Схимник

Автор:
Сергей Примаченко
Схимник
Аннотация:
Не тревожьте мертвых.
Текст:

С Иркой все разладилось. Он это понимал. Если раньше она с энтузиазмом поддерживала все его авантюры, то вчера, когда он предложил ей прокатиться в одно место, в ответ услышал лишь холодное "ладно". Может эта поездка восстановит их прежние отношения.

Им нравилось жить одним днем, но зато на всю катушку. Дурачились во всю, не слушая советов старших. И вдруг Ира изменилась. Как-то сразу повзрослела. А он не смог. Может верно люди говорят, что он застрял в детстве? Что сейчас-то ее не устраивает? Женя знал, что никогда не сможет задать ей этот вопрос. Может потому, что боялся услышать правду.

Осень выдалась сухой. Заехав далеко в область, дорога превратилась в две засохшие колеи. Машину постоянно бросало из стороны в сторону, но он упрямо двигался дальше. Ира всю дорогу не проронила ни слова. Нацепив наушники, она уставилась в окно, время от времени поправляя прическу и постукивая коготками по панели. Женю это стало раздражать. Не так он все себе представлял. Он думал, что эта поездка примирит их, а на самом деле только сейчас Женя почувствовал, насколько они стали далеки.

Впереди показались первые ветхие домишки.

- Деревня Чертовка. Ну и название, - Женя показал знаком, чтобы Ира сняла наушники. - Здесь уже давно никто не живет. Хотели сделать водохранилище и всех жителей переселили. Но что-то там не заладилось и стройку прекратили. А жильцы так и не вернулись.

Женя вертел в руках камеру и словно хотел оправдаться.

- Я узнал, что здесь раньше был монастырь. Во время революции монахов выслали, а в здании открыли школу. Потом здесь был склад. А сейчас и вовсе помойка.

Ира посмотрела на него. "Вот что ты мне сейчас сказал?", - читалось в ее взгляде. Женя вдруг почувствовал себя глупо.

- Что-то хмуро здесь как-то, - он выглянул из машины. - Ну что? Выходим?

Оставив машину на краю поселка, они прошли по единственной, поросшей бурьяном улице и внезапно увидели монастырскую часовню. Им даже ничего искать не пришлось. Приняв это за добрый знак, Женя поспешил к развалинам. Ира не отставала.

Подойдя к монастырю и оглядев со всех сторон, он испытал глубокое разочарование. Кроме разрушенной почти до самого основания колокольни, да пары неказистых строений, фотографировать, по большому счету, было нечего. Разруха полная. Все поросло густым кустарником и сорняками, названий которых он даже не знал. Кое-где росли деревья, найдя для своих корней благодатный кусочек земли. Запах сырости и гнили преследовал повсюду.

Лишь одно помещение сохранило свод, но внутри было набросано столько всякого хлама, что оставалось внимательно смотреть под ноги, чтобы их не сломать.

Сделав несколько кадров, он с надеждой посмотрел внутрь здания, а потом перевел взгляд на девушку.

- Зайдем? Зря ехали, что ли?

Не дожидаясь возражений, молодой фотограф шагнул вглубь зарослей, отыскивая вход.

- Не отставай, - Женя заметил, что Ира пошла за ним и обрадовался. "А могла и в машине остаться".

Внутри было еще хуже, чем снаружи. Женя уже чувствовал это жалкое чувство поражения, когда услышал за спиной сдавленный крик, а следом страшный треск. Он оглянулся и успел увидеть, как Ира уходит под землю: древний, прогнивший пол не выдержал и обвалился.

- Ира! Ира! - Женя бросился на землю и подполз к краю провала.

- Ира, ответь! - достав фонарик, он направил луч в яму.

Ира сидела на куче земли и яростно отряхивалась. Взглянув наверх, она одарила Женю злобным взглядом. А он от облегчения рассмеялся.

- Я сейчас. Подожди, только веревку принесу.

Он побежал к машине, вынул из багажника трос, и уже через минуту вернулся.

- Держи.

Женя уперся ногами в осколок стены, и тут же веревка натянулась. Ира, ловкая как кошка, моментально вскарабкалась наверх и сразу накинулась на него:

- Все! Поехали отсюда!

- Как? Уже? - Женя с тоской посмотрел на темный провал. Черт. Самое интересное только начиналось.

- Что там внизу?

- Да я откуда знаю! Не вздумай туда лезть, - Ира подскочила к нему и схватила за куртку: - Отвези меня домой, - прошипела она.

Жене ничего не оставалось, как согласиться. На этот раз. В его голове уже зрел план.

Он вернулся сюда на следующий день; не сказав никому ни слова и рискуя окончательно испортить отношения со своей любимой. Хотя в душе понимал, что это дело времени.

