Меня не существует. Глава 3. Подарок.

Автор:
Джеймс Кроули
Меня не существует. Глава 3. Подарок.
Аннотация:
Мама юного графа Оливера погибает на его руках. Отчим отвозит ребенка от правосудия в глушь Южной Англии, потому что он является наследником целого состояния. Мальчик хочет сдержать обещание матери. Ещё, у него есть цель, ради которой ходит в лес тренироваться. Отчим знает об этом, но ничего не делает, зная, что ребенок не сбежит, пока тот не решится ему отомстить. Однажды, Оливер встречает в лесу странную девочку. И она отказывает ему в игре в догонялки под предлогом того, что её не существует.
Текст:

Оливер открыл глаза. Проснувшись, он почувствовал себя разбитым. Сел в кровати и размеренно задышал. Вот бы успокоиться. Не кричал ли он во сне? Не слышал ли кто?

Он не мог вспомнить всю полноту картины, но приснилось и правда нечто огромное и страшное. Мальчик посмотрел на часы.

12:24 PM...

Он вскочил к гардеробу и спрятался за открытой дверцей. Верх и низ пижамы разлетелись по сторонам. И через пару минут он вывалился из шкафа одетый в рубашку джинсы и кеды.

Оливер повторил свой ритуал с завязыванием меча на поясе, и вышел в коридор. Но тут же остановился, вспомнив об отчиме.

— Может, снова через окно?

Оливер вернулся в палату и обнаружил на окне ещё свежеприваренную решётку.

— Как... Как?

Тут его взгляд зацепился за капельницу, отведенную в угол. Теперь понятно, почему он так долго спал. Опять накачали снотворным. И в Оливере зашевелилась уверенность: отчим сделал это нарочно, лишь бы позлить или вывести из себя. Не смотря на то, что враг прекрасно знал, что мальчик всегда находит расположение лазеек в особняке. Как-нибудь, да выскользнет.

Мальчик двинулся во мраке коридора по направлению к столовой. Застыл на пороге. Потому что сам отчим сидел за столом. Тот не дал мальчику времени собраться с мыслями, сразу заметив его. Господин Айсберг стряхнул газету руками, а затем искривил губы в ядовитой ухмылке. Оливер потянулся пальцами к рукояти меча. И мужчина засмеялся.

— И ты думаешь, что этим меня одолеешь?

Мальчик кивнул и, держа меч рукой, совершил виртуозный пируэт оружием. Отчим хмыкнул. Он отложил газету в сторону и встал из-за стола.

— За такую дерзость тебя стоило бы хорошенько проучить.

Мужчина вздёрнул острый нос вверх, усмехнулся и снял с брюк пряжку кожаного ремня. Он натянул ремень на кулак и направился к Оливеру решительным шагом.

Главное... Нельзя кричать, когда будет больно. Тёмные глаза мужчины горели за строгой оправой очков. Приближались. Всё ближе. Оливер зажмурился. А грубая рука поднялась вверх и хлестнула ремнем мальчика ремнём по плечу.

Слёзы брызнули из глаз. Больно. Как же больно. Тело мальчика рухнуло на пол. Локти стукнулись о паркет. Оливер зажал рот руками. На этот раз удалось не выдавить ни звука. Только на этот. А что будет в следующий?

— Видишь? Ты всего лишь мальчишка. Ты ничего не можешь. Лучше тебе не сопротивляться, — с презрением в голосе выдавил мужчина.

Слегка приподнявшись с пола, мальчик поднял глаза на стол. На безупречно белой скатерти стояла тарелка из яиц с сосисками и бобами. Чай с молоком. Фарфоровая масленка. Ножик для сыра и масла из серебра. Взгляд Оливера завис на нём.

— Хочешь испытать судьбу, гадёныш? — отчим заметил, куда устремлён взгляд мальчишки.

Оливер опустил глаза и обнял себя руками. Сердце застучало в висках. Горло зажало отчаяние. Он не может напасть на него сейчас и не выдержит ещё один удар. Вскрикнет. Обнаружит себя. И всё, что терпит ради мамы, будет зря.

