Подарок. Рассказ серии "Другая Сторона"

Автор:
Наталья Полухина
Подарок. Рассказ серии "Другая Сторона"
Аннотация:
Мальчик вошёл в комнату, включил свет и ослеп. Ослеп от влупившей по нему темноты. Тёплой, тёмной. Рваной на клочья воспоминаний, рассказы бабушки и неприятные фантазии. Как в том сне. У каждого был тот сон. Сон, где всё порвано на мелкое и разбросано по сознанию, где нет начала, не видно конца, после ты ничего не можешь вспомнить, а потом ложишься спать в следующий раз осторожно, пять раз встаёшь и долго думаешь, прежде, чем закрыть глаза.
Текст:

Мальчик вошёл в комнату, включил свет и ослеп. Ослеп от влупившей по нему темноты. Тёплой, тёмной. Рваной на клочья воспоминаний, рассказы бабушки и неприятные фантазии. Как в том сне. У каждого был тот сон. Сон, где всё порвано на мелкое и разбросано по сознанию, где нет начала, не видно конца, после ты ничего не можешь вспомнить, а потом ложишься спать в следующий раз осторожно, пять раз встаёшь и долго думаешь, прежде, чем закрыть глаза. Мальчик бросился в темноту, как в такой сон. Это мне снится, подумал он. Ничего страшного не случится не случится не случится. Не случится. Не со мной. Со мной всё будет хорошо!

Такой подход успокаивал. Комната была знакомой. И когда там было темно. Нет, не так, когда там не было света, было чувство, как перед грозой, как запах озона, как чьё-то присутствие электризовало воздух. Паутинки летали в воздухе и нежданно электрически впивались в кожу, в шею. Воздух не отвечал на «есть тут кто», он не отвечал в темноте совсем. Здесь было как в уютно слепленном из осколков снов коконе, страшно и комфортно одновременно, хотелось прекратить и продолжать, увидеть, что будет дальше.

Мальчик ощупью пробрался к кровати, чтобы не разрушать иллюзию другого места, и тут вышла луна, через тоненькие дырочки зашторенного окна она качнула тёмный воздух, будто поцеловала юная девушка, и мальчику стало немного досадно, будто, не спросясь, оборвали длящуюся и длящуюся и длящуюся в бесконечной восьмёрке временную нить.

Он лёг спать и уснул быстро, без грамма запоминающихся сновидений.

*

Мир разрезала железка. На одной стороне гранитные карьеры, трава, лес, река, дороги в лесу, где можно было встретить, как на Бродвее, толпы туристов и местных. Озёра, посёлки, терриконы, плодовые деревья, они угощали ветвями своими наружу из тесных дворов, вот это «съешь меня» прямо в рот, прямо в рот, остановись и съешь яблочко, абрикоску, алычу.

И на другой стороне ничего. Пустоши. Полное ничего в лесу, асфальтное, старое и заброшенное. Мостик через ручей. Окрашенный цветным, явно недавно, он выглядит так, будто это произошло лет 30 назад или 60. В этих местах очевидно, что процессы старения не хотят подчиняться обычным правилам и гнут свою линию.

Мальчик хотел ехать туда ещё раз. В другой компании, так, чтоб он был понят, чтобы мог разделить с близкими по духу ребятами чарующую и угнетающую, бодрящую и пробирающую до костей атмосферу этих дорог и лесов другой стороны. Вдоль железки идёт грунтовка из песка. Это непроезжаемо, непроезжабельно, непролазно, нет – сказали местные. Стоит верить. Или стоит попробовать? В эти местах всё манит, каждый клочок этих мест как отдельный и самостоятельный загадочный осколок разбитой вдребезги детской игрушки. Друзей манила та сторона пространства, где располагались затопленные красивые синие карьеры, лубочные грунтовки, поля из открыток, реченьки с порожками, и везде были люди, будто только они являлись мерилом достойного для осмотра и наслаждения.

Его друзей не интересовали бессмысленные на их вкус растрескавшиеся десятки километров асфальта. Не увлекала их немота странного леса, манящая и кричащая своей неестественной нездешнестью. А лес не обижается на такое невнимание, он продолжать быть другой стороной от железки, ожидает, как хороший хозяин, своих новых друзей, посетителей или, если повезёт, то и жильцов. Лес возьмёт своё. Лес ждёт своих, тех самых. Лес ждёт ценителей, дышателей тутошним воздухом, понимателей посланий, созерцателей трещин и расшифровщиков шумов – всех тех, кто заслуживает получить его дар и бежит на другую сторону именно за таким подарком.

*

Самые осмысленные вещи – это те, которые не имеют никого смысла. Мальчик умывается, чистит зубы, с отвращением смотрит на себя в зеркало и вспоминает обломки случившегося с ним под утро сна.

Всю ночь он спал благополучно. Проснулся на рассвете, потушил лампу, которую не помнил, как зажёг с вечера, это как-то чиркнуло стены убогой каморки его памяти. Некоторые события проваливаются в труху непонятого и того, что не будет понятным никогда. Хорошо помнил, как в темноте, ощупывая тёмный воздух, прополз к кровати, помнил лучики луны. Помнил, как ощупывал кровать, будто искал кого или надеялся на чью-то нежданную компанию. А вот как уснул, мальчик не помнил. И как лампу включил. Что ж, ладно. Кошмар пришёл на рассвете, вместе с лучами света, невидимыми из комнаты. Его сознание знало, что наступил день, изо всех сил кричало ему об этом. Вставай вставай вставай. Ты в комнате. Вставай. Тебе пора. Хватит спать и я не дам тебе спать. И тут он увидел себя в клети, несущейся по железной дороге среди света дня, так, если бы у поезда был второй этаж. Он видел очень близко провода над крышами вагонов, птиц, чёрных, обычных, обычное небо, обычные заросли и необычного цвета серый, сизый, устало – голубоватый воздух вдали, маревный, мутный такой воздух – совсем не отсюда. Тот кислород, с другой стороны от рельс, неотвратимых и смутно знакомых. Где он это видел. Где. Сон мазнул его, выпачкал, мальчик почувствовал себя грязным, затошнило, мигом в ванную, скорее, умываться, вычистить из себя это, выплюнуть, выбить, выдумать изнутри…

