"Берег птицелова" глава17 Два пера

Автор:
Итта Элиман
"Берег птицелова" глава17 Два пера
Аннотация:
Магреализм, сказка, соверменная проза, любовный роман - все сразу. Эмиль и Эрик отправляются на морскую рыбалку, чтобы сбежать от предсвадебной лихорадки. На пустынном острове они встречают того, кто вовлечет их в расследования и приключения куда более взрослые, чем война с Ветрами Унтара.
Текст:

Купеческая гавань прекрасна на закате. Силуэт порта горит золотым или алым. Высокие верфи бросают на причал причудливые тени и каждый корабль светится в заходящем солнце словно мифический водный дракон Къяра.

Вечер был именно таким - ясным, морозным. Прозрачная после шторма вода открывала у берега каменистое дно, обжитое морскими звездами всех цветов и размеров. Чайки кружили над лодкой, думая, что рыбаки поделятся с ними мелочевкой. Порт приближался.

Они миновали шумную бухту рыбацкий шхун, чей берег был завален ящиками для рыбы, лебёдками и тралами. Усталые рыбаки разгружали трюмы, рыба, похожая на серебряные слитки, сыпалась из сетей в контейнеры.

Следом за промысловым доком потекла уютная пристань малых лодок. Каких тут только не было! Скромные, покрытые тиной лодченки и шикарные парусники, ухоженные, аккуратно выкрашенные, превращенные стараниями хозяев в уютные домики не воде. Одни уже спали на берегу, укрытые зимними тентами, а другие никак не могли расстаться с летним сезоном, продолжая покачиваться на белой прибрежной волне.

Вельбот Птицелова обогнул поворот и взору путешественников открылись далеко уходящий край земли и акватория кораблей дальних странствий.

Здесь располагались двух-трех мачтовые суда родного флота и чужедальние корабли гостей - купцов, послов, путешественников.

Длинные, плоские шлюпки портовой службы курсировали между кораблями. Движение было непривычно оживленным. Центральный причал тоже поленился всяким праздным народом, среди которого подозрительно часто мелькали гвардейские тужурки.

В отдалении от берега, оцепленный красными лодками охраны, стоял на якоре большой, пузатый, как пивная бочка военный бриг серных ведьм. На мачте реял бело-синий флаг переговоров.

- Чтоб я сдох… - проговорил Эмиль. - Ну надо же! Неужели настолько все плохо? Томаш, правим назад, причалим подальше отсюда.

- Что случилось?

- Видите корабль?

Томаш прищурился против солнца, разглядел флаг.

- Переговоры? Ба! А корабль-то под усиленной охраной. Кто это?

- Это, Томаш, серные ведьмы. Их военный корабль.

- Какого лешего они здесь делают? - у Птицелова аж глаза на лоб полезли.

- У меня есть пару предположение. - Эмиль глянул из-за плеча на Польгу.

Та оцепенела, сгорбилась, обняла себя руками. Глаза её стали презрительно опустевшими.

- Гляди-ка, - сжав губы, выдавила она. - Явились - не запылились.

И отвернулась от всех, пряча лицо, делая вид, что занята рулем вельбота. Можно было бы нырнуть за борт. Но ей не уплыть. Кругом ледяная вода. А Эмиль следит. Он не даст ей утонуть и сбежать не даст. Она это понимала.

-Эм, гляди! - Ив закричала и замахала руками, указывая на берег, туда, где между лодками виднелось свободное причальное место. - Наши!

Итта и Эрик ждали их на берегу, в отдалении от толпы галдящих зевак. Им даже не было нужды махать руками. Долговязая фигура Эрика сразу бросалась в глаза.

Малый парус безжизненно сложил свое единственное крыло, Эмиль сел за весла и вскоре вельбот уже расчесывал килем подводные волосы водорослей, растущих у самого края воды.

