Косточка

Автор:
Хельга Жукова
Косточка
Аннотация:
Совсем ещё мальчишка.
Текст:

“Думаю, теперь это моя последняя запись. Этой ночью я наверняка умру. Утром к моей постели подойдёт Деда, окликнет меня, а в ответ тишина. Он кинется ко мне, увидит моё бездыханное тело и всё поймёт. Как жаль, что я этого уже не увижу. В школе точно будет переполох: “Как же так, такой юный, такой перспективный?!” А она? Да что она?! Тихо станет умолять вселенную повернуть время вспять, чтобы не повторить своей роковой ошибки. Но сейчас не об этом. Мне ещё так много нужно сказать.

Я никогда не искал смысла жизни. Я не знаю, как можно искать то, чего нет. А вот в смерти смысл определённо есть. Говорят, что каждый человек, который пришёл в твою жизнь, тебя чему-то учит. А я говорю, что каждый, кто из твоей жизни ушёл, учит тебя не меньше. Почему? Потому что ставит точку. После этой точки пустота. Такой большой контраст между точкой и пустотой, что все вокруг невольно начинают задумываться. И люди непременно возносят твои последние слова на самую вершину, а в твоих последних поступках видят некий великий замысел.

Я вот раньше уважал людей, которые умеют всё контролировать. Всё у них имеет название, своё место и время. Никаких случайностей и непредвиденных обстоятельств. А теперь я понял, что эти люди - трусы. Да, они трусы. Они всё контролируют для того только, чтобы вдруг не предстать перед выбором. Нет выбора - нет судьбоносных решений. Вот так всё просто. Я раньше так же хотел. Теперь не хочу. Если бы мне ещё суждено было пожить на этом свете, я бы всё пустил на самотёк. И сила бы моя была в том, чтобы при встрече с непредвиденным и новым, - а для меня почти всё было бы непредвиденным, - чтобы при самой встрече и делать свой выбор. Вот в этом, я считаю, и есть настоящая сила.

Я всё думаю про убийц и маньяков. Ведь человек маньяком может быть не потому, что озлобленный, а потому что у него кусочек мозга неправильно работает и всё. Каюк. Так это странно. Это же какое-то надругательство над нашей культурой. Вот ты такой стараешься быть милосердным и великодушным. И в твоём клубе “Великодушие” все стараются. Слушают классическую музыку, любуются картинами, уважают всех и вся. А в другом клубе, назовём его клубом “Отклонение в мозгу”, люди не испытывают никакого сострадания, идут и забирают то, что считают нужным. Подумаешь, убил кого-то по дороге к цели. И как тут быть? Мы думали, у нас всё схвачено - научился сам культуре, воспитал хорошего человека и молодец. Не тут-то было. И как после этого решить, хороший это человек или плохой? И кто должен это решать? Мне непонятно.

Я, если до конца быть честным, и сам уже хочу поскорее умереть. Мне трудно принять наш мир. Ну как в нём можно жить? Когда ты не можешь получить то, чего хочешь. Когда кто-то сверху за тебя решает, чего ты достоин, а чего нет. Деда вон четверть века почти на одном заводе горбатился, пока не ушёл. И что он получил в благодарность? Часы с кукушкой. Наверно, чтобы эта пересмешница каждый час напоминала ему об убогости нашего мира. Ему квартиру обещали за выслугу лет, а подарили часы. Ну смешно ведь! Это не мир, а какой-то пробник...

Думал ли я, куда попаду после смерти? Думал. Я бы хотел туда, где сейчас мама. Я бы расспросил её про всё. Деда говорил, она была неизлечимо больна. Может, у меня та же самая болезнь… Все говорят, что я на неё очень похож, так что я бы сразу её узнал. Хотя скорее всего я просто не проснусь и даже не пойму, что что-то произошло. Странно, конечно, представлять мир, в котором меня нет. Как тогда он существует, если я его не вижу? Значит, и мира не будет, если я исчезну...”

— Костик, ну что ты там опять шорохаешься? Больным называешься, а сам что? Спи ложись, - из дальнего угла маленькой комнатки раздался хриплый голос Деды.

— Ложусь я. Ложусь, - бледный щуплый мальчишка выключил лампу и с головой залез под одеяло. Было всего двенадцать часов ночи. На кухне громко тикали часы. Сон не шёл.

