мол, надо было добавить к подарку упаковку пластырей. В школе после каникул учителя дивились, чем так изрезала руки хрупкая отличница. Марина лишь вежливо улыбалась расспросам, но увлечения не бросила. Теперь каждое утро перед школой девочка выметала из своей комнаты обрывки кожи, ниток, шнурков, верёвочек, ветки разных деревьев, испорченные заготовки костяных амулетов, ненужные части голубиных перьев. Однажды среди мусора оказался даже кончик косы, одному амулету, маленькому нитяному бормотунчику, озорному духу, вроде домового, непременно нужны были торчащее в разные стороны вихры. Марина перестаралась и случайно отстригла лишку. Хорошо, что мама не заметила. Она бы замучила дочку расспросами. Не скажешь ведь правду – во сне приснился такой амулет, значит, таким Марина и должна была его сделать…

***

Девятый «А» веселился, наблюдая за тем, как Марина, загородив Алику пути к отступлению, пытается повесить ему на шею нечто. Алик вяло отбивался. Живенько проходила перемена...

- Марин, что ты придумала ещё? Какой сувенир, душа моя? Нет, конечно, я согласен носить этот предмет на груди, но что скажет общественность? Марин, ну, правда, не надо! Красивая штучка, ага, но я не ношу такой фасончик! Слушай, я Марику пожалуюсь, что ты ко мне пристаёшь. Караууул!!! Ну, зачем ты на меня это нацепила? Что тут, хоть, нарисовано, глаз, что ли, чей-то? Ну, вышито, я ж не разбираюсь. Это от сглаза амулет, боишься, приворожат меня, что ли? То есть как, не знаешь? Ну, ты даёшь. Во сне? Ничего себе, у тебя сны. А мне снилось сегодня, что я колдун и растениями управляю, что ж мне теперь, во всех кабинетах цветы поливать? Какой Женя? Зачем рассказать? Он тоже хочет поливать цветы? Ой, ты меня запутала совсем. Ладно, ладно, не буду снимать. Как там у Гоголя, «храни меня, мой талисман». Ну и что, что Пушкин написал, Гоголь тоже был гениальный поэт. Ага, и прозаик тоже. Ладно, шучу, шучу. Раз тебе это так важно, честное слово, не буду снимать.

***

У Жени тоже была своя нелёгкая забота. Он пытался поговорить с Андреем. И откуда только такие упрямцы берутся…

- Андрей! Андрей, погоди пять сек. Привет. Пока догнал, запыхался. Ты на уроки?

- Да, решил сходить, для разнообразия. Может, что умное скажут. Привет. Женя, правильно?

- Правильно, да. Я хотел с тобой поговорить, это не долго. Мы тут разговаривали по «аське» с Жанной, Юлей, Мариной, Маратом, Олегом…

- Короче. Кто это такие? Я их знаю?

- В принципе, знаешь… Мы вместе на карнавале были.

- Где? А, на дискотеке этой… Я уж и забыл. Ну, разговаривали вы с ними, и что?

- Получается, что нам всем снятся сны, так или иначе связанные с магией.

- Мне не снится магия. Мне снятся кошмары. Я превращаюсь в летучую мышь, и меня убивают. Это подходит?

- Не знаю.

- И я не знаю. Пошёл я на уроки. Удачи в расследовании.

Разговор с Андреем оставил неприятный осадок. Слова, которые Женя так хорошо, вроде бы, подобрал, чтобы быстро объяснить Андрею ситуацию, показались ему вдруг смешными и детскими. Впрочем, и Марат тоже говорил с ним в «аське» вчера свысока, словно их разделяла огромная пропасть лет. Хотя, если подумать, они практически ровесники. Гонора больше, чем разницы в возрасте.

***

Знакомый силуэт в конце коридора отвлёк его от печальных мыслей. Только вот бегать опять приходится.

- Лиза! Иванова, Лиз! Подожди!