Утренний свет съедает лишнее, отпускает на свободу, на время позволяет забыть, отложить. Забыть, отложить, не вспоминать. Так всегда. Мальчику хотелось есть. Кофе. Сначала кофе. Кофе был заварен в чашке, в старой папиной, выщербленной, с дурацким немодным рисунком на боку. Он снова пообещал себе выбросить её и понимал, что не сможет. Папы нет и рука не поднималась. Не могу решиться. Чашка большая, удобная, некрасивая. Никто не видит его утра сегодня, можно было побыть в том уголке мира, где и мир, и мальчик, и чашка, удобные и некрасивые, ловили солнечные искры в свои большие удобные и некрасивые нутра. Шторы были подняты. Роллеты. Когда же я смогу их заменить? Никогда. Никогда никогда никогда. Так работал его ум, утраивал. Преувеличивает, повторяет многажды. Можно и в мыслях. Внутри. В тишине тишине тишине. По утрам нет тишины. Ты замечал? Самым тихим утром, как только взошло солнце, слово «тишина» становится неуместным, неумным, неумытым и вот неугодное слово заменено – порой на толкотню мыслей в голове и белый шум полусонной утренней реальности. Обнимай себя, мальчик. Загорай через стекло, готовь день.

*

Он настрочил Тане эсэмэску. «Поедем кататься в Малин»? Сунул телефон в карман. Ждал. Был уверен в ответе. Таня была такой. Именно «такой». Ответ пришёл быстрее, чем ожидалось. «Конечно, хочу». Хочу, а про «буду» ничего не было. Мальчик нервничал. Обычно Таня отличалась конкретикой. Найти ещё товарищей или ехать с Таней вдвоём? Поедет ли она без толпы приятелей и знакомых? Мальчик никогда не был хорошим организатором такого и не умел вдохновлять людей. Ему нравилось подать идею, одну голую идею, и всё. Например, старому знакомому, и этот человек собирает всех остальных, сразу находится маршрут, люди, припасы. Ты к этому привыкаешь, а Таня... Таня нравилась ему. Она была хорошим товарищем. В ней не было идеальной красоты, на которую молятся со страниц соцсетей и блогов. Ему нравится в ней это. Греет её тепло и вдохновляет обаяние, уверенность. А ещё в ней было то самое. Та загадка и тяга к загадкам. Особый глазик, который следил, чуял странное, тянулся к секретам.

Мальчик позвонил Тане. Чего уже тянуть.

– Алло, да, конечно, едем. Я посмотрю ещё. Что смущает? Да какое-то знаешь… у меня предчувствие…

У неё предчувствие? У него тоже было предчувствие. Предупреждало, тянуло тянуло тянуло, звало за железку, на север от железки, на битые асфальты на севере.

– Что там?
– Ничего, Таня. Я не понял. Там нет ничего, вот и хочется взглянуть, вдруг что-то пропустили. Место неприятное, нелюдимое, тихое, безлюдное, пустое, заброшенное, просто прокатиться одно удовольствие. И знаешь… там странно. Поехали, Таня, соглашайся! Поехали поехали поехали.

*

Вещи паковали вместе. Всё происходило как-то нервозно и смешно. Таня хихикала, мальчик был горд и рад, предвкушение накатывало, давало волнение. Волнение, дрожь, тремор под кожей, вибрацию проводов нервов. Когда мы перестаём различать предвкушение и предчувствие?

Таня кладёт к себе бутерброд, термос берёт мальчик.

В электричку садились вдвоём, группа должна была встретить их в Малине. Ребята ехали где-то тут же, в этом поезде, садиться на одной станции было неудобно тем, кто живёт в разных концах мегаполиса. Таня и мальчик завтракали в поезде, солнышко заливало вагон через мутные окна, бабульки из областной зоны все, как одна, дремали с полуулыбками Моны Лизы. По вагону носят газеты, пластырь, рабочие перчатки для дачи, мороженое и конфеты «Гулливер». Какие большие конфеты! Вовсе не те, что были в детстве мальчика. Таня берёт четыре «Гулливера», а мальчик два мороженых – себе и Тане. Рядом с другом мальчику было приятно и уютно. Часть его ещё продолжала спать, было ранее утро, как для него – так очень раннее. По лёгким опухлостям на Танином лице он понял, что и она вчера уснула тогда, когда получилось. Вчера они перезванивались до поздней ночи, обсуждали детали, волновались, какое-то беспокойство не давало уснуть. Велопоездка и всё, что тут такого? В прошлом было их очень много у обоих. Таня так вообще путешественник со стажем, она обкатала всю Европу, все замки, мало-мальски интересные исторические объекты, всё лежало по папочкам в её ноутбуке, заснятое на цифровик, а потом на смартфон, когда цифровиками в турпоездках перестали пользоваться. Мальчик видел все эти фотки много раз, с завистью перелистывал, мечтал о такой жизни, ему не хватало денег для таких поездок, а очень хотелось. Зато он объездил на велосипеде все пригороды вокруг мегаполиса, в котором жил. Он много раз переезжал, менял город, среду общения, работу. Возил с собой маму, которая родила его поздно и нуждалась в уходе и заботе мальчика. Сам он вырос в маленьком приморском городке, у подножия небольшой скалы, всё детство провёл, лазая по её нагретым и коварным бокам. Он считал, что тоже повидал и прожил, они сошлись на любви к путешествиям, тайной любви друг к другу и на страсти к необычным пустым местам.