- Давайте - давайте. Правее. Нажми на весло. Ай, молодца. - Эрик зашел в воду по голенище, ловко подхватил вельбот за нос. - Тут сегодня аншлаг почище чем на весеннюю ярмарку, так что мы сразу, как только Итта вас почуяла, поспешили забить местечко.

- Это не самая главная информация, верно? - Эмиль перебросил канат брату, соскочил на землю и они вдвоем подтащили лодку на сушу.

- Зришь в корень. Но мы поговорим не здесь.

Томаш тоже спрыгнул на берег, Эрик пожал ему руку.

- Спасибо, что привезли нам капитана. Без него тут весь город на ушах.

- Не паясничай, - раздраженно вставил Эмиль.

- И не думаю. Люблю вежливость!

Подтверждая сказанное, Эрик с театральным поклоном повернулся к оставшимся на борту девушкам:

- Дамы!

Сперва он протянул руки, подхватил Ив под мышки, вытащил из лодки и, никого не стесняясь, поцеловал прямо в губы.

- Отлично смотришься в этих нарядах, - отлипнув от невесты, сообщил он.

В двух куртках и штормовике Ив выглядела как самый симпатичный в мире мешок картошки.

- Тебе же сказали, - стиснутая объятиями, Ив улыбалась, - не паясничай.

- Ты вся мокрая. А губы такие холодные губы, будто я со снежной бабой целуюсь. Дай-ка сюда штормовик. - Эрик снял с Ив штормовик, и мокрые куртки, потом завернул её в свой сухой и тёплый тулуп и остался на морозе в одном сером свитере. - Вы там купались, что ли?

- Типа того, - ответил Эмиль. - Какой план?

- Самый заурядный. Валить огородами.

Томаш помог несчастной Польге выйти из лодки, и Эрик, все еще пребывающий под чарами агрессивной вежливости, сразу протянул ей руку. Итта видела, как жадно разглядывает он жалкую, мокрую горбунью в шляпе.

- Здравствуйте! Я - Эрик.

- Думаешь, стоит со мной знакомиться? - ощетинилась Польга. - Мне этого-то по уши хватило. - Польга угрюмо кивнула в сторону Эмиля. - Второй такой-же - уж слишком.

- Она мне нравится, - заулыбался Эрик и тут же погасил улыбку. - Снимите шляпу, леди, наденьте это и спрячьте лицо. - Он подал Польге штормовик. - Вы очень важная персона в этот осенний вечер. Но мне бы хотелось доставить вас в одно укромное место без привлечения городского оркестра. Тем более, что, честно говоря, играет он дерьмово.

Польга поморщилась и решила ничего не отвечать болтливой копии Эмиля, а надеть штормовик молча.

- Её ищут? - спросил Эмиль.

- Всем городом. - Кивнул Эрик. - Так что давайте в темпе.

Они собрали вещи, вытащили лодку на берег и пошли прочь от площади и толпы, закоулками, переулками, садами. Польга шла посередине, остальные прикрывали горбатую фигуру от любопытных глаз.

Ранние осенние сумерки поспешно обживали улицы. В домах загорались лампы, а мир внешний наполнялся холодными тенями, темными углами, бродячими котами и тепло одетыми упрямцами, желающими гулять снаружи, вместо того, чтобы сидеть дома у теплой печки.

Эрик тараторил без пауз.

- Я здесь все облазил ещё в тот раз, когда мы гуляли свадьбу Тигиля. Пока прятал конверты с рунами. Потом Эм с Тигом двое суток их искали, да и то половины не нашли. Так что кое-какие тайные дорожки я знаю, да! В штабе сейчас горячее время. Там нам так обрадуются, что посидеть-потрещать не дадут. Конечно, у Тигиля ещё хуже. Малютка Дора установила свой порядок. По ночам у них теперь не спят, Атаи больше не готовит свои фирменные вареники и вообще ходит, как привидение туманных гор.

- Очень яркий портрет семейной жизни, - фыркнула Ив.

- Ну, что ты! Мне даже понравилось!

- Он врет, - не сдержала улыбки Итта.

- Сама знаю!

