Красная дорога к Олимпу

Автор:
Космическая белка
Красная дорога к Олимпу
Аннотация:
Егору предлагают участвовать в самой престижной гонке, которая проводится на Марсе. Вот только он не пилот, а виртуозный стрелок.
Текст:

В бильярдном клубе стояла непривычная тишина. Казалось, все присутствующие пытались подслушать, о чём беседуют те трое за столиком в углу. Никто из них не приблизился к игровому столу, это было подозрительно. Так думал один из компании, коренастый парень лет двадцати семи, с круглым добродушным лицом и рыжевато-русыми коротко остриженными волосами. Он сидел напротив своих собеседников и выглядел слегка напряженным. Обоих он видел впервые.

Встречу назначил темноволосый молодой мужчина, худой и жилистый. Он представился Русланом и сказал, что у него есть «интересное предложение». Выражение его лица можно было назвать нахальным, взгляд цепкий, уверенный. Второй был небольшого роста, с ясными синими глазами, русоволосый, с узким длинным лицом, собранный и спокойный. Его звали Борис.

- Ну, так что, Егор, как вам такие условия?

Егор почесал в затылке. Не каждый день предлагают поучаствовать в элитных гонках на Марсе. Спорт его никогда особо не волновал, так что о правилах Марсового биатлона он имел слабое представление до сегодняшнего дня. Руслан кратко объяснил правила:

«Трасса по Амазонии от горы Элизий до Олимпа мимо патеры Орк. Экипаж три человека: пилот, штурман, стрелок. Задача максимально быстро объехать препятствия. На время гонки в зону выпускают самонаводящихся беспилотных роботов. Задача стрелка их вовремя ликвидировать, в противном случае вспышка со стороны робота на некоторое время выводит из строя технику, а бывает, что и ослепляет экипаж, что замедляет движение. Нужен хороший стрелок, который будет отстреливать беспилотники.»

Руслан был пилотом, Борис штурманом. Не хватало третьего члена экипажа.

- Не очень понятно, а почему я? - спросил Егор. - Я ж не спортсмен. У вас там что, своих стрелков нет?

- Нам нужен не просто стрелок, нам нужен охотник, - пояснил Борис.

- Почему? - напрягся Егор. Неприятно было думать, что эти парни знают о нём больше, чем он хотел бы.

- У охотников обычно лучше реакция, - уклончиво начал Руслан. - Ну, и… считайте это нашей причудой. Есть ещё одна причина...

Руслан на секунду умолк, вытянув губы трубочкой, видимо, старался подобрать слова.

- Беспилотники часто напоминают зверей. Они бывают страшными: с пастью, с клыками, с клювом, с крыльями. Появляются неожиданно, двигаются быстро.

- Очень быстро, - добавил штурман.

- Что? - только и смог произнести Егор.

- Вы же не боитесь зверей? - настороженно спросил Руслан.

Бдымс! Резкий звук разбитых шаров прорезал густое рокотание зала. Штурман повёл бровью в сторону звука.

- Зачем?

- Для зрелищности, - брезгливо поморщился Борис.

- Их что, специально для гонок строят? Бред какой-то.

- Вообще-то это бывшие боевые роботы, списанные в утиль.

- Боевые?

- Ну, немного модернизированные, ущерба меньше. Больше страху нагоняют.

- Очень интересно, - мрачно произнес Егор. - И кто же их строил, прежде чем списать?

- Наши строили, - с готовностью отвечал Руслан. - Американцы, Европа, Китай…

- Да все подряд! - махнул рукой Борис. - Упражнялись.

- В общем, долгая история. Если кратко, в итоге решили: чем воевать, лучше устраивать парад техники где-нибудь на Марсе, новая Олимпиада.

- Что примечательно: каждый год вводят новые модели. Никогда не знаешь, что тебя ждёт на этой планете.

- Некоторые летают, - Руслан вытянул руки, будто хотел дотронуться до воображаемого дрона. - Появляются из ниоткуда, бесшумные. Ослепляют, технику блокируют.

- Как?

- А чёрт их знает, - развел руками пилот, - машина просто глохнет.

Далее он продолжал:

- Есть наземные, ездят на колесиках. Тоже разного размера, от тушкана до медведя.

- Белого, - добавил Борис.

- Секундочку, - прервал их Егор. - А оружие для них всё одинаковое?

- А вы уже согласны?

Вопрос застал врасплох, но был точным, как выстрел.

«А пилот-то дипломат», - подумал охотник.

И хотя нутро уже кричало: «Да!», было кое-что, заставляющее его колебаться.

- Куда делся ваш охотник?

Руслан в упор посмотрел на него, Борис коротко вздохнул.

- Лёха погиб.

- Как? - оторопел Егор. - Это ведь спорт, там не может быть…

- Не на Марсе, - сухо произнес Руслан. - Здесь, на Земле.

В тот вечер трое молодых людей так и не сыграли ни одной партии.

***

Через три дня новый охотник отправился на полигон для тренировок.

До гонки оставалось чуть меньше года - совсем не большой срок для подготовки. Тем не менее, команда пилота Руслана Бахманова, состоящая теперь из двух человек: его и Бориса Бурвича, не желала ничего слышать о других заменах. Алексей Фирсов был не только отличным стрелком, но и порядочным человеком, смелым, надёжным, на него можно было положиться. И теперь парни искали такого же.

С момента несчастья с Алексеем прошло два года, им пытались подобрать опытного стрелка. Но, пройдя трассу с новичком, они решили самостоятельно искать товарища. Егор Лазарев был идеальной кандидатурой: инженер по образованию, неплохой водитель и, главное, искусный охотник. С юных лет он ходил на всех доступных зверей, стрелял из любых позиций, на ходу, знал все виды оружия.

Полигон располагался в пустыне на севере Чукотки. Вечная мерзлота походила на суровый климат Марса, разве что на нём не было снега. Здесь тренировали охотников. Пилоты большую часть времени тренировались в Антарктике, там проверялись техника, скафандры и навигация.

Тренер сборной Василий Андреевич Щебнев был настроен скептично. Помимо команды Бахманова были ещё две, и несколько претендентов на места охотников. И тренеру совсем не хотелось иметь дело с человеком, о котором он ничего не знал. Знакомство с техникой проходило в ангаре.