*

На платформе поискали своих приятелей, те нашлись крайне быстро. Песками или обычной дорогой? Обычной. Настроения вкручивать в пыли не было. Набрали воды в ручье, заехали в магазин и вперёд. Пол дня колесили вокруг гранитных карьеров. Солнце светило, хотелось купаться, купальники никто не взял. Мальчик и Таня пару раз окунаются в маленькое потайное рыбацкое озерцо, спрятанное в лесочке под Гранитным. А в самом Гранитном перерыв на обед, в магазине жэдэ-станции вкусное мороженое неведомого сорта. Такое можно встретить только где-то в пригороде, мегаполис похожего им не подарит. Облизать пальцы и ехать. Снова карьеры, леса-бродвеи, озёра и красивая извивающаяся в полях реченька, на севере вдалеке сизые тучи вместе с солнцем, отчаянно жёлтые травы, среди них тёмные изумрудные кусты. Запутанные порожки на речке. Несколько карьеров затоплены. Гранитный завод засыпал всё камнем и грохотал среди леса, странный и нелепый тут, среди лесов и оврагов. Фрукты на приветливых и дружелюбных деревьях почти сами прыгали им в рот, дома такого нет, этот день проникает внутрь счастьем и начинает растекаться секундами в памяти, укладывается там мягким котом.

А потом другая сторона. Она набросилась, когда пересекли железку, она покатилась старым асфальтом вглубь леса. Здесь всё другое. Всё всё всё. Иные цвета, иной воздух, иной гул проводов. Будто это место находится в другом времени или в другом пространстве. Будто оно иначе старится. Птиц не слышно. Слышен ровный приятный шум ветра, похожий на гудение флейты сякухати вдали. Таня улыбается, она вдыхает другую сторону мира, поглощает через маленькие ноздри на симпатичном носике аромат, глубоко вдыхает, впитывает в себя, в кровь, вбирает всю его душу, превращается в достопримечательность этого мира, другой стороны и странного времени.

Когда они пересекли железку, солнце перевалила хорошо за полдень и порыжело. Вот появляются лёгкие дымчатые тени, обволакивают углы и острости, сглаживают шероховатости. После железки велосипед катит очень резво, рельеф здесь был плоский, будто не было за железкой холмов и углублений. Вот возникает чувство попадания в другую страну, когда турист выходит из самолёта, затем из аэропорта, садится в такси и оказывается уже в другой стране, с другим цветом листьев, неба и асфальта, за тысячи километров от дома. Только здесь нет этих тысяч, всего ничего-то. А ощущение такое есть, оно было навязчивым, его заметили все в группе, стали говорить тише. Слушали ветер, катили.

*

Туча налетает слева, когда они едут на север. Чёрное небо голубиного оттенка посмотрело сверху и накрыло. Рванул ветер и затих, тёплые мягкие ладошки воды шлёпнули по плечам, лицу, запястьям, рванули о землю, земля издала шум «жжжжж», шуршание-жужжание воды о землю, асфальт выпустил аромат пыли, животных, травы и камней. Вот уже лупит дождь и через несколько секунд замирает, туча становится бледной, исчезает. Резкий красно-золотистый луч солнца струной небесных арф с почти слышимым звоном гармоний прорезает лес и дорогу наискось.

– Красота невероятная! – подумал мальчик. Таня хмурилась, морщила всегда такое детское лицо. Она слышала нарастающий гул с другой стороны. Таня достала компас, стрелка покрутилась и замерла. Потом медленно поползла в сторону, потом рванула обратно. Что ж это такое-то! Ты слышишь? Таня сжала мальчику запястье. Рука стала холодной и мокрой, тело Тани пахнет водой, кожей, потом. Мальчик улыбается, сейчас он готовится увидеть и услышать что угодно.

Гул всё нарастал. Он был скорее ощутим кожей, он вибрировал где-то в костях, он нарастал не сбоку, не сверху и не снизу, он идёт из прошлого, вот он несётся, как поезд, откуда-то издалека. В горло входит страх. Ужас прибежал и сразу убежал. Что такого? Может быть, это гранитное производство? А вдруг это машина какая гранит рубит или сверлит. Роют землю? Таня сомневается. Едем! Едем. Друзей с ними было трое, Димон, Виталька и брат Тани Энджи. Девчонки не поехали, проспали. У женщин очень хорошая интуиция, - подумал мальчик. Может быть это суеверия, предубеждения, устаревшие штучки вроде тех, где говорится, что у мужчин логическое мышление, а у женщин только чувства. Из них двоих единицей чувственного накала стоил бы считать мальчика. Таня сохраняла постоянный лёгкий искристый лёд, а другую её мальчик и не знал.

*

Наверное, магнитные бури! Кто-то из друзей говорит это, щурясь в небо. Рассеянный свет заливает и от этого слепит почище прямого, от него было не спрятаться и отвернуться от солнца не помогает. Едем дальше. Мальчику хотелось пикник в лесу, первый в этом году. Пикник на обочине – по названию любимой в детстве книги. Это всё они, книги, влияют. На тягу к приключениям на свою задницу, а иногда и на чужую. На Танину, например. Мальчик в этот миг внезапно принимает решение. Когда приедем – я подкачу к ней. Когда это лучше сделать? В электричке по пути домой? Нет, лучше приехать и написать ей ночью. Или нет, лучше потом, например, на следующий день. Он твёрдо решает. Ну сколько же можно тянуть?

