Женский мир (отрывок романа)

Автор:
Александр М
Женский мир (отрывок романа)
Текст:
Девушки сидели за столом напротив «особи», о которой им с детства вдалбливали, что это «зло», и наблюдали, как это зло поедало со зверским аппетитом консервы, хватая содержимое голыми руками.
— Действительно, в нем есть нечто звериное. Посмотри, как паштет уплетает. На галеты намазал бы, что ли? — хмыкнула Эльза.
— Видишь, он сильно голоден, видимо организм требует. Столько времени провести в заморозке! Такое чувство, что мы динозавра откопали живого. Здоровый какой, плечи, руки — просто ходячий набор мышц. Это наша учительница говорила, что раньше с такими семьи заводили? — посмотрела на подругу Анна.
— Да она, но мне кажется, она немного приврала. Ну как с таким «шкафом» можно жить вместе? Он только своими плечами весь дом переломает. Я уже не говорю, каких трудов стоит прокормить такого медведя. Он же эту банку съел за минуту, а нам с тобой на два дня хватило бы.
— Попить бы чего, — начал икать Владислав. — Такое чувство, что сто лет не ел.
— Ты будешь приятно удивлен. Не сто, а почти двести, плюс-минус пару лет! — выпалила Эльза.
Лицо мужчины изменилось до неузнаваемости, он перестал жевать и встал из-за стола.
— Как двести? А который сейчас год, мне же сказали только на пять месяцев эксперимент.
— Какой год, вот добавь к своему году эксперимента еще лет двести и узнаешь, какой год, — подтвердила Анна.
Мужчине от таких подсчетов стало плохо, он потерял сознание и рухнул под стол.
— Вот тебе раз. Подумаешь, какие мы чувствительные, — Эльза подошла к Владиславу, и хотела сдвинуть того с места. — Ну, он и тяжелый, килограмм под сто, не меньше. Эй, Док, что ты нам подсунула? Это совсем не то, что мы хотели!
Явно наблюдавшая за всем происходящим Док тут же отозвалась: «Я все правильно рассчитала. Только с этим образцом вас ждет успех в вашем деле. Он военный, смелый, раз пошел на эксперимент, сильный и выносливый. Врагов может уничтожать голыми руками. Но этот мужчина владеет еще и знаниями. Знаниями ведения войны, насколько мне известно, их раньше этому хорошо учили».
— В принципе доля здравого смысла в твоих рассуждениях имеется. Не сказать, чтобы вообще этот образец бесполезен, — закивала Анна. — Но вот беда, он еще не знает, что является единственным мужчиной на Земле. Если он теряет сознание даже от информации о времени его пребывания в заморозке, то что с ним произойдет, если он узнает, что он один-одинешенек? Боюсь даже представить…
— А мы ему не скажем, вот победим вначале «СБС», а потом и раскроем все карты! — пришла к выводу Эльза. — Чего раньше времени все рассказывать. Может, и сам поймет, мне говорили, что мужчины очень сообразительные были. Вот и посмотрим, как наш, как его, Владислав, дружит со своей головой.
— Верно, а то у него на плохие новости падучесть какая-то. Чуть что, в обморок.
Анна подошла к Владиславу, и несколько раз ударила его по лицу.
— Эй, подлокотник, вставай, хватит прохлаждаться!
— Не подлокотник, а подполковник, — промямлил Вячеслав. — А что случилось?
— Ты сознание потерял, упал и лежишь как бревно! — Эльза уже начала выходить из себя.
— Прошу меня простить, но я совершенно не помню, что произошло пять минут назад. Словно кто-то отключает мне мозг.
Девушки переглянулись и вздохнули.
— Ну вот, каждый раз теперь ему нужно будет повторять одно и то же. Как зовут-то тебя, помнишь?
— Подполковник Владислав Кутасов! — ответил мужчина.
— Ну хорошо, хоть имя не забывает, — Анна с сочувствием погладила Владислава по голове. — Помню, мне рассказывали, что раньше старые сестры тоже все забывали. Буквально, говорили, что это болезнь такая была. А теперь про нее только в учебниках пишут. Ну, ты как? Идти можешь? Нам пора возвращаться в город!
— Отлично, к выполнению задания готов. Мне нужны детали операции и план местности. А также спутниковая связь и поддержка с воздуха. Сколько у нас бойцов?
Девушки опять переглянулись: «Боец у нас один — это ты. Больше никого нет!»
— Как никого, вообще?
— Вообще, ты один-единственный боец на планете.
— Вы шутите?
— Да какие шутки?
Владислав отошел от стола, и снова упал в обморок.
— Черт, так и знала. Док, ты нам бракованного солдата всучила! И что мы теперь с ним будем делать? — Эльза подошла к лежащему на боку Вячеславу, и со злости пнула ногой. — Давай положим его туда, где взяли, и снова включим заморозку!
