Обыкновенная магия. Часть 13.

Автор:
Папкова Мария
Обыкновенная магия. Часть 13.
Аннотация:
Напомню, что из себя представляют в реальности главные герои. Марат, поэт-репер. Марина, дружелюбная рукодельница. Алик, мальчик-инвалид. Андрей, злостный прогульщик. Сергей, мальчик-эмо. Виктор, любитель турпоходов и песен под гитару. Ирина, хрупкое создание. Лиза, ещё одно хрупкое создание. Юля, ещё одно хрупкое создание. Девочки - они такие девочки. Жанна, любительница котят и щенков. Женя, активист "новых тимуровцев". Олег, типа спортсмен. Малосимпатичные какие-то личности.
Текст:

http://litclubbs.ru/articles/21782-obyknovennaja-magija.html

http://litclubbs.ru/articles/21803-obyknovennaja-magija.html

http://litclubbs.ru/articles/21825-obyknovennaja-magija-chast-3.html

http://litclubbs.ru/articles/21839-obyknovennaja-magija-chast-4.html

http://litclubbs.ru/articles/21860-obyknovennaja-magija-chast-5.html

http://litclubbs.ru/articles/21880-obyknovennaja-magija-chast-6.html

http://litclubbs.ru/articles/21900-obyknovennaja-magija-chast-7.html

http://litclubbs.ru/articles/21922-obyknovennaja-magija-chast-8.html

http://litclubbs.ru/articles/21938-obyknovennaja-magija-chast-9.html

http://litclubbs.ru/articles/21956-obyknovennaja-magija-chast-10.html

http://litclubbs.ru/articles/21977-obyknovennaja-magija-chast-11.html

http://litclubbs.ru/articles/21992-obyknovennaja-magija-chast-12.html

Глава тринадцатая.

О метких стрелках и странных големах.

Мам оставила обед на плите. Женя разогревал суп,. когда домашний телефон зазвонил. Снимать трубку не хотелось. Обычно ему звонили на сотовый телефон. Хотя всё равно интересно, кто звонит. Женя снял трубку и выжидающе посмотрел на неё:

- Ну?

- Алло, а Женю можно? – спросила благовоспитанная трубка.

- - Я тут.

- Слушай, Евген, приходи часов в шесть на пустырь за школой. У меня идея есть.

- Чего есть?

- Ну, идея. Давай, короче, до шести. Ты хоть понял, кто звонит? Это Виктор из восьмого «Б».

- Вить, ты, что ли? А чего не в «аське»?

- Да денег нет на счету, посидел, называется, в Интернете. Минус сто тридцать рублей стало. В общем, до вечера давай.

***

Женя ждал Виктора, дул на замёрзшие руки. Пустырь за школой был завален битым кирпичом. Лет пять назад там затеяли строить новые мастерские, но тут сын спонсора неожиданно закончил школу. Строительство отложили для лучших времён. Темнело рано. Уроки в школе закончились, и окна гасли одно за другим. Не то, чтобы Жене было страшно, но, определённо, неуютно. Тёмная фигура, вынырнувшая откуда-то слева, заставила его вздрогнуть от неожиданности.

- Прива, брат. Ты чего дёрганый такой? – удивился Виктор.

- Да это после вчерашнего катания на лошадках. Я до сих пор ещё не отошёл. Они так выли, хуже собак.

- Да? А я не обратил внимания. Да забудь ты о них! Смотри, что у меня есть! Он показал Жене большой пакет, набитый теннисными мячиками.

- Прикольно, - неуверенно похвалил его Женя. – А зачем они?

- Как – зачем? Ты ж сам рассказывал - у тебя файеры летают, как попало. А надо, чтобы по цели попадал. Даже в темноте полной, на звук движения!

- Витёк, ты чего? Я файеры не умею наколдовывать! Это во сне я крутой маг, а тут я не сплю, честное слово!

- Евген, не тупи. Ты будешь кидать не файеры, а мячики. Зачем бы я их тащил сюда, по-твоему?

- Всё равно не понял. Они же растеряются все!

- Растеряются и растеряются. Я их у отца взял со склада. У них с другом что-то вроде игрушечного магазина, привезли эти мячики, а они бракованные оказались. Им всё равно их утилизировать, на них дождь попал. Они окрасились все, даже руки пачкают. А целиться тебе не надо, будешь на звук пулять. Я бегать буду и топать. А ты давай, тренируйся, старайся в меня попасть.

- Так, а целиться-то как, темно же!