За разговор с Лизой Женя практически не волновался. Он знал её лучше, чем остальных, за исключением Жанны, конечно, и Виктора ещё, с которым они совсем мало вроде пообщались вчера, но как будто тысячу лет знакомы. Уже сегодня футбольный матч на перемене обсуждали, так чуть оба на уроки не опоздали, такой спор жаркий завязался. А с Лизой Женя вместе был в «Новых тимуровцах», поэтому особенно не задумывался заранее, как построить разговор. Он не раз общался с Лизой, знал, что она немного зануда, но, в общем-то, нормальная, спокойная девчонка. Там сильнее удивило его, что Лиза даже передёрнулась вся, увидев его. Впрочем, нет, не его – она смотрела за его плечо. Женя невольно обернулся тоже. Чуть поодаль, демонстративно отвернувшись к окну, ждала его Ирина.

- Иванова, ты чего такая дёрганная?
- У меня контрольная сейчас просто. Я не могу долго разговаривать. Что, опять, что ли, делегатов выбираем в школьный совет? Ну, запиши там мои голоса за кого-нибудь… Всё равно, за кого. Я пока особенно не буду ни в чём участвовать, уроков много, не хочется на «четвёрки» сползать.

- Погоди, Лиз, я по другому делу, вообще-то. Я тут… Ну, статью, короче, для стенгазеты делаю. О том, какие сны снятся учащимся нашей школы. Хотел спросить, что тебе снится.

- Думаешь, кто-то про такое читать будет? Мне чаще всего снится, что я у доски отвечаю. Меня спрашивают о чём-то совсем простом, а я не помню.

- Понятно. А про волшебство сны не снятся?

- Нет, Жень, контрольная вот снится. Боюсь. Я пошла, хоть повторю что-нибудь, может быть. Увидимся.

***

Женя пожал плечами и подошёл к Ирине. Было ясно, что она слышала весь разговор.

- Какая-то Лиза пришибленная.

- Ой, она, по-моему, по жизни такая.

- Может быть. Не замечал. У тебя голова сегодня не болит?

- Нет, слава богу. И спала, как убитая. Ничего не снилось. О, вон, Серёга идёт. Будешь его спрашивать про сны?

- Может, ты спросишь? Ты его, всё-таки, лучше знаешь…

- Да откуда ж я-то его лучше знаю, он же в параллельном учится… Ладно, спрошу.

***

Ирина сделала шаг по направлению к бледному темноволосому пареньку, который шёл, погружённый в собственные мысли и музыку в наушниках. Она открыла рот, чтобы задать ему вопрос и дотронулась до его плеча. Паренёк вздрогнул от неожиданности, уронил учебник, который держал в руках и что-то пробормотал себе под нос. Над головой Ирины взорвалась лампочка в люстре, а с потолка посыпалась штукатурка. Ирина завизжала и отпрыгнула к окну. Темноволосый удивлённо посмотрел вверх, поспешно поднял учебник и выпавший из него листок и почти бегом рванул по лестнице вниз прежде, чем Женя успел его остановить.

- Ир, ты в порядке? Тебя ж трясёт всю… Испугалась??

- Мне просто показалось, что это Серёжа сделал.

- Что – это?

- Ну, лампочку взорвал так, что штукатурка даже посыпалась.

- Как бы он это сделал-то?

- Да не знаю я… Кстати, ты не слышал, что он сказал?

- Вроде что-то про бомбу, что ли, я не разобрал.

- Ага, бомбарда… Это из фильма про Гарри Поттера. Помншь?

- Не, не помню этого момента... Фильм смотрел, конечно. Штукатурка – это, наверное, кто-то из старших детство вспомнил, пробежаться по коридору решил. А лампочки то и дело перегорают. Вон, в той люстре тоже не горит. Мне другое интересно, зачем он с собой Жанкину записку таскает?

- А мне показалось, там рисунок был.

- Рисунок. Крылатый волк. Она мне записку написала на уроке, и нарисовала волка этого, который ей снится, а математичка забрала и на столе положила. А теперь записка у Серёги. Странный тип.

- А, может, это другой кто-то рисовал.

- Да ну, что я, почерк её кривой не знаю?

- Ну, может и так. Я что-то так сразу и не могу придумать, зачем ему записка её. Уф, сердце колотится. Ладно, звонок сейчас уже будет. Давай, до следующей перемены.

- Давай. Жанны второй день нету, кстати. Я вчера вечером звонил ей, она опять спала. Давайте, может, к ней сходим сегодня?

- Мы с Андрюшей, вроде, на каток хотели. И потом, что мы, толпой всей к Жанне домой завалимся? Неудобно.