Первое, что увидел Егор, была гоночная машина. Впрочем, назвать машиной её было сложно: эта конструкция больше походила на танк, гладкий, компактный, на небольших и маневренных гусеничных секциях, с несколькими опорными рычагами.

«Марсоход!» - восхищенно подумал Егор, до этого видевший такие штуки только на фотоснимках.

Марсоход сиял. Он был изготовлен из особого сплава, отталкивающего пыль, чтобы легко проходить сквозь пыльные бури - частое явление на красной планете.

Сверху на вершине располагалась турель - место стрелка в транспортёре. Гладкая, круглая и прозрачная, она произвела огромное впечатление на нового охотника, ведь ему предстояло в ближайшее время учиться с ней управляться. Внутри шара располагалось кресло с рычагами управления лучевой пушкой, а само орудие грозно торчало снаружи.

- Забирайся,- скомандовал Щебнев и через верхний люк запрыгнул внутрь болида.

Егор последовал за ним. Тренер показал, как забраться в турель изнутри машины. Также имелся вход снаружи. Василий Андреевич показывал, как выравнивать положение, как вращаться и балансировать. После чего настала очередь Лазарева опробовать чудеса техники.

Первое время сидеть в прозрачном шаре было неуютно. Турель всё время норовила опрокинуться, малейшее неверное движение отзывалось кручением, вызывая приступы головокружения. Кроме того, снаружи все прекрасно видели потуги и неудачи новичка, а он краем глаза улавливал, как посмеивались другие охотники и хмурился тренер.

Следующие две недели Егор занимался исключительно турелью. К концу этого срока он уже не только успешно вращал боевое орудие, но и успел произвести несколько пробных выстрелов. Пневмопушка стреляла бесшумно, определить точность выстрела можно было лишь по поражению цели.

Поэтому ещё через пару дней к освоению орудия добавлялись мишени. Они были довольно просты - летающие тарелочки размером с небольшое яблоко, любимое развлечение юных охотников. Егор был знаком с ними едва ли не с рождения, поэтому без труда попадал по вёртким кружкам из любого положения.

Лазарев с детства хорошо стрелял, это было у него в крови. Род его с незапамятных времён славился охотниками. При этом никто из предков не искал славы на военном поприще. В семье так было заведено: только промысел. Со временем необходимость в охоте отпала, но стрелецкий талант никуда не делся. Лицензии на отстрел выдавались редко, в основном, на избыточных животных, вроде уток и лисиц, коих в последнее время расплодилось великое множество. В остальное время охотничье сообщество развлекалось расстреливанием летающих тарелок, тех самых, которые сейчас атаковали Егора.

Как только Щебнев понял, что новый стрелок без труда справляется с этим заданием, ему усложнили задачу. В один из дней ему принесли специальный гоночный скафандр, точно такой, какие носят на Марсе.

Костюм был относительно лёгкий, из прочного, тягучего, серебристого материала, чем-то напоминающего прорезиненную кольчугу.

- Это облегчённая модель, - рассказывал Щебнев, - выход на поверхность если и бывает, то крайне редко и ненадолго. Зато в нём удобно сидеть и ходить, он немного тянется. Залезай.

Егор неуклюже забрался в костюм, тренер показал, как застегнуть шлем. Он был круглый и прозрачный. Внутри было неуютно, и хотя воздух подавался из баллона, закрепленного на бедре, Лазареву как-то сразу стало влажно и душно. Кроме того, на него навалилась оглушительная тишина, он не слышал ничего, кроме собственного дыхания.

Щебнев ткнул в индикатор на шлеме, и Егор услышал его голос:

- Материал шлема отражает блики, как в турели. Потом будет автономная связь с членами экипажа, пока работают внешние микрофоны. Вот здесь трубка подачи воды. Баллоны с питанием будут размещаться отдельно. Кислородный баллон у тебя крепится сбоку. В турели для него есть специальное место, видел, наверное. Климат-контроль настраивается сам.

Щебнев ещё какое-то время разъяснял, как работает система регулировки температуры и уровня влажности внутри костюма.

- Всё автоматически. Теперь садись в кресло, постреляешь сегодня в полной экипировке.

Забираться в скафандре было сложнее, мешали баллоны и шлем - Лазарев то и дело задевал ими проёмы внутри марсохода и турели. Кое-как разместившись в тесном кресле, он понял, что весь взмок. Он по привычке попытался стереть пот с лица. Очевидно, со стороны это выглядело смехотворно.

- Успокойся, - улыбнулся тренер. - Сейчас полегче будет.

Через пару минут стало прохладно и сухо.

«Неплохо. Ладно, поехали», - он кивнул Щебневу, и тот запустил тарелки.

***

Около недели ушло на привыкание к скафандру, после чего его выпустили наружу. Ярко светило солнце, но не слепило - шлем убирал все блики. Но стоило охотнику привыкнуть к новым условиям, тренер немедленно добавлял трудностей.

- Сегодня работаешь без шлема, - сказал Щебнев однажды утром.

- Почему?

- Покажем тебе “зверьков”.

Из глубины зала послышались неясные звуки. Егор обернулся и увидел несколько дронов. Они двигались на людей, это было неприятно.

- Тут в основном наши разработки, но для тренировки тебе хватит.

Егор усиленно разглядывал подступавших уродцев. Всё же зверями их было трудно назвать.

Вот металлическая конструкция, вся утыканная шипами, а вот резво подскочило нечто, напоминающее маленького динозавра, но без головы и на колёсах, снабжённых ножами.

Сверху пронёсся дрон с четырьми крыльями, и стоило Егору повернуть голову, как в миллиметре от виска просвистело нечто.

- Играет, - усмехнулся Щебнев.

- Чего? - не понял Лазарев.

Перед ним повис матовый шар размером с яблоко, тёмный, непонятного цвета.

- БЗС-12, в народе называется “Чёрная дыра”, - представил его Щебнев. - Ослепляет, вызывает чувство дезориентации.

- Надолго?