Но он и не думал отказываться от своей затеи. Это был его шанс. Внезапно Женя поверил в свою удачу. Возможно, именно этого ему сейчас не хватало - веры в себя, в собственные силы. Наверняка в том подвале с давних времен никого не было. Если даже не удастся поснимать, существует возможность найти что-нибудь интересное. Может старинные предметы, которые, между прочим, тоже денег стоят.

Сегодня, как назло, было пасмурно. Но Женю это не расстраивало, так как работать придется под землей, куда дождь, если он все-таки соберется, никогда не достанет. "Лишь бы дорога не размокла".

Подземелье оказалось неглубоким. Жене пришлось пригнуться, чтобы не зацепить макушкой потолок. "Похоже на погреб", - он повел фонарем вокруг себя. Пошел по кругу, осматривая каждый угол, но ничего не находил. Перевел луч на стены, потолок. Не считая кучи мусора, которая образовалась после обрушения, помещение было абсолютно пустым. Должно же хоть что-то быть! Он еще раз обошел подвал, уже более внимательно, прощупывая лучем каждый сантиметр кирпичной кладки. Вот здесь стена отличается. Кладка выглядит другой. А это что? Он случайно повернул фонарь, и луч света выхватил какие-то символы. Да! Это текст. Кто-то выбил его на стене, прибавив к словам знак креста. Женя не мог поверить своей находке. Он провел ладонью по шероховатой поверхности, ощущая неровные грани букв. Сам текст он разобрать не смог.

Установив фонарь, Женя сделал несколько снимков, а потом ему внезапно пришла идея. А что если разбить стену? Его охватил азарт исследователя. За стеной явно что-то есть. Не зря же ее заделали.

В машине у него был молоток. Захватив его, и подобрав по пути кусок арматуры, Женя вернулся в подвал. Один раз, с опаской, стукнул по стене. С потолка посыпалась земля, попала за шиворот. Но это не беда. Чертыхнувшись, он еще несколько раз ударил по кладке. Кирпич разлетелся в стороны. И теперь, уже без оглядки, помогая себе куском железяки, Женя принялся за работу.

Наконец, остановившись, он оценил результат. Дыра была внушительной, и теперь в нее можно было пролезть. Что он и сделал.

Забравшись во второе помещение, Женя невольно поежился. Здесь было сухо и холодно. Оно оказалось еще меньше и походило на каменный грот. Келья! Женя вспомнил, как назывались комнаты, где монахи проводили все свое время, постигая смысл веры и общаясь с Богом.

В углу он заметил кучу старого тряпья, но приглядевшись внимательней, юноша вздрогнул - на него уставились черные глазницы человеческого черепа. Жене захотелось убраться отсюда подобру-поздорову. И как можно скорее. Но он не мог вернуться проигравшим. А уйти сейчас, когда разгадка тайны так близка… Если даже никто не узнает о его побеге, то сам он уже не сможет забыть своего позорного бегства.

Глубоко вздохнув, Женя подошел к останкам. Наклонился. Так и есть. То, на что он сейчас смотрел, когда-то было человеком. Как он здесь очутился? Кем он был?

Женя поднял глаза и увидел еще одну надпись. Нет, ему положительно везет сегодня. Все-таки не зря он вернулся. Он щелкнул несколько раз камерой и решил, что на этом пора и заканчивать. Предстояло еще много работы с фотографиями. Да и впечатлений на один день ему вполне хватило.

***

Поколдовав над снимком, Женя смог разобрать кое-какие слова: "боже вечный", "освободи", "Вавила", "во имя твое святое". Этого было достаточно. Он ввел слова в поиск и ему попалась одна православная молитва на изгнание бесов из человека:

"Божий вечный, избавляющий род человеческий от плена дьявольского! Освободи твоего раба от всякого действия нечистых духов. Повели злым духам и демонам отступить от души и тела раба твоего. Не находиться и не прятаться в нем. Да сгинут они от создания рук Твоих во имя твое святое и единородного Твоего Сына, и животворящего Твоего Духа. Аминь".

Пока ничего непонятно, но у него же есть еще фотографии, те, что он сделал в келье. С ними пришлось провозиться дольше, и, наконец, он смог разобрать, что было нацарапано на стене:

Сдесе схима моя

Ибо сказано святыми отцами

Есть грех великий познати Бога

Ибо через искушение познаешь Его

Что же это такое? Женя раз за разом перечитывал оба текста и не мог составить общую картину. И вдруг его осенило - за стеной был замурован человек, может даже монах, одержимый бесами. Женя судорожно сглотнул. Ладони вспотели. Не может быть! Надо искать дальше.

