Её не звали

Автор:
vladimir.sedinkin
Её не звали
Аннотация:
Пришла и всё испортила
Текст:

– Вот она.

– Ты зачем её пустил идиот?

– Прошу прощения сэр, я думал она к вам. Приличная дама, отличные манеры, мило улыбалась...

– Я никого не звал! Я что тебя о гостях предупреждал? Что я говорил о незнакомцах?

– Нет, сэр, но леди не похожа на кредитора…

– Вот и выпроводи её отсюда. Немедленно!

– Ваша Светлость я не могу. С ней пришёл… высокий и сильный мужчина... в общем, он сломал нам дверь.

– О чём ты говоришь, чёрт тебя подери?

– Он вырвал замок и засов из двери.

– Как?

– Ну, так, запросто. Двумя движениями. Раз, два и всё...

– Заткнись Кэри! Я понял, ты тупица. Сколько она уже тут сидит?

– Тридцать две минуты сэр. А можно спросить кто эта женщина?

– Понятия не имею.

– Кхм, кхм. Я, между прочим, вас слышу. Вы долго будете прятаться граф? Разве можно так встречать гостей? Ну, полно вам. Выходите. Я не укушу. Обещаю.

В прихожей, у стены, в кожаном кресле, утопив ноги в шкуре белого медведя распростёртой на полу, сидела моложавая симпатичная женщина средних лет в элегантной синей шляпке и такого же цвета платье и шарфике. Её серо-голубые внимательные глаза насмешливо смотрели на замерших перед ней мужчин. Она чувствовал себя в чужом доме абсолютно спокойно, по-хозяйски развалившись в бержере XVIII века словно на троне.

Взмахнув седой гривой волос, хозяин особняка прорычал:

– Кто вы такая? Немедленно покиньте мой дом!

– Меня зовут леди Эстер. Возможно, вы слышали обо мне?

Вздрогнув, граф Одли стиснул кулаки, да так, что костяшки на руках побелели.

– О да! Вы та хищница, которая скупает за бесценок прекрасные поместья знати, а потом наживается за счёт них!

Хлоп! Хлоп! Хлоп!

Женщина похлопала в ладоши, продемонстрировав всем окружающим прекрасный маникюр на руках. Только сейчас хозяин дома заметил, что чуть справа от неё замер двухметровый амбал. Кошмарный тип больше напоминавший орка из сказки, с квадратной челюстью, с широченными плечами и кулаками, словно ядра пушки. Такой точно мог сломать дверь. Да что там дверь, он и стену пробьет, не вспотеет.

– Браво граф. Сколько экспрессии, гнева, вы зарыли свой актёрский талант в землю. Может ещё не поздно?

Еле-еле, оторвав взгляд от громилы и ещё раз вздрогнув, Одли, снова прорычал:

– Да как вы смеете так со мной разговаривать?! Изображения моих предков висят в Букингемском дворце…

Орк удивительно ловко сделал шаг вперёд и протянул клешню к оравшему и брызгавшемуся слюной хозяину дома. Стоявший рядом с графом чопорный дворецкий, с напомаженной гелем головой, присел от страха.

– Михаил спокойно. Его Светлость просто шутит.

– Я не испугаюсь вашего громилу!

– А зря, – снова улыбнулась гостья, закинув стройную ногу в чёрной блестящей туфельке на колено. – Однако, вернёмся к нашим баранам.

– Каким ещё баранам?

– Вы правы граф, ваши предки когда-то были выдающимися людьми. Вы нет.

– Что?! Убирайся прочь!

– Одли, вы просто мелкий мошенник с дырой в кармане. Ну, признайте же? Бездарно спустили наследство на развлечения, а затем заложили поместье. Три раза. Кредиторы в очередь к вам выстраиваются. Это же факт.

– Это не ваше дело. Я решаю эту проблему!

– Так же как Брюстеры и Калверы?

– Аха-ха! Очень смешно! – наигранно засмеявшись, граф, кинул опасливый взгляд на вернувшегося на место охранника гостьи. – Вы оставили их без средств к существованию! Выкинули на улицу. Оскар Брюстер повесился, а Гарри Калвер в больнице. Он теперь как овощ!

– Он и при жизни обладал интеллектом кабачка. Лишь бы стрелять во всё что движется и трахать всё что шевелится.

– Представители знатных английских фамилий обречены на забвение!

– За всё нужно платить, милый Уильям.

– Не смейте меня так называть! Я вызываю полицию! Кэри! Кэри! Звони полисменам!

– Слушаюсь сэр.