- Не меньше получаса. Радиус поражения около пятидесяти метров. Его бывает сложно заметить в пыли, да и так непросто. Сейчас он отключен, как и все остальные, просто летает.

- А… - Егор поколебался. - Откуда они у вас?

- Это базовые роботы для тренировки. Здесь почти все российского производства, но есть кое-что из других стран. Вот, например, азиатский “Колчан”.

Он указал на странный предмет, паривший неподалёку, голубого цвета, по форме и впрямь напоминавший колчан для стрел.

- Он подстраивается под ландшафт, меняет цвет. На Марсе он днём красноватый, чтоб не видно было на фоне неба. А на закате становится фиолетовым.

Егор восхищённо рассматривал этот хамелеон.

- Устаревшая модель, - продолжал Щебнев. - Выбрасывает суперпрочную, липкую сетку. Но всё равно - временно блокирует. Пока манипуляторы разрежут сеть, а ещё, бывает, и колёса запутываются. Есть ещё “Пауки”, те расставляют сети, а когда попадёшься - бегут курочить машину.

- Большие? Можно на них посмотреть?

- У нас нет такой модели. На Марсе посмотришь.

Егор передёрнул плечами. Он ненавидел пауков и совсем не хотел бы с ними встречаться. Впрочем, какая разница. Главное - попасть в гада, а уж в том, что он попадёт, Егор не сомневался.

- Первое время потренируешься стрелять из пневмовинтовки. Она у тебя будет в комплекте.

- Зачем?

- На случай, если турель выйдет из строя.

- Такое бывает?

- Очень редко.

Пневмовинтовка мало, чем отличалась от обычной. Разница была лишь в том, что она не наносила урона, а лишь на время могла обездвижить цели. Егор с лёгкостью попадал в диковинные мишени даже в скафандре.

***

Теперь тренировки стали чередоваться: в турели и с винтовками. За этим занятием незаметно летели недели.

Через месяц, когда Егор уже освоился с “добычей” и даже успел обзавестись предпочтениями, на базу прибыли Руслан с Борисом. Они встретили Егора довольными физиономиями и крепкими рукопожатиями. Штурман широко улыбался.

- Ты, говорят, монстр стрельбы, - сказал он.

- Да ну, - смутился Лазарев.

- А я нисколько не сомневался! - заявил Бахманов. - Я сразу говорил - надо из охотников набирать. Лёха тоже охотником был.

Помолчали.

- Завтра будем в полном составе тренироваться, - сообщил Бурвич. - Поедем по пересеченной местности с искусственными препятствиями. Мы будем отрабатывать маневренность, а ты роботов отстреливать.

- Посмотрим на тебя в работе, - пилот хлопнул Егора по плечу. - А ты на нас.

Лазарев хмыкнул. С тех пор, как он сюда попал, у него не проходило ощущение, что он на витрине, причем, на ювелирной. Его рассматривали чуть ли не под лупой - не самое приятное чувство. И хотя он знал, что ребята его не осудят в случае неудачи, они всё равно будут оценивать.

Тем не менее, в команду он влился быстро. Пусть и занятый своим делом, он успел отметить, как мастерски ведёт марсоход Бахманов.

«Пилот от бога», - так о нём говорили, и Егор в этом убедился. Руслан быстро и мягко наращивал скорость, молниеносно маневрировал, при этом все точки маршрута проходил удивительно точно.

Так прошёл ещё месяц. Парни за это время успели по-настоящему подружиться, и даже суровый тренер сдался и признал, что Егор Лазарев самый подходящий кандидат на место охотника в предстоящих играх.

До гонок оставались какие-то три месяца. Один из них тратился на полёт к Марсу. Ещё один на интенсивные тренировки в песках. Спортсменам давалась неделя отпуска.

- Куда едешь? - поинтересовался простодушный Боря, глядя на собранную сумку Егора.

- К родителям, - глухо отозвался тот.

- Ты разве не женат? - вскинул брови штурман, словно пытаясь что-то припомнить.

- В разводе.

- А, ясно.

Он немного поколебался и спросил:

- А почему?

Егор не любил этот вопрос.

- Ну… Она биолог, а я охотник. Она ненавидит охотников.

- Не понял. Зачем женились тогда?

Егор не знал, как это объяснить. Он вообще не умел говорить о чувствах.

- Ладно, извини, - виновато сказал Борис. - Хорошо отдохнуть тебе, набирайся сил.

***

Мама, как и полагается, сетовала на то, что гонки опасны. Особенно её устрашал полёт в космос. Зато друзья единодушно поддержали его, особенно, те, кто смотрел ежегодные трансляции. Они то и дело расспрашивали о Марсе, о роботах, о транспортёре, и он даже успел устать от такого внимания. И всё же дома Егор мог спокойно отдохнуть.

«Умно, - думал он, поджаривая шашлык на даче друга. - Самое время для отдыха.»

Оказалось, он очень соскучился по тёплому ветерку, по траве, и по звонкому гоготу друзей.

“К вечеру будут прыгать через мангал, барсов ловить”, - с удовольствием думал он об этом бессмысленном занятии.

К нему с горящими глазами подбежал друг Васька.

- Егорчик, как шашлык?

- Почти.

- Тут это… Ленка приехала.

Егор молчал.

- Чё, турнуть её?

- Да зачем? Пусть.

- Оно понятно: ты теперь крутой гонщик, космонавт, вот она и явилась.

- Вась, иди, играй в волейбол.

- Ну, как знаешь.

Васька убежал, а из-за домика показалась Лена, бывшая жена Егора. Он старался не смотреть на неё, хотя прекрасно знал, что сейчас её светлые волосы немного треплет ласковый ветерок, голова слегка наклонена набок, и она не идёт, а словно плывёт, стараясь не повредить траву под ногами и будто бы извиняясь за подобное варварство.

- И что, ты бы мне не сказал, что летишь? - с лёгким укором спросила она.

Егор молча поворачивал шашлыки.

- Ладно, я пришла пожелать тебе удачи.

- Спасибо.

Лена помолчала.

- Я буду болеть за тебя, - произнесла она наконец.