— Завтра врач придёт. Надыть справку взять для школы.

— Угу, - на секунду из-под одеяла показалась кудрявая каштановая копна волос и снова нырнула обратно.

“Я многого не успел сказать да и надо ли…Всё уже известно, всё открыто. И мысли мои совсем не новые, а пережёванные сотню раз старыми и новыми мыслителями да вложенные мне в рот. Мерзость, правда?

Спокойной всем ночи, а тебе, бредовый мир, прощай навсегда!”

Утром солнце по обыкновению стрельнуло своим лучом в изголовье Костиной кровати. За окном назойливо щебетали птицы. Мир вокруг проснулся.

— Костик, пора вставать, - Михаил Леонидович уже успел позавтракать и собраться на работу, Костя не просыпался. - Косточка, я ухожу, - он часто называл внука Косточкой за худенькое телосложение, сам же он был сложен довольно атлетически. В последние годы, правда, начал сдавать, оброс жирком, но тем не менее всё так же по-молодецки брался за любое дело. - Доктору дверь-то откроешь, малохольный мой?.. Ух, любишь ты себя жалеть.

Стоя в дверях, Михаил Леонидович вдруг призадумался, вслушиваясь в тишину своей мизерной хрущёвки, махнул рукой и вышел, захлопнув за собою дверь.

День у Михаила Леонидовича выдался хороший. Сегодня на работе всё шло как нельзя штатно. Он даже позволил себе заглянуть к дамочкам в отдел кадров. Настроение у последних было приподнятое, и они щедро наградили его шутки визгливым смехом. Перед уходом он вдруг вспомнил, что не позвонил домой узнать, приходил ли доктор. “Теперь уж дома узнаю” - подумал он и весело зашагал в сторону трамвайной остановки.

Их с Костиком дом был всего в получасе езды. Он нашёл себе работу поближе, когда пять лет назад не стало Лиды, его жены. Болезнь свалила с ног эту добрую женщину почти мгновенно и быстро унесла с собой её красоту, а следом и жизнь. Они растили Костика вдвоём почти с самого его рождения. Его мать еще до беременности связалась не с той компанией. И в одну из ночей, когда была так нужна своему малышу, умерла от передозировки в каком-то грязном углу скверного притона. Сила горя от утраты стала силой любви, которой Деда и Ба одарили посланного им малыша. “Наверно, мы что-то упустили с Верочкой, Миша, - сказала однажды Лида. - Давай с Костиком начнём всё сначала”. Костя рос умным мальчиком, любил поиграть во дворе с друзьями, был способным и очень чувствительным к чужой боли. Он частенько болел, так что они с Лидой привыкли к приходам врачей и полочке с многочисленными лекарствами в холодильнике. К старшим классам Костик окреп и стал болеть намного реже.

Михаил Леонидович вышел на своей остановке. От нахлынувших воспоминаний глаза слегка покраснели, в носу защипало. Он отмахнулся от мыслей, стал думать о том, чем сегодня кормить своего Косточку, и не заметил, как уже вставлял ключ в дверной замок.

В квартире было подозрительно тихо и темно. Обычно в это время в их единственной комнате горел свет, или был слышен голос Костика, надиктовывающего что-то философское в свой телефон.

— Костя, ты спишь что ль? - Михаил Леонидович вошёл в комнату. Спёртый запах вынудил его подойти и открыть окно. - Как ты чувствуешь себя, малый?

Он подошёл к кровати Костика и опустил руку на плечо внука. Тот не шевельнулся, но секундой спустя он вдруг весь судорожно затрясся, и оттуда, где лежала голова в каштановых кудрях, послышались негромкие жалобные всхлипывания.

— Ну что ты, малохольный мой? Не здоровится? - спросил тихим голосом дедушка.

Костик не отвечал, но уже не сдерживал рыдания. Он резко повернулся к деду, обхватил его обеими руками и беспомощно прижался.

— Деда, я… я не хочу больше умирать, - твердил он, задыхаясь.

— Ну что ты такое говоришь? Врач-то приходил?

Костик кивнул.

— Справку выписал?

— Выписал.

— И таблетки выписал?

— Да.

— Ну вот, значит, скоро в школу пойдёшь снова.

— Не пойду я больше в школу… - посмотрел он прямо в глаза деду.