– Звоните, звоните. Я их дождусь. Дом, земли вокруг него, теперь мои. Я выкупила ваши долги. Вот бумаги.

– Что!? Что?! Ты грязная…

Бросив под ноги, протянутые ему документы хозяин дома сначала начал топтать их ногами, а затем остервенело прыгать на листках, от чего полы его пиджака смешно взлетали вверх.

– Ну, что за поведение? Держите себя в руках Уильям, а то мой слуга что-нибудь вам повредит. Это копии, копии, успокойтесь.

– Да пошла ты…

Мимо графа и дворецкого прошмыгнул жилистый тип в сером клетчатом костюме и кепке. Замерев слева от женщины, он, чуть склонившись над ней и тихо произнёс:

– Мадам, там ничего нет.

Эти двое пришедшие с леди Эстер были словно братья. Вот только один здоровенный как глыба, а другой стройный как кипарис. Одинаково одетые, послушные и готовые на всё ради хозяйки.

– Ты внимательно посмотрел?

– Очень, мадам.

– Спасибо Константин.

Взметнув руки со сжатыми кулаками вверх, граф снова заверещал, да так, что эхо забилась по пустой прихожей. Висящая на стене скверна копия Моне «Парламент в Лондоне №3» угрожающе закачалась. Дворецкий сощурился от шума, прикрыв рукой в белоснежных перчатках уши.

– Кто это такой? Что он делал наверху! Кэри почему посторонний разгуливает по моему дому? Ты дворецкий или кто?!

– Ваша Светлость, простите меня. Я не знаю, как этот человек попал в особняк.

– Марта! Марта! Где эта несносная дура!

Перепрыгивая через ступеньки, сверху примчалась миловидная девушка с россыпью веснушек на румяных щеках. Поправив униформу, она поклонилась графу.

– Я здесь сэр.

– Ты впустила этого человека? – спросил Одли, кивнув на белобрысого спутника гостьи ковырявшегося ножом-бабочкой под ногтями.

Ещё больше покраснев в ответ на подмигивание парня, горничная опустила глаза вниз.

– Нет, что вы Ваша Светлость. Я думала он ваш гость, когда увидела его наверху.

– Что он там делал?

– Он заходил в комнату в конце коридора. Ту, что всегда закрыта.

– Дьявол!

– Уильям успокойтесь у вас ничего не украдено. Да у вас и воровать то нечего, – рассмеялась гостья, от чего на щеках её появились милые ямочки. – Вы же всё более или менее ценное сами уже продали. Чернокожие танцовщицы и стриптизёрши стоят немало, да мой друг?

– Заткнитесь!

– Может ему язык подрезать? – оживился белобрысый, кивнув острым подбородком на хозяина дома ловко крутанув балисонг в руке.

– Не надо Константин. Граф будет хорошо себя вести.

– Ты получила земли моих друзей, моё поместье, но ты никогда, слышишь, никогда, не получишь титула! Я останусь графом Одли. Навсегда!

– Хм, думаешь милый? Мистер Кэри, скажите, пожалуйста, а где мебель и вещи из закрытой комнаты на втором этаже? Той, что в конце коридора?

– Лет восемь назад все вещи оттуда были вынесены. Их должны были увезти, но, кажется, они так и остались лежать за домом у компостной кучи, леди Эстер.

– Зачем ты ей отвечаешь идиот!? Какая она леди?! Она безродная дворняжка с мешком денег и всё!

– Константин, будь добр.

– Уже бегу.

Лёгкий кивок и белобрысый охранник покинул прихожую, исчезнув в дверном проёме сломанной двери.

– Кстати, безродная дворняжка превратила имение вашего друга пьяницы Брюстера в заповедник. Дом, конечно, пришлось снести, он всё равно был ужасен. Эта помпезность и дурновкусие… а вот роскошный особняк Калвера станет детским домом.

– Да мне плевать! Уходите, таким образом от налогов?! Моё имение тоже во что-нибудь превратите?

– Нет, ваше оставлю себе. Тут будет много работы, но я справлюсь. Это личное, – глаза гостьи неожиданно потемнели и сверкнули гневом. Вся она подалась вперёд. Графу даже стола неуютно и захотелось подняться к себе в комнату и закрыть дверь.

– Личное? Что вы имеете в виду? Зачем вам комната этой учительницы? Там давно никого нет. Она сдохла, как и её бастард.

– Насколько я знаю, мисс Каменкова была вам словно мать? Любила вас. Долго прожила здесь.

– Любила?! Ха-ха-ха! Да она просто запрыгнула в постель к моему престарелому папаше и всё! Тоже мечтала о титуле наверное, – граф уперев руки в бёдра неожиданно замер на полуслове. – Ааааа! Я кажется, понял!

