"Берег птицелова" глава5 Костер, вино и чужие тайны

Автор:
Итта Элиман
"Берег птицелова" глава5 Костер, вино и чужие тайны
Аннотация:
Магреализм, сказка, соверменная проза, любовный роман - все сразу.
Эмиль и Эрик отправляются на морскую рыбалку, чтобы сбежать от предсвадебной лихорадки. На пустынном острове они встречают того, кто вовлечет их в расследования и приключения куда более взрослые, чем война с Ветрами Унтара.
Авторский мир - авторские правила)
Текст:

- Стало быть, близнецы. - Статист стоял перед сидящими у костра рыбаками и, не смущаясь, смотрел на обоих, сравнивая. - У меня к вам дело.

Братья молча переглянулись. Птицелов отметил синхронное движение одинаковых бровей - рыбаки ждали.

Он кинул на землю большую, старую сумку, достал потертую картонную коробку, полную маленьких, некрасивых колечек.

- Вот. Я делаю это из грузил. Хочу купить у вас одно-два.

- Купить-то зачем? Так берите, - Эрик покопался в чехле для снастей.

- Вот незадача, только одно осталось. Держите. - Он протянул статисту похожее на серый камень увесистое грузило. - Есть еще, но надо поднять сеть. Утром получите хоть десяток.

- Спасибо, - статист снова достал коробочку, на этот раз чуть поменьше и не такую потрепанную, положил в нее грузило, поднял с земли удочку и, небрежно закинув сумку на плечо, направился по берегу к глубокому мысу.

Братья внимательно наблюдали за ним.

- Вы куда? - крикнул вслед Эрик.

- Удить рыбу! - не оборачиваясь, кинул мужчина. - Вино у вас есть. Значит нужна закуска.

И Птицелов ушел. А на том месте, где он раскладывал свои коробочки, осталось лежать крупное птичье перо.

Оно должно быть случайно выпало из сумки и теперь ветерок осторожно колыхал легкие разлохмаченные края. Перо было размером с ладонь, но узкое, клиновидное, с удивительно яркой, необычной окраской - перламутровое, как морские ракушки и в то же время сине-зелёное, переливчатое, блестящее.

- Гляди-ка! - Эмиль ткнул Эрика в бок.

- Ведьма меня побери! Ну надо же! - Эрик потянулся к перу, взял его и с восторгом посмотрел на брата. - Красотища!

- Дай-ка! - Эмиль забрал перо себе, осмотрел поближе. - Маховое. Какая-нибудь цапля или крупный баклан. Большой зеленый баклан.

- Смешно! - заулыбался Эрик. - Пойдем, спросим?

- Этого спросишь. Странный он. Вот бывают люди, как сундук с замком. И ключ потерян.

- Это ты о себе? - не удержался от колкости Эрик.

- В данном случае - о статисте. Идем!

Статист сидел на камне над невысоким обрывым, удил рыбу тонким удилищем без поплавка. Когда ребята подошли, он даже не обернулся.

- Спрашивай! - шепнул Эрик Эмилю.

- Погоди, не сразу.

- Какая рыба здесь водится? - Эрик решил попробовать завязать разговор издалека.

- Форель, - односложно ответил статист.

- Вроде бы форель - рыба речная…

В эту секунду удилище статиста дрогнуло, заходило ходуном. Мастерская подсечка, леска натянулась в струну, и вот уже сверкающая узкоглазая рыбина бьет хвостом об землю.

Статист ловко отцепил крючок и по-прежнему не глядя на братьев, быстро забросил удочку снова. Ветер налетал порывами, задувал в уши. Пришлось натянуть капюшоны. Все следили за удочкой. Клюнуло. Но сорвалось. Снова клюнуло. Перо дрожало в руках Эмиля. Просилось в полет.

- Вот! - вспомнил Эмиль. - Вы обронили!

Он протянул статисту перо.

Статист оглянулся, увидел перо. Удочка вырвалась у него из рук и полетела с обрыва. Рыба, которая уже прилично клевала, тотчас утащила ее на дно. Но это уже было неважно.

- Где? - стараясь говорить как можно спокойнее, мужчина взял у Эмиля перо. Взял бережно, точно драгоценность. - Где вы его нашли?

