Сидящий по Правую Руку

Автор:
Estellan
Сидящий по Правую Руку
Аннотация:
​Темнота ткала свои сети, уплотняя их, превращая в полноценное покрывало. Тени наползали из углов, струились от порога, закрывали собой свет, струящийся от светильника. Это была не простая темнота, не обычная. Эта темнота была враждебной, холодной, пахнущей мокрой землей и свежевыпавшим снегом.
Текст:

Темнота ткала свои сети, уплотняя их, превращая в полноценное покрывало. Тени наползали из углов, струились от порога, закрывали собой свет, струящийся от светильника. Это была не простая темнота, не обычная. Эта темнота была враждебной, холодной, пахнущей мокрой землей и свежевыпавшим снегом.

Казалось, я не засыпал, но все же не смог понять, когда именно она появилась. Приподнялся, насторожившись, потянулся к оружию, стоящему у изголовья. Все было как обычно, но все же… что-то было совсем не так. Даже теплый бок Хёдд и сопение крошечного Ансгара доносились до меня словно через завесу.
- Сидящий по Правую Руку… - зашептала темнота разом изо всех углов.
- Кто… - договорить я не успел, из темноты, вдруг сгустившейся у двери, вдруг выступил Бьёрг. Бьёрг – Сидящий по Левую Руку. Он был собою и в то же время – не был. Синюшная кожа, какая-то заиндевевшая борода и глаза… глаза отчетливо светились синим в полумраке. «Драугр», - осенило меня, но…
- Бьёрг? Бьёрг, ты не мог стать драугром. Мы сожгли тебя. Мы никого не хороним на этом проклятом острове, - я схватил меч, понимая, что против этой нежити он бесполезен. Да и как мог мертвец попасть в дом? Что случилось на стенах? А на улице поселения? Надо встать, но ноги не слушаются, как отнялись. Меня прошиб холодный пот.

Стоящий напротив, мертвец рассмеялся сухим, каким-то клацающим смехом.
- Я не драугр, не оживший мертвец. Но тебе это мало чем поможет. Она помнит, Рэгнволд, она все помнит. Она не прощает. Она отправила меня, предупредить тебя. Ты заплатишь за то, что убил ее жреца. Вы все заплатите, и ты, и Хёдд и ваш щенок. Никто не уйдет с этого острова живым, - призрак снова рассмеялся и приблизился, протянул ко мне руку, а я не мог даже взмахнуть мечом, чтобы отогнать его. – Она заберет вас всех, одного за другим.
Бьёрг приблизился настолько, что я чувствовал исходящий от него холод, видел, как по его руке стали спускаться кристаллы льда, и нестерпимое жжение, когда он прижал ладонь к моей груди и лед стал сползать, распространяясь по моему телу. Казалось, что холод проникает все глубже, стремясь добраться до сердца.
- Она уже вышла на охоту… беда идет за тобой с большой земли, - прошептал мертвец, а я почувствовал, как ледяные иглы разом вонзились во все внутренности.

И проснулся. Разом, махом сев на кровати. Все прошло. Не было ни ледяной темноты, ни обжигающе-холодного дыхания, ни следов мертвеца на полу. Только сердце быстро колотилось в груди. Приснилось?
В дверь постучали.
- Рэгнволд, ярл вернулся. Хочет поговорить.
- Сейчас буду.
Ингольв вернулся? Это хорошо. Надеюсь, он привез добрые вести. За последнюю пару лет мы освоились на острове, восстановили поселение, набрали людей и построили еще несколько кораблей. Можно сказать, процветали. Впервые, за последний десяток лет. Если он смог наладить отношения с ярлом Белой Бухты, дела у нас должны пойти еще лучше.

Однако когда я зашел в покои ярла, настроения там были скорее сумрачными. Снор, новый Сидящий по Левую Руку, уже был там.
- Ингольв?
- Рэгнволд, хорошо, что ты здесь. У меня новости.
- Ты договорился с Белой Бухтой?
- Да. Но потом пришлось встретиться с конунгом.
- Которым?
- Торольв сейчас конунг в нашем фюльке.
- Торольв?
- Да. И он хочет как минимум сорок наших воинов для своей дружины. И три корабля.
- Торольв свихнулся? Зачем?
- Это будет решаться на военном совете. Он собирает десять ярлов этих земель с их дружинами, для войны с конунгом Ульвом. Он знает, что у нас людей мало, поэтому требует всего сорок воинов. Ярл Эйрик дает ему сотню.
- Мы сейчас не вытянем войну. Сорок воинов, это больше половины наших людей, способных держать в руках оружие. Ты не можешь…
- Рэгнволд, мы сейчас не в той ситуации, чтобы открыто противостоять конунгу. Через два дня мы должны явиться на совет. Сидящий по Левую руку останется на острове, ты плывешь со мной. Торольв хочет тебя видеть лично.
- Но…
- Ты плывешь со мной, я сказал! А теперь иди, я должен отдать распоряжения Снору, - ярл отвернулся, давая понять, что разговор окончен. Коротко кивнув ему, я выскользнул за дверь.