Вдруг в дальнем конце зала раздался приглушенный голос: «Я вас умоляю, только не это. Я и так застудил все, что можно».
Подруги со всех ног бросились на голос, и увидели, что в стеклянном контейнере еще кто-то копошится. Анна нажала на кнопку открытия крышки, и их взору предстал еще один мужчина. На вид ему было лет сорок. У него была большая залысина на голове, прикрытая кожаной кепкой, и один золотой зуб. Зуб блестел так, что напоминал собой искру, которая запрыгнула к этому бедолаге в рот, и не давала ему закрыться. Этот мужчина, в отличие от полковника, был одет в спортивный костюм кроссовки. На поясе у него была целая связка ключей, и еще целая куча непонятных инструментов. Он вальяжно выбрался из контейнера, словно встал с кровати, и как ни в чем не бывало, потянувшись. произнес: «Чертовски надоело лежать. Прошу меня извинить. Но я должен вас покинуть, много дел, понимаете ли. Приятно было поболтать, но дела, дела…»
Эльза подняла голову вверх, и крикнула: «Док, ты же говорила, что у тебя единственный образец, то есть мужчина. А тут еще один…»
— Это не мужчина, это — мародер, — ответила Док. — Он сюда пробрался намного позже эксперимента с Владиславом. Он из контейнеров воровал драгоценные металлы. Вот я его таким образом и поймала. Закрыла крышку и усыпила. И он совершенно не подходит под ваши запросы. Зря вы его выпустили.
— Ну что вы говорите? Какой мародер? Я просто собираю ненужные никому вестчи. Это если вам угодно, мое хобби, — начал оправдываться мужчина, одновременно соображая, что с ним произошло. — Так, эти две девицы одни, охраны нет. Можно спокойно идти по своим делам.
Но голос из динамика, кажется, тоже начал понимать человеческие шутки, и подхватил: «Иди, иди. Интересно, куда? Я тебя тут продержала сто пятьдесят лет. Как по мне, я вообще тебя не выпустила из заточения!»
Мужчина от этих слов замер с одной поднятой ногой на месте возле стены, словно его парализовало.
— Уважаемая, как сто пятьдесят? А как же мама?
— Раньше о маме нужно было думать! — ответила Док.
Но ответа не последовало, мужчина медленно сполз по стене на пол и, судя по закатившимся глазам, тоже потерял сознание.
— Отлично, — воскликнула Эльза. — Теперь у нас с Анной есть по одному личному овощу. Ты себе какой выбираешь — тыкву? — указала она пальцем на Владислава, затем на новенького: — Или баклажан?
***
Спустя полчаса девушки привели в сознание новый образец, и с его помощью подняли Владислава с пола и усадили в кресло. Потом, уставшие, сели рядом с ним, и начали обдумывать дальнейшие действия.
— Я так подумала, может нам вообще не стоит возвращаться с ними? — Эльза посмотрела на Анну. — Эти двое сами по себе, а мы сами по себе.
— Подождите, подождите как это сами по себе, — мужчина снял кепку, извлек из внутреннего кармана платок и вытер им свою голову. — Ви знаете, уважаемая. Раз такое дело, я тоже не против уйти в разные стороны. Но дело в том, что теперь мне особо некуда идти. Мне моя мама истчо с детства говорила — Жорик... Кстати, меня Георгий зовут, Жорик. Я тебя умоляю, дружи только с хорошими людьми. Пусть в твоем окружении плохим будешь только ты! А теперь, как вы видите, от моего прошлого ничего не осталось. Я каким-то чудесным образом избавился от проблем и теперь могу начать новую, честную жизнь…
Анна посмотрела на Жорика, и кивнула: «А почему бы и нет?»
— Ну нет, так нет, я не настаиваю, — продолжил как ни в чем ни бывало, Георгий. — А что там сейчас, все по-другому? Как живется мустчинам? Последний раз, когда я их видел, они умирали от старости и перенапряжения, словно мухи. Я естчо подумал — Жора, пора делать ноги из этого Клондайка, естчо немного, и я останусь один, как бельмо на глазу.
— То есть вы хотите сказать, что застали те времена, когда… — Анна показала на булькающего носом Владислава — Мужчин было много?
— Ну, уже не так много. По крайней мере, там, где я жил. Их можно било постчитать по пальцам. Не то чтобы их как-то убивали, или изводили, нет. Просто женстчины больше не рожали мальчиков, а те последние человеки мужского рода, что были естчо в силах дарить женщинам радость материнства и ходить на своих двоих, сидели за решеткой. Я таки подумал: «Георгий, как би ты не любил женскую ласку, но такая любофф тебе не нужна! Смею вас заверить, я же не бык на ферме, чтобы меня использовали по своему усмотрению против моей воли».