— Я начинаю терять терпение. Лучше тебе поскорее выложить всё в ближайшее время, иначе пожалеешь.

Оливер устремил в отчима уничтожающий взгляд и изобразил ртом громкий немой крик. Мужчина стиснул зубы и замахнулся на мальчика.

Металлический грохот вдруг обрушился на пол. Мисс Брейн на пороге столовой выронила из рук поднос. И господин Айсберг с Оливером замерли. А она с влажными глазами опустилась прибираться, но через пару неловких движений руками, передумала.

Девушка оставила поднос с разбитыми чашками и подбежала к мальчику. Обхватила его лицо руками, и вгляделась ему в лицо. Пустой взгляд Оливера взволновал её, но она не могла при господине выдавить и слова.

Мужчина обхватил пальцами плечо Джейн и отодвинул её в сторону. Встал перед мальчиком. Оливер подумал, что следующий удар вот-вот придётся ему по голове. Он точно не выдержит. На этот раз не закрыть рта руками. Не заставить себя не кричать. Тогда он вскочил на ноги и бросился бежать. Мужчина двинулся за ним, но мисс Брейн прикоснулась рукой к его груди.

— Оставьте его... — прошептала девушка.

— И то верно. Никуда не денется, — зло пробормотал мужчина.

Девушка, было, облегчённо вздохнула, но её сердце дрогнуло, когда мужчина опустил руку ниже пояса. Не смотря на чувство отвращения, она выдавила из себя улыбку. Хотя бы за сына госпожи она может быть на сегодня спокойна.


***


Оливер вылетел из дверей особняка. Он бежал всё дальше и дальше. Когда он почувствовал, что отдалился достаточно далеко от дома, то позволил себе упасть в траву. Снова поднялся. Увидев неподалёку стаю чаек, он схватил рукоять меча и с криком бросился на птиц.

— Трусливые твари! — заорал мальчик перед разлетающимся облаком крыльев.

Не места. Ни покоя. Ни желания жить.

Рукоять меча пуще сжалась в кулаке. Яростный протяжный крик не замолкал. А ноги не останавливались. Оливер размахивал мечом. Под раздачу попадали кусты и деревья.

Он бежал, пока по привычке не врезался в сросшийся дуб. И, руками обхватив дерево, обмяк на нём. Больше не осталось сил. Меч вывалился из пальцев. Слёз давно уже не осталось, и он прижался к коре дуба, представляя, что это мама. Единственный близкий человек, которого больше не было.

Он ведь обещал быть её щитом даже под покровом самой тёмной ночи. Но она не дала защитить себя. Взяла слово завершить дело до конца. И мальчик не мог убежать из этого особняка, не выполнив обещание. И не мог спокойно жить без несбыточного желания прикончить чудовище. И отчим знал об этом.

Оливер так хотел по-настоящему обнять маму. Как же он скучал по ней. По настоящей маме. Нежной, заботливой и пахнущей сладко. Всегда принимающей в свои тёплые объятия.

Не то, что дерево с грубой шершавой корой. Даже воображение тут не могло ничем помочь.

Неожиданно из-за края дуба показалась половина лица девочки с пытливыми глазами. Мальчик бы удивился её появлению, если не прожитая за сегодня воронка из буря эмоций. А так, апатичное выражение, приклеившееся к лицу, не могло заставить себя как-то реагировать на девочку по-другому. К тому же, он почему-то больше не чувствовал ревность за её присутствие на своей территории.

— Привет, — девочка улыбнулась и, последовав примеру Оливера, прижалась ладошками к дереву.

— Привет, — Оливер вздохнул — Чего вчера пропала?

— Не хотела мешать. Вот как и надо воображать! — Эми провела кулачком по воздуху.

— Воображать... Почему это не может быть реальным?

— Этот мир реален. Но только для одного лишь тебя.

— Откуда тебе знать?

— Потому что я оттуда.

Оливер устало вздохнул.

— Бред какой... Если ты оттуда, то как тут оказалась?