- Да какая толпа. Я, ты, Маринка, может, Олег. Те, кто недалеко живёт. Удобно всё, её мама любит, когда к ней гости приходит. Она не любит её отпускать. В общем, скажи Андрею там, Юле, кого увидишь. После школы, кто хочет, идём к Жанне. А потом можно всем вместе на каток. Я б тоже покатался.

***

Толпы, и правда, не получилось. Кроме перечисленных Женей Олега, Ирины и Марины в к Жанне отправился только молчаливый Андрей. Всю дорогу Ирина что-то щебетала, держа его под руку. Он сдержанно кивал и следил, чтобы увлечённая беседой подружка не поскользнулась и не упала в снег. Недалеко от дома Жанны ребята встретили Марата. Он мотнул головой в сторону Марины, и девушка, извинившись перед ребятами, поспешила к нему. До компании донеслись обрывки её речи:

- Я понимаю, что очень надо. Ну да, сочинение – это серьёзно. Возьми, по учебнику прямо и напиши. Хорошая статья есть в учебнике. Можно переделать, своими словами написать… Ну, не знаю. Ты хочешь, чтобы я написала тебе – так и скажи. Я ещё себе не писала, кстати, тоже. Буду писать, но не сейчас. Марик, ну, мы в гости собрались, я что, на ромашке гадаю, пойду - не пойду? Хочешь, пошли с нами. Мы ненадолго, минут на двадцать. Можешь во дворе подождать, если хочешь. А потом нормальные люди на каток пойдут, а мы с тобой сочинение писать. Годится так?

В результате к подъезду ребята подошли всё-таки вшестером. Но ни Андрей, ни Марат в квартиру не пошли, оставшись на лавочке во дворе, очищенной от снега, дышать свежим воздухом и разговаривать о музыке.

***

Это была Маринина идея. Почему-то ей казалось, что ребята очень похожи и легко смогут найти общий язык. Кажется, она ошиблась. Сначала ребята просто молча стояли у подъезда. Потом стояли, переминаясь с ноги на ногу. Наконец Андрею надоело молчать, и он вопросительно взглянул на Марата.

- Чего-то они долго уже…

- Марика сказала, минут двадцать. Минут десять прошло только.

- Как ты её зовёшь???

- Ну, Марика, а что?

- Никогда не слышал просто такого имени.

- Имя как имя.

Ребята покружили у подъезда. Стоять было холодно.

- А к кому они пошли вообще?

- Да к Жанне… Знаешь, такая… Рыжая, высокая девчонка из седьмого. Она ещё на всех линейках рассказывает, кто на переменах бегал, всё такое.

- А… Понял, к кому. Иришка говорила… Ей какие-то сны чудные снятся, вроде. И Иришке тоже.

- Иришка – это та, что с распущенными светлыми волосами, без шапки?

- Ага.

- Твоя девушка, что ли?

- Типа того.

- Красивая.

- Ага.

На некоторое время снова воцарилось молчание. Марат достал плейер с наушниками и вопросительно взглянул на Андрея.

- Ты «Касту» слушаешь?

- Да не особо как-то… А ты «Кредлов»?

- Да чего-то тоже как-то так…

Разговор о музыке увял, не успев начаться. Несколько минут Марат разглядывал серые облака, мысленно приказывая им просыпаться снежной крупой. Это ему не удалось, и он, разозлившись, кинул снежком в облезлого котёнка.

- И зачем?

- Чего - зачем?

- Снегом в него зачем?

- А что, нельзя, что ли?

- Можно всё. Даже убивать можно. Если есть, за что убивать. А ты в него снегом просто так кинул.

- Если такой любитель животных, возьми домой его. Гладить и жалеть все мастера. А, раз домой не берёшь, пусть привыкает на улице жить и бояться таких придурков, как я. Понял?

Андрей ничего не ответил, развернулся и пошёл прочь. Марат разозлился ещё сильнее и стукнул кулаком по ближайшей липе так, что с неё посыпался снег. Вот незадача. Из-за какого-то котёнка…

***

Дверь в подъезд открылась, и из него, переговариваясь, вышли Марина, Олег, Женя и Ирина. Олег, по обыкновению, молчал, то ли стеснялся, то ли просто думал о чём-то своём, а остальные трое оживлённо беседовали.

- Ну, как гости? – спросил у них Марат, присоединившись к компании.