- Да походу в вас из сумки выпало, - объяснил Эрик. - Вы ушли, смотрим, а оно лежит у костра. Красивое такое.

- Значит оно было в сумке… Все это время. Вот я осел.

Статист погладил перо толстым, мозолистым пальцем, осторожно убрал во внутренний карман куртки. Он успокоился, тело его расслабилось, мир стал прежним.

- Вы удочку утопили. - Напомнил Эрик.

- Ерунда. У меня есть еще. - Статист улыбнулся и братья увидели, что глаза у него голубые, как небо.

Запеченная форель. Это оказалось вкусно. Очень, чрезвычайно, упоительно вкусно. Тем более с яблочным вином.

Они испекли картошку, которая нашлась у ребят и развели новый костер. Снова повалил дым и жар. Спины рыбаков холодила быстро упавшая на острова ледяная ночь.

Беседа велась осторожно, по всем правилам разговора случайно встретившихся у костра людей. Похвалили форель, одобрили вино, обсудили погоду, урожай и новости из Долины Зеленых Холмов. Потом темы закончились, стало неловко. Эрик и вправду пожалел, что не прихватил с собой на остров гитару. Сыграл бы сейчас, было бы самое то. Он взял еще кусочек форели.

- Перо! - обжигая рыбой руки, вспомнил Эрик. - Которое вы выронили. Красивое! Откуда оно у вас?

Статист ковырял в углях палкой, переворачивая картошку. Вопрос Эрика вынудил его замереть.

- А сам как думаешь?

- Я думаю, что вы очень немногословны и скрытны, - честно ответил Эрик и отправил кусок форели в рот.

Статист бросил палку в костер и взялся за свою кружку:

- Привык, что люди сразу все тебе выкладывают?

- Чаще всего, - согласился Эрик. - Но я не настаиваю. Перо необычное, глупо было б не спросить.

Эрик нравился Птицелову прямотой и простодушием. Но говорить о себе Птицелов не любил. Он отхлебнул вина и утер широкой ладонью губы.

- Я же не спрашиваю, откуда у твоего брата королевский клинок. Может, конечно, купил, а, может, и украл где.

- Клинок, да, вещь! У меня, кстати, такой же, - дружелюбно ответил Эрик и похлопал себя по поясу. - Всегда со мной. Сколько лет-то уже? Семь? Да, Эм, семь? Могу поклясться, что мы получили их по праву. Но вы же все-равно не поверите!

- Почему? Охотно! Вам было тогда лет шестнадцать. Самый возраст заслужить королевский клинок.

Эмиль привалился к камню, подложив под спину тулуп, и с нескрываемым удовольствием пускал в небо колечки. Разговор его забавлял.

- Понимаю вашу иронию, - небрежно встрял он. - Но я бы никому не посоветовал красть королевское оружие. Сомнительное удовольствие - им владеть. Кстати, нам было почти восемнадцать. Продолжайте.

Статист внимательно выслушал Эмиля и, подумав, сказал:

- Не буду вас пытать. Хотя, не скрою, мне стало любопытно. Все-таки, что вы делаете на острове? Сети у вас - смех один. Зато всех птиц мне распугали.

- Птиц? - удивился Эрик, потянувшись, было, за картофелиной. - Каких таких птиц? Чаек, что ли? Вы ж статист.

- Статист - тот, кто ведет учет. Я слежу за перелетами птиц. Ставлю ловушки по всему побережью. Некоторых птиц продаю, некоторых отпускаю.

- Вот это уже интересно, - заулыбался Эрик. - Так значит вы - птицелов. - И, сунув картошку в рот, принялся увлеченно жевать, отчего повисло неожиданное молчание.

Эмиль мысленно выругался. Как он мог упустить такую простую догадку. Конечно! Колечки нужны для кольцевания птиц. Болван, - обругал он себя и, расстроившись окончательно, принялся снова набивать трубку.

