Привет, мама, пишу тебе, чтобы сообщить, что у меня все хорошо.

  • Жаренные
Автор:
Basurek
Привет, мама, пишу тебе, чтобы сообщить, что у меня все хорошо.
Текст:

« Привет, мама, пишу тебе, чтобы сказать, что у меня все хорошо. Хоть мы и находимся во фронтовой зоне, кормят нас отменно, сигарета в кармане есть всегда, а это все, что нужно солдату для счастливой жизни. Сама же жизнь идет своим чередом, ничего нового, никаких изменений…»

Офицер стоял, с ужасом и болью уставившись на десяток измученных бойцов, стоявших перед ним. Он смотрел на них, сжав рукоятку палаша так сильно, что побелели пальцы.

- Это все?- с трудом, выдавливая каждое слово, спросил он.

Генрих сделал шаг вперед и отдал честь.

- Первая рота в полном составе… – еле слышным, измученным голосом отрапортовал он.

Офицер тяжело сглотнул, но все же выпрямился и прокричал:

- Первая рота, нестроевым шагом, в казармы, шагом марш!

И первая рота, развернувшись, медленно побрела к казармам. Скоро ей, недавно обновленной, предстояло пополниться вновь. Она снова потеряла больше половины состава…

« Дня три назад к нам прибыли новобранцы. Все поголовно веселые, молодые парни. Хорошо разбавляют нашу солдатскую серость…»

Генрих стоял и смотрел на новобранцев и окруживших их солдат. Кто-то из новеньких рассказывал свежий анекдот, и, когда он закончил, вся толпа разразилась громовым смехом. Генрих хотел бы к ним присоединиться, но он не мог. Десять минут назад он говорил со своим приятелем Ладвигом, который вернулся с поста, находившегося в старом доме в километре отсюда. Он рассказал, что вокруг дома лежало несколько десятков новых, только сколоченных гробов. А их роту, как и все остальные, совсем недавно пополненную этими самыми новобранцами, притащили сюда для отражения очередного наступления. Так что догадаться, для кого они, было нетрудно. И по своему опыту Генрих знал, что большую часть этих ящиков займут далеко не бывалые солдаты. И хоть он уже привык к смерти, ему было не по себе, когда он осознавал, что эти молодые парни ( которым нет даже двадцати ), среди которых был весельчак, сумевший рассмешить бывалых вояк, скоро будут лежать в этих гробах. В лучшем случае будут лежать в них…

« Новички, кстати, еще и активные. Еще неделя не закончилась, а они уже прошли наш традиционный солдатский обряд посвящения. Одного из них, Рудольфа, я посвящал лично…»

Они сидели в блиндаже, а в жалких метрах от них разрывались снаряды. Их было пятеро, но Генрих пристально смотрел лишь на одного: на побледневшего Рудольфа, что трясущимися руками сжимал винтовку. Он не спускал с него глаз все те полчаса, во время которых шел обстрел. Новый снаряд взорвался рядом с ними, разорвав в клочья соседний блиндаж. Но взрыва не было слышно, крик новобранца перекрыл его:

- Я не могу! Мне нужно выбраться!- он кинулся к выходу.

Генрих успел поймать его и швырнуть обратно. Когда же Рудольф снова попытался выбраться, он со всей силы ударил его в живот. Новобранец застонал, скрючился, но все равно продолжил рваться к выходу. Тогда Генрих ударил его снова. В армии подобное помешательство называлось «окопной болезнью»: не выдержав ужаса бомбежки и не контролируя себя, человек пытается выбежать из блиндажа, будто находится в горящем доме. А выбегая, не живет дольше секунды. Каждый в этом блиндаже «болел» ею. Генрих был не исключением, и прекрасно понимал, какого сейчас парню. Потому и бил, так как других лекарств не было. Вскоре новичок, тихо постанывая, лежал в углу. Колотил он его не сильно и ничего не сломал, так что когда начнется атака, сражаться он сможет…

« В целом, сказать мне больше нечего. Ты и сама знаешь, что я всегда был немногословен и этого во мне война не исправила. Но с радостью бы узнал, как вы там живете. Обязательно расскажи как там отец, я слышал, что рабочим на заводах нынче тяжело. И передавай привет Грете, скажи, что я скучаю.

Твой сын, Генрих».

***

Амалия Бауэр получила письмо 26 августа 1916 года.

Генрих Бауэр погиб 25 августа 1916 года.

+11
184
VVA
04:25
+2
Неплохой рассказ, даже в меру печальный и несколько пугающий(в голове так и всплывают образы перепуганных солдат в окопе(блиндаже) од бомбёжкой), но вот два больших абзаца(для такого небольшого рассказа) воспринимаются тяжеловато(пришлось ещё по разу перечитывать).
И ещё такой вопрос «Ладвиг» это имя такое или всё же опечатка?
08:48
+2
Да, Ладвиг это имя. Что до абзацев… ну, я укорачивал как мог)
07:49
+1
«Генрих был не исключением, и он прекрасно понимал, какого (каково) сейчас парню».
Хороший рассказ! thumbsup
20:19
+2
хороший ход, от имени солдата с той стороны описать
20:48
+2
Мне нечего сказать — опечаток я не нашла. Рассказ цельный и читается без запинок. Я не люблю военную тематику, но рассказу ставлю палец вверх.
21:17
+2
Самое ужасное, для всех не хорошо — это война.
Обесчеловечивание происходит, в прямом и переносном.
Ваш рассказ: за жизнь.
Рассказ неожиданным поворотом, понравился!
21:17
+4
Тут любые имена можно вставлять, любой национальности… Война рубит всех и драмы происходят обоюдно… И нет там никакой романтики. Будь прокляты эти политики, которые всё это раздувают!
1. Смутило слово ПРИВЕТ. Просто не уверен, что в 1916 году это выражение было в ходу.
2. Офицер стоял, с ужасом и болью уставившись на десяток измученных бойцов, стоявших перед ним.
Здесь два однокоренных слова в одном предложении: стоял-стоявших. Стоит поискать синонимы или просто укоротить предложение:
Офицер стоял, с ужасом и болью уставившись на десяток измученных бойцов.
Рассказ понравился.
22:48
+2
«Первая рота, не строевым (нестроевым слитно) шагом, в казармы, шагом марш!»
«Генрих был не не был исключением и он прекрасно понимал, каково сейчас парню».
«Колотил он его не сильно и ничего ему не сломал, так что когда начнется атака, сражаться он сможет…» — повторы.
Хорошая работа, особо придраться не к чему.
23:42
Спасибо, уже исправил
23:15
Подобная картина могла быть в любой армии мира.
10:04
+2
В целом норм. Но никакого неожиданного поворота сюжета нет + гробы… Я конечно не уверен на все 100 но какие нафиг гробы на войне? Я читал с десяток романов где была война и никаких гробов никогда не было. Тем более для новобранцев которых используют как пушечное мясо.
17:05
Когда читал Ремарка «На Западном фронте без перемен» там был момент, где герои едут мимо дома, окруженного гробами. Ну а так добавил их для накала драмы.
01:06
А все-таки из разряда о немце бедном замолвите слово. Хорошо еще, что выбрали западный фронт и первую мировую. Не так жестко воспринимается. Рассказ ничего особенного. Смысл понятен — о том, что солдаты с обоих сторон люди и у всех есть мама. Прописная истина. И на картинке случаем не солдат вермахта. Что-то похож очень. Вот солдаты первой мировой
18:03 (отредактировано)
нет, солдат Германской империи ( тут я просто только по шлемам разбираю. про униформу сказать не могу )
Загрузка...
fulllib.com

Другие публикации