- Так ты не целься, а на звук кидай. Пускай от стен отскакивает и в меня попадает.

- Как скажешь. Но я не попаду, это сто процентов.

Женя кидал мячи от груди, из-за плеча, рикошетом. Мячи улетали в никуда, шлёпаясь в снег. Вот, стараясь попасть туда, откуда послышался шорох, он в очередной раз кинул кручёный мяч. Мяч ударился обо что-то большое, пустое внутри и, как оказалось, хрупкое. Оно закачалось и с грохотом рухнуло на землю.

- Не понял… Ты во что попал, в стекло, что ли? Или стенка такая тонкая была, что пробил?

Виктор вынырнул из тени совсем не оттуда, куда Женя кидал мяч, и нажал подсветку на сотовом телефоне. С удивлением мальчики разглядывали рассыпавшиеся на снегу комья глины и земли.

- Откуда тут земля, не пойму… Ой, глянь, рука, что ли… Ничего себе ручка, с мою голову… Евген, а ты не помнишь, разве памятники пустые внутри бывают?

Виктор с удивлением поднял с земли огромную кисть руки, похожую на часть статуи.

- Не знаю, Витёк… Чего-то я не помню, чтобы у нас во дворе школы была статуя. А еще, мне кажется, что она двигалась. Ты не смейся, только пойдём лучше отсюда. Хочешь, пошли ко мне, у меня инет - безлимитка, влезем, почитаем, что там про пустые внутри статуи есть.

***

Экран компьютера мирно помигивал, Женя и Витя грелись чаем. Приблизив лица к монитору, они выхватывали глазами строчки из текста:

- Смотри, может, вот это? «Ходячая статуя (The Walking Statue): Один из восьми (хотя некоторые говорят, что их больше 9) тридцатиметровых големов, созданных, чтобы устранить пробелы в защите города».

- Ты это где нашёл такое? Да ну, это типа путеводителя что-то. А что такое голем, давай глянем.

- «Голем — глиняный великан, которого, по легенде, создали для защиты еврейского народа». Точно, он. «Изготовлен он из глины для исполнения разных «чёрных» работ и трудных поручений. Исполнив своё задание, голем превращается в прах». Не понял… То есть, он не от мячика рассыпался, а сам, что ли?

- Не, ну, мы ж не знаем, зачем его посылали, может, он нас напугать должен был, чтобы мы в башню к Хозяину Снов этому самому не лезли. А. может, ты просто удачно ему мячом вломил. В какое-нибудь интересное место…

- «Существует множество способов оживления големов. Среди них стоит упомянуть приклеивание на лоб голема таблички или записки с именем владельца». Эх, надо было поискать, может, записка была – тут бы и узнали, кто нас так любит.

- Угу, пошли, вернёмся. А вот, глянь, что я нашёл. «Големы часто присутствуют в современной литературе жанра фэнтези. Здесь они представляют собой изначально неживых человекоподобных существ, собранных из какого-либо материала (глины, дерева, камня) и оживлённых с помощью магии. Как правило, они подчиняются и полностью контролируются создавшими их волшебниками». Слышь, Евген, он не сам пришёл, я так понимаю. Его послал кто-то.

- Витёк, ты, знаешь что, не надо вот этого… Послал кто-то. И так не по себе. Ты домой-то пойдёшь, а то, хочешь, позвони родителям и у меня оставайся, мне разрешают, чтобы друзья ночевали у меня иногда.

- Да мне тут идти два шага, не выдумывай. Короче, встречаемся всё там же. Главное, ты теперь быстро на звук пулять научился. Раз мячами получилось, то и файерами сможешь. Кстати, тебе твоя Жаннетта звонила?

- Она не моя. Мы друзья, вообще-то. Звонила. Они вроде с девочками что-то обсуждали, только Лизка с Ирой вроде опять сцепились, кто колдовать будет. Короче, так ни до чего не договорились, надулись и разошлись.

- Я вообще не пойму, чего Ирина с Лизкой всё время ссорится, хорошая девчонка она, вроде.

- Ира ссорится? Никогда не замечал. По-моему, это Лиза капризничает всё время. Хотя кто их разберёт. Ой, ладно, пошли спать.

***

«Пойдём спать» - смысл этой фразы стал маленькой тайной компании ребят. Жанна, Лиза и Олег возвращались с катка румяные и весёлые. Их родители последние дни не могли нарадоваться тому, что их дети по вечерам не сидят за компьютерами допоздна, вовремя возвращаются домой и поскорее стараются лечь спать. Обычно для матери нет зрелища прекраснее, чем её спокойно спящий ребёнок. Но бывают исключения...

