Заброшенный Остров

Автор:
Estellan
Заброшенный Остров
Аннотация:
15. Кровавого месяца.
Только сегодня мы добрались до суши. Остров небольшой, но достаточно удаленный, чтобы преследователи нас не нашли. Торольв со своей дружиной поймали нас, потрепанных в бою, по возвращении и оторваться удалось только в буре. Жестокое море мотало корабли как щепки, пока не прибило нас к этому острову. Сейчас кораблей осталось два. Третий затонул у самого входа в бухту.
Текст:

15. Кровавого месяца.
Только сегодня мы добрались до суши. Остров небольшой, но достаточно удаленный, чтобы преследователи нас не нашли. Торольв со своей дружиной поймали нас, потрепанных в бою, по возвращении и оторваться удалось только в буре. Жестокое море мотало корабли как щепки, пока не прибило нас к этому острову. Сейчас кораблей осталось два. Третий затонул у самого входа в бухту. Осталось нас чуть больше трех десятков, включая раненых. Все, что смогли, вытащили на берег. Сейчас нужно обустроить поселение и похоронить убитых. Если получится, подлатать второй корабль, или он пойдет на дно к третьему. Тогда мы точно отсюда не выберемся.

16. Кровавого месяца.
Не иначе сама Хель завела нас на этот остров.
Все было тихо, пока мы высаживались и располагались. Сидящий По Левую Руку предлагал перебраться на берег повыше, к скалам, но ветер еще не успокоился, налетая резкими порывами, он не позволил бы разжечь огонь на открытом всем ветрам скалистом мысе. Далеко от воды удалиться не получилось, добрались лишь до кромки деревьев. Прежде всего предстояло позаботиться о раненых.
Организовать быт удалось достаточно быстро, к счастью, все мы не в первый раз в походах, и каждый знает, что надо делать. Часть не пострадавших после установки лагеря отправилась на охоту, часть на рыбалку. Тогда и выяснилось, что куда-то запропастился Ярл. Оставив Хёдд вместо себя, я отправился на его поиски.
Ингольв обнаружился на том самом мысе. Мрачным взглядом он изучал берег и доступную часть моря.
- Погони нет?
- Нет. Но дело не в этом. Видишь те пятна на песке?
Встав рядом с ним, я тоже окинул берег взглядом, и только сейчас заметил, что, насколько доступно взгляду, берег в самом деле усеян странными овальными пятнами от почти черного до светло-синего, раскиданными в хаотичном порядке. На первый взгляд их было не меньше трех десятков. И это только та часть берега, что доступна взгляду.
- И что это?
- Не знаю. Но они мне не нравятся.
Пришлось на некоторое время забыть кто из нас Ярл, и напомнить Ингольву, что пятна сейчас наименьшая наша проблема. А людям сейчас нужен их предводитель.
Тогда я еще не знал, как ошибался. Как только стемнело, на лагерь напали мертвецы. Бледные до синевы, они напали молча и яростно. Дозорные лишь дали нам достаточно времени, чтобы схватить оружие. Никогда раньше такого не видел. Наше оружие не было способно их остановить, лишь замедлить. Чуть лучше справлялся огонь… но один из загоревшихся мертвецов бросился к кораблю. Отступая, мы забрались на мыс, и все, что мы могли - это сдерживать их, не позволяя сбросить нас в море, где мы стали бы легкой добычей.
Первые лучи солнца разогнали мертвецов и озарили наше положение, ставшее еще более бедственным. Почти все раненые погибли. Мертвых сожрали эти твари. Второй корабль сгорел дотла.
Распорядившись вновь отправить людей на охоту и рыбалку, а так же по возможности спасти, если осталось что спасать в разоренном лагере, меня и Сидящего по Левую Руку ярл отозвал в сторону. Отойдя за мыс, он остановился у одного из цветных пятен, остановился и стал копать, подавая пример. Присоединившись, мы вскоре откопали одного из тех самых мертвяков, что напали на нас ночью. Могила была неглубокой, лежащий в ней мертвец, в полном комплекте брони, был засыпан камнями, а потом уже песком. Судя по твердости земли под ним, глубже его закопать не представлялось возможным.
- И что это? – Спросил я, когда удовлетворившись осмотром, мы закопали все обратно.
- Драугр.
- Серьезно? Мечи и стрелы их не берут. Думаешь, нас специально загнали на этот остров?
- Драугры могут менять погоду.
- Не думаю, что их влияние распространяется так далеко. Но здесь их много. На одном корабле мы не уплывем, да и куда плыть? У нас почти ничего не осталось.
- Драугры не берутся из воздуха. А если их здесь так много, значит, кто-то их тут хоронил.
- Поселение. – Догадка первым настигла Бьёрга.
- Да. Если есть драугры, значит должно быть и поселение. Или по крайней мере его руины.
- Возвращайтесь, я осмотрюсь.
Ярл со вторым помощником отправились обратно к людям, а я решил пробежаться по острову, благо, он небольшой и весь его обежать я скорей всего успею до темноты, в конце концов, поселение - не иголка в стоге сена.
Далеко бежать не пришлось, уже через пару часов я его нашел. Давно заброшенное, но обнесенное добротной оградой, пусть и без ворот, но это поправить не сложно. Часть домов оказалась разрушенной, но несколько уцелело, в том числе и большой дом ярла. Местами на ограде, у ворот, и на всех уцелевших домах были вырезаны руны, отгоняющие нежить. Похоже, это поселение довольно долго воевало с мертвецами, пока те не взяли верх, или выжившие не покинули остров.
Вернувшись, я рассказал все остальным, и до темноты мы успели перебраться в поселение и даже восстановить ворота. Затопив очаг в большом доме, мы повеселели. Похоже, эта ночь пройдет спокойней, чем предыдущая.