Трещин на старом асфальте становилось всё больше. Казалось, что они появляются прямо на глазах. Как много всего происходит, от чего все отмахиваются и что потом объясняют кое-чем другим – оптическими или звуковыми эффектами, грозой, погодой, настроением, состоянием здоровья, впечатлительностью… А тут трещины змеятся, асфальт растрескивается, растрескалось и небо – теперь странное гудение ощущали все участники группы. Небольшая дорога вывела на асфальт побольше и поровнее, настоящую олдовую автостраду, подзаброшенную, как из американских фильмов, где Техас. Ни одной машины за всё время! Ни мотоциклиста, ни скутера, ни людей на великах. На той стороне от железки было много народу на авто и мотоциклах. Нереальность зрелища требовала объяснений. Отсутствие людей с этой стороны мальчик объясняет тем, что основная толпа с той стороны – это туристы, которые приехали искупаться в красивых затопленных карьерах и посетить подводный музей, для которого нужны специальные гидрокостюмы. Здесь же не находится ничего примечательного, ни одного карьера не обозначено на карте, в конце концов, они с Таней не нашли. Другие участники ничего не смогли разузнать про эту часть пространства тоже, хотя искали и рыли в интернете. На карте зелень с полосками дорог и это всё. Какие-то посёлки, группа как раз находится между ними. Нужно только проехаться. Прокатиться. Присутствие в этом месте уже само по себе было приключением. Проехали жёлтый мост… Стоп. Мы же уже его проезжали? Или это был другой? Проезжаем жёлтый мостик. После чего гудение исчезает. Солнце начинает садиться, поэтому проводить эксперименты не хочется, но мальчик возвращается обратно метров на сто, гудение есть. Поехали дальше. Мальчик никому ничего не говорит. Только Тане километра через два. Таня будто не удивлена, а в ответ только её обыкновенный задумчивый искристый лёд.

– Мы же за этим здесь, ведь так? Слушай, мы сколько проехали? – Таня глядит на солнце. Оно едва сдвинулось с момента, когда они въехали на ту сторону от железки. Оно заходит, вот именно так оно заходит уже давно. Ребята должны были проехать уже километром 40, это по субъективным вычислением и высчитыванием всех участников группы. На часах сейчас около 18. Вечер. Какой-то замерший вечный затянувшийся вечер!

Тишина. Таня и мальчик едут вперёд. Фигурки друзей маячат сзади. По бокам дороги иногда встречаются указатели направления, сколько километров до какого города. Рекламные щиты. Всё было облезлым, странным, неуютным. Небо обрело неопределённый оттенок, белёсо-розоватый. Тени растворялись. Место без теней поглощало их маленькие двухколёсные фигурки. Друзья пропадают из виду и Таня с мальчиком заволновались. Их друзья катались быстро и круто, не то, что такие любители, как Таня и мальчик. Ребята должны были их уже давно нагнать, некоторое время Таня и мальчик едут совсем неспешно, едва покручивая педали, ждут. Марево на небе всё больше наплывает. Молочно белая дымка, не похожая на туман, но больше не с чем её и сравнить. Вечернее, такое бывает в августе, такое бывает в сентябре вечером, а сейчас стоял май. Таня достаёт смартфон и вызывает друзей по очереди, включила на громкую связь. Дима. Короткие гудки, потом обрыв, потом номер вне зоны. Виталик. То же самое. Анджей. Вообще никаких гудков. И снова, и снова, и снова. Мальчик достал смартфон. Он разряжен. Подзарядник оказался разряжен тоже. Сегодня весь день мальчик делал фотографии, выкладывал в инстанграм, отсылал маме, геолокация съела прилично заряда, он хотел записать в телефон трек и выложить на форум в интернете.

Давай вернёмся и поищем их? Свернуть они никуда не могли. Серьёзных и заметных ответвлений на дороге не было. Ничего такого, что бы бросилось в глаза. Таня и мальчик развернулись и покатили обратно. Через 4 км увидели глубокую грунтовку, уходящую на запад, её раньше тут не было. Как они умудрились её пропустить?

– Может они свернули туда?
– Ну и скажи мне, зачем им это делать? – Искали нас?

В тревоге и пыли они доезжают до того самого жёлтого моста, он будто стал ещё старше, обсыпался, ало-рудая ржавчина светится в молочной дымке и заходящем солнце вызывающе и тревожно красно.

– Что за?.. – мальчик не верит своим глазам! – Но не за этим ли ты сюда ехал? – мысли несутся, переплетаются разными голосами в красивую ментальную молекулу ДНК.
– Таня, что мы будем делать?

Сейчас ответ был очевиден, но мальчику хочется скрыть страх. Если бы ещё не то предчувствие, не эти странные звуки и странный свет! Ответ очевиден: едем дальше туда, куда и ехали в самом начале, до самого Малина, и делаем это быстро быстро быстро, как можно быстрее. Инстинкты стучат молотками изнутри. Таня предложила доехать до поворота, неизвестно откуда появившегося. И они доехали. Поворот был на месте. Только он был не один. Теперь это был перекрёсток. Другая такая же дорога длится с другой стороны трассы. А сама трасса будто бы шире и трещин на асфальте тут стало значительно больше. Когда байк едет по дороге, его прилично трясёт на выбоинах и трещинах. Списать на разыгравшуюся фантазию совсем не получается, от этого шевелятся мурашки под кожей и плавают всполохи перед глазами. Это страх. Воздух был вязким, почти ощутимым, везде было это лёгкое марево.

– В плохом фильме герои сейчас бы разделились и поехали в разные стороны, - думает мальчик. Снова внезапно накатывает и отпускает паника, стискивает горло изнутри, стискивает сосуды, сонные артерии. Мальчик сжал свои кулаки. В голове начинает звучать отсчёт, будто кто-то считал, от нуля и дальше.

– Мне страшно, - сказала Таня.
– Нам всё это просто кажется!
– Ну да, не нашёл ничего лучшего сказать!
– Давай съездим по одной и по второй дороге на километр вглубь леса? Других идей у меня нет. А вдруг они заблудились?

Решают ехать, мальчик уныло тянется за Таней. Когда они входили в лес, оба замечают ощущение упругой паутины, в которую они влетели и будто бы порвали, проникая под деревья.