Мама Алика, сидя в больничной палате у кровати сына, с тревогой смотрела в его осунувшееся лицо. Только сегодня его выписали из реанимации, но всё равно, теперь они с отцом посменно дежурили у его кровати, боясь, что приступ опять начнётся во сне. Бедный мальчик, за что ж ему такие мучения… Пусть спит. Подвеску свою в руке держит, надо же. И ведь не заберёшь – талисман, девочка подарила. Ну, пускай.

***

Десять путешественников возникли в этот раз на краю поля одновременно. Юля завертела головой в поисках кельпи, но их нигде не было видно. Не было видно и болота. Путь, пройденный ребятами, скрывал густой туман молочно-белого цвета. Олег было окунул туда руку и не увидел своих пальцев.

- Не хило, - только и сказал он, опасливо вытирая руку о холщовую рубаху.

Юля поморщилась, но замечания делать не стала.

- Ну, что, народ, попробуем дойти до башни? – вопросительно взглянул на компанию Женя. Все согласно кивнули и двинулись в путь по полю.

***

Несколько минут не происходило совсем ничего. Фонарик в руках Жени освещал путь ровным светом, и путники расслабились. Ирина с Андреем, по обыкновению, громким шёпотом выясняли отношения (странно, как можно ругаться шёпотом?), Марина шла, держа за руку Марата, и на лице её блуждала улыбка. Вольнолюбивая Жанна, подпрыгивая от нетерпения, двигалась рядом с Женей. Было очевидно, что она не может сейчас думать ни о чём, кроме близкой встречи со своим Вьюнком. Олег, Витя, Юля и Лиза пытались подстроиться под её быстрый шаг и не отстать от девочки. Лишь сам Женя, помня об обязанностях командира, всё высматривал опасность среди огромных цветов, казавшихся серыми. Их бутоны были закрыты, пока…

- Ой! Она ужалила меня…

Марина, случайно задевшая ногой бутон, вскрикнула, схватилась за ногу и медленно растаяла в воздухе. Там, где она стояла, на земле осталась лежать мёртвая пчела. Серая, чуть крупнее обычной, она оказалась для Марины куда более опасной, чем самое ядовитое насекомое. Ребята застыли, кто где стоял, боясь сделать следующий шаг.

- И чего делать теперь? – растерянно высказал общий вопрос Олег. – Я пчёл не боюсь, но они нас всех перекусают просто, и всё.

- Без паники, Олег. У меня есть идея. Ириш, ты можешь сделать марионетку из пчёл? Ну, как из листьев?

- Да ты что, Женька? Листья-то не двигаются! Пчёлы разлетятся, и всё!.

- А мы их усыпим. Жаан… Ты у нас старший по усыплению-то?
- Я?

- Ну, вроде так. Помнишь, мы выясняли, у кого во сне какие способности появляются, и ты сказала, что можешь читать мысли животных и воздействовать на них? Это ведь так?

- Так-то так, но пчёл миллионы… А потом, с кельпи не получилось – я хотела их мысли попробовать прочитать, а там пустота.

- Нашла у кого мысли читать. Кельпи – это же нежить, не животное. Поэтому и не получилось.

- Тьфу, а я забыла. Ладно, попробую, Значит, мне надо постараться убедить всех пчёл на этом поле, что они хотят спать... И потом всё время их в этом состоянии поддерживать…

***

Жанна нагнулась к ближайшему цветку и шепнула ему что-то. Потом она наклонилась ко второму, к третьему цветку…

- Ээээ… Я не совсем так себе это представлял… - смутился Женя. – Я читал где-то, вроде, что у пчёл коллективное сознание. А ты что, собираешься каждой пчеле шептать на ухо колыбельную?

- Да нет, в принципе, после того, как я первую усыпила, остальные вроде тоже спят, но надо же проверить.

- Придётся рискнуть. Если мы по полю пойдём и будем их задевать, они не проснутся?

- Ой, Жень, не знаю вот этого…

- Тогда так… Ира, а ты пчёл из цветков сможешь поднять, как ты, помнишь, кучу листиков поднимала?

- Жень, нет. Только если с земли. Из цветов не вытащу.

- Ясно… Марат, ты можешь вызвать ветер, только не очень сильный?