12. Торри.
Жизнь на острове не сказка, но по крайней сере за последние несколько месяцев мы смогли зализать раны и немного обустроиться. Если не считать еженощных набегов драугров и нескольких свихнувшихся птиц, что напали на охотников на побережье, почти как дома.
Одна беда – провизия. Зимой вырастить что-то не представляется возможным, даже если бы у нас и было, что сажать. Запасы, что остались в поселении, заканчиваются. Дичь на острове – тоже. Несколько вылазок на соседние острова привели к неутешительным результатам. Прокормить даже два десятка людей до тепла у нас не получится.
Сегодня Ярл снова отозвал меня и Бьёрга для разговора. Разговор был недолгим, но невеселым. Продовольствия у нас не хватит, для набега за продовольствием не хватит людей, да и потеря последнего корабля в случае неудачи означает вполне однозначную смерть. Значит, остается только раскапывать и обирать могилы драугров, и торговать тем, что мы там найдем, иначе нам не выжить.

16. Торри.
За предыдущие несколько дней мы раскопали полдесятка цветных пятен и забрали из них все, что представляло ценность. Сегодня Ярл с несколькими людьми отплыл, надеясь продать кому-нибудь наши находки. Надеюсь, у него получится.

8. Одиночного месяца.
Из очередного плавания помимо припасов Ярл привез паренька. Подобрал в море, недалеко от нашего острова, едва живой, вряд ли выкарабкается.
Я советовал ему начать набирать людей, как только сможем взять или раздобудем инструментов, чтобы построить еще хотя бы один корабль. Но не таких же. Впрочем, большую часть времени он мечется в бреду и неприятностей не доставляет.
Сумели обработать и засеять бывшее поле этого поселения. Выкорчевать вековые деревья голыми руками и засеять второе поле пока невозможно. Но удалось отремонтировать еще несколько домов. Приходится время от времени подновлять ограду, драугры удивительно легко находят в ней слабые места, кажется, их набеги стали более яростными. Надо раздобыть заговоренное оружие и покончить с этой напастью.

3. Кукушачьего месяца.
Подобранный выжил. И довольно быстро оклемался. Оказался толковым пареньком, особенно после того, как разобрался с какого конца браться за меч. Невысокий, жилистый, черноволосый и черноглазый. Все просился в ученики, но у меня к нему душа не лежала с самого начала. Бьёрг взял к себе.
Хёдд с каждым днем становится все мрачнее. Пару раз пытался поговорить с ней об этом, но она все отмахивается. А еще, я заметил, старается не оставаться с новичком наедине. Видимо, приблудыш не только мне не по душе. Хотя ее новая привычка, брать с собой кинжал даже в спальню, мне совсем не по душе.

