Обыкновенная магия. Часть 15.

Автор:
Папкова Мария
Обыкновенная магия. Часть 15.
Аннотация:
В мире снов одиннадцать ребят пытаются добраться до Тёмной Башни. Вот доберутся, и будет всем счастье.
Текст:

http://litclubbs.ru/articles/21782-obyknovennaja-magija.html

http://litclubbs.ru/articles/21803-obyknovennaja-magija.html

http://litclubbs.ru/articles/21825-obyknovennaja-magija-chast-3.html

http://litclubbs.ru/articles/21839-obyknovennaja-magija-chast-4.html

http://litclubbs.ru/articles/21860-obyknovennaja-magija-chast-5.html

http://litclubbs.ru/articles/21880-obyknovennaja-magija-chast-6.html

http://litclubbs.ru/articles/21900-obyknovennaja-magija-chast-7.html

http://litclubbs.ru/articles/21922-obyknovennaja-magija-chast-8.html

http://litclubbs.ru/articles/21938-obyknovennaja-magija-chast-9.html

http://litclubbs.ru/articles/21956-obyknovennaja-magija-chast-10.html

http://litclubbs.ru/articles/21977-obyknovennaja-magija-chast-11.html

http://litclubbs.ru/articles/21992-obyknovennaja-magija-chast-12.html

http://litclubbs.ru/articles/22014-obyknovennaja-magija-chast-13.html

http://litclubbs.ru/articles/22043-obyknovennaja-magija-chast-14.html

Глава пятнадцатая.

О «пташках» и «пятнашках».

На большой перемене после второго урока школьный народец, толкая друг друга, спешил в буфет подкрепить угасающие силы. Едва прозвенел звонок с урока, тётя Таня в белом переднике, скрестив на обширной груди руки, приготовилась встречать своих «воробушков», «галчат» и «голубчиков». Буфет располагался на первом этаже, поэтому малышня в первых рядах спешила расхватать самые горячие булочки, налетев на буфетчицу стайкой голодных «воробьёв». Она едва успевала ссыпать в необъятный карман передника их звонкие сбережения, возвращать лишние монетки и зорко следить, чтобы ни один «воробей» не утянул чужую булку. Только лишь спадала первая волна, как накатывала вторая. Со второго этажа спускались пятые и шестые классы. Отличались они от малышей лишь тем, что не чирикали, а галдели. Да ещё монетки свои они сначала пересчитывали, а уж потом ссыпали в пухлую ладонь буфетчицы. Но ей всё так же приходилось следить, чтобы ни один «галчонок» не покусился на чужой кусок. «Голубчики» с третьего этажа в буфет особенно не спешили. Они знали, что, убрав останки пиршества «галчат» и «воробьёв», тётя Таня выставит для них на прилавок новый лоток с булочками. А «орлы», девятый, десятый и одиннадцатый класс, с горных высот четвёртого этажа спускались редко. А если и спускались, то требовали салат или молочный коктейль. И для того, чтобы дать им сдачу, тёте Тане часто приходилось опустошать собственный кошелёк, потому что мелких денег у старшеклассников отродясь не водилось.

Ирина отстояла небольшую очередь, отрицательно помотав головой на предложение одноклассника что-нибудь купить ей, взяла яблочный сок и подсела к Юле, грустившей за столиком справа от прилавка.

- Юль, привет…

- Привет, Ирин.

- Чего мрачная такая?

- Да не, эта магия мне, честно говоря, надоела. Только о ней и думаю, и учиться стала плохо. У меня маму в школу вызвали. Я уже две тройки подряд получила. Она меня вчера так ругала, сказала, не купит новую сумку, раз я так плохо учусь.

- У тебя же новая сумка была.

- Да я её в снег случайно уронила, она порвалась вся.

- Понятно. А я как-то тоже устала думать, напрягаться. Никому не надо ничего, одни претензии. И Андрюша вчера меня чуть не матом послал, представляешь? Так было обидно.

- Жуть! За что?

- Говорит, кричу я. А я, вроде, всегда шумная была, ему нравилось.

- Настроение, наверное, плохое было… Ты что, плакала?

- Ага, немного. Он Лизку вчера провожать пошёл. А я одна шла.

- Да не переживай ты, помиритесь. Вы же часто ссоритесь.

- Не хочу больше с ним мириться, Юль. Я всегда к нему первая подхожу, потому что он гордо страдает и молчит. А, если его раздражаю… Зачем мириться, раз так… Пойду, отпрошусь домой у медсестры. Скажу, голова болит.

- А, правда, болит?

- Ещё бы. Я полночи плакала, потом уснуть не могла, мама меня валерьянкой отпаивала.

***

Женя опасливо набрал жаннин номер телефона. Хорошо бы, чтобы Жанна сама к телефону подошла… Трубку долго никто не брал. Наконец, долгие гудки смолкли. В трубке воцарилась тишина. Значит, жаннина мама к телефону подошла и ждёт, чтобы звонящий представился.

- Здравствуйте, это Женя, можно Жанну к телефону позвать? – выдал Женя заранее приготовленную фразу.

- Я тут, - слабый Жаннин голос звучал, как будто, издалека. Неужели опять заболела?

- Тут??? А чего молчишь? Идём сегодня в кино-то, нет? – удивился Женя.

- А мы собирались?

- Вообще-то, планировали, - удивление Жени выросло ещё больше. - Там три-дэ, фантастика, вроде интересная. Скинуть тебе рекламу почитать в «аську»?

- Да ну её…

- Жанк, что с тобой? Заболела?
- Нет. Устала за неделю, наверное. Нет, Жень, не пойду никуда сегодня. Сейчас музыку в наушниках врублю и спать лягу.