– Что вы поняли?

– Говорят, у Марии Каменковой в России была сестра! Это вы! Нет, это точно вы! Оставьте в покое нашу семью!

– Ваш добрый и благородный отец любил Марию.

– Да откуда вы знаете?! Всё равно подмазаться не сможете! Титула вам не видать! Ха-ха-ха! Ха-ха-ха! Ха-ха-ха!

Граф некрасиво хохотал, широко раскрыв рот. Плечи его подпрыгивали, а глаза налились кровью.

– Кэри, милый, у вашего бывшего хозяина истерика, – снова спокойно откинувшись на спинку кресла, властно произнесла леди Эстер. – Принесите ему стакан воды, пожалуйста!

– Слушаюсь миледи.

– Ха-ха… буль-бдылк-глык-глык.

Обливаясь водой, Одли, с жадностью опустошил стакан, принесённый ему дворецким.

– Полегчало?

– Да пошла ты! – закричал аристократ, бросив посуду себе под ноги.

Дзынь!

Один из осколков полетел в сторону женщины и громила у порога легко поймал его пальцами. От увиденного, граф, икнув, вжал голову в плечи.

– Ну вот. Насвинячили. Марта милочка, если тебе не трудно…

– Сию минуту миледи! – девушка уже бежала к разбитому стакану с совком и щёткой.

– Да какая она миледи… – снова пискнул аристократ, увеличивая расстояния между собой и незваными гостями.

– И всё-таки любил. Он даже предлагал вашей мачехе вступить в брак. Но она отказалась, из-за вас. Посчитала, что подростка горюющего по умершей матери это может сильно задеть, повлиять на его психику.

– Это чушь! Враньё! Да если бы она только могла! Она мечтала об этом! Ваша сестра написала вам полную чушь! Она лгунья такая же, как и вы! Убирайтесь обратно к себе! К своим медведям, бабалайкам, ёлкам и зиме!

Женщина раскатисто рассмеялась, похлопав по локтю стоявшего рядом с ней орка. Тот тоже изобразил нечто вроде улыбки зазмеившимися тонкими губами.

– Я смотрю, вы знаток России граф, – ухмыльнувшись, гостья кончиками пальцев убрала слезинки в уголках глаз. – И всё же Мария отказалась от брака. Ваш отец предлагал ей трижды.

– Это невозможно, – подпрыгнул на месте Одли. – А зачем она тогда родила ребёнка? Хотела сделать его наследником! Не вышло! Впрочем, они все мертвы и говорить не о чем! Я сам видел кончину каждого! Папенька был глуп! Расчувствовался на старости лет.

– После смерти Каменковой, он быстро сдал.

– Загнал себя в могилу своей тоской! Было бы из-за кого!

– А что вы сделали с ребёнком?

Воздух в комнате будто стал густым, от чего графу стало сложно дышать.

– Я ничего. Он погиб в результате несчастного случая. В конце концов, я не нянька.

– Понятно, – женщина стукнула по паркету пола удерживаемой в руках тростью с бронзовым набалдашником. – А вот и Константин!

Белобрысый метнулся по прихожей, что-то удерживая под мышкой. Это было нечто грязное, мокрое и с четырьмя ногами.

– Что? Что это?

– Всего лишь детская игрушка, лошадка. Константин, дай свой нож… а вот это… скрип! … это кожа вроде не испортилась значит и то что внутри тоже.

– Что это! – побелел Одли, нервно оторвав пуговицу со своего пиджака.

– Это свидетельство о рождении и в графе отец… граф Спенсер Одли. А это… ещё один интересный документ. Всё читаемо. Словно и не прошло тридцать лет. Константин подержи пока игрушку.

Попытавшись взять себя в руки, аристократ взглянул на оторванный «с мясом» эмалированный кружочек с отверстиями, спрятав его в карман.

– Да плевать. Оставьте эту бумажку себе! На память. Я единственный наследник титула! Вы как сестра самозванки не имеете право ни на что. Живите здесь! Но никогда вы не станете хозяйкой титула! НИКОГДА!

– Это я уже слышала граф. Милый мистер Кэри вы не могли бы собрать вещи вашего бывшего хозяина. Он уходит.

Пару-тройку секунд слуга думал, а потом, вскинув подбородок вверх, ответил:

– Да, миледи.

– Что? Уже? Да я тебя!