— А причем тут бык? — спросила Эльза. — И вы?
— Как причем, моя дорогая? Неужели сейчас по-другому? Я тогда естчо подумал — Георгий, тебя разорвут на сувениры, если ты не спрячешься где-нибудь и не перестанешь отсвечивать своим золотым зубом. Страшные времена были, скажу я вам.
— Сейчас времена не лучше, — прошептала Эльза. — Таких, как вы, уже давно нет. Только на картинках. И, наверное, вы двое — единственные, кто чудом уцелели.
— То есть ви хотите мне вложить в уши то, что я и этот вот господин — единственные мустчины? Тогда наши дела хуже некуда. Действительно, не стоило меня спасать. Теперь нас как крыс, будут изучать в лаборатории. Еще мама мне в детстве говорила: «Жорик, держись подальше от всяких умников. Так как они не знают, что дураки. Ну, мне ясно только одно — Клара и Роза добились, чего хотели».
— Да, теперь они за своих же сестер взялись! — хмыкнула Анна.
— Как взялись? Они что, до сих пор живые? Георгий, ты попал так попал! Теперь меня точно ожидает небо в клеточку, и рубашка в крапочку. Что делать бедному мустчине, когда вокруг такое?
Вдруг Владислав приподнял голову и произнес, словно не был только что без сознания: «Первым делом отключить коммуникации. Организовать диверсионные группы. И агитировать местное население: листовки, демонстрации, протесты. Найти лидеров, способных вести за собой, и свергнуть марионеточный режим».
После этих слов он опять опустил голову на грудь, но уже захрапел.
— Это, наверное, заморозка на него так влияет. Но то, что он сказал, очень и очень по делу, — конспектировала на клочке бумаге все пункты Анна. — Действительно, Док, он отличный советник, спасибо.
— А я что вам говорила, — радостно раздался голос из динамика. — Вот только этот Жора может вам все испортить.
— А что я? Я ничего. Я как все! — расставил в стороны руки Георгий. — Если нужна моя помостчь, я завсегда пожалуйста!
— Ну, вот и отлично, Анна давай собираться, мне уже порядком здесь надоело, — Эльза встала из-за стола, но оступившись, чуть не упала.
Георгий подхватил девушку за талию, не дав ей таким образом грохнуться на пол.
— С-спасибо, Георгий, — тихо сказала Эльза, и покраснела.
— Ты чего? — Анна посмотрела на подругу.
— Ничего, пошли, — ответила Эльза, и потрогала себя за талию, где ее только что держал мужчина. — Странно как-то…
***
Пока Георгий и Владислав копошились в шкафах с обмундированием, Эльза и Анна с интересом наблюдали за мужчинами, сидя на большой скамейке по центру помещения, которое находилось сразу за залом с контейнерами.
Было решено взять все, что может пригодится там, на поверхности, начиная с одежды и заканчивая оружием для самообороны, если таковое попадется им под руку. Ну а пока Владислав и Георгий подбирали себе форму, Анна и Эльза едва сдерживали смех, так, как ничего в своей жизни забавнее примерки одежды особями мужского пола им не доводилось видеть.
Это оказалось настолько весело, что девушки то и дело под недовольные возгласы «размороженных» заливались веселым смехом, который эхом разносился далеко по туннелю.
Владислав не спеша и сосредоточенно примерял очередной костюм, и если он ему не подходил, аккуратно снимал и клал на место. Георгий же наоборот, вываливал все на пол, а потом пинал от злости ногами разбросанные им же самим вещи. А также постоянно ныл и причитал, вспоминая свою любимую маму.
— Говорила мне мама, Жорик, если тебе штанишки жмут в поясе, даже не думай их надевать. А здесь не то, чтобы жмут, а совсем не налазят на мои худенькие ножки.
После этих слов он смотрел на свои мясистые волосатые ноги и, поглаживая себя по коленям, продолжал жаловаться: «Что за дети должны были их надевать? Они все пешком под стол ходили, не иначе! То длина не та, то ширина. Как можно было такое шить? Где нормальные человеческие вестчи?»
И не находя ничего, чтобы ему подходило, разочарованный в своей судьбе Георгий в очередной раз вывалил содержимое нового ящика на пол, и сел прямо на эту кучу из белья. Небрежно подперев руками подбородок, он одним глазком то поглядывал на бравого военного, то на девушек, которые смеялись над ними обоими.
В отличие от своего нервного коллеги, Владислав быстро нашел нужный размер и, завязав шнурки на берцах, начал притопывать ими по бетонному полу, будто пританцовывая. Затем он так разошелся, что начал маршировать вокруг девушек и чеканить строевой шаг. А это правда у него получалось так великолепно, что они невольно засмотрелись.