Егор выпрямился и посмотрел на неё. Она выглядела бледной и похудевшей. Он хотел сказать о том, что он ведь не изменился. Вот он, Егор Лазарев, ненавистный охотник, душегуб проклятый, но не стал. В конце концов, когда ты летишь в чёрной мгле невесть куда, это очень важно, чтобы было кому вспомнить о тебе.

***

Через неделю вся компания носилась на марсоходе по пескам пустыни. Здесь не было роботов, их сопровождали только “тарелочки”. Но даже их было трудно разглядеть в поднимающихся столбах искусственно возводимой песчаной бури.

Егор с трудом различал мишени, некоторые пропускал, а в реальных условиях это грозило отставанием и проигрышем.

В один из дней, когда они, как обычно, одевались перед тренировкой, в зал стремительно вошёл Руслан. Он шёл шумно, опрокидывая запчасти и сшибая стулья.

- Вот упыри! - воскликнул он, стоило ему поравняться с друзьями.

- Кто? - исподлобья глянул на него Борис.

- Спортивный комитет! Они, знаешь, что сделали? Подняли допустимый возраст участников! Теперь тридцать!

- Ну, и что? - непонимающе спросил Егор.

- Что? - взревел Бахманов. - А то, что мне тридцатка через три месяца стукнет. День рождения перед самой гонкой!

С досады он пнул валяющуюся рядом жестянку.

- Полегче, - сказал Боря. - Повредишь ногу - вообще не сможешь поехать.

- Да какая теперь разница.

Руслан сел на скамейку, вид у него был жалкий. Ярость резко перешла в уныние.

- Ты же знаешь, зачем они это сделали. Чтоб мы не участвовали, заявка ведь уже подана. Кругом засада!

Парни скисли. Даже если удастся выдвинуть замену, участие в гонке с любым другим пилотом было заведомо проигрышным. Так они и сидели полуодетыми, когда в зал вошёл Щебнев.

- Чего расселись? Пора начинать.

- А чего начинать, Василий Андреич, - горестно сказал Руслан. - Не проходим мы по возрасту.

- Что за чушь?

- Они же подняли…

- Всем тренироваться! - скомандовал Щебнев.

Боевой дух упал. Бахманов вяло управлял машиной. Егор рассеянно сидел в турели, стреляя через раз. Команда стремительно теряла в слаженности и мастерстве. Щебнев бушевал, грозился отправить всех в запас, но должного эффекта это не произвело. По ночам Руслан уныло бродил по барханам, загребая в ботинки песок, и насвистывая печальные мелодии.

Когда до гонок оставалось несколько недель, соревнования неожиданно перенесли на месяц вперёд из-за пылевой бури, которая обещала накрыть всю планету.

Стало ясно, что Руслан на гонку проходит, но команде нужно было срочно восстанавливать навыки, а времени совсем не осталось.

- Вот так везение! - И без того узкое лицо Бориса вытянулось ещё сильнее.

- Интересно, а почему на месяц вперёд, а не назад? - спросил Егор. - Им ведь так выгоднее.

- Большие бури длятся месяцами, - объяснил Бахманов. - Одна такая накрыла планету во время гонки. Мы тогда ещё не участвовали, я трансляцию смотрел. Они там как котята слепые тыкались, без камер слежения, со спутников не видно. Тогда даже один экипаж без вести пропал.

- Теперь нас будут транслировать, - гордо сказал Боря.

- Последняя гонка, - загрустил Руслан. - Самая последняя.

***

Егор же начал волноваться о полёте в космосе. Раньше ему не приходилось летать, и он нервничал.

Подготовка к полёту на Марс заняла не больше двух дней. Она почти целиком состояла из медицинского обследования и инструктажа по правилам безопасности на борту в случае непредвиденных происшествий. Сам полёт пассажиры проводили в состоянии глубокого сна.

“Практически кома, - беспокойно думал он. - А ну как не проснусь!”

И, напугавшись собственных мыслей, усиленно тряс головой:

“Так, оставить панику! Все летают, и ничего!”

Увидев корабль, он как-то успокоился. Всё встало на свои места. Массивный блестящий корпус планетолёта простирался внутри стен дока и скрывался где-то в его глубине. Лазарев не мог оценить его размеры, потому что видел перед собой лишь часть. Это походило на высотный дом, или гору, когда ты стоишь у её подножья и не понимаешь, насколько она огромна. Егор шёл вместе с командой, включающей экипаж, техников, тренеров и врача. Они миновали шлюз и оказались в просторном коридоре с множеством проёмов без дверей, ведущих в каюты. Экипаж марсохода размещался в одной каюте, больше напоминающей медицинскую палату: узкие койки-капсулы, оборудованные ремнями и различными трубками.

- Мда, - выдавил из себя Егор, когда стюард помогал ему пристёгиваться и проверял работу оборудования. Дно капсулы было на удивление мягкое, очевидно, чтоб тело не затекало.

- Ничего-ничего, - весело говорил стюард. - Сейчас растворчик пойдёт, не заметите, как время пролетит. Откроете глаза уже на Марсе.

“А вдруг на меня не подействует?” - со страхом думал Егор, усиленно моргая глазами, чтобы парень видел, что он ещё не спит.

“Куда-то отошёл, - отчаянно думал он, отгоняя морок. - А где ребята? Надо кого-нибудь позвать.”

Язык не шевелился. В коридоре кто-то ходил, какая-то суета, но каюта была пуста, капсула по-прежнему полуоткрыта.

“Наверное, началось. Почему никого нет?”

Над головой из ниоткуда появилось припухшее лицо Руслана.

- Проснулся! - кивнул он куда-то в сторону. - Приехали, брат, вылезай.

Егор сглотнул, и промычал:

- Что, уже?

- Ага, всё. Выползай давай.

Он ловко отстегнул ремни, удерживающие тело Лазарева. Егор начал медленно подниматься.

- Мы на Марсе?

- На орбите. Сейчас пересядем в транспортный модуль и полетим. Это недолго. Просто никто не будет садить такую махину на Марс. Технику отдельно погрузят.

Кое-как собравшись с силами, Егор начал неуклюже выбираться из капсулы. Не хотелось ни пить, ни есть, тело не желало слушаться. Только сейчас он заметил, что уже нет ни трубок, ни катетеров, всё исчезло само собой.