- У Марата, что ли, научилась? Ты смотри, это вредно, вообще-то, в наушниках спать.

- Зато никто меня доставать не будет.

- Я тебя достаю разве? Я просто спросил.

- Не обижайся, Женьк. Не ты. Ты, как раз, единственный, кто меня не достаёт.

- Честно-честно? Спасибо... А что случилось-то?

- Да мама… А ну её! Не хочу говорить. Давай лучше про фильм рассказывай. А я буду слушать и засыпать.

- Так я его ещё не видел…

- Вот прочитай рекламу и рассказывай.

- Как прикажете, мадам. Фильм снят известным американским режиссёром и предназначен для семейного просмотра. Спишь? Ну, спи…

***

Ирина как раз устанавливала на телефон новую заставку, когда в нём раздалось «ойканье» «аськи». Кто бы это мог быть.

- Запрос авторизации.

- Вас добавили.

- Угадай, кто это.

- Это кто-то, кому нечего делать.

- Может быть, и ты и права. Но больше ты про меня ничего не знаешь. А я знаю о тебе всё.

- Что, например?

- Ты заразительно громко смеёшься... Ты наклоняешь голову к плечу, когда тебе интересен разговор... Ты рисуешь носком туфли на полу странные фигуры, когда тебе скучно… Ты злишься так, что у тебя из глаз сыплются искры…

- Я такая злая?

- Нет. Ты умная, добрая и красивая.

- Приятно слышать. Жалко, не все это понимают.

- Они ошибаются. Хочешь – у них всех будут неприятности?

- Не хочу. А почему у тебя статус не заполненный?

- Могу заполнить. Так лучше?

- Ой. Ну, спасибо. Статус хороший, конечно, но лучше бы ты написал что-нибудь такое, чтобы я догадалась, кто ты.

- Не надо. Я просто хотел, чтобы ты знала - ради тебя я сделаю всё, что угодно. Добрых снов.

- Какой ты странный.

***

Вдоль ярко освещённого бульвара под гору, лавируя в толпе, бежали двое. Юноша тянул за руку девушку.

- Марик! Подожди! Ну, куда мы бежим? Всё равно опоздали уже, фильм начался! Не тяни меня, я поскользнусь!

- Ну и что теперь, билетам пропадать? Я не виноват, что неправильно прочитал, во сколько сеанс! А сильно опоздали-то?

- Да порядочно.

- Тогда не пойдём?

- Не пойдём.

- Тогда обратно побежали?

- О нет! Куда ты меня тянешь, я не хочу больше бегать. Пойдём по бульвару погуляем. Да не через сугроб же! Поставь меня, что ты делаешь, надорвёшься.

- Нет, Марика, ты лёгкая, как пушинка.

- Ты сам на себя не похож. Что с тобой сегодня?

- Да так, просто скоро весна. Точно не пойдём в кино? Тогда, может, мороженого хочешь?

- Марик, ты чудо. Ну, какое мороженое, пятнадцать градусов мороза. У тебя вон, руки замёрзли. На мою перчатку. Надевай сейчас же, я сказала!

Марат с интересом повертел в руке Маринину перчатку, покачал головой и надел ей на руку обратно.

- Ну вот, - искренне огорчилась девушка. – У тебя ведь руки, как ледышки. И снег пошёл.

- Мне не холодно. А снег я люблю. Смотри…

Марат вытянул вперёд руку, и на его ладонь, как голодные птицы к кормушке, стали слетаться пухлые снежинки.

- И снег тебя любит. Смотри, как красиво…

- Ага. Как будто великан сахарную вату делает.

Ветер накручивал на голые ветки деревьев хлопья снега. Снегопад поглощал город…

***

Женя стоял на краю поля, разглядывая выжженные магическим огнём проплешины. Ну, и что толку, что они добрались до Тёмной Башни? Входа-то нет. Через окно хозяева влетают, что ли? Или дверь невидимая? А, может быть, надо найти спрятанный люк в кустах ежевики? Так она колючая. Даром, что не настоящая, а только снится. Сладкая, кстати. Что это за на ежевике висит, кстати? А, это аликов амулет… Он, кстати, тоже не тут? Все куда-то пропали сегодня. И у Жанны депрессия, и Ирина трубку не берёт, и ребят нет…

- Алик?

- Тут я, Жень. Только что мы с тобой вдвоём сможем?

- Ну, хоть осмотримся ещё раз. Может, ты дверь увидишь?

Повесив амулет на руку, Женя снова обошёл Тёмную Башню, оглядывая каждую трещину и ощупывая стены в писках зазоров. Стены башни, тёмно серые, холодные, были гладкими и неприятными на ощупь. Вряд ли даже спортивный Олежка сможет по ним добраться до окна, что говорить об остальных. И воды здесь нет, а то бы Юлька опять кельпи позвала, может, они и взбираться на стены умеют. Лизина и его магии здесь бесполезны, эту башню не заморозишь и не подожжёшь.

- Ну, прав я? Нет дверей?

- Нету.

- А ты ежевику сможешь заставить расти вдоль стены? Может, мы бы по ней влезли как-нибудь?

- Тоже не получится, местные растения меня не слушаются.

- Ну, что ж, тогда отбой. У меня ничего не придумывается. Я спать лягу. Без ребят мы всё равно ничего не решим.

Демонстративно потянувшись, Женя свернулся калачиком на траве и закрыл глаза. Из окна Тёмной Башни за ним внимательно наблюдали три пары глаз.

- Он и вправду меня не боится?

- Нет, Учитель. Он никого и ничего не боится, потому что уверен в своей правоте.

- Похвальная уверенность. Ну, что же, подождём следующей ночи, время у нас ещё есть. Надо же додуматься, спать он лёг. Испепелить его, что ли…

+1
65
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Елена Станиславская