Два дня на сборы? Как и любой воин, я могу собраться за полчаса для полноценного похода. Тревожило другое. С чего вдруг Торольв захотел меня видеть? И… придется уехать, оставив Хёдд и Ансгара здесь одних? Без защиты? Сорок воинов. Конечно, кто-то останется для защиты поселения от драугров нет-нет, но все равно совершающих набеги на нас. Не знаю, откуда они берутся. Казалось, что мы уничтожили всех, бывших на острове. Возможно, новых приносит море, а оживляет магия Хель, живущая на острове даже после того, как мы уничтожили святилище и разрушили ее храм. И опять же… этот странный сон. Предвестник войны?

Большой Зал Торольва был величественен. Полноценная крепость, обнесенная крепким частоколом, высотой в три этажа, крыша возвышалась над верхушками деревьев, и трудно было сказать, из чего она сложена. Дружина разрослась, как и поселение у подножия крепости. Много людей, большая ответственность, огромные заботы. Сейчас людей было еще больше. Каждый явившийся ярл привез как минимум по десятку своих лучших воинов, чтобы произвести впечатление на конунга. Это и тревожило. В свое время я знал многих из дружины Торольва. Но теперь… пока что на глаза не попадалось ни одного знакомого лица.

Ярлы собрались в зале, во главе с Торольвом. Кроме меня было еще трое Сидящих по Правую Руку, и мы постарались слиться с охраной, тем не менее, невольно слушая то, о чем говорили правители, но не имея права высказаться. То, что предлагал Торольв было сродни самоубийству. Массовому. Он собрался пойти войной на соседнего конунга, но что может быть глупее начала войны осенью? Собрать всех воинов, что могут драться для того, чтобы разграбить соседа? А что дальше? Поля останутся неубраны, запасы не сделаны и не факт, что у соседа получится отвоевать хоть что-то из запасов. К тому же… под началом Ульва как минимум два десятка ярлов. И не мелких, собранных по побережью, они сытые, у них много людей и много добычи. Это глупость.

Некоторые ярлы дублировали мои мысли, но конунг был непреклонен. Так и не придя к решению, правители стали расходиться уже глубокой ночью. Я направился за Ингольвом, когда на мое плечо опустилась рука. Крепкая и холодная.
- Рэгнволд, задержись.
Остальные ушли, а следом Торольв отослал жестом и охрану. Настолько приватный разговор, что о нем нельзя знать и моему ярлу?

Только теперь я смог в полной мере рассмотреть конунга. Торольв изрядно изменился. В свое время я успел послужить у него несколько лет в дружине. Не то, чтобы я хорошо его знал, но сейчас он выглядел даже моложе, чем пять лет назад. Куда-то исчезли самые заметные морщины, из волос пропали серебряные нити, но особенно изменились глаза. Сейчас они казались черными. Невольно вспомнился мальчишка-жрец. У того тоже были черные глаза. На мгновение показалось, что Торольв смотрит на меня его глазами. Глазами мальчишки и старика одновременно. Мороз забрался за ворот и пробежался по позвоночнику.
- Ты хотел о чем-то со мной поговорить, конунг? – последнее слово прозвучало не слишком убедительно. Мы оба знали, что королевской крови в Торольве не больше, чем во мне. Но, вот он стоит передо мной, конунг, а я – Сидящий по Правую Руку у ярла на мелком островке, с населением в сотню человек, из которых только половина – толковые воины.

- Да, хотел, - его пальцы сильнее стиснули плечо, и мне показалось, что прямо из них вдруг проросли ледяные иглы и вгрызлись в кости. Пальцы на руке онемели. – Я слышал, что ты служишь Ингольву и попросил его привезти тебя. Сейчас мне нужны умелые воины и толковые советники. Назревает война, и у меня освободилось место Сидящего по Правую Руку. Здесь.

- Очень заманчиво, но я откажусь. То, что ты задумал, это самоубийство, Торольв. Я не поведу людей на верную смерть, в этой войне мы все проиграем. И если у ярлов на большой земле еще есть шанс выкарабкаться в случае поражения, то нас эта война прикончит. Не впутывай моего ярла в это самоубийство.