Выбравшись, он обнаружил висящего рядом полусонного Бориса.

- Кушать понемногу, врач будет выдавать порциями, - вяло произнес тот. - Неделя на адаптацию.

- Да, - бодро сказал Бахманов. - Гонка через неделю!

Он взъерошил заметно отросшие, хоть и коротко подстриженные перед отъездом волосы.

- Эхх, неделя всего осталась! Парни, мы обязаны её выиграть!

Глаза его блестели, будто и не было месяца сна.

- Ну, что? Идём!

- Летим! - буркнул Боря.

Они выплыли из каюты по коридору, миновали шлюз и оказались внутри транспортного модуля, напоминавший самолёт. Там им нужно было пристегнуться к сиденьям и ждать. Внутри было шумно, отовсюду слышалась перемешанная иностранная речь.

- Сколько всего команд? - спросил Егор, озираясь.

- В этом году семнадцать, - отвечал Бахманов.

- А жить где будем?

- На станции. Там что-то вроде гостиницы, - рассказывал Руслан. Потом добавил: - Но недолго.

- Неделю, - кивнул Егор.

Полёт к Марсу занял около получаса. По ощущениям он мало чем отличался от полёта в самолёте. По прибытию они прошли через шлюз внутрь станции. Шагать было непривычно, ноги плохо слушались, и все двигались как-то неуклюже.

- Когда прилетим обратно, будет хуже, - подмигнул Щебнев. - Здесь сила тяготения меньше, а там будет давить по полной. После месяца невесомости-то.

Кто-то толкнул Егора в плечо. Обернувшись, он увидел лохматого громилу, который, ухмыльнувшись, скрылся в толпе.

- Англичане, - сердито пояснил Борис. - Ненавидят нас, мы у них в позапрошлом году кубок вырвали.

- Это как?

- А пришли на пять минут раньше них, - глядя куда-то поверх голов пояснил Руслан.

- Держись от них подальше, - посоветовал Бурвич.

- Всем держаться подальше, - сухо сказал Щебнев.

После регистрации, где им были выданы электронные путеводители, они прошли в отсек для российских граждан. Здесь были отдельные комнаты для команды, тренеров и техников. Дальше шли столовая, медицинский модуль, санузел и некое подобие душа.

- Спартанские условия, - улыбнулся Егор.

- Ну, без шика, - развёл руками Боря.

- Да нам здесь делать нечего, - заявил Бахманов. - Наше место - в марсоходе. Тренировка завтра.

Марс встретил их рыжими оттенками. Каменистая поверхность ржавого цвета, красноватое небо, тусклое солнце, будто уже начинался вечер. Шагать в скафандре было довольно легко и непривычно, Егору казалось, он сейчас оторвется от поверхности и воспарит, как птица. Он глянул под ноги, с каждым шагом поднимались лёгкие облачка мелкой пыли.

«Как тополиный пух», - подумалось ему.

Вдалеке возвышался Элизий - исполин, поражающий размерами. Егор никогда не видел таких гор. Она походила на крепость, широкую и мощную, построенную километровыми великанами. Подножье её представляло собой гигантский обрыв, стену, длиной в сотни километров, а купол был словно срезан, как и положено старому вулкану.

«Цирк», - невольно сравнил Егор.

Трасса начиналась отсюда на восток, по равнине, а затем к Олимпу, который был куда выше Элизия. Охотник даже представлять не желал высоту той горы.

“Небось, там наверху и впрямь сидит Зевс, - хихикнул он про себя. - Может, познакомимся?”

Тренировка включала проверку техники, оружия, привыкание к условиям сил тяготения, а также разминка мышц после длительного покоя.

Всё-таки Боря оказался прав, здесь всё было не так. Егор сомневался, что недели будет достаточно для адаптации. В турели постоянно трясло из-за неровной поверхности,стрелка мотало из стороны в сторону несмотря на то, что техники поставили утяжелители для адаптации силы тяжести. Неподалеку тренировались другие команды.

К вечеру, когда садилось солнце, небо вокруг приобретало голубоватое свечение.

- Картина футуриста, - шутил Руслан.

Выглядело это и впрямь чудно: красное небо и голубой закат. Ночи, как и дни, были вдвое короче земных, но земляне быстро приспособились к этой особенности.

За день до начала гонки Егор проверял ручное оружие. В технический отсек вошёл Боря.

- Как настрой?

- Боевой, - улыбнулся Егор.

- Это хорошо. Кстати, «зверей» уже выпустили. Сейчас разбредутся по всей трассе.

- Не любишь их?

- Да отвлекают они. И так трудностей полно. Ещё неизвестно, какие новые модели выпустят на этот раз.

Борис разглядывал блестящую винтовку, которую Лазарев вертел в руках.

- Лёха тоже всегда винтовки сам проверял.

- А расскажи, что с ним всё-таки случилось?

Штурман вздохнул.

- Его убили в уличной драке, пытались ограбить. У кого-то был нож. Почти сразу после той победы.

- Думаешь… - нерешительно начал Егор.

- Все думают. Да, могли быть конкуренты, уж больно Лёша хороший был стрелок. Поэтому Щебнев и говорит держаться подальше ото всех. Тут люди такие: ради победы на всё способны. Гляди в оба, Егорыч.

- Да уж, - тихо произнёс Егор. - Получается, вроде как игры спортивные, и дроны штатские, а по факту - война.

- Так и есть.

***

На стартовой площадке царила суматоха. Команды стартовали по очереди с интервалом в пятнадцать минут. Экипаж Бахманова был пятым.

Техники в последний раз проверяли машину и связь, пересчитывали припасы провизии, тренер и врач давали последние напутствия; Элизий нависал сверху.

Как только объявили старт, машина рванула с места. У стрелка захватило дух от внезапной скорости. У него, в отличие от пилота, были включены внешние микрофоны. Марс безмолвствовал, Егор слышал лишь яростный шум колёс.

- Егор, как дела? - услышал он голос штурмана.

- Всё хорошо.

- Отлично. Не забывай, вон те два дрона - это камеры слежения, по ним не стрелять.

Егор буркнул, что не стоит держать его за идиота, Бурвич рассмеялся.