– Наверняка этому всему есть классное объяснение, не волнуйся ты! – но место атмосферное, я оценила! – она начинает вдруг неуместно веселиться и смеяться, а мальчик рад, потому что не на шутку сдрейфил, боялся это слишком явно показать, наверное, в первую очередь, самому себе. В небе вдалеке стало погрохатывать, теперь это похоже на отдалённые звуки грома.

– Давай посмотрим тут и там, и поедем а Малин. Наша электричка скоро.
– А если мы их не найдём – что мы будем делать?
– Найдём. Найдём. Найдём. Мы их найдём или они сами найдутся, а вдруг они обогнали нас, а мы заболтались и не заметили? Это вряд ли могло быть таким. А могло и быть таким. Почему нет. Почему бы и нет? В лесу ничего не было. Там было просто темно. Темно по непонятной причине, темнота как нехватка света, теней почти нет, плотные сумерки, ребята включают фары, но так почему-то только хуже. Свет не отбрасывает тени, свет слепит. Свет казался, выглядел и был тут неуместным, он сделал темноту ещё темнее и ничего толком не освещал. Свет тушат. Звуков нет. Птицы не поют. Насекомых не слышно. Сейчас садится солнце – подумал мальчик, - сейчас самое время для предзакатных цикад и трелей. И где они все? Что за место тут такое? Он споткнулся. О белый кроссовок. О белый кроссовок одного из участников их мини-экспедиции. Белый белый белый кроссовок. Белый кроссовок Анджея. В этот момент мальчику очень, очень страшно, так отчаянно страшно, как не станет ни от какой страшной картинки, нарисованной воображением, а только тогда, когда у воображения закончится ресурс и оно ничего не нарисует. В голове тьма. Голос говорит свой странный отсчёт, многократно сбивается, начинает снова. Таня орёт вовсю:

– Анджей! Братик! Ты где?

Лес внезапно полностью замолкает. Ни шума. Ни шорохов. Ни скрипа деревьев. Лес отвечает сотней голосов:

– Анджей, ты где???!

Завыл и загудел, лес ответил голосом Анджея, утроенным, удесятерённым, будто сотня Анджеев отвечала, сотня Виталек, сотня Дим.

– Анджей, ты где? Витаааалииик? Димка? Это ты?

Сколько всего успело произойти за этот полумиг. Сбоку из-под кустов вылетает второй кроссовок Анджея. Глухо стукнув, он упал под ноги. Рванули, побежали, взлетели на байки и покатили. Выехали, свернули на юг железки и бегом. Бегом бегом бегом, прочь отсюда. До поезда оставалось совсем мало времени, смартфон сел, стремительно стемнело, фонарь гаснет. Танин фонарь ещё горит.

*

В поезд в Малине они ворвались, а не вошли. Они приехали на пол часа раньше на станцию, хотя всю дорогу были уверены, что опоздают. Думать, что теперь делать, не хотелось. Таня сказала, что возможно, всё это чушь, кроссовки чужие, все трое впереди и спешат на поезд, может быть, волнуются, где Таня с мальчиком. Всё получится, всё будет хорошо, обычная гонка за электричкой. Только вот телефоны не работают, дороги появляются непонятно откуда, друзья пропадаю, лес бросается обувью и кричит. По лицу мальчика текли слёзы. Когда приехали на станцию - прятали друг от друга глаза и обнимались.

– Таня, не паниковать! Сколько раз и у многих так было, что терялись с друзьями в чужих городах, просёлочных районах, в горах, в лесах, и все потом находились при посадке на обратный поезд домой, на платформе, в вагоне, всё будет хорошо, нужно верить в друзей! Бывали случаи у других, когда кто-то заблудился, отбившись от группы, и ждал следующего поезда или ловил попутку, автобус. Были варианты, если что! – Мальчик успокаивал Таню. Острая тревога разъедала нутро.
– Мы ничего не фотографировали там, - сказала Таня. Но я сделала несколько фото. Посмотрим. Они у меня там, в смартфоне, я хочу домой, зарядить телефон и посмотреть. Я хочу домой! – лёд таял и тёк болью и ужасом.

Мальчик поцеловал её в темя, обнял с той нежностью, которая, как оказалось, копилась в нём все годы их знакомства. А он об этом и не знал. Поезд пришёл, подхватил их и понёс домой, в мегаполис. Чёрные окна электрички намекали, что ничего не обойдётся, нет, всё будет ужасно, друзья не найдутся, их будут искать полиция, МЧС и собаки, и местные, и родители, и не найдут никогда, не найдут и косточки. – Вы их бросили! – скажут все. Мысли, мыслишки, едкие, жестокие, болючие, злые, ядовитые мучили их обоих, но каждый молчал, переживая свою боль в одиночестве. В какой-то момент нервная усталость взяла верх, тогда вернулась, появилась надежда, как защитная реакция, как крылья у феникса после костра. Они стали шутить, потом нашли остатки еды у Тани в рюкзачки и немного чаю в термосе у мальчика, жизнь вдруг наладилась, вечер нёс сам себя. Сидели напротив и скрестили колени, в мирке на двоих, мальчик поймал себя на мысли, что он счастлив, потому что он здесь, с Таней, жив и не один, цел и избежал того, что… Чего, он не знал, но был рад, что миновало. Он начал думать о маме. Что бы с ней было, если бы с ним что-то случилось. Мальчик чувствовал себя снова маленьким ребёнком, отсчёт в голове давно пропал, может быть, отошёл на дальний план, был забит теплом, общением, надеждами и страхами, его голоса не было слышно, и только иногда, между «тук-тук тук-тук тук-тук» что-то шептало внутри …97 – 98 – 99 – 100…

*

В мегаполис приехали глухой ночью. Вышли из поезда на станцию раньше, решили прокатиться. Помолчать, проветриться и поговорить. Ночевать – значит, к мальчику, как-то не сговариваясь, так решили. Приехал и в спасительный душ, пусть смоет вода все остатки той стороны. Чай с сахаром и спать, обняв друг в друга крепко, уткнувшись в живое тепло.

