Вбоквел к ромну "Берег птицелова" Тетя Шеле

Автор:
Итта Элиман
Вбоквел к ромну "Берег птицелова" Тетя Шеле
Аннотация:
Истории о героях)
Текст:

Тем далеким вечером я помогала тете Шеле выносить помои. Мороз устал, но не угомонился, из последних сил кусал ветром и выл, как злющий замученный пес. Ночное небо упрятало звезды под полог северного сияния. Хотелось позвать ребят посмотреть, но все уже уснули. Жаль, такая редкая красота стоила того, чтобы потерпеть холод и полюбоваться.


Тетя Шеле тоже задержалась на пороге. Отсюда был виден целый лоскут полощущего зеленого неба, нежные белые ленты между черных силуэтов громадных елей.
- Измученная ты совсем... - вдруг заговорила хозяйка гостеприимного дома. - Из-за него, да? Понимаю. Парень горячий, веселый.
- О ком вы? - меня пригвоздило к месту. Я разжала дверную ручку, за которую взялась, собираясь войти в дом, и осталась на ледяном ветру.
- О том, кто глаз с тебя не сводит. Все время держит в поле зрения, а если случайно отпустит, ты сразу чувствуешь, волнуешься и сама начинаешь искать его взглядом. О брате твоего парня, ком же еще?

Я молчала. Тетя Шеле поставила помойное ведро на порог, как бы невзначай заслонила собой дверь, намереваясь продолжить.
- Вижу, вам тяжело. Потому с тобой заговорила. Чтобы такую страсть заметить, особые способности не нужны, достаточно прожитых лет. Это поводок дурной, девочка, а сил уходит много. Вы измучились сами. И измучили всех.
- Какое ваше дело? - холодный гнев пробил меня от ее правдивых слов. Я пошатнулась.
- Не злись. Хочешь, чтобы все это закончилось? Ляг с ним. Других путей нет. Если это случится, не сразу, но очень скоро, ваш интерес друг к другу ослабнет, а вскоре умрет. Каждый сможет спокойно жить свою жизнь дальше. Вам будет стыдно, но это взрослая плата за покой друг друга. Вы не разлюбите, просто остынете.

- Это вас не касается!
- Конечно, не касается. Но ваша связь мешает.
- Кому?
- Течению жизни.
- Течению жизнь ничего не мешает. Спасибо за совет. И спокойной ночи, - я решительно взялась за ручку двери. Тетя Шеле уступила, посторонилась, впуская меня на порог:
- Спокойной, деточка! И помни, даже поцелуй сильно приблизит облегчение. А поскольку парни трусливы в этих вопросах, решение за тобой.
- Я приняла свое решение три года назад и с тех пор его не меняла.
- Так измени. - Тетя Шеле сокрушенно махнула варежкой, тоже войдя в дом. - Мое дело предупредить.

В ту ночь я долго отогревалась под шкурами. Уснуть не получалось. Ребята тоже спали беспокойно, разметавшись по соломенным матрасам, то один, то другой что-то говорил во сне. Ив уткнулась Эрику в плечо. Один раз он так повернулся, что чуть не въехал по своей девушке больной рукой, но Ив вовремя отодвинулась, - тоже слышала его на интуиции, даже во сне. “Ляг с ним” - кипела я, да что она понимает. Обнять его - и уже достаточно. Жаль, что для наших объятий всегда требуется серьезная причина. Никогда! Никогда я не потревожу их покой, никогда не перейду границу дозволенного. Я люто негодовала в ту ночь. Но, как ни странного, утром я чувствовала себя намного лучше и даже думать об Эрике перестала надолго. Воодушевление от принятого решения дало мне силы, так нужные в предстоящей битве. Мы спешили в Перепуски, и задержались у тети Шеле только ради того, чтобы зажила рука Эрика, пострадавшая в схватке с маигрой.

С тех пор прошло очень много лет. Наша с Эриком страсть то затихала, то разгоралась вновь. Я часто вспоминала тетю Шеле, а, став старше, поняла, что мудрая женщина спасла нас всех четверых, показав мне, как легко убить любовь. Дав рецепт яда, которым я не воспользуюсь никогда, как бы велико ни было искушение.

Сегодня мороз стоял покрепче, чем в ту ночь, а северное сияние обнимало весь окружающий сторожку Темный лес. Снег искрился, как тающие в камине угли, только жар его был обжигающе-ледяным.
- Красиво-то, ведьма подери! - Эрик вышел наружу, запрокинул голову. - Ты что стоишь тут? Обморизишся еще!
Он пошел до ближайшей березы, снег скрипел под валенками, как испуганный котенок.

Чтобы не смущать Эрика, я ушла в дом, оставив его наедине с северным сиянием. Утром надо было выходить чуть свет. Все так же, как в тот раз.

-Ты чего так загадочно улыбаешься? - сняв очки, Эмиль оторвался от книги и внимательно вгляделся в меня. - Все в порядке?
Он сильно изменился за эти семь лет. После войны с ветрами у губ его пролегла грустная морщина, и всегда озабоченный чем-то взгляд стал еще более строгим.
- Да, все в порядке! - я села напротив. - Просто вспоминаю одну мудрую женщину и такой же морозный вечер.

Эмиль понимающе кивнул, подвинул к себе свечу и тактично уставился в книгу. Но морщинки у его глаз продолжали улыбаться сами собой. Может, тетя Шеле в тот раз говорила не только со мной? Как знать...

+4
126
16:07
+1
Так. Ждём развития событий. И вбоквела про Ив. Слово замечательное, вбоквел.
22:35
Вбоквел — да, прикольное слово и явление. Итории к истории)
Про Ив тоже был, но надо доработать. И следующую главу надо доделывать. Страюсь выкроить вермя. Думаю о ваших словах. Интересно, как у всех все складывается по-резному. Каждый делает свой выбор. Весы Анубиса, сложные решения.
Спасибо! ))))
Загрузка...
Илона Левина №1