- Ты забываешься, Рэгнволд. Я – твой конунг, а ты смеешь мне перечить? – я не успел заметить, как он выхватил меч, лишь внезапно ощутил, как холодная сталь коснулась шеи. Скосил взгляд. Сталь сплошь усеивали мелкие кристаллики льда. – На колени.

Опустившись на колено, в ответ я поднял взгляд к лицу Торольва. Его глаза засветились синим или показалось? А еще стало как-то темнее? Вроде бы очаг горит так же, светильники тоже не гасли, только откуда-то из углов наползает темнота, протягивая к нам свои щупальца. И эта темнота дышит холодом.

- Ты можешь меня убить, Торольв, но не сможешь заставить подчиниться. И ты знаешь об этом.
Клинок дрогнул, рассекая кожу. Кристаллики льда сползли с лезвия, замораживая выступившие капли крови, забираясь под кожу.
- Ты прав. Я не могу заставить тебя подчиниться, но я могу заставить твоего ярла. Он сейчас в не самом выгодном положении, - однозначно, его глаза засветились синим. Темнота сгустилась, и я теперь видел их. Наверное несколько десятков, холодных, безвольных, мертвых. Я узнал Бьёрна, Альрика, Бранда, Йорана и еще нескольких. Некоторые погибли в море, некоторые в бою, Бранд пропал в одном из походов. А теперь они все были здесь. – Ты ведь видишь их?
- Вижу, - только неудобная позиция не позволяла мне удрать из зала, схватить ярла подмышку и убежать на остров, чтобы в течение суток вместе с ним переехать куда-нибудь к Белым Берегам. – Это твоя цель? Собрать армию мертвецов?
- Плюсы мертвецов в том, что в случае войны их становится только больше. Им не нужна еда, не нужна вода, не нужен отдых. Я могу напасть на твой остров, и тогда в мои войска войдут не сорок воинов, а все до единого. Включая тебя. С каждым боем моя армия будет расти, совсем скоро мне будет не указ ни Ульв, ни Троймир, ни сам Один.
- На Одина ты бы все же не замахивался. Сила Хель, конечно, велика, но и она не всемогуща.
- Я знаю. Ты убил ее жреца, осквернил ее святилище и разрушил храм. У Хель на тебя особенно длинный зуб, Рэгнволд. Как и на всех твоих людей.

Мертвецы приближались, они стягивались кольцом и остановились лишь у границы света от круглого очага. Иней уже стелился по полу, холод кусался через одежду, но шевелиться я не решился, слишком плотно к горлу прижимается ледяной клинок.
- Если ты знаешь это, то ты так же знаешь, почему мы это сделали.
- Вы вломились на чужую землю, Сидящий по Правую Руку, и навели свои порядки, уничтожили слуг, испортили чужую работу. Она жаждет вашей крови.
- Чего ты хочешь, Торольв?
- Я уже сказал, ты станешь моим Сидящим по Правую Руку. Ты поведешь мою дружину в бой, и вы постараетесь, умирая, захватить с собой как можно больше вражеских воинов, для пополнения моей мертвой дружины и усиления моей власти.
- Хорошо, - я склонил голову, чтобы Торольв не увидел огня в моих глазах. Не позволю. Никогда не позволю Хель пировать на чужих жизнях. Никогда не поведу людей на верную смерть, но сейчас ему знать об этом нет смысла. Если я продолжу упираться, он убьет меня и найдет другого Сидящего по Правую Руку. А это – конец. Он уничтожит жизнь в этих краях так же, как Хель уничтожила его душу.

+3
103
01:37
+1
Здравствуйте!
Это завязка. )
Появилось ощущение, что дальше ещё много событий ожидается. ))
21:30
Здравствуйте)
Да, это первая часть. Вторая в пути)
07:07
+1
На мой взгляд, это законченный рассказ. К нему может быть цикл, но сам он оставляет фантазии как раз тот простор, который нужен. Понравились титулы. Сидящий по Правую руку. Это должен быть живой, наверное. А по Левую руку мёртвый.
21:32
У меня задумывалось, что Сидящий по Правую Руку — первый зам Ярла, а Сидящий по Левую Руку — второй зам))
23:34
+1
Прям очень хорошо, мне понравилось. Давно не было тематики викингов, а тут еще с их мифологией. надеюсь история получит продолжение
21:32
Благодарю)) Да, есть вторая часть, и в планах предыстория)
Загрузка...
Илона Левина №1