Утром раздался звонок. Телефон кричал радостью, друзья дозвонились до них. Всё хорошо. Хорошо когда всё хорошо.

– Да, свернули в лес, посмотреть, что это за грунтовочка, проехали вперёд, дорога та раздвоилась, заблудились, выползли в Малин уже очень поздно, простите, ребята, что так вышло! Мы за вас переживали, не могли до вас дозвониться. Да у нас всё работало, все смартфоны и интернет, мы набирали вас. Набирали, вы были вне зоны. Мы решили, что вы тоже залезли в эти чёртовы заросли! Пришлось лететь в последнюю электричку, фуф, слава Богу, что выбрались вообще! - Таня и мальчик, обнявшись, уснули снова. Такое облегчение! Так и должно было случиться. Всё хорошо. Перед провалом в сон мальчик вспомнил кроссовок. – Надо было спросить…

*

Мальчик споткнулся о белый кроссовок Анджея. Кроссовок выглядел странно. Вот он, грязный, поношенный, ободранный и чуть влажный, осыпается и кажется полусгнившим. Такого просто не могло быть! Кроссовок был почти новым! Мальчик хорошо помнил этот факт. Анджей хвастался обувью, а здесь облезла половина окраски.

– Таня, Таня, посмотри! Таня начала громко плакать и причитать. – Успокойся, Таня, мы со всем справимся и разберёмся… Таня наклонилась и взяла кроссовок в руки.
– Фу! – из него потекло что-то вязкое и скользкое. Таня бросил туфлю на землю. – Пошли отсюда, ну пожалуйста! Они, наверное, в какую-то грязь попали. Я хочу домой, мне холодно! Я боюсь за Анджея! – Таня сжимает плечи от холода, мальчик обнимает её и прижимает к себе. Боже, какая она сейчас холодная! – воздух был тёплым, мальчику было душно и жарко, в узком проходе над дорогой в лесу воздух будто застоялся, трудно дышалось. Было ощущение, будто здесь выкачали весь воздух и оставили лишь чуть, чтобы совсем не задохнуться. Добрались до выхода на асфальт, пошли в древесную арку напротив. Нужно посмотреть и там, для очистки совести. Почему-то было понятно, что никого они там так и не найдут. Мальчик идёт вперёд, затем оборачивается и видит силуэт Тани в арке. - Она боится, наверное! Ещё бы! А если бы мой родной человек пропал в лесу? Схожу сам, - он делает несколько шажков и оглядывается. Пустой проём. Где Таня?

*

Поезд в мегаполис стучал и стучал – один-один, два-два, три-тра, четыре-четыре… Мальчик сжимал холодную бледную руку Тани своей потной горячечной рукой немного больше, чем следует это делать с руками молодых девушек. Другая его рука прижимала к груди старый истрёпанный белый кроссовок. Облезлый, странный, прямо в руке он начал распадаться, отстала подошва сзади. Таня видела. Таня плакала молча, красные глаза, грязное серое лицо. Одежда на ней распадалась на клочья, истлевала, слёзы высыхали корочками белой соли. С момента выхода из леса она не сказала ни слова. Основную часть времени Таня сидела, нездешняя, закрыв глаза, прижимала к себе кроссовок брата. Мегаполис принял их огромным чёрным беззубым ртом. Ни единого фонаря не светило в городе. Чёрные улицы и ни одной живой души. Вышли из станции и сели на велики, быстро докатили до дома мальчика. Лифт не работал, пришлось подниматься пешком на седьмой этаж. Речи не было, чтобы ночевать по отдельности после случившегося. Вошли в квартиру, стоял странный запах. Мальчик пощёлкал выключателем. Ничего. Заглянул в комнату к маме. Там никого не было, ощупал кровать. Какие-то вещи. Где мама? Без шума поставил велосипеды, завёл Таню к себе и тихо молча положил её на кровать. Она покорно подчинилась, как маленький ребёнок, легла и замерла. Таня поджимает колени, мальчик сидит рядом с ней, укрывает её пледом, долго смотрит, в голове пустота и щелчки, мерещатся какие-то числа. В темноте видно нежное ушко Тани, её плечо, мальчик боится пошевелиться, боится, что мир хрустнет и разлетится окончательно.

– Я просто усну. Потом проснусь. И будет всё хорошо. Хорошо. Хорошо.

*

В темноте вспыхнул телефон Тани. Загрузился Андроид. Раздался звонок, тихо и с лёгким вибро. Глаза открыли одновременно и мальчик, и Таня. На экране было написано «Дима Вело». Мальчик снял трубку.

– Алло, – Дима помолчал в телефон. – Ребята, вы где. Я не могу до вас дозвониться… весь вечер… – голос Димы был усталым, в трубке шипело, булькало, это так, как если проходишь с телефоном через электронную охрану в большом офисом здании.
– Дима, вы там? Вы в Малине или вы дома? Где Анджей? – тишина, сопение.
– С Анджеем проблемы. Нужна помощь. Почему вы уехали без нас?! Вы сейчас где, на станции?!
– Дима, который у вас час?
– У нас, как у всех, сейчас семь вечера, мы все ещё успеем на электричку, езжайте домой, мы уже следующим поездом, - голос Димки стал беспокойным. – Ладно, мне надо идти, тут у нас сейчас… я тебя потом наберу! – последние слова он прошипел, звонок сброшен. Таня хватает телефон как-то зло и одержимо, начинает звонить звонить звонить.