- Нормально. Жанна совсем болеет, говорит как-то странно…

- А где… Андрей? – Ирина стояла, удивлённо озираясь по сторонам.

- Ирин, мы с ним поругались, по ходу. Из-за ерунды… И он ушёл. Ничего не сказал.

- Понятно. И телефон опять отключили мы? Прекрасно вообще…

- Может, тебя проводить?

- Не надо… Ничего не сказал, точно? Всё понятно. Всем пока.

Ирина сердито сжала губы и направилась к остановке, клацая кнопками телефона.

Все неловко примолкли, глядя ей вслед.

- Может, всё-таки проводить её? – неуверенно сказал Женя.

- Ну, говорит, не надо, значит, не надо. Марика, а что там Жанна говорит-то такого странного?

- Ой, много чего. Она, главное, описывает так, как будто взаправду всё. Как будто ей не сны снятся про магию, а по-настоящему у неё щенок пропал. Волкан, вспомнила.

Вроде волка, но крылатый. Говорит, что она его должна найти скорее, поэтому спит всё время и ищет во сне. Плачет даже, ужас просто какой-то. Мы решили, что, раз нам всем снится про одно и то же место, сегодня попробуем во сне там её щенка поискать. И ты ищи. Вот, как ложишься спать, представляй себе, слева лес, справа река, впереди на горизонте башня, вроде, какая-то, Олежке вроде она снилась. А мне, может, опять приснится какая-нибудь штучка, которую я должна сделать, вроде как талисман. Ну, посмейся, посмейся. Тебе Аль ещё не жаловался, как я его доставала, чтобы он на шею мою вышитую штучку повесил? Уговорила ведь… Ты, кстати, носишь фенечку, которую я тебе подарила?

- Да ношу время от времени… Но вот терзают меня крупные сомнения, что она мне поможет сочинение писать.

- Ой. Точно. Всем пока. Мы пошли писать сочинение по Бунину. Увидимся во сне!

Марат потянул Марину к остановке, и они бегом рванули к подъехавшей «маршрутке». А Олег и Женя остались в растерянности стоять посреди заснеженной улицы.

- Что-то, я так понимаю, каток отменяется?

- Да, похоже на то. Тем более, снег пошёл. Мелкий, противный, типа крупы. Бррр. Ну, пока.

- Увидимся.

***

Шаману снилось, будто он, как в детстве, лепит из облаков огромные фигуры. Сумбурный сон был, странный. Шут гороховый этот там был… Эмарик… Прикольная дуэль получилась, ничего не скажешь, но Марат лучше с Эндрю бы сразился. Тот, сразу видно, пацан серьёзный, за себя постоять может. Серёга этот какой-то весь неопасный, одна бутафория на уме. Бормочет себе под нос что-то, кастует всякую ерунду. То птичек выпускает, то предметами швыряется, то туман сгущает в силуэт меча и пытается им ткнуть в Марата. При этом глаза зажмуривает. Смех, да и только. Один раз только он чуть не выиграл, когда вихрем Марата сбил с ног. Марат оступился, и Серёга его почти достал мечом. Если б он умел им хоть чуть-чуть пользоваться ещё. А то слепил непонятно что, то ли стилет, то ли ятаган, баланс не продумал. Лепить из тумана тяжело, Марат как никто другой это знает. Марат самый лёгкий ветерок позвал, так Серёга едва устоял на ногах и, конечно, без меча остался. Сразу занервничал, стал было новый меч лепить, но тут его этот, в чёрном, остановил. Хватит, говорит, на магию энергию расходовать, а то на жизнь сил не останется. Серёга, правда, трепыхался, но этот, в чёрном, видно, не первый день его учит. Послушался всё-таки эмарик, хоть и надулся. Не, дурной он какой-то, всё-таки. И в жизни, и тут. Марат, конечно, и сам безбашенный, но не до такой же степени. Потом этот, в чёрном, попросил Марата показать, как тот облаками управляет. И почему-то очень веселился, когда Марат слепил волка с крыльями и заставил его кружить вокруг шпиля Тёмной Башни. Что он смешного такого сделал, интересно? Впрочем, ладно, это потом выяснить можно. Сейчас главное, следить, чтобы волк не растаял, а то, вон, хвост уже расползается.

+3
79
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Михаил Кузнецов