Розы в снегу.

Автор:
Шаукят Айнетдинов
Розы в снегу.
Аннотация:
Встреча в заснеженном аэропорту двух взрослых людей, когда то без ума влюбленных в друг друга.
Текст:

Ну и воет вьюга, вот завелась... И снег бьется в огромные окна, липнет на секунду, создавая понятные только ему узоры, и тут же вновь кидается вслед за ветром, будто играя и поддаваясь его дикому напору…

- Уже первый час ночи,- пронеслось в усталой голове, и опять мысли отступили под влиянием сна, она попыталась устроиться по удобнее в кресле – да куда там…

Даже депутатский зал не предусматривал кресла для сна, а так, больше для красоты, но здесь хотя бы не было того постоянного гула вокзалов, и не сновали бесконечные потоки пассажиров.

Но все же сон постепенно обволакивал ее сознание, измученное тревогой и ожиданием долгожданного объявления посадки, – до которой, похоже, еще ждать и ждать, судя по погоде за окном. А мысль, о начале конференции в 11 утра, где то свербила, как зубная боль, мешала окончательно отключиться. Полгода подготовки, письма, звонки – все на нервах, и наконец, долгожданное приглашение с докладом на всероссийскую конференцию и на тебе, сиди в аэропорту дозаправки.

…и откуда только взялась эта непогода на мою голову,- в отчаянии весь день билась мысль в ее висках, не находя ответа. Конечно, шестнадцать часов, пусть даже и в депутатском зале, непросто перенести. А ведь впереди еще конференция, доклад перед пятьюстами делегатами со всей страны – до начала осталось только десять часов, а она еще в двух часах лета от Москвы, успеть бы в гостиницу, переодеться и к открытию – такие мысли вперемешку с улыбками сына, и капризами дочери проносились под свист вьюги…

…она бежала по улице, непрерывно смеясь, а солнце отчаянно заливало, казалось не только всю улицу, деревья, но и ее всю насквозь – такое непереносимое чувство счастья переполняло сердце, готовое выскочить из груди, то ли от бега, то ли от тех его слов…

…и этот запах первоцветов забивался в легкие, мешая дышать, и еще сильнее прыгало неокрепшее девчоночье сердце…

- Уважаемые пассажиры! По метеоусловиям нашего аэропорта все вылеты и прилеты задерживаются до трех часов…- монотонный голос диспетчера пытался вырвать ее из того счастливого сна, обрушившегося так некстати…

Как не хочется открывать глаза, да и диктор разрешил еще подремать, вот только что-то мешало, что-то кололо в глубине, может осколки сна, да нет - сон уже исчез, да что же это?!

Подожди, подожди – этого же не было до провала, это же наяву так пахнут цветы!!!

Не открывая глаз, она еще раз попыталась отогнать от себя этот запах, как сон, но нет, он окружил ее и не отступал. Придется открыть глаза – ничего не поделаешь: чуть подсобравшись, она проснулась – на столике перед ней в ведерке стоял огромный букет цветов, от которых и шел этот запах той весны…

- Простите, я, наверное, Вас разбудил, просто больше свободных мест не было - он, что-то еще говорил, но она уже не понимала их смысл, не в силах оторвать глаз от его лица…

- Саша, ты?!!! – шепот сорвался с ее губ, упал на цветы, и попытался там скрыться…

Но и он уже смотрел в ее глаза и медленно превращался из незнакомца в того самого пацана из недавнего сна, хотя взрослые черты не очень то охотно отступали…

- Алька… ты, какими судьбами? – через сто лет (мгновения) он сумел взять себя в руки…

- Да погода, будь она неладна, у нас здесь дозаправка, и вот застряли почти на сутки - она тоже медленно, но справлялась с собой, той девчонкой из цветочной весны…

- Ты в Москву?- почти утверждая, спросил, и сразу добавил:

- Я тоже туда же, но у меня сразу самолет дальше…

- Да-да, в Москву с докладом,- (господи, что я говорю)…

Он привстал, посмотрел в сторону буфета, махнул рукой и спросил:

- Ты что будешь? Тут неплохой коньяк, да и вино из Франции найдут,-

- Да мне утром выступать в Москве,- неуверенно прошептала, зная, что он все равно сделает по своему, и она невольно примет его решение…

Он встал и пошел навстречу к официантке, спешащей к их уголку и они, встретившись, стали о чем - то говорить. Было видно, что он здесь чувствует себя хозяином положения, с кем-то еще поздоровался, кому то кивнул и пошел с официанткой.

…Господи, дай же вспомнить, сколько же прошло с того лета, когда солнечные брызги достигали нас везде, при любой погоде…

…Похоже, прошло всего (а может уже) 17 лет. А как он возмужал, пацан пацаном ведь был, да и я не лучше, наверно была, господи – какие мы дети были, глупые, счастливые донельзя, - мысли крутились и никак не могли собраться, остановиться…

А он уже шел назад, нес какую-то посуду, кому то еще зале кивал, господи, важный какой!

…так почему же мы расстались тогда, ведь тех солнечных брызг не было

больше, все было и есть, улыбки сына, сдвинутые брови дочери, глаза мужа?!

Он что-то спрашивает, ах, да – да, конечно она будет и кофе тоже…

- Извини, я тебя не видел лет двадцать,- (нет, родной – семнадцать)…

- Ты здесь живешь?- (я же не это хочу знать!!!),

- Да нет, мой трест здесь строит новый завод,- (его трест, ага),

Он налил чуть- чуть коньяка в фужеры, протянул ей со словами:

- Мы же еще никогда не пили с тобой, давай чокнемся что-ли,

(я сейчас совсем чокнусь!!!)

Они слегка коснулись бокалами, звон чуть пробежал по залу и спрятался…

- А ты где живешь, я же тебя после свадьбы ни разу не видел, да и не слышал про тебя, я же ни с кем из наших ребят не общаюсь, просто некогда…-

- Да за Уралом мы, Сашенька,- (господи, да оторви ты мне язык, какой он мне Сашенька!!! Хотя, тот пацан все равно мой)…

Он еще раз налил в фужеры, поднял свои бездонные глаза, и тихо сказал:

- Давай Аль, выпьем за нас, за тех, влюбленных детей…-

легкий звон бокалов, - а я ведь так тогда и не решился тебя поцеловать…- (ну и дурак).

- Извини, глупый вопрос, а кому цветы?- (да, отпусти же ты, и так еле дышу)…-

она с трудом перевела дыхание, как будто от его ответа зависело такое…

- Завтра, нет, уже сегодня, дочери семь лет, вот и везу цветы…-

(а мне ты, таких цветов, да и никаких не дарил, хотя откуда они там, в детстве)…

- Она похожа на тебя?-

- Больше волосами, такие же непослушные, копна, все пытается их выпрямить,-

- Вот глупышка, мы все пытаемся их завивать, а она…-

- А у тебя дети?- он взял бутерброд, и положил обратно, рука чуть заметно дрожала…

- Сын, уже четырнадцать, и дочке – двенадцать...-

- Умницы? Как ты?-

(вот сволочь, все издевается, хотя глаза вроде не смеются. Нет – ну каков, приперся посреди ночи, разбудил…)

- Да хорошие дети, а у тебя одна дочь?- она уже справилась с собой.

Он взял бутылку и еще плеснул чуть-чуть, рука уже не дрожала:

- Сынишка еще, только два исполнилось.-

- Давай за детей выпьем, за наших.-

Они просидели еще долго, отводя душу общением, только под утро погода отпустила их, и не знали они, что в следующий раз судьба столкнет их только через пятнадцать лет. Еще долго каждый из них будет перебирать мгновения этой встречи, словно пытаясь найти ответ на вопрос – но почему???!!!

0
58
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Константин Нормаер