– Там не берут трубку! – Внезапно в квартире включился свет, загудел холодильник и завыла стиральная машина. Которую, наверное, мама запустила раньше, - думает мальчик. Танин смартфон предательски отключается. Мальчик вскочил – какой уж тут сон – включил мобильные в сеть, заряжать! Вышел в интернет, не было ли каких сообщений от ребят. Таня неслышно уснула снова, лежала так тихо, совсем без движений, будто и не просыпалась, будто и не дышала. Мальчик открыл новости на форуме и увидел заголовок «Такого-то числа в лесах возле Малина и Гранитного пропали трое парней». Кружится голова. Стоп, как такое может быть? Знаешь, бывает такой момент, когда думаешь, что сошёл с ума. Он закрыл браузер. Открыл. Новый заголовок. «Под Малиным нашли останки…»

– Таня, проснись! Таня, странные дела происходят! Пожалуйста, Таня! Таня, вставай! – мальчик трясёт замершее тело спящей девочки, провалившейся в состояние, близкое к коме. Аура летаргии размашисто пишет по всей квартире, разбрасывается по комнатам, выбивает пробки, снова выключает свет и погружает всё в темноту. Спать. Спите. Спать.

*

Они лежали в темноте на дороге, все трое. Очертания их тел тонули в блеклом мареве, таком не похожем на туман. Мальчик проснулся. Снова кошмар!

*

Они лежали в темноте на дороге, все трое. Части их тел… Опять плохой сон! Ну сколько можно! Мальчик пьёт воду.

*

Они шли в темноте, в полумраке, грунтовкой, а за лесом садилось солнце. На дороге висело белое марево, сгустком, там, где сквозь него просматривалось три человека. Нога одного из них была босой. Они везли велосипеды рядом, пели вечерние птицы, кукушка забивала эфир своим предсказательным феноменом, через смех и шутки было слышно её гулкое звонкое ритмичное ку-ку ку-ку ку-ку…

– Один, два, три, четыре, пять, шесть, семь, восемь… - считал босой парень вслух, под шутки и иронию товарищей.
– Долго нам идти, Анджей?
– А какая разница, можем и здесь заночевать! Так, не мешай мне считать, сколько мне жить осталось!
– А который сейчас час?
– Не знаю, у меня телефон сел!

*

В темноте вспыхнул смартфон Тани, экран был расколот, упало сообщение от Димы «Вы где?????!!», телефон тут же погас. Мальчик прочёл. Таня так и не проснулась. Бедняга, произошедшее её, наверное, полностью убило, вымотало и обесточило. Вчера они вернулись в мегаполис одни, без Анджея и товарищей, самой поздней электричкой, ждали ребят на вокзале до последнего, заряжали телефоны на станции, ели в кафе какие-то гнусные местные сосиски, смотрели фотки из телефона Тани. На одних фото на Анджее на были синие велотуфли, на других белые кроссовки. Долго спорили. Потом Таня уснула. Мальчик помнил, что никаких трещин на телефоне не было. Когда это странное устройство успело разбиться? Как душно! Будто откачали воздух в комнате, откуда-то знакомое неприятное чувство. Он укрыл Таню и встал. В коридоре шаги. Вышел. Наверное, мама. В комнате мамы что-то светилось, жёлтая щель света лилась внизу возле пола из-под двери. Постучать тихо-тихо.

– Мама? Мальчик вошёл. На кровати сидела мама, глаза были очень грустные, а голова почти седая. Она не смотрела на него.
– Ты где был? Сынок? Сыночек? Мы с родителями Тани вас две недели ищем!..

Мама будто говорила с темнотой, со сном, не с ним. В комнате стоял запах чего-то пропавшего, несвежего, чего-то затхлого, это было похоже на запах шерсти давно умершего животного. Запах смешивался и с другими ароматами – маминых духов и свежеотутюженного белья. Мамины руки обняли его и усадили рядом с ней. Прижимает её к себе, вдыхает это странную тошнотворную смесь, внизу что-то булькает, хлюпает, мальчик боится заговорить и посмотреть. Мне это снится. Это же просто сон, да?

*

Мальчик подобрал кроссовок Анджея, они взяли велики возле выносов руля и побежали рядом, бегом и к проёму между деревьями. Деревья сходятся аркой там, где старенькая едва заметная грунтовка выходит на асфальт. Они бегут, а кроссовок стареет, трескается на глазах. Снова на небе начинается гром, звук, похожий на грозу, и вместе с ним какое-то жужжание. Из кроссовка сыпется песок и высохшая глина. Арка почему-то отказывается стать ближе. Она всё дальше и дальше. Они бегут быстрее и быстрее, арка дальше, чем была вначале. Чем быстрее они бежали, тем дальше был выход из леса. Таня и мальчик синхронно останавливаются и оборачиваются. Сзади издалека на них смотрит точно такая же арка. Закружилась голова и затошнило, мальчик наклонился и прижал рукой грудь. – Не хватало ещё грохнуться в обморок, не сейчас! – на него смотрит Таня, своими большими вишнёвыми глазами ребёнка. Маленькая, маленькая девочка. Он не может её подвести, не может!

– Мы тут и останемся, как Анджей, - выдох Тани принёс запах горячего песка, дерева и травы. Мальчик закрыл глаза… А когда открыл – они стояли на асфальтированном перроне Малинского вокзала. Их велики лежали рядом. На часах было 18:30. Как мы добрались сюда за пол часа? Он ничего не понял и не помнил.
– Таня, как мы здесь оказались? Ты помнишь что-нибудь? Я ничего не помню!

Ясное небо смотрело на них и успокаивало. Никакой грозы, никаких туч, никакого грохота. Поезд подъезжает. Конец. Велики затащить в тамбур, потом в вагон. Где-то сесть. Людей мало, это прекрасно, это хорошо. Бросаем рюкзаки на лавку. Домой! Скоро дом. Мальчик спиной почувствовал, как идёт навстречу мегаполис, чуял эту дорогу домой всегда, когда возвращался. Особое его знание о приближении дома и города бодрило, утешало, вселяло в него надежду и теперь.