Вбил "деревня Чертовка" и погрузился в историю края. Информации было мало. Почти ничего. Лишь раз ему попался отрывок из летописи Алфеевой пустыни, где говорилось о душегубе Вавиле, которого обвиняли во всевозможных бесчинствах и даже убийствах. В конце концов его поймали и казнили. Но как? Об этом летописи туманно намекали: - "...и люто покарати". Вот все, что ему удалось узнать. Если этот заброшенный монастырь и есть Алфеева пустынь, то, может быть и кости принадлежат этому самому Вавиле? За какие грехи верные братья так с ним поступили? В летописи Вавилу называют душегубом. "Ибо через искушение познаешь Его". Какому богу молился этот монах?

И главный вопрос - что ему теперь со всем этим делать?

***

Он не находил себе места. Образ монаха преследовал его. Не выходил из головы. Какие муки тот должен был испытывать, находясь в вечном мраке без надежды на освобождение. Женя стал бояться темноты. В его квартире теперь постоянно горел свет. Тьма наводила на него ужас. Он чувствовал себя жертвой, загнанным зверем.

Ему пришла в голову идея вернуться в монастырь и заделать дыру. Недолго думая, Женя спустился во двор, сел в машину. Когда выруливал со двора, посмотрел в зеркало и резко дал по тормозам. Из зеркала на него уставились два желтых, злобных глаза. Он, с криком, выскочил, бросив машину, и с тех пор больше никуда не выходил. Его квартира превратилась в склеп, в котором он сам себя похоронил.

Непонятные шорохи и звуки теперь наполняли его существование. Ему везде мерещился темный силуэт отшельника. Даже глядя в окно, средь бела дня, Женя замечал, как нет-нет, да и промелькнет в толпе черная тень монашеской рясы.

Женя вздрагивал при каждом скрипе половиц. Ему слышались шаги, сопровождаемые шелестящим смехом.

По вечерам, вглядываясь в окно, среди городских огней он мог разглядеть ненавистный взгляд горящих нечеловеческих глаз.

Однажды, рассматривая свое отражение в зеркале, ему показалось, что за его спиной кто-то прошел. С тех пор все зеркала в его квартире были закрыты материей. Словно здесь кто-то умер.

Он не мог сказать, как долго уже продолжается этот кошмар. Надо было что-то делать. И Женя позвонил единственному человеку, который мог его выслушать и понять.

- Ир, ты можешь приехать? Это важно.

Она молчала.

- Хорошо, - донесся до него тихий ответ, - нам все равно надо поговорить.

***

- Да что с тобой происходит? Ты посмотри на себя!

Женя в мятой майке, непричесанный, жался к стене и производил не самое хорошее впечатление. Он и сам это понимал, но его это уже мало заботило.

- Я тебе не стал говорить, - начал он. - В общем, я вернулся в тот монастырь. На следующий день. И разломал стенку.

- Ты дурак? Зачем ты туда потащился? Какую еще стенку?

- Пойми, мне было до жути интересно.

- Ему было интересно! Вот в этом ты весь. Только то, что тебе интересно. И ты никогда не изменишься.

Женя молчал. Ира чувствовала, что это еще не все. Чтобы успокоиться, она налила себе кофе и отошла к окну.

- И что произошло? - Ира не смотрела на него.

- Я разломал стену, а там были кости. Человеческие.

- Нет, ну ты и дурак!

- А теперь мне кажется, что меня кто-то преследует. Не смейся…

- Что ты несешь? Ты сам то веришь в то, что говоришь? Она кинула чашку в мойку, да так сильно, что та разбилась.

- Черт.

Ира чуть не заплакала. Женя наблюдал, как она, ругаясь, собирает осколки.

- Не порежься.

- Да иди ты…, - сорвалась она.

Разговора не получилось. Когда хлопнула входная дверь, Женя понял, что со всем этим ему придется разбираться одному. Да так оно и лучше будет. Если и вправду что-то происходит, то пусть Ира останется в стороне.

Ну и куда теперь идти? В полицию? В церковь? Да кто ему поверит?!

- Шшш, - раздалось из темного коридора.

"Почему там темно? Я же… Ирка выключила свет!" - молнией промелькнуло у него в голове. Но бежать к выключателю уже было поздно.

- Шшш, - раздалось снова. То ли шепот, то ли тихий смех. Из мрака, тяжело ступая, показалась фигура в полуистлевшей рясе. Из под капюшона торчала грязная, взлохмаченная борода. Худые пальцы зашевелились; монах поднял руки и сбросил колпак, обнажая желтые кости черепа. Седые космы путались в лохмотьях. Два желтых глаза пронзили Женю нечеловеческой злобой.

Мертвец сделал шаг. Гнилые губы зашептали, с трудом произнося позабытые слова:

- Человеческая плоть. Слаба. Дух без плоти лишь воздух. Но сильный дух способен воскресить. И лишь время становится главным врагом.

Монах сделал еще шаг. Его иссушенная рука поднялась к Жене. Дотянулась до горла. Беззубый рот скривился в мерзкой ухмылке:

- Но это поправимо. 

+1
68
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Илона Левина №1

Другие публикации