Анна то и дело меняла очки, наблюдая за Владиславом. И по выражению ее лица было видно, что она испытывает некий неописуемый восторг, при виде того, как перед ней ходит высокий мускулистый мужчина. Бравый военный каждый раз, проходя мимо, поворачивал к ним с Эльзой голову, прикладывал руку к виску и громко кричал: «Ровняясь! Смирно! Равнение направо!»
Как только мужчина доходил до противоположной стены, он разворачивался и точно таким же шагом шел обратно, только заменяя выражение «Равнение направо!» на «Равнение налево!»
— Это как меня так угораздило! — вытирая нос рукавом, застонал Георгий, провожая взглядом марширующего Владислава. — На этой несчастной планете выжило всего двое мужчин, и один из них идиот!
— Это ты о ком? — Владислав развернулся, уже демонстрируя шаг почётного караула.
Подполковник начал вытягивать ноги при ходьбе до такой высоты, что они составляли практически прямой угол с телом.
— Да так, ни о ком, — вздохнул Георгий.
При завершении шага Владислав топал с такой силой, что казалось, кто-то ставит гигантской печатью оттиски на полу.
— Не могу остановиться, — вдруг произнес Владислав. — Что-то в голове заклинило.
— Еще бы, если так сильно стучать ботинками, все мозги вытрясти можно из головы, если они есть. Хотя какие у военных мозги? Вот полюбуйтесь, — Георгий слез с кучи белья, и в одном кителе, без штанов, приложив руку к виску на манер Владислава, громко заорал: «Слушай мою команду! На месте стой! Раз, два!»
Как ни странно, подполковник внезапно остановился, и полными благодарности глазами посмотрел на Георгия. Тот немного подумал, и добавил: «Вольно, разойтись!», а затем, вытерев нос, вновь полез на свою кучу белья.
— Это видимо последствия двухсотлетней спячки, — глубоко задышал Владислав. — Словно в моей голове сидит кто-то еще, и не дает мне полного контроля над телом.
— Эй, служивый! — почесывая себе бороду, окликнул военного Георгий. — Раз у тебя так глаз наметан, может, и мне поможешь. Я тут закопался в энтих пинжаках. Естчо немного, и я начну точно так же маршировать и крутить головой в разные стороны, как ты.
Георгий снял китель, который был ему не по размеру, и бросил его к остальным вещам. Из-за своих переживай он совсем забыл, что без него он остался стоять перед умирающими со смеха девушками в костюме Адама. Девушкам и до этого было весело, а как только они увидели невысокого, голого и полностью волосатого мужика, то так расхохотались, что попадали под скамейку, держась за животы руками и хватая воздух ртом, словно две рыбины, выброшенные морской волной на берег.
— Ты бы надел что-нибудь, — заслонив от девушек своей фигурой напарника, произнес Владислав. — Это они над тобой смеются.
Георгий, не обращая внимание на смех, поднял с пола фуражку, и надел на голову. К его глубочайшему удивлению, она ему была как раз.
— Вот и отлично, — подполковник пожал руку своему новому приятелю, и добавил: — Построение на плацу через пять минут, а пока можно оправиться и покурить.
Голый Георгий в одной фуражке не придумал ничего лучше, как приложить правую руку к виску и громко отрапортовать: «Слушаюсь, товарищ подлокотник!»
Подполковник Владислав, полностью восстановившись, проявил недюжинную воинскую смекалку, нашел небольшую металлическую тележку для перевозки контейнеров, и забил ее доверху разным добром. Служивый брал что нужно, и что не нужно, хотя и подолгу взвешивал в голове все за и против. Если вещь была небольшой, то шанс оказаться в тележке автоматически увеличивался в несколько раз. Но также ее украшали и куски труб, которые, как бы не паковал тележку вояка, все равно торчали в разные стороны и только мешали перевозке…
По словам Владислава, запас любых вещей имеет в себе очень большой, хотя и скрытый до поры до времени потенциал. Он вспоминал, как однажды на полигоне приказал своим подчиненным нести большое бревно до казармы, и хотя оно им так и не пригодилось, сам факт такого запаса согревал ему душу не одну неделю.
Еще одна вещь, которой размороженный мужчина удивил девушек — это была сумасшедшая сила, спавшая в теле подполковника десятилетиями и наконец-то вырвавшаяся наружу. От переизбытка чувств и желая показать свою удаль, он посадил сверху на навьюченную тележку и Эльзу, и Анну, и ноющего Георгия, а сам, взявшись лишь одной рукой за раму и, почти не напрягаясь, с улыбкой на своем квадратном лице потянул ее за собой, словно игрушечную машинку с детской площадки.
Другие работы автора:
+1
94
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Илона Левина №1

Другие публикации

Гематрия
Skuratov 22 