- Да ладно, им твоя пушка нипочём. Но болельщики повеселятся.

Лазарев без конца вращался в турели, выискивая любые движущиеся объекты. Через некоторое время он привык к камерам и перестал их замечать. Штурман вполголоса давал указания пилоту. Стрелок мало понимал значения этих слов. Вдали показался чей-то транспортер.

- Кто-то пропустил удар, - весело сказал Боря.

И тут машина зашевелилась, медленно поворачивая шар, громоздившийся сверху. Вместо турели торчала пасть! Настоящая, с железными зубами. Дальше Егор разглядывать не стал и со всей дури пальнул прямо по мерзкой «голове», жалея, что заряд не может разнести её в клочья. Движение прекратилось. Они проскочили мимо робота.

- Надо же, как замаскировался! - изумился Боря. - Не отличить от болида, если б не зубы.

У стрелка не было времени разглядывать «зверя». Он продолжал вертеться и всматриваться в горизонты.

Трасса была рассчитана на неделю, ночёвка предполагалась в шести контрольных пунктах. Питались гонщики на ходу, для этого у них была заготовлена жидкая пища в баллонах, закреплённых на рабочих местах. Твёрдая еда, вроде хлеба и прочей клетчатки, предусматривалась в местах отдыха в конце каждого этапа.

Егор знал, что трасса будет сложной, но даже предположить не мог, чтоб настолько.

От горы Элизий шла каменистая поверхность, сплошной монолит, весь изрезанный глубокими бороздами. «Свались в такую, и можно сушить весла», - пронеслось в голове охотника.

Ему и раньше приходилось стрелять на ходу, и на большой скорости, но такой дикой игры со смертью ему видеть не доводилось. Марсоход кидало из стороны в сторону, они обходили кратеры, по узким дорожкам проскакивали между разломами, и каждый раз Егор думал: «Не пройдем! Мало места!» Но машина каким-то невообразимым образом шла дальше.

“Игра со смертью? - невольно думал Егор. - Ладно, поиграем!”

Впрочем, вскоре ему стало не до выкрутасов пилота. Начали атаковать воздушные дроны. Они шли стаями по три-четыре штуки, и, занятый ими, охотник на время забыл о том, что он летит в прозрачном шаре над пропастью.

Дважды они обогнали другие экипажи, скованные, отчаянно неподвижные.

Дальше трасса пошла по дну разлома. Здесь было темно и узко, в некоторых местах с трудом мог протиснуться транспортёр. Бахманов гнал, как сумасшедший, и теперь Егору приходилось не только следить за “зверьём”, но и уворачиваться от нависающих скал. К концу короткого дня он был настолько измотан, что по прибытии на контрольный пункт, сразу же провалился в глубокий сон.

Когда экипаж миновал нагорье Элизий, дело пошло быстрее и спокойнее. На равнине изредка попадались плоскодонные кратеры. Бахманов молча гнал марсоход на максимальной скорости, аккуратно обходя громадные ямы, Борис внимательно следил за маршрутом. Дронов было мало, и Егор успел привыкнуть к унылому пейзажу, скучному солнцу, дронам с камерами - их постоянным спутникам.

Резкий толчкок отвлёк его от мыслей.

- А, чёрт! - услышал он крик Бориса. - Егор, что там у тебя?!

- Что такое?

- Прямое попадание!

- Как?

- Машина заблокирована, на холостых едем!

Вездеход несло без возможности затормозить, и только колёса, которые в таких случаях работали автономно, продолжали по инерции крутиться. Руслан, не произнося ни звука, мёртвой хваткой держал марсоход, и лишь благодаря его умению маневрировать, машину не занесло.

Егор крутил головой во все стороны. Турель как-то мягко болтало из стороны в сторону, но она не слушалась его. Где же зверь? Где он?

- Сеть! - истошно заорал штурман.

Лазарев не успел ничего понять, машина резко подалась вправо и, опрокинувшись, заскрежетала боком по мелкому щебню.

“Только бы пушку не задело!” - пронеслось в голове у Егора.

Марсоход, подняв облако красной пыли, остановился в метре от огромной сетки, натянутой между валунами.

- Хорошо, в камень не въехали, - проскрипел Бахманов. - Тогда бы точно конец.

- Паучара, - выдохнул Боря.

- Где?!

Охотник, как букашка, закрутился внутри прозрачного шара.

- Сейчас вылезет. Мы у патеры Орк, тут кругом грабены. В них сидит, небось.

- Думаешь, он бахнул? - засомневался Руслан.

- А кто сеть наплёл?

Лазареву, наконец, удалось открыть дверь внутрь марсохода.

- Хорошо, что хоть что-то механическое, - удовлетворённо сказал он и вышел, захватив пневморужьё.

Лоб вспотел, капли мерзко наползали на брови. Он потыкал климат-контроль на скафандре.

- Не понял, костюмы тоже вырубили?

- Да не, сейчас пойдёт.

Они выбрались на поверхность. Егор с ружьём наперевес всматривался в гигантские разломы.

- Интересно, насколько нас выкосило?

- Не меньше часа.

- Вот засада!

- Может, пока тачку перевернём? - предложил Егор.

- Смеёшься? Опорные рычаги заработают, махом встанём.

С юга послышался шорох, все обернулись. Откуда-то из недр Марса, шурша мерзкими углепластиковыми лапами, выползало чёрное чудовище. Да, оно напоминало гигантского паука, с той лишь разницей, что лапы у него были равномерно распределены по шару. Егор ждал, пока полностью покажется корпус, но стоило омерзительному роботу выбраться на поверхность, он стремительно покатился к ним, подскакивая на ходу. Охотник вскрикнул и стал палить по многоногому чудищу. Паук, ломая лапы, прокатился ещё метров пять и затих.

- Гадость какая! - с чувством сказал Лазарев.

Очень хотелось плюнуть.

- Предлагаю поесть, - заявил Боря.

Паук больше не беспокоил. Они успели основательно пообедать, проверить и почистить марсоход, внимательно осмотрели сеть. Она состояла из прочных и удивительно липких нитей.

- В такую попадёшь - полдня не выберешься, - говорил Бурвич.