- Потом ещё, конечно, ночные кормления, - как ни в чем не бывало продолжал Эрик. - Повсюду пелёнки и…

- Эр, заткнись, - мрачно оборвал его Эмиль. - Тебе что, говорить не о чем?

- А сам как думаешь? Видел какой ажиотаж в Гавани? А теперь сложи два плюс два.

- Сложил. Ещё вчера. Хотя такого размаха, признаться, не ожидал.

- Тогда ты понимаешь, что нам надо добраться до Тига незамеченным.

- Это, по-твоему, незамеченным? - прошипел Эмиль. - Ты же орёшь на всю улицу.

Мимо них как раз проходила весёлая компания молодых людей. Румяная девушка в пальто держала под руку какого-то франта и хохотала зарозительно громко. Видимо, франт ей был по сердцу.

- Вот! - Эрик многозначительно поднял вверх указательный палец. - Все орут, а я сливаюсь с толпой. Гвардейцы ищут серьёзных людей. Как раз таких, как ты. Лучше опусти капюшон пониже и не мешай мне производить впечатление на новою знакомую.

- Сливаться с толпой - не лучший твой стратегический навык, Эр, - резонно напомнила Итта. - У тебя рост - два метра и два сантиметра.

На это Эрик только звучно гыкнул.

Польга молчала всю дорогу, шла с трудом, ноги не слушались и каждый шаг давался ей точно с болью.

В старом переулке, где каменка давно пошла волнами, Польга споткнулась, чуть не упала. Томаш поймал рыбачку, поднял упавшую на дорогу котомку и вернул девушке.

- Наверное, стоит им довериться… - не подыскав никаких других одобряющих слов, сказал он тихо.

- Вы их давно знаете? - заглянув в суровое лицо Птицелова, поинтересовалась Польга.

- Три дня.

- А меня?

- Один.

- Достаточно, чтобы довериться, - кивнула девушка.

Томаш и сам понял, что ляпнул глупость.

- Пожалуй, да, звучит неубедительно. Обычно я недолюбливаю людей, но…

- А вот это правильно. - Перебила Польга. - Любить их особо не за что.

Больше они не разговаривали.

Вскоре притих и Эрик.

Жена Тигиля Атаи никогда не задергивала в доме штор. Она принадлежала к древнему кочевому племени ойёллей, поэтому тоска по просторам была у нее в крови. Небо в окне ее успокаивало, не говоря уже о море.

Но в тот вечер, когда Тигиль возвращался домой, проспав вместо двух часов целых четыре, он увидел, что шторы на кухне плотно закрыты, свет горит, а ворота во двор заперты на засов. Тигиль понял, что его уже ожидают с уловом.

Друзья из Долины Зеленых Холмов так часто сиживали у Тигиля на кухне, что у каждого было излюбленное место за столом. Эрик с Иттой всегда сидели рядом, чтобы проще было перекидываться колкостями. Эрик занимал стул с высокой спинкой, а Итта подпирала спиной буфет. Ив вообще редко присаживалась. Предпочитала помогать Атаи по кухне, наслаждаясь разговорами на темы, по которым тосковала. Они делились рецептами вкусных блюд и отваров трав для полоскания одежды, сплетничал о мальчишках и обсуждали моду - все то, что в общении с Иттой было практически табу.

Эмиль же обычно сидел на мягком стуле без спинки, в самом неудобном, на взгляд Тигиля, месте. Однако Эмиль умудрялся как-то удачно складывать ноги, зацепив их за ножку стола, согнуть колесом спину, и, облокотиться локтями на стол так, что, в итоге, удивительным образом принимал уютную позу.

В этот раз Эмиль сидел иначе - напряженно и собрано. Всем пришлось потесниться.

Справа от Эмиля на самом краешке стула в обречено-неловкой позе замерла та самая нелегалка. Поставленная перед ней еда оставалась нетронутой. Вилка лежала справа от тарелки с картошкой.

