"Берег птицелова" глава8 Гороховый суп и голая ведьма

Автор:
Итта Элиман
"Берег птицелова" глава8 Гороховый суп и голая ведьма
Аннотация:
Магреализм, сказка, соверменная проза, любовный роман - все сразу.
Эмиль и Эрик отправляются на морскую рыбалку, чтобы сбежать от предсвадебной лихорадки. На пустынном острове они встречают того, кто вовлечет их в расследования и приключения куда более взрослые, чем война с Ветрами Унтара.
Авторский мир - авторские правила)
Текст:

Братья вернулись домой к обеду. Свалили на веранде грязные сапоги и мокрые тулупы. Лица красные, руки красные, зуб на зуб на попадает. Чмокнули девочек, выбежавших навстречу, и сразу - на кухню.

- Есть что поесть? – Эрик полез в кастрюлю, обжегся поварешкой. - О, супчик! Гороховый!

- Руки помой, - доставая глубокие тарелки, сказала Ив. - Что, совсем пусто?

- Ни рыбешки!

- Только сеть новую порвали, - Эмиль сел к столу, вымытыми руками отломил от буханки хлеба.

Ив поставила перед близнецами две огромные тарелки горохового супа и, пока ребята ели, на кухне стояла многообещающая тишина.

Хлеб она утром купила в лавке - горячий, ржаной каравай. И яйца купила и жирную, почти желтую сметану, но это уже не в лавке, а у тетушки Малин. Каждое второе утро Ив заходила к соседке, забирала с порога плетеную корзину с яйцами и сметаной и большую коричневую крынку с молоком, потом клала в керамическую плошку у двери одну полтинную монету. Каждый второй день, много лет подряд.

Жизнь в Долине текла размеренно и уютно. Даже война с серными ведьмами не дошла до северной части королевства, задела черным пологом только Южные Чучи, а Долина Зеленых Холмов осталась нетронутой вражеским огнем, жила себе, хранимая Солнцем. Здесь чтили порядочность, дверей не запирали, детишки ходили в школу, не страшась, а охрана порядка, состоявшая из трех гвардейцев, занималась в основном оформлением бумаг на купли-продажи и изредка простецкими тяжбами: то дерево на участок рухнет, то корова забор завалит. Двое из троих охранников давно обзавелись семьями, а третий до сих пор выбирал себе девицу по вкусу, да пока не выбрал.

Ив любила Долину, щедрый лес, красивое море, уют большого дома, и все же ей не хватало главного. Не городских бричек, шумных площадей и суетливого порта родного Кивида - нет. Ей не хватало вариантов выбора, лучших вариантов, для своей будущей семьи.

- Ветрище утром поднялся, ползли на веслах всю дорогу, - покончив с супом, сообщил Эрик. - Можно мне добавки?

Ив зачерпнула половником и налила ему еще тарелку. Потом, не спрашивая, налила вторую тарелку Эмилю.

Итта сидела в кресле напротив ребят, разглядывала обоих. Суп она сварила, что еще? Можно посидеть, подумать.

- Передай соль, пожалуйста! - попросил ее Эмиль.

Она встала, оперевшись руками на подлокотники, сняла с полки солонку, поставила перед Эмилем и сразу опустилась обратно в кресло, провела рукой по волосам, чтобы убрать их с лица. Эмиль видел, что Итта слышит его нетерпение, а значит, вот-вот спросит.

- Выкладывайте уже... - наконец, сказала она. - Меня не обманешь. Вас же распирает от тайны. Ну!

- Распирает Эма, – Эрик откинулся на спинку кухонного дивана и довольно сложил руки на животе. - А я, так! Просто ржу. В общем, мы кое-кого встретили на острове! Представьте! Пустой остров - ведьмы с две доберешься. А там мужик живет. Не веришь? Ты чего так на меня смотришь?

- Ничего я не смотрю, - смутилась Итта. - Крошки с бороды стряхни и рассказывай дальше!