По недовольному виду Марата было ясно, что он то ли огорчён исчезновением Марины, то ли просто не расположен колдовать. Однако он всё же поднял глаза к небу и что-то мрачно крикнул тучам, невидимым в сумерках. Как и в прошлый раз, шум вихря, завертевшегося вокруг юноши, не позволил ребятам расслышать его слова. Однако небо его услышало. Сердитый порыв ветра прошёл без задержки сквозь плотно сомкнутые бутоны и со свистом исчез где-то на севере.

- Блин, а почему так, - расстроился Виктор. – Они даже не колыхнулись.

- Ветер магический. И цветы магические. Хоть бурю вызову, нас градом забьёт до полусмерти, а цветы не шелохнутся, - мрачно пояснил Марат и скрестил руки на груди. Мол, ничем больше помочь не могу. Придумайте ещё что-нибудь.

- А как же ты в прошлый раз песок нашёл? – удивился Женя.

- Наверное, мы его на обуви нанесли. Шучу. Ты ж видел, сколько того песка было. И это ведь песок со всего Мира Снов ветром натащило.

- Понятно. И что теперь делать будем? Ждать, пока Алик к нам присоединится и сможет заставить цветы встряхнуться и вывалить на землю пчёл?

- Аль, ты нас слышишь?

- Слышу и вижу. Наверное, не получилось бы. Помнишь, я уже пытался колючий куст местный заставить расти в сторону и меня пропустить – он не послушался. Жанна, ты куда? С ума сошла?

***

Пока ребята раздумывали, Жанна вихрем помчалась вдоль поля, задевая цветы. Женя поднял руку и уже раскрыл было рот, чтобы остановить её, но смолк, боясь напугать девочку. Жанна бежала, и ребята явственно слышали шорох падающих на землю пчёл позади неё. Пчёлы продолжали спать.

- Может, нам всем просто пройти по полю? Пчёлы ж спят? – несмело предложил Олег.

- Погоди, Жанна обратно прибежит, решим.

- Ой, за ней пчела летит, слышишь, жужжит. Ай, не одна, кажется! Сейчас укусят! Женя, что делать? Женя! – паника Ирины была очевидна. Стараясь не взять с неё пример, Женя двумя хлопками наспех слепил огненный снежок и не раздумывая, метнул его, а следом второй такой же, в пчёл. Тут же под низкий Лизин свист в сторону крошечных врагов полетела горсть градин, брошенная Лизой. Жанна взвизгнула и высоко подпрыгнула. Женины огненные шары скользнули прямо под её ногами. Пчёлы упали, сбитые Лизиными градинами, словно выпущенными из рогатки. А файеры прокатились по цветам, оставив за собой две узких полосы выжженной земли.

Жанна добежала до компании и остановилась, пытаясь отдышаться. Олег, словно в столбняке, смотрел на то, что натворила Женина магия с цветами. Остальные ребята тоже были ошарашены.

- Женёк, слышь, маза - сжечь всё поле вот этим напалмом и не морочиться, - задумчиво произнёс он.

- Лизк, ты меткая какая, оказывается! И свистишь, как шпана!

- Меня папа стрелять научил. И свистеть тоже. Он мальчика хотел, а родилась я. Вот он и развлекается.

- Ой, ребят, спасибо. Я так напугалась.

- И я напугалась.

- Ириш, не плачь, что ты!

- Жанна, ты куда побежала-то, дурная голова?

- Пчёл вытряхивать… Я споткнулась, там чья-то норка была, и забыла на секунду, что должна их спящими держать. А они сразу как зажужжали на меня!

- У меня слов нет, одни буквы. Норка?.. Всех пчёл вытряхнула?

- Нет. Не всех, конечно… Но я же молодец?

- Ты супермолодец. Ир, попробуй теперь всё, что Жанна натрясла, в кучку смести. А потом куклу сделать.

Ирина тыльной стороной руки вытерла слёзы. Правой ногой такое движение, словно собиралась присесть в реверансе, а на левой повернулась вокруг себя, склонив голову на плечо. Потом она зашевелила пальцами, и под её руками с земли поднялась угловатая кукла из спящих пчёл. Была кукла сантиметров тридцати ростом, без лица, с длинными, словно у кузнечика, ногами.

- Вот… На сколько пчёл хватило.

- Достаточно пока. Теперь пусти, я бумажку ему на лоб приклею.

- Зачем?

- Пусть знает, кто тут командир.

***

Женя ловко приклеил на лоб кукле бумажку со своим именем. Бумажка прилипла, и мальчик подал Ирине знак отпустить невидимые ниточки. Ирина сбросила с пальцев петельки тончайших паутинок - кукла осталась прочно стоять на ножках-ходулях.