Горбунья, которую алчно хотели получить серные ведьмы, представляла собой такое жалкое зрелище, что в душе Тигиля прежним пламенем вспыхнули и старая ненависть к серным ведьмам, и сострадание ко всем, к кому не благоволит судьба.

Тигиля так приковала рыбачка, что он не сразу заметил рядом с ней незнакомого мужчину, с аппетитом хлебающего горячий чай.

Крепкий, и какой-то самостоятельный, совершенно отдельный от всего происходящего, человек. О нем Тигиль ничего не знал.

- Вы кто? - спросил он с порога, обращаясь к Птицелову.

Мужчина аккуратно оставил чашку, привстал со стула, протянул хозяину дома широкую крепкую ладонь и душевно пожал Тигилю руку:

- Томаш. Птицелов.

- Томаш нас привез на своем вельботе. Лодка у него отличная и все-равно чуть не утопли. Околели и вымокли до нитки. - Эмиль встал и обнял друга.- Привет. Видишь, какие дела...

- Да, как в старые недобрые. Рад тебе. Честно говоря, со всех сторон рад. Надо бы словечком перекинуться. - Тигиль покосился на Томаша. - Но времени нет. У меня заседание скоро. Город на ушах стоит. А я еще хотел побеседовать с дамой. - И Тигиль обратился к Польге:

- Здравствуйте!

- И вам не хворать, - подозревая недоброе, ответила та.

- Я - Тигиль Талески. Начальник Белой Гильдии короля. Внутренняя разведка. У меня к вам пару вопросов.

- Ничего себе, - Польга поглядела на Тигиля с вызовом и даже подняла домиком тонкие брови. - Большой человек. Буду на том свете всем про вас рассказывать.

- Перестань, - заступился Эмиль.

- А то что? - на лице Польги дернулась злая мышца, он женщина спрятала свой гнев, взяла себя в руки и сказала Эмилю:

- Слушай, начальник! Ты - хороший парень, но у обстоятельств на посылках. Мне же - дорога дальняя. Пользы вам от меня - с куриный нос. Не тратьте напрасно время.

- В чем тебя обвиняют? - спросил Тигиль.

- В том, что я есть, - сухо ответила Польга. - Предполагаю, что так.

- То есть ведьмы и впрямь прибыли за тобой и не лгут? - продолжал допрос Тигиль.

- Они всегда лгут. Наврали, что я преступница. Ещё, поди, чего насыпали. Но да, скорее всего явились за мной, раз говорят.

- Зачем ты им?

- Я не знаю. Давно охотятся по мою шкуру. Слишком много чести, ради простого убийства. Сама голову ломаю, зачем я им сдалась. Но ничего, скоро выясним.

- Они поставили ультиматум. - Сообщил Тигиль. - Или ты или разрыв мирного договора. Пошли ва банк.

- Грош цена вашему мирному договору, чтоб вы знали. Они просто укрепляют армию. Вот и все. - Польга отвернулась, сглатывая комок в горле, и тихо добавила:

- И чего я в шторм не утопла? Дура! Сиганула бы за борт. И все бы выкусили. Знала бы, что ведьмы здесь, точно бы сиганула.

Эмиль уперся ладонями в стол, резко поднял сосредоточенное, серьезное лицо, словно ухватил за хвост очень важную мысль. 

В другой комнате заплакал младенец.

Тигиль постоял, размышляя, глядя в сторону, в зашторенное окно, гоняя в голове напрасные варианты, внутренне споря с самим собой. Все молчали, ждали, что он скажет. Наконец, Тигиль Талески вдохнул поглубже, а затем шумно выдохнул.

- Ситуация патовая. Рисковать я не имею права. Все королевство на кон поставить ради тебя не могу. Так что новости для тебя печальные. Утром передадим тебя из рук в руки на их корабль. Других вариантов нет.

Никто не сказал ни слова, только Томаш неодобрительно кашлянул в кулак.

- Прошу меня простить, - обратился Тигиль к своим, - у меня заседание. Надо им доложить хоть что-то. Я вернусь.