25. Кукушачьего месяца.
Позавчера Ярл отплыл с новой партией. Обычно с ним плавали Бьёрг или я, но бывали случаи, когда мы оба оставались на острове. В этот раз мы остались. Сегодня с утра Бьёрга нашли мертвым.
Вечером ко мне, пока я нес вахту на стене, подошла Хёдд.
- Ты ведь понимаешь, что все плохо? У нас нет людей, у нас нет дичи и мы не знаем, хватит ли еды на еще одну зиму. Сколько еще могил вы раскопаете, прежде чем они кончатся? А теперь ты остался последним, и мы не знаем, вернется ли ярл.
- Он вернется.
- У него последний корабль. Да еще и этот мальчишка, змееныш. Все ходит, высматривает, зыркает своими черными глазами. Драугры каждую ночь скребутся у стен. Ты понимаешь, что мы здесь умрем?
- Мы не умрем.
- Ты ничего не понимаешь. Сидящий по Левую Руку умер, просто лег и умер. Ни ран, ни синяков. Похоже на яд. Я боюсь за тебя.
- Никто из наших не поднимет руку на своих. Все знают, что нас выбирают, а не назначают. Даже ярлом не сможет просто так стать тот, кто просто этого хочет. Им становится самый сильный, я - второй, Бьёрг был третьим. Чего ты от меня хочешь, женщина? Я не могу убить зверя, которого нет. Не могу поймать рыбу, которой нет.
Сняв с пояса изогнутый нож, я срезал полосу плоти со своей руки, и кинул к ее ногам.
- Это - все, что я могу тебе дать потому, что больше у меня ничего нет.

Сверкнув глазами Хёдд развернулась и убежала. А я направился в большой дом, чтобы найти какую-нибудь тряпку - перевязать руку. Там и наткнулся на новенького, который пристально за мной следил, и чуть ли не хвостиком увязался за мной в одну из комнаток.

- Чего тебе?
- Теперь я стану третьим? Сидящим по Левую Руку?
- Это вряд ли.
- Почему?
- Понимаешь, у нас выбирают в качестве вождя самого сильного. Двое, следующие по силе, становятся его помощниками. В бою или в поселении мы делим обязанности. За ярлом, конечно, последнее слово, но на нем и ответственность за свое решение.
- Значит, если ярл умрет, ты станешь ярлом? - В руке мальчишки сверкнул кинжал. - Тогда я убью тебя, и стану сидящим по правую руку. А потом ярлом. Потому что если я убью вас, значит я - самый сильный.
- Ты не сможешь вести людей. Они никогда тебя не выберут.

Нож у меня, конечно, есть. Но убивать на своей земле, у себя дома. Пусть он и пришлый, юркий как змееныш, выглядит подростком, ощущается в нем что-то гадостное. Что-то заставляет меня колебаться.

- Думаешь, что сможешь справиться со всеми?
- Смогу. Это мой остров.
Он посмотрел на меня в упор своими черными глазами, и я наконец понял, понял, что мне с самого начала в нем так не нравилось. Двойственность. У него были глаза старика. Не выцветшие или блеклые, а полные опыта, понимания своих действий и знаний, тех самых знаний, что приобретаются с годами практики. Кажется, я теперь знаю, что случилось с нашими предшественниками, и откуда здесь драугры в таких количествах – тоже.
- Еще не твой.
Я успел схватиться за свой нож, но противник отреагировать на это не успел, он вдруг издал какой-то сдавленный хрип, и рухнул к моим ногам. За ним обнаружилась Хёдд, брезгливо, двумя пальцами, смахивающая кровь со своего кинжала.
- Хёдд?

- Я проследила за ним. Через пару недель, после того, как со стены заметили, что он куда-то отлучался ночью. Он тогда сказал вам, что проверить ловушки. И вы поверили. А я проследила. До самой пещеры на дальнем конце острова. В нее никогда не найти вход, если не знать, но я узнала. Там святилище Хель. Он подпитывал ее, а она помогала ему. Одной ночью я подслушала, как он собирается принести всех нас ей в жертву в обмен на еще несколько десятков лет жизни, пополнить нами свою армию мертвецов. Я не могла ему позволить сделать что-то подобное с тобой. Но у меня не было доказательств. Понимаешь? Не было. Если бы я сказала тебе или ярлу, он отправил бы туда людей, а этот змееныш успел бы все прибрать. У меня не было выбора.

Другие работы автора:
+3
46
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Константин Нормаер