Мимо пронёсся чей-то болид.

- Смотри, англичане! Всегда интересовало, как их громила-охотник умещается в турели?

- А где там турель? - Егор не успел, как следует, разглядеть машину соперника.

- Она у них непрозрачная.

- Теперь точно обгонят, - горестно сказал Руслан. - Они двенадцатыми выехали.

- Подожди ещё, - штурман дружески хлопнул командира по плечу.

Дальше ехали в молчании. “Зверей” заметно прибавилось: дважды выползали “землеройки” - выскакивали из-под земли, разрывая ножами каменистую почву, “коршуны” пикировали с неимоверной высоты в надежде повредить корпус марсохода. Всюду валялись обездвиженные роботы, пару раз попались чужие экипажи. Один, азиатский, был разбит и ждал эвакуации.

На пятый день гонки их настигла пылевая буря. Она шла с юга, и Егор завороженно смотрел на столпы мельчайшей, как тальк, пыли, высотой с гору и шириной в город. Это напоминало гигантский пылесос, поднимающий облака пыли в атмосферу, создавая неповторимое красное и мутное небо. Казалось, она сметает всё на своём пути.

- Не бойся, она только выглядит страшно, - усмехнулся Борис. - Здесь атмосфера разряжена, машину не снесёт.

- А видимость?

- Ухудшится.

Внутри бури было и впрямь тихо, но скорость заметно снизилась. Пилоты шли по навигационным картам. Охотиться в таких условиях было ещё труднее. В кровавом тумане выловить дронов на расстоянии больше метра было невозможно. Полдня они блуждали в этом киселе, натыкаясь на соперников, три раза их останавливали “звери”. К вечеру буря стихла.

Ночь застала большинство машин на трассе. Измученные пыльным туманом гонщики отважно скитались впотьмах. Спортсмены были наслышаны о снежных бурях ночью на Марсе, но пока ничего подобного не было. Тихо сияли звёзды, может, даже чуточку ярче, чем на Земле. От горизонта медленно всходил кривой месяц - один из спутников Марса. Уже светало, когда команда Бахманова добралась, наконец, до конца этапа. Усталые, измождённые они забылись в крепком сне.

Выйдя утром на трассу, парни увидели Олимп. Он угрожающе распластался по всему горизонту.

«Да, - подумал Егор. - В направлении не ошибёшься.»

Постепенно начал меняться ландшафт. Поверхность пошла ощутимо вверх, опять появились борозды и разломы, валуны и зловещие ущелья. И снова игра со смертью. Из дыр в монолите выскакивали какие-то уродцы, Лазарев даже не успевал их разглядеть, а порой стрелял на звук. К концу шестого этапа они нагнали основных соперников.

- Понять бы, на каком мы месте, - устало проговорил Руслан, падая на кровать и проваливаясь в глубокий сон.

Когда они проснулись, англичан уже не было.

- Последний день, - говорил Руслан, нарезая круги, пока штурман заканчивал проверки. - Сегодня всё решится. Они как думали, выкосили Лёху, и всё? Фигушки! Русские не сдаются!

Бурвич молча переглянулся с Егором.

- Нервы сдают, - чуть слышно проговорил он.

- По коням! - скомандовал Бахманов.

Трасса становилась всё сложнее. Пилот яростно шёл к цели, словно не замечал препятствий. Охотнику ощутимо добавилось работы.

- Звери сегодня озверели, - сердито сказал он.

- Всегда так, - отозвался Боря. - К концу как с ума сходят.

- Англичане! - раздался вдруг крик командира. - Догоняем!

Они и впрямь уже почти поравнялись с английским экипажем. Он был длинный, низкий и отдалённо напоминал огромную чёрную крысу. Их пилот вилял перед Бахмановым, не давая проехать вперёд. Дорога была узкая, кругом зияли длинные глубокие трещины. На одном из поворотов соперников занесло, и Руслан вырвался вперёд. Егор с удовлетворением отмечал, что противник всё больше отстаёт.

В этот момент на экипаж напали сразу три дрона, и пока Егор отстреливал их, из-под земли вынырнуло упругое аморфное нечто. Яркая вспышка ослепила охотника, а когда вернулась способность видеть, он понял, что турель едва поворачивается, издавая скрежет.

- Попадание! - крикнул он друзьям.

- Да не, нормально, - заметил Борис. - Едем.

- Я не могу стрелять!

- Как так? Сейчас проверю.

Машина слегка замедлила ход.

- Егорыч, брат, выкосило систему очистки!

- Чёртовы дроны!

- Всё, - упавшим голосом сказал Руслан. - Нам конец. Без пушки далеко не уедем. Сейчас всё пылью забьётся.

- Хренушки! - как-то не в меру спокойно и уверенно заявил Егор.

Он схватил пневмноружьё, закреплённое рядом, страховочные ремни, открыл турель и ловко выскочил наружу. Мимо на полном ходу пронёсся английский марсоход.

- Егор, ты что задумал? - подозрительно спросил Борис.

- Поехали, - бодро отвечал Лазарев, закрепляясь на верху марсохода.

- С ума сошёл! - изумился Бахманов. - Костюм не предназначен для такого долгого пребыва...

- Гони!

Теперь ему было даже проще, привычнее, и обзор сверху был лучше. Оставшиеся внутри машины сосредоточились на трассе. Они старались выровнять ход, чтобы стрелка не слишком трясло. Англичане пропали из виду.

Лазарев не отвлекался, поэтому не сразу заметил, насколько часто стали попадаться неподвижные, как истуканы, болиды, вокруг которых бродили спортсмены.

- Поломки, наверное, серьёзные, - заметил штурман. - Повыходили все.

Тут он засмеялся.

- Смотрят на тебя. Будешь, Егор, героем трансляции.

Егор не обращал на это внимания, ему было всё равно, что на него сейчас смотрят миллиарды людей на Земле. Его поглотил азарт пальбы. Он ощущал необыкновенный прилив сил вместе со спокойной уверенностью и отточенностью движений.

Внезапно до него донёсся резкий звук, похожий на взрыв. И тут же он увидел чёрный столб дыма впереди себя.

- Что за чёрт? - он во все глаза глядел вперёд. - Парни, это нормально?