— Тот мир послал меня для тебя, — ответила девочка и у неё опустились ресницы. Затем она и вовсе отвернула лицо. В её профиле на щеках заиграл румянец, а руки прижались к груди.

Из-за её слов Оливера одолел приступ странного веселья. Он схватился за живот и заливисто засмеялся. Девочка подхватила хохот, спрятавшись где-то за дубом. А когда его отпустило, он подумал, что либо мир сошёл с ума, либо девочка играет в непонятную игру. Притворяется для забавы. Ему хотелось обидеться, но уже теперь на него обрушилось желание коснуться её.

— Девочка. Эй, девочка?

Оливер обошёл дерево и снова подумал, что она снова таинственно исчезла, как она сама отозвалась:

— Эми, — девочка выглянула из-за дальнего дерева. Оливер направился к ней.

— Давай в догонялки, что ли поиграем, Эми?

— Нельзя, — ответила она и скрылась. Мальчик бросился к дереву, за которым она спряталась, но и тут как сквозь землю.

— Почему это нельзя? — спросил мальчик, вертя головой.

— Потому что меня не существует, — девочка уже успела взобраться вверх по двум веткам на дереве — Мы не сможем так играть.

— Но ты же здесь? Значит, существуешь.

— Это так не работает. Коснёшься меня — я и вовсе исчезну. Навсегда.

— Чем докажешь? — спросил он, а то подобные напутствия уже звучали странно.

Девочка пожимает плечами.

— Я знаю лишь то, что я не настоящая. Меня нет. Нигде нет. Я проходчик между мирами, но, ни в каком из этих миров не существую. Я могу существовать только с тобой.

Мальчик застыл в изумлении от услышанного. Спокойно. Это просто девочка, которая переиграла. Оливер сжал кулаки в решимости до неё добраться.

— Сейчас я тебя поймаю и раскушу. Защекочу так, что точно всем будет ясно, что ты настоящая!

— А ты поймай, — вкрадчиво ответила Эми, выглядывая за веткой.

— Ты там, наверху. Так же не честно!

Девочка надолго замолчала и неуверенно поглядела на землю. Затем вздохнула и спустилась с дерева. На земле она растерянно посмотрела на Оливера.

— Ха! — мальчик бросился в её сторону. Пока он бежал, выражение лица Эми с потерянного менялось на самодовольное. За секунду, как быть схваченной она ловко уворачивалась. Вскакивающие на поворотах стволы деревьев с кустами мешали её схватить. Девочка то и дело пряталась за ними. Смеялась так — хоть бы хны. А вот после множества попыток хотя бы задеть её рукой Оливер выдохся.

— Ну, и подготовка, — Оливер присвистнул, упираясь в колени.

— Видишь? А я вот не устаю.

— Это ничего не доказывает. Ты просто прокачалась до уровня ниндзя.

Девочка мило улыбнулась и прикрыла веки. Сейчас! Оливер бросился на неё, не упуская такой возможности. Только и тут быстро отреагировала. С испуганным вскриком она бросилась бежать. Оливер засмеялся. Он чувствовал себя тигром, гоняющимся за газелью. Лёгкость и безмятежность наполнили грудь. Свежесть леса остывшего в собственной тени ощущалась каждой клеточкой тела. Счастье... Оливер на несколько мгновений почувствовал себя простым ребёнком и отдался ощущению радости.

Дети не заметили камня, выступающего из-под травы. Что он, что она - оба споткнулись. Эми грохнулась спиной в листья. Оливер, приземлился руками по обе стороны от её лица. Колени по обе стороны от талии. Они не коснулись друг друга ни на сантиметр и тяжело дышали. Девочка вжалась в землю и округлила глаза настолько широко, что они напоминали синие фонари.

— Осторожно... Не коснись меня... Прошу тебя, осторожно... — боязливо прошептала девочка.

Неожиданно для себя, Оливер хитро улыбнулся. Эми задрожала и попросила жалобным голосом:

— Прошу тебя, не надо.

— Надо-надо.