С аристократом произошла удивительная метаморфоза, он будто бы собрался, в мгновение перестав напоминать того испуганного и расстроенного хлюпика, которым был минуту назад, и наклонил голову вперёд словно готовясь к атаке. Одним быстрым движением, граф, бросился к висящему на стене кабаньему чучелу вырвав из подставки под клыками массивный морской кортик, принадлежащие его отцу.

Вшух! – клинок свистнул над головой леди Эстер. Вжух! – второй выпад проткнул кресло за её спиной.

Аристократ так и не понял, как женщине удалось увернуться. Вот только что она сидела в кресле и вдруг исчезла! Зато он взвыл от удара по локтю бронзовым набалдашником трости, которую всё ещё удерживала в руках гостья.

В мгновении ока клинок оказался в руках белобрысого, а Одли, повис в воздухе удерживаемый за шею орком.

– А-а-а-а! Отпусти меня урод! Задушишь!

– Михаил, голубчик, осторожно, не сломай ему шею.

– Кхе! Кха! Отпусти…

– Дохляк. Он синеет, брось его!

Здоровяк отпустил аристократа, от чего тот шлёпнулся на паркет, больно ударившись задом.

– Я этого так не оставлю! Я обязательно… – сипел граф ощупывая пальцами повреждённое горло.

Гостья встала над Одли, легко помахивая массивной тростью. Тот в свою очередь следил глазами за набалдашником, опасаясь, что он опустится ему на голову.

– На прощание Уильям, я хотела бы напомнить тебе тот пасмурный осенний день двадцать восемь лет назад.

– Какой ещё день? Кхэ-кхэ!

– Когда ты пьяный, вместе со своими дружками Брюстером и Калвером привез ребёнка на побережье и за двенадцать фунтов продал девятилетнее дитя контрабандистам, уплывавшим в Африку. Просто столкнул по сходням в грязные, вонючие руки. Помнишь?

– Откуда ты знаешь это? – хозяин дома снова побелел, на мгновение даже забыв про боль в горле.

Ответить женщина не успела, так как сверху спустился дворецкий с вещами.

– Спасибо Кэри. Неужели все вещички графа Одли вошли в саквояж и сумку? Не густо, не густо.

– Да, миледи.

– Последнего графа Одли! – взметнув указательный палец вверх прокричал аристократ.

– Мечтать не вредно, братец.

–!?!

Глаза бывшего хозяина особняка вылезли из орбит, нижняя губа затряслась.

– Я, знаешь ли, выжила. Меня не изнасиловали, не продали на органы и в рабство. Хотя риск конечно был! Старик Гудвин был редкостным мерзавцем, но тогда расчувствовался и не выполнил обещанное тебе. Я стала его внучкой. В обиду он меня не давал. Со временем нескладная девчонка узнала, что даже у подонков и убийц есть сердце. Поплавала, поездила по свету, а потом и бизнес Гудвина мне достался. Я его расширила, легализовала и стала леди Эстер. Не спрашивай у меня как это вышло, всё равно не скажу.

– Это, это не возможно!

– Возможно Уильям, возможно. Я очень богата, опасна и зла. Впрочем, уже нет. Михаил дай графу хорошего пинка и вышвырни его за ворота.

– Неет! Нееет! Не может быть! – попытки аристократа схватиться за дверь, когда его выносили из дома, успеха не имели. Он только содрал себе кожу до крови и прикусил язык.

Граф Одли был жалок, стар и чувство злобы и мести быстро оставляло гостью, замершую в своём элегантном платье, шляпке и аккуратных туфельках посреди прихожей. На смену им приходила усталость и… счастье.

– Мистер Кэри!

– Да, миледи.

– Вы согласны вместе со слугами остаться и служить мне, графине Екатерине Одли?

– Штат у нас небольшой. Я, Марта, кухарка мисс Бишоп и садовник Отисс.

– Это не беда. Мы его расширим, – сказала женщина, бросая трость в кресло. – Я намерена полностью реставрировать поместье и даже расширить его. Два десятка слуг не обещаю, но пятерых-шестерых ты нанять можешь смело.

Вытянувшись в струнку, дворецкий доброжелательно улыбнулся новой хозяйке.

– Что ж, мы будем счастливы графиня. С возвращением домой.


ГЛОССАРИЙ:

Бержер – это тип мебели во Франции 18 века: глубокое мягкое кресло на изогнутых ножках-кабриолях, где подлокотники и высокая спинка представляют собой единое целое.

Балисонг – филиппинский складной нож с клинком, скрываемым в сложенном положении в рукояти, образованной двумя продольными половинками с П-образным сечением, шарнирно соединенными с хвостовиком клинка. У нас получил название нож-бабочка.

+3
74
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Елена Станиславская

Другие публикации