*

В мегаполисе они оба лезут за телефонами, мобильные работали, весело мигали и показывали время и день. Набирают Диму, Анджея.

– Мы уже давно приехали, потеряли вас по дороге, и знаете, залезли в какие-то дебри в лесу, там была дорога, которой до того не было. Не было, а потом бац и она там!.. – Веталь с восторгом, захлёбываясь, рассказывает новости. – И знаете что! Энджи кроссовок потерял, такое дело, его укусила оса за ногу, а у него же астма, аллергия… ну мы сняли кроссовок, чтобы смазать валидолом укус, пока возились с ногой, кросс потерялся, не поверишь, как – ну вот бац и нет тапка! Искали искали искали, туда сюда бегали, заблудились… Потом шли по дороге и нашли тот кроссовок, подобрали, а он ну знаешь – будто его лет 30 назад уронили… Так Веталь его и обул ободранным, жесть! – мальчик слушал на громкой связи, – чесслово, я сам бы себе не поверил на вашем месте! Но кроссовки у нас тут, один новый, нормальный, а другой тот, странный, доказательства, приезжайте и сразу к нам в гости! – в голосе Веталя восторг. Мальчик обнимает Таню за плечи и молчит молчит молчит…

*

Дорога раздваивается, в конце каждого отрезка немой лесной грунтовки виднеется своя арка. Белёсый свет светится в конце в каждой.

– Брось кроссовок, пожалуйста! – Таня взяла туфлю из рук мальчика и бросила в кусты. – Всё равно куда, идём. Рано или поздно мы куда-то выйдем. У нас разыгралось воображение, я уверена, всё наладится! У меня есть версия! Здесь, похоже, какое-то растение цветёт вроде дурмана – дурманит нам мозги, вот что! – Таня теперь решительно настроена. – Я хочу домой!

Мальчик вскочил на велосипед. Он злится и чувствует себя виноватым. Таня едет следом. Лес всё темнеет. Послышался звук электрички. Они вылетели из леса и хлопком оказались в Малине, прямо посредине вокзала они приходят в себя оба, другая сторона отпускает их, лес высвободил свои объятья. В память о кроссовке оба были в песке и оранжевой глиняной пыли.

*

- Глины сроду не было в этих краях! Тут гранит! Гранитное производство! – Таня рассматривает свои ладони, лезет за влажной салфеткой. – С чем мы столкнулись, чёрт возьми?! Что это у тебя? Мальчик достал кроссовок из рюкзачка. – Зачем ты его взял? Она смотрит на него и на кроссовок, как на чудовищ из её детских снов, как на то, что укусило её, предало, обидело и напугало. Таня чувствует себя маленькой и уязвимой, беспомощной, никуда не спрятаться, никуда.

*

Они проезжают жёлтый мост, недавно окрашенный, он ещё пахнет краской, этот чудесный из детства запах. Мост кричит своей яркой желтизной на фоне ржавых пластин в качестве тротуара, на фоне белого марева этих мест, на фоне реки, маленькой и бурлящей так, будто это горный поток. Деревья очень высоки, старые, - подумал мальчик. Асфальт недавно положили, странно, для чего? Может быть, здесь есть какое-то предприятие? Здесь же никто не ездит. И правда, за всё время они с Таней не увидели ни одного транспортного средства. Жаль, ребята с ними не поехали, эх! – думает мальчик. Таня сморит в небо, если прислушаться – где-то грохочет гроза, очень далеко, как из детства, что-то напоминает, тревожное и вместе с тем тёплое, дурманящее и манящее. Хочется остаться. Вечно блуждать этими дорогами, о, вот одна из них, давай свернём, Таня? Таня давно уже едет впереди и не оборачивается, не отвечает. Её тёмные кудряшки шевелятся на ветру одинаково, ритмично, закольцованной лентой, как зацикленный кусок кино, плохого кино, страшного и трудного кино, скучного кино, трансового кино, сюжет которого потерялся и забылся, закатился за порванные фрагменты событий, кино, в котором неважно, про что был сюжет.

– Таня, а давай свернём в лес? Срежем! Тань? Тааань? – Таня молчит живой статуей. Мальчик хочет ей сказать важное, да никак не может вспомнить, что. Таня сворачивает в лес, на дороге валяется какой-то белый предмет. Что это? Вещь смутно знакомая. Похоже, кто-то бросил, забыл здесь кроссовок, что-то такое в нём, мальчик никак не может вспомнить, где он его видел. Странное место на этой стороне от железки, жаль, что ребята не поехали вместе с ними. А ведь сколько уговаривали они с Таней Анджея, Витальку и Димку. Нет! Пацаны решили остались в мегаполисе. Мальчик не может вспомнить, почему не поехали друзья, что ответили в переписках, в голове вертится стёртый кусок киноленты, на периферии внутреннего зрения мелькают какие-то цифры – 678, 679, 680…

*

Мальчик вошёл в комнату и ослеп от темноты в глаза. Ему сегодня приснился кошмар, свет решил не включать – наощупь в ванную умыться. Отряхнуться, вытереть лицо. Будто вокруг что-то, похожее на паутину, если повертеться – воздух вокруг тихо и упруго хрустел. Приснится же такое! Он вернулся в комнату. По кинестетическому датчику нащупал на кровати тёплое тельце милого человечка, обнял. Погладил. Лёг рядом с Таней. Уснул. Тело Тани медленно остывало, руки обнимали пожелтевший грязный кроссовок её братишки Энджи.

*

– Ты Тане эсэмэс отправил?
– Надеюсь, они выбрались.

© Полухина Наталья Александровна myrulesspirit

+1
309
16:08
Очень зашло. Рассказ увлекает, захватывает сразу, с первых строчек. Как дорога, которая ведет в неизвестность. И нет хэппи энда. Открытый конец. Оставляет место для раздумий.
Спасибо :)
Загрузка...
Анна Неделина