- Я с тобой, - Эмиль поднялся, не глядя на удивленные, полные незаданных вопросов, лица друзей. - Поговорим по дороге. Польга! Смотри у меня. Не выкини чего. Мои друзья владеют мечами - комар носа не подточит. Эр, головой за неё отвечаете. Все!

- Не волнуйся, начальник! - ухмыльнулась Польга. - Иди с Солнцем. Развлекайся.

Эмиль решительно накинул на плечи тулуп брата, - его собственный сушился в бане вместе с остальной одеждой попавших в шторм людей, и вышел, сгорбившись, чтобы не задеть головой дверной проем.

Тишина на кухне стала невыносимой. И Эрик, понимающий что сейчас ни одна шутка не будет к месту, и Итта, слышащая только жуткий животный страх и отчаяние в душе рыбачки - не нашли ни слова.

Ив, тихо помогающая Атаи по кухне, бегающая в детскую смотреть на дитя, и вовсе закрылась от чужой беды. Проку страдать? Все равно ничем не поможешь. Детей надо беречь. А никак снова война? И все их мальчики сразу на передовую, и она тоже владеет мечом. А Атаи и малышка останутся, одни, без поддержки, без отцовских рук. Кому они станут нужны? Вот о чем надо думать! Ив пыталась поймать взгляд Итты, хотела с ней поговорить. Но Итта была не здесь, упрямо мучила себя чужими страданиями, упрямо грызла ногти, как всегда, когда замирала в проблеме, не желая ее решать.

Эмиль Травинский и Тигиль Талески вернулись поздно ночью слегка подвыпившими. Не удержались заглянуть в “Одуванчик“ и накатить по пинте, обсудить случившееся.

Пиво им не помогло. Оба выглядели напряжённым, словно каждому попал в ботинок острый, докучливый камень.

В доме никто не спал. Но было темно и тихо. На кухне сидел Томаш.

- Как обстановка? - спросил Эмиль.

Томаш зажег коптилку.

- В общем нормально. Все делают вид, что спят.

- Я договорился о вашем деле. Завтра заберем в штабе Гильдии разрешение не посещение питомника и имя орнитолога я вам разузнал.

- Спасибо! Мне бы толковать с тобой с глазу на глаз.

- Говорите, я пойду к жене. - Тигиль повесил на крючок военный китель и ушел, а Эмиль сел напротив Птицелова.

- Не о чем тут толковать, Томаш. Как ни посмотри, все очень плохо. Просто отвратительно.

- Дело не мое и не мне вас судить. Решение вашего начальника мне не по нраву, проку врать? Только я не об этом хотел...

Птицелов помялся, вытер руки об серую, в нескольких местах прожженную костром, рубаху:

- Тут такое дело. Во время шторма я нашел под лавкой перо. Думал, снова выронил, спрятал в карман под замок, чтобы наверняка. Слушай. Это бред, конечно. Но как такое может быть?

Томаш полез в карман, достал перо и бережно положил перед Эмилем, затем он залез в другой карман и достал оттуда еще одно, точно такое же зеленое, перламутровое перо.

Перья-близнецы лежали на столе перед остолбеневшим Эмилем, освещенные маленькой ночной коптилкой.

Времени до утра оставалось совсем немного.

Эмиль сидел недвижно ещё несколько минут, потом поднялся, поискал по карманам трубку, вспомнил, что у Тигиля в доме курить нельзя, снова сел и сказал Птицелову:

- Поднимаем всех. Есть план! 

+2
170
00:29
Ну вот, опять на самом интересном месте! Второе перо и новый план Эмиля… Жду продолжения.
14:47
Дорогая Светлана! Уже-уже почти все есть, скоро. Может, сегодня успею.
Спасибо вам, что поддерживаете и меня и героев! rose
16:39
разрешение не посещение. на посещение.
19:15
Спасибо )))) inlove
Загрузка...
Светлана Ледовская №1

Другие публикации