- Я твой хозяин. Ты подчиняешься мне. Ступай на поле и вытряхни всех пчёл из цветов. Сделай это быстро. Сделай это аккуратно. Сделай это, не разбудив пчёл. Когда сделаешь это, вернись ко мне, - наверное приказы должны были звучать иначе, но Жене раньше не приходилось командовать големами. Впрочем, всё получилось. Кукла послушно двинулась по полю, вытряхивая пчёл из цветов.

- Напалмом было бы быстрее, - снова заметил Олег, не отрывая от полос выжженной земли восхищённого взора.

- На всё поле у меня сил не хватит, Олег. А частями опасно. Никто не знает, что нас впереди ожидает ещё. Я лучше огонь поберегу.

- Олег, знаешь анекдот про геймера? – вмешался в их разговор Виктор, внимательно слушавший беседу. – Геймер играл, играл, помер. В ад попал. Ему чёрт говорит - ты, брат, неплохой был парень, зла ты не творил, но и добра тоже. Посовещались мы и решили отправить тебя в ад, но напоследок исполнить три любых желания. О, говорит геймер, круто. Вечная жизнь, вечное оружие и… А, в принципе, мне хватит. Где там ваш ад? Прямо про тебя анекдот-то.

- Точно, точно. Вот я на Женькины файеры смотрю и думаю – мне бы такое оружие и вечные заряды… Я б тут один всё прошёл.

- О, глядите, малыш вернулся, – обрадовался Женя. - Управился, видно. Быстро он.

- Тут же безвременье, вы забыли? – напомнила ему Ирина.

Маленькая кукла рассыпалась горкой спящих пчёл у ног Жени. Ребята боязливо отступили на шаг.

- Ир, теперь то же самое, но со всем пчёлами. Приготовься к тому, что кукла будет побольше.

Ирина снова начала творить своё колдовство, словно фигуры танца. В ожидании результата ребята притихли.

- А откуда ты узнал, что у него на лбу бумажка должна быть? – шёпотом спросила у Жени Юля.

- В инете прочитал.

- А бумагу и ручку где нашёл?

- А бумажку в амулете взял. Мне Марина амулет сделала – глиняная амфора, в неё, вроде, масло какое-нибудь наливать надо, чтобы пахло от разных болезней. Морока, короче, я не наливал ничего, конечно, так носил. А в ней бумажка, а на бумажке моё имя, чтобы не спутать, кому подарок. Вот и пригодилась…

- Бумажка в яйце, яйцо в курице…

- Ты что бормочешь, Олег?

- Типа, ну очень большая Барби у Ирины получилась…

- Ого…

Монстр ростом с двухэтажный дом, покачиваясь на тонких ногах, возвышался над ребятами. Был он скорее забавным. Чем страшным, но казался слишком уж неустойчивым. Как кузнечик на ходулях…

- Марат, ты чего, опять бурю вызываешь?

- Нет, песенку вспомнил в тему. КИШа… На лицах отметки, что все они марионетки. Эй, куклы, бегите, режьте меня, вот он я… Сейчас оно на нас как сядет, и… И всё.

- Ой. Ир, а ты можешь сделать так, чтобы он наклонился?

Ирина, которую размеры марионетки, кажется, ничуть не смутили, пошевелила пальцами. Огромная кукла осторожно согнула колени и подставила Жене лоб. Когда бумажка оказалась прочно приклеенной ко лбу безликой куклы, Ирина сбросила с пальцев ниточки, управляющие её движениями, а Женя обратился к голему чуть дрожащим голосом.

- Я твой хозяин. Я приказываю тебе. Ты уходишь далеко от нас. Так, чтобы ты нас не видел. И там рассыпаешься. Понял? Не сейчас рассыпаешься. Сейчас – уходишь. Потом – рассыпаешься. Ступай.

Фигура двинулась куда-то на восток, нетвёрдо покачиваясь. Кажется, голем пытался понять незнакомые ему слова «далеко», «видеть» и «потом». Ребята с тревогой смотрели ему вслед.

- Ну, и чего мы ждём? – осведомился у них Женя. – Вперёд! Жанка долго пчёл спящими не продержит.

И компания быстрым шагом, не оглядываясь больше, двинулась на север, туда, где смутно виднелись очертания Тёмной Башни. Путешественники шли, не замечая времени и не ощущая усталости. Когда у самого подножья башни девять фигур, одна за другой, стали растворяться в воздухе с озаряющими на миг темноту вспышками, никто из ребят даже не удивился. 

+1
87
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Михаил Кузнецов