- Ннет, - ответил Боря.

Чем ближе они подъезжали, тем страшнее становилось. Наконец, они увидели причину взрыва. Открывшаяся картина ужасала. Английский марсоход был объят дымом, рядом в оплавленном скафандре лежал охотник-громила. Больше никого не было видно, ни людей, ни роботов.

Бахманов остановил машину. Егор отстегнул ремни и соскочил на поверхность. Пилот со штурманом последовали за ним.

Англичанин порывисто дышал, хрипел, обезумевшими глазами он смотрел на Лазарева и шевелил губами.

Руслан постучал по шлему, показывая, что не слышит. Послышались обрывки фраз на английском.

- Что он говорит?

- Говорит, подземный взрыв. Пилот и штурман погибли на месте.

Англичанин продолжал ещё что-то бормотать, пытаясь указывать на что-то руками. Бахманов посмотрел в этом направлении.

- Так, парни, он утверждает, что это новый дрон, подземная мина.

- Бредит.

- Чёрт, где все камеры слежения?! Боря, срочно свяжись с базой!

Борис рванул к марсоходу, а Руслан внимательно слушал гиганта. Егор заметил неподалёку обломки камеры и указал на них командиру.

- Тут что-то не то, - задумчиво сказал Бахманов. - “Звери” сегодня больно активные, а машины не просто стоят, они подбитые.

- С базой связался, - услышали они голос Бориса. - Они вылетели.

- Так всё. Надо ехать.

- А этого здесь оставим?

- А, чёрт! - Бахманов со злости пнул кусок камеры.

Егор вдруг резко развернулся и выстрелил в камень. Раздался взрыв. Руслана, стоявшего к камню ближе всех, отбросило на метр. Егора оглушило, он упал на колени. Первым пришёл в себя Борис.

- Что это было?

- Ящерица, - пробормотал стрелок.

- Какая ящерица?!

Он вдруг подхватился и подбежал к Бахманову.

- Руся, ты понял, да? Руся!

Командир молчал. Борис схватил его и потряс за плечи. Затем подал больше кислорода в скафандр друга. Руслан зашевелился.

- Ты цел?

- Да, - глухо произнёс Бахманов.

- Звери взрываются, Руся.

- Нет, - тихо сказал пилот.

- Да как нет? Точно говорю, Егор выстрелил и...

- Они перепрограммированы на взрыв.

- Что? - Егор до этого рассматривающий обломки ящерицы обернулся к товарищам. - А так бывает?

- Бывает, бывает, - Руслан побарахтался и сел. - И не такое бывает.

- И что теперь будет?

- Будут убивать.

Он опёрся на руку, чтобы встать.

- Ааа! Рука!

Борис помог ему подняться. Левая рука пилота болталась культёй.

- Наверное, сломал, когда упал, - сквозь зубы говорил Руслан.

- Надо к врачу, - сказал Борис.

- Нет, - железным голосом сказал Бахманов. - Фиксируй, и поедем.

- Ты не сможешь вести…

- Я сказал - фиксируй! До Олимпа рукой подать, Егор едет на крыше. И сдаться из-за какой-то фигни? Давай быстро!

Штурман со вздохом полез в транстпортёр, достал фиксатор, быстро закрепил его на руке командира.

Ехали тихо. Молчание нарушил Руслан.

- Это была для нас ловушка.

- Когда?

- С бомбой-ящеркой. Англичане расставили, сами в неё и угодили.

Он едва увернулся от утёса, вставшего на пути.

- Помнишь, они от нас как бы отстали? Это специально.

- Но как?

- Хакерская атака на новые модели, их расположение ведь известно. Такое было лет пять назад, помнишь, ещё дознавание потом было…

Егор почувствовал слабость, вручную добавил кислорода. Скорость реакции падала, он едва успевал отстреливаться.

- Егорыч радиации хапнул, похоже, - услышал он чей-то голос, или ему послышалось.

Вскоре начало двоиться в глазах, или роботы летали парами, он не понимал, палил во все стороны, как очумелый. Хотелось лечь. Нельзя! Вот он финиш, рукой подать! Олимп маячил, сверху махал крыльями Зевс. Лицо его было неясно.

“Всё-таки он существует! Но почему с крыльями?” - пронеслось в голове у Егора прежде, чем он отключился.

***

Открыв глаза, он обнаружил, что на нём нет шлема. Он лежал в белом прозрачном боксе. Рядом стоял Руслан с перевязанной рукой.

- Слышишь меня?

Егор кивнул.

- Мы выиграли! Егорыч, друг, мы первые!

Стрелок слабо улыбнулся.

Позже он узнал, что они не просто выиграли гонку, а обошли всех с большим отрывом.

Ещё сутки спасательный патруль собирал сошедшие с дистанции экипажи. Говорили, что новая модель “зверя”, выпущенная на гонку, была с дефектом, стоившим жизни английским гонщикам. В условиях слабого марсианского давления она дала непредсказуемый эффект схлопывания и вместо блокировки реактора марсохода получился его взрыв.

- Эта официальная версия смеху подобна, - говорил Руслан.

- У тебя нет доказательств обратного, - заметил Боря.

Они стояли втроём у подножья старого вулкана. Вблизи самая высокая гора Солнечной системы не казалась чем-то великим. Теперь Егор знал, что искривление поверхности Марса и широкое основание горы не позволяют оценить её истинные масштабы. И всё же это был Олимп. И он лично видел бога. Ради этого стоило лететь на Марс.

***

В бильярдном клубе стоял обычный рокот. Мерные удары шаров друг о друга, спокойные разговоры, изредка слышался смех. Трое сидели за столом и о чём-то беседовали. Многие здесь знали их в лицо, но не решались подойти. Неожиданно к столу подошла невысокая светловолосая девушка и села рядом.

- Приятно познакомиться, - сказал один из них.

А другой, помолчав, спросил:

- Ведь ты не любишь охотников? Убийцы, всё такое.

Третий, подмигнув девушке, произнёс:

- Ты теперь не убийца, а спортсмен, не так ли?

- Точно, - ответила она.

Другие работы автора:
+1
73
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Наталья Маркова №1