Эрик, напротив, оживился, придвинулся поближе, блеснул глазами, сунул пальцы в шевелюру. Ему все было интересно, но интересно просто так, для веселья. Хватало любой темы, чтобы бурная фантазия понеслась вскачь. И теперь он представил, как этот скрытный мужчина, нагруженный клетками со всяческими птицами отправляется на какой-нибудь старой лодке с острова в Кивид или Алъерь. Туда, где есть птичий рынок. Стоит у прилавка с суровым видом. Торговаться с ним бессмысленно. Бери и покупай, но товар отменный, так что торговля идет бойко...

- В столицу, небось, возите, - начал Эрик и, не дождавшись ответа, продолжил, обращаясь к брату: - Помнишь? Было дело. Проторчали на птичьем рынке дня три. Искали пропавшую говорящую перепелку. Должно быть знаете? Крошечные такие, болтливые птички. Учитель наш их обожал, разводил сам, каждую звал по имени. И тут одна пропала. Беда была прямо. Искали по всему королевству. Нам выпал рынок, два дня туда таскались. Так и не нашли. Исчезла красноглазка, как корова языком слизнула. Зато каких только птиц не видели! Ну просто диковинных.

- Погоди-ка, парень! - быстро перебил Птицелов. - Что ты сказал про болтливых птиц? Говорящая перепелка? Это же просто байки, верно?

- Ну-у-у… Как сказать! Одна такая спасла моему брату жизнь. Не сидел бы он тут с кислым видом.

- Болтун! - не выдержал Эмиль.

- Да что такого-то? - возмутился Эрик.

- Стоп, стоп! Ребята! Мне надо знать! - Птицелов выглядел не просто возбужденным. Все переменилось в нем. Тело подалось вперед, руки мяли друг дружку, язык нервно облизнул тонкие губы. - Еще раз! Красные глаза. Крошечная перепелка. Раза в три меньше домашней. И крылья… крылья изнутри синие. Такая?

- Да все знают, как они выглядят! - искренне не понимая причины волнения, развел руками Эрик.

- Вот, значит, как... - Птицелов хлопнул себя по коленям, резко встал и отошел в сторону, силясь сдержать волнение. Он принялся ходить туда-сюда вдоль берега, что-то бормоча себе под нос.

- Сообщаю для особо наивных, - Эмиль подвинулся ближе к костру, чтобы его слышал только Эрик. - Не все знают о говорящих перепелках. Даже птицеловы.

- Да ладно тебе, - попытался оправдаться Эрик, - тоже мне тайна. Тем более этот их точно встречал. Зуб даю!

Птицелов вернулся озадаченный и серьезный. Он замахнул все, что оставалось в его кружке и выпалил:

- Два года думал, что мне померещилось. И тут вот вы! Выходит, эти перепелки действительно разговаривают, как люди?

- Получше некоторых, - заверил Эрик. - Речь перед королем я бы им не доверил, конечно, но для глупых птиц болтают красноглазки весьма терпимо.

- Вам попадалась такая в сети? - Эмиль наполнил остатками вина протянутую мужчиной кружку.

- Довелось познакомиться, да. - Птицелов помялся. - Дело такое, парни. Мне надо найти одну птицу. Редкую птицу. - Томаш похлопал себя по нагрудному карману. - Интерес профессиональный. Вам не понять.

- Да уж куда нам, - расплылся в улыбке Эмиль.

- Ну, а если понять, то тем более. Подскажите, как найти говорящую перепелку? Ведь вы же знаете как? Мне только спросить, вдруг они чего знают.

- Варианты есть, - согласился Эмиль. - Сейчас зима на носу. Зимой многие перепелки живут в королевском питомнике. Там тепло и сытно.

- Где этот питомник? - Птицелов старался держать себя в руках, но вид у мужчины был чересчур взволнованный.

- А вот тут проблема. Питомник тайный, нужен пропуск. Без нас вас не пустят.

- Да кто вы такие-то, ребята? А? - не выдержав, возмутился Томаш. - Биологи что ли? Для конвоя - щуплые, для гвардейцев - слишком умные.

- Белая гильдия мы. В прошлом. - Дивясь раздосадованности Птицелова, сообщил Эмиль.

- Белая гильдия? Особая королевская служба?! Хорош! Хотите чтоб я поверил?

- А это ваше дело.

- И как это - в прошлом?