— Не смей! — девочка заорала под ним — Я же исчезну! Я не хочу умира-а-ать!

Она захныкала. Оливера напугали крики и её поистине обескураженное лицо, по которому не похоже, что притворяется.

— Дурак. Дурак. Дурак. Одно касание, и!..

— Сумасшедшая, — смутившись, буркнул ей Оливер и осторожно поднялся. Он хорошенько постарался выпрямиться так, чтобы в доскональной точности выполнить её просьбу.

Эми попятилась. Затем вскочила на ноги и отбежала. Оливера разозлила её настороженность и его брови встали в одну линию. Он схватил деревянное оружие, догнал девочку и взмахнул мечом. Лодыжка получила подсечку, вследствие которой она потеряла равновесие. Упала, зацепившись за кустарник, и зажмурилась, прикрывая ладонью ободранный локоть.

— Ты падаешь. Касаешься других предметов и прыгаешь по деревьям как мартышка. Чувствуешь боль... Никакая ты не ненастоящая!

— Отойди, — отрезала Эмили, и опустила лицо.

Она продолжает настаивать на своём. Путать. Пугать. Оливер перестает уже что-либо понимать и сердится.

— Достала уже. А если я хочу, чтобы ты исчезла?

Она подняла полные волнения глаза.

— Если ты действительно этого хочешь... Если действительно не будешь жалеть о том, что меня больше нет... Тогда...

Она протянула к Оливеру руки, прикрыв чёрными ресницами глаза, и сомкнула брови.

Мальчик пришёл в замешательство. Ну, и девчонка! И для такой странной так размышляет... Мальчик прочувствовал параллель между своей жизнью и её. Если он просто изображал пирата, чтобы выплеснуть боль и при этом сохранял действительное видение мира, то Эми, похоже, заигралась настолько, что перестала отличать вымышленное от реальности.

Оливер не шагнул навстречу, а ловко прокрутил меч в руке и привязал его к поясу. Тут он вспомнил о красной нити.

Эми облегчённо выдохнула и опустилась вниз. Она села с побледневшим лицом в корнях дерева и вцепилась в коленки руками.

— Это твоё? — спросил мальчик, показывая красную нить уже снятую с рукояти.

— Неа, — Эми склонила голову на бок.

— Врёшь. Это появилось после тебя.

— Видимо, твой мир решил оставить тебе подарок, — ответила она. Всегда у этой девочки есть ответы. И такие непонятные, что создают ещё больше вопросов. А на те вопросы ещё больше таких же непонятных ответов, порождающие порождать за собой бесконечность из вопросов.

— Ты уверена? Я щас его выброшу, — Оливер демонстративно замахнулся рукой с браслетом.

— На твоем месте я бы привязала его обратно, — отвечает спокойно Эми.

— Хм... — мальчик опустил руку. На самом деле было жалко выбрасывать браслет. Да и рукоять меча неплохо украшал. Оливер сделал так, как сказала девочка. А потом заметил, что она непрерывно на него смотрит. С загадочной улыбкой и восхищением в глазах.

Оливер и правда почувствовал себя великолепным. Всесильным и всемирно известным пиратом. И представляя себя таковым, он упёр руки в бока и горделиво поднял подбородок.

Тут девочка выпрямилась. Развернулась и пошла в чащу леса.

— Стой...

— А?

— Куда ты?

Девочка полуобернулась с заговорщической, но красивой улыбкой.

— Увидимся на поле боя, — она поднесла выпрямленную ладонь ко лбу, и Оливер понял, что она будет ждать его здесь через какое-то время. Девочка развернулась и скрылась за деревьями. Внутри расплылось необъяснимое спокойствие. Здесь и сейчас Оливер почувствовал свою значимость и желание зажить по-настоящему, оставив боль утраты и ненависть позади. 

Только маленькая, но назойливая песчинка сомнения продолжала одолевать его разум: пока отчим жив, он не сможет не вспоминать, глядя тому в лицо, как он заколол тело его мамы.

+1
66
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Анна Неделина