Михаил Леонидович вгляделся в бледное лицо внука, в голубые глаза, очерченные тёмно-синим, крепче обнял его и спросил:

— Хочешь анекдот?

— Нет.

— Тогда слушай. Заходит как-то ковбой в местный бар…

— Ну Деда, только не этот анекдот! - Костик делано закрыл уши руками и повалился на кровать.

Они оба рассмеялись.

— Ужинать-то будем?

— Можно, - неохотно ответил Костя. Одновременно живот его проурчал что-то невнятное.

“Я сегодня проснулся утром и понял, что не умер. Было странно чувствовать себя снова в мире, с которым попрощался. Это как разругаться с друзьями в пух и прах и тут же начать с ними играть как ни в чём ни бывало. Думаешь, наверное, само собой рассосётся. Пару раз вместе пошутим над чем-нибудь - и порядок. Но ведь с жизнью всё иначе. Я ждал кануть в лету, но проснулся. Теперь мне снова нужно говорить последние слова. А что сказать - я пока не знаю. Я пока хочу пожить и подумать, что бы мне ещё сказать тем, кого я скоро оставлю. То, о чём я говорил вчера, сегодня, кажется, уже не имеет прежнего смысла. Врач сегодня сказал, что моя болезнь ему неизвестна. Сказал, что через пару дней мне станет легче. А потом подмигнул и добавил “До свадьбы заживёт”. Какая свадьба? О чём он...

Я читал, что у нас в мозгу есть зона, где живут другие люди. Это так странно. Вот есть я, а внутри меня живёт некое общество, состоящее из проекций настоящих людей. Я о них думаю, разговариваю с ними, они мне что-то отвечают. Может, замираю каждый раз, когда этот человек проходит мимо. А он даже и не подозревает об этом. Получается, что в мире людей даже больше, чем есть на самом деле. Я подсчитал, что у меня в голове живёт двадцать восемь человек. Это очень странно. Я если бы остался жить на свете, точно бы стал изучать мозг.

Вчера поставил всем лайки, даже тем, на кого с недавних пор в обиде. Им приятно будет потом думать, что я их всех простил. Чтобы не тащили этот груз с собой по жизни и сладко спали по ночам.

Всем спокойной ночи!”

На следующее утро Деда остался дома. Его начало посещать какое-то новое странное чувство. Он пока не мог оформить его в слова, лишь чувствовал близость чего-то неотвратимого.

В половине четвёртого раздался резкий звонок в дверь. Обитатели хрущёвки никого не ждали, поэтому звонок прозвучал резче и громче, чем обычно.

— Костик, к тебе девочка. Сказать, что ты спишь? - Михаил Леонидович улыбнулся и поиграл бровями.

— Я не сплю! - Костя весь просиял и приподнялся на кровати.

— Привет, - в тёмную комнату вошла Катя. Она нервно обвела вокруг взглядом, чуть остановилась на занавешенном окне, закусила губу и взглянула на Костю.

— О, привет! - бодро ответил он.

— Я тебе учебник занесла и тетради с задачами.

— Спасибо.

Комната была до того маленькой и тесной, что единственный стул и тот был сейчас завален книгами и старым покрывалом. Катя прислонилась к дверному косяку и стала расспрашивать Костю про его болезнь. Они учились вместе с пятого класса, вместе гуляли в общей компании и никогда толком не общались. Но полгода назад Костю потянуло к этой девочке. Однажды он увидел, как она рисует. И все его мысли с тех пор были только о ней. Три с половиной недели назад он предложил ей встречаться. Она отказалась. Причин не объяснила.

— Сегодня Машку стошнило прямо на уроке. По ходу она беременна.

— Оу, не повезло, - Костя ухмыльнулся, затем учуял запах жареного сала и смутился. На кухне Деда гремел сковородой.

— Ну я пойду?

— Да, давай. Спасибо.

— Я ещё приду. Ты не против?

— Нет...В смысле нет, не против, - Костик ещё выше приподнялся на своём ложе и улыбнулся на прощанье.

— Пока.

— Пока…

— Деда, ну скоро там? Я уже слюной весь истёк! - Костик проводил взглядом Катю в окне и, обернувшись одеялом, вошёл в кухню.

— Хорошенькая.

— Угу, - промямлил сквозь набитый рот Костя.

Михаил Леонидович ласково посмотрел на внука, но вдруг что-то вспомнил и помрачнел. Он никак не мог поймать мысль, ускользающую от него весь день. Ему была видна лишь её тень, холодная и чёрная как ночь.