И ребята, перебивая друг друга, рассказали о том, что с ними произошло на острове.

- Шторм рвал сети и было жутко романтично, – дожевывая горбушку, закончил Эрик.

- Я так и знала! – Ив возмущенно сложила на груди руки. – Нам спокойно не перезимовать.

- Лучше смирись, - резонно посоветовала Итта.

- А ты и рада!

- Нечего особо радоваться... – Эрик отхлебнул чай. – Подумаешь! Всего лишь забавный чудак. Со своей забавной тайной. Стукнутый, конечно, но мы таких любим. Так что не преувеличивай, малышка. Просто жди гостей.

Он допил чай и встал:

- Все, я - спать! Умираю просто. Спасибо за обед...

- А в баню? - безнадежным тоном спросила Ив. - Натопили же!

- А в баню Эм за меня сходит! Два раза помоется. Да же, Эм? - Эрик чмокнул невесту в щеку, пристально взглянул на Итту и исчез.

Эмиль тоже поблагодарил за обед и ушел, но не в баню, а в гостиную - решать мучивший его вопрос. К вечеру вся комната - диван, ковер и стулья были завалены книгами. Итта торжествующе бросала на Ив многозначительные взгляды, мол, полюбуйся, уборка твоя...

Эмиль сначала сидел на диване, а когда там не осталось места - переместился в кресло, затем вообще расселся на полу перед шкафом. И все время таскал за собой яркую керосиновую лампу.

Одну за другой Эмиль снимал с полок книги, тщательно листал каждую, но на место не ставил, а бросал, чтобы не спутать. Потом принес из кладовки этажерку и полез на самый верх за справочниками по биологии. Увесистые тома в темно-зеленом переплете - на них ушло больше часа.

Наконец, глаза устали, Эмиль крикнул Итту, попросил принести очки из спальни.

Итта пришла. Увидела его посреди книжного развала, сидящего на полу, сгорбленного. Он увлеченно листал пятый том Истории Древнего Мира, пробегая взглядом страницы, то вскидывая с надеждой широкую бровь, то разочарованно хмурясь. Свитер болтался на худых плечах, как на вешалке. Опущенные густые ресницы, длинный, чуть вздернутый нос, чересчур вытянутый подбородок. Тень от керосиновой лампы подчеркивала впалые скулы, крупные, четко очерченные, упрямо сжатые губы.

Получив очки, Эмиль тотчас нацепил их и снова склонился над книгой.

Итта встала сзади, положила руки ему на плечи, помассировала большими пальцами возле шеи, потом предплечья, провела ладонью по позвоночнику - расслабила затекшие мышцы.

- Спасибо. Так намного лучше. - Эмиль закрыл книгу. - Все. Я пересмотрел все.

- Уверен, что тебе не показалось? - спросила Итта.

- Уверен, - кивнул Эмиль. - Памяти своей я пока еще доверяю. Где же эта картинка? Яркое такое, зеленое перо. Ну, не в детских же книжках?

- А, может, как раз в детских. И почему ты решил, что видел ее дома? Почему не в Туоне? Там библиотека в сто раз больше. И ты ее всю..

Эмиль повернулся к Итте, медленно снял очки и восхищенно поднял правую бровь:

- Тигиль бы сказал: “Приятно иметь с тобой дело!”

- Только не мне, - напомнила Итта. - Мне он так не скажет.

- Не скажет, но подумает. Ты молодец. Просто умница. - Эмиль встал с пола, распрямил затекшие колени. - Видимо, так и есть. Скорее всего… Я все равно в Туон собирался...

- Сейчас седлать лошадь? - рассмеялась Итта.

- Нет. - Эмиль удивленно уставился на подругу. - Не сейчас. Но ты не будешь против, если я поеду? Или хочешь, вместе? После того, как съездим в Гавань, разумеется.

- Эм... Во-первых - я не против. Во-вторых - ты - это ты. Ты всегда принимаешь решения сам. И никогда не было иначе.

- Разве я не советуюсь с тобой?

- Бывает. Но решаешь всегда сам.

- Тогда вот тебе мое решение, - стаскивая с себя свитер, весело сообщил Эмиль. - Я - в баню. Жди меня в спальне.

- А Туон?

- И Туон. Но сначала - жди в спальне.

Эмиль вышел из дома голый по пояс. До бани было - перебежать двор.

- За Эрика не забудь помыться, - напомнила вслед Итта.

- Обойдется! - дверь хлопнула и ледяной ветер ворвался в дом.

Она поднялась в спальню. Сняла с себя платье, теплые гетры, подумала - и разделась догола. Хотелось сначала как следует замерзнуть, а уж потом согреться.

За окном летел снег. Первый, настоящий, мокрый, он летел наискосок, сдуваемый ветром. Кусты жасмина уже напоминали фату невесты, да весь ночной сад побелел. Крошечные сугробы намело на дождевую бочку, на дровяную поленницу и на ограду табачной грядки.

В рамы задувало с тихим, противным свистом. От холода кожа покрылась пупурышками и каждый волосочек на теле встал дыбом.

Перед еле греющей печкой лежали щепки и лоскутки холста, оставшиеся от портрета короля. Итта сунула в печурку лучины, развела огонь, и добавила кусок подрамника.

Эмиль зашел в спальню: мокрые кудри, вокруг талии только красное полотенце.

- О! Голая ведьма! - впечатлился он. - Топишь печь королями?

Он обнял ее, сунул нос в ее макушку. Волосы пахли печным дымом, собственно Иттой и еще немного духами.

- Замерзла? Там снег идет.

- Я в окно смотрела - красота.

- А все-таки, что случилось с портретом?

- Испортила.

- Это я вижу. Ногами ломала, не молотком. Значит сильно злилась. Из-за чего?

- Неважно. Вот уже совершенно неважно. Веришь? - Итта обняла Эмиля крепче, прижалась щекой к его груди. Пусть едет в Туон. Ив права, ему нужно дело, нужны загадки. Одно только неизвестное перо - а он уже горит, горит так, что того и гляди обожжешься.

Они забрались под большое пуховое одеяло. Кровать была широкая и длинная, но ноги Эмиля все-равно торчали наружу. Он приподнялся на локте и задул свечу, стоящую у изголовья постели.

Эрик дрых весь день и полночи. Ближе к рассвету проснулся, пошел до ветру, а больше уже не лег. В доме было тихо, в гостиной валялись раскрытые книги, десятка три, печи уютно потрескивали угольками.

Эрик снова проголодался и полез в погреб за солониной. Потом он обнаружил, что хлеб кончился, пришлось жарить яйца, а уж если жарить, так не меньше пяти штук. Он уже нарезал тонкие ломти солонины, разложил их на яичнице, и собирался отправить кусок в рот, как в дверь постучали. Осторожно, но настойчиво.

- Офигели! - Эрик опустил вилку назад в тарелку. - Пять утра!

И он пошел открывать. 

+3
178
22:55
+2
" — Выкладывайте уже… — наконец, сказала онА".
" — РаСпирает Эма, – Эрик откинулся на спинку кухонного дивана и довольно сложил руки на животе".
" — Спасибо. Так намного лучше. — Эмиль заКрыл книгу".
«Потом он обнаружил, что хлеб кончился, пришлось жарить яйца, а уж если жарить, так не меньше пятИ штук».
Жду продолжения!
09:46 (отредактировано)
+2
Светлана, спасибо вам большущее!!!
А то ведь сто раз пересматриваешь и не видишь))) rose
И я жду продолжения
21:09 (отредактировано)
+1
))))
спасибо, очень вдохновляет, ну прям очень!!!
выкладываю dance
Загрузка...
Светлана Ледовская №1