- Получается, что так, - вставил Эрик. - Судя по тому, что работы у нас давно нет, то считайте, мы уже в запасе. Но по-молодости было дело.

- Да хватит мне лапшу на уши вешать. По молодости... Вам от силы двадцать пять.

- Двадцать шесть, - поправил Эмиль.

Затем сцепил худые пальцы в замок - задумался. Остальные тоже притихли. Эрик накинул капюшон, сунул руки поглубже в рукава. Холодало. Птицелов заново разглядывал братьев, щурился, уговаривал себя им верить.

Над костром в черную бесконечную пустоту поднимался скупой дым. Звезд не было видно. Последние лепестки пламени освещали длинные лица близнецов, проваленные скулы, крупные курносые носы, живые глаза, а вот лохматые шевелюры уже терялись в тенях. Берег был почти неразличим, а Малая луна, обещающая полноправно царить всю ночь, спряталась за облаками. Ночную тишину нарушало только шуршание моря. Оно ласкало береговые камни, ветра не было, птицы спали.

Эмиль думал долго, а потом весомым, вызывающим уважение, голосом сказал Томашу:

- Перо это странное, понимаю ваш интерес. Но не факт, что перепелки его опознают. Создания они легкомысленные, память у них короткая. Так что перепелки вряд ли вам помогут. Тут надо спрашивать в университете. Есть там человек по птицам. Так поступить будет умнее.

Птицелов почти сдался. Крепкое вино расслабляло, да и эти, похожие, как две крыла одной птицы, братья, действительно могли пригодиться. Мало ли, судьбе в рот не смотрят.

Свет надежды стоял во взгляде Томаша. Он потер рукавом высокий лоб, поправил шапку и даже по-мальчишески шмыгнул носом. Среднего роста, крепкого телосложения, с широким, уже полысевшим лбом и синими, пронзенными мечтой глазами. На деле он был старше братьев всего на семь лет.

Эрик достал из рюкзака вторую бутылку, вопросительно посмотрел на брата, тот кивнул, мол, давай уже, раз такое дело. Эмиль продолжал думать. Вертелось что-то в памяти. Такое, что вот-вот, а никак не поймаешь. Ох и не любил Эмиль это чувство, очень не любил.

- Наливай уже наконец, - сказал он брату и подкинул в костер последнюю охапку хворосту. - А то холод собачий.

Хворост задымил, запахло сосновыми шишками.

- Мне кажется, я видел такое перо в какой-то книге. - Эмиль внимательно смотрел Томашу в глаза. - Рисунок, причем цветной. Прямо вот вертится…

Птицелов только молча поднял брови, сглотнул. Они его дразнят? Вроде нет. Не похоже. Видно было, что этот умник действительно пытается ухватить за хвост мысль.

- Может, в энциклопедии какой? - Эрик передал брату полную кружку. - У тебя ими вся комната завалена.

- Да не помню я. Говорю же. А если Ив спросить? - предположил Эмиль. - Она в биологии лучше разбирается.

- Сейчас она больше в фасонах свадебных платьев разбирается, - буркнул Эрик.

- Тоже верно. Сейчас ей не до перьев.

Эрик первым глотнул из своей чашки и тут же выплюнул фонтаном прямо в костер:

- Бррр… Эм. Скисло. Не пей. Это с того урожая. Фуу. Даже не скисло, стухло.

Эмиль понюхал вино и молча вылил под камень. Туда же последовала вся бутылка.

- Давай уже спать, Эм. А? - отплевавшись, взмолился Эрик. - Околели уже, я зада не чую. И ног. А на ялике между прочим - теплые спальники. Тебе только дай голову поломать. Завтра отоспишься - вспомнишь, я тебя знаю.

- В общем, подумаю еще, - пообещал Эмиль растерянному Птицелову. - Утром решим, что делать. Все равно мы вам грузила обещали. 

+4
138
судьбе в рот не смотрят.
laughthumbsup
13:51
+2
yahoo
ну, да, получилось двусмысленно, но я оставила)))
23:15
+1
Да тут много таких вкуснях понатыкано. Читать — одно удовольствие! thumbsup
13:51
+1
blush
Спасибо большое, Светлана!
Вдохновляете волшебно)
Загрузка...
Михаил Кузнецов