“Сегодня я осознал, что жизнь может наполняться смыслом каждый день, прямо как в игре . Вот вчера почти не было никакого смысла, батареечка была ниже критической отметки. А сегодня днём пришла она. И я снова радуюсь пению птиц и солнечному свету. И хочу жить. Вчера всё было несправедливо, а сегодня я сам творец своей судьбы. Я сам решу, чему быть в моей жизни.

Говорят, вся жизнь проносится перед глазами в минуту, когда понимаешь, что смерть занесла над тобой свою косу. А я думаю, что в такой момент в голове у тебя лишь одно слово. Слово, которым ты не смел называть себя при жизни, но при смерти готов наконец назвать. Ты просто вдруг понимаешь, какой ты. Больше незачем притворяться и строить что-то из себя. Был ты лжецом по жизни - ты это непременно вспомнишь. И всё то, что порождала твоя ложь, обратится в одно единственное посмертное послевкусие. Наверное, в случае с лжецом это гниль. А в случае с трусом - изжога. Я просто представил чувство страха и, мне кажется, оно очень жжётся изнутри.

Теперь пора спать. До завтра!”

— Доброе утро! Что на завтрак?

— Хочешь бутерброд с вареньем? Мне позавчёр Судьбинов на работу принёс. Своё. С дачи. Вишнёвое.

— Хочу. Я завтра в школу пойду. Чувствую себя хорошо, - Костя щедро намазал поверх сливочного масла тёмно-алым вареньем и смачно откусил от бутерброда.

— А справка что ж? До понедельника вроде. Отлежался бы ещё, вон какой бледный. Ну сам смотри, - и сделав последний глоток кофе, Деда вышел из кухни.

Из ванной доносилось мерное рычание бритвы. Последние штрихи перед уходом на работу.

— Де...да...де...да...кх...кх...кх..кос...кос...

Костик повалился со стула на пол, держась обеими руками за шею. Он шипел. Ноги его беспомощно бились о пол, тщетно пытаясь создать сигнальный шум. Юное тело трепетало в агонии. Как ни пытался, он так и не смог подумать о чём-то мудром и вечном перед лицом смерти. Кроме вишнёвой косточки, в голову как назло больше ничего не лезло...

Другие работы автора:
0
113
08:10
особенно повеселил диагноз «беременность» у Маши. Катя не художник, Катя доктор. Она всех вылечит. Думаю, надо хотя бы «по ходу», заменить на «прикинь, может, она беременна». хотя, боюсь, рассказа это не спасёт. из героев похож на живого человека только дед. Дети говорят не по-детски. Если речь идёт о подростках, которым соответствуют рассуждения, книжки и тетрадки дурачий повод для визита. классуха велела узнать, как ты — это вернее. блевала, а не стошнило. она же стесняется и нарочито грубо будет говорить о всякой чепухе. Самое главное — мать умерла, у мальчика неизвестная болезнь, дед должен беспокоиться и вскидываться в случае молчания с утра, даже если старается заставить мальчика поменьше себя жалеть. Посмотрите «Я, Эрл и умирающая девушка». Там герои говорят естественно. Ваши — неестественно. Если же мальчик просто так валяется в постели от скуки, так это вообще фу.
11:44
Спасибо за ваше мнение, Мария. Подростки разные бывают. У меня такие smileМальчик мнительный, психосоматика. Мама умерла от неизлечимой болезни (это дедушка так сказал ему, она-то от наркотиков умерла). Вот мальчик и «ищет» мать в себе, что-то, что сделает его похожим на неё. Плюс детская «романтика» смерти, мол, все после его кончины страдать будут, и она (Катя) пожалеет, что не согласилась с ним встречаться. Жаль, что не получилось у вас как у читателя это уловить. Полагаю, вина ложится на автора? pardon
13:52
Полагаю, это не вина. Я просто работаю учителем, вижу разных деток, мне их разговор показался не естественным. Девочка наивно предполагает, что если одноклассницу рвало, то она беременна. Логично, что от смущения от того, что не может найти темы для беседы, она выберет более грубое слово. То, что мальчик мнителен, надо усилить в описании, я этого не уловила. Тогда поведение дедушки естественно.
Загрузка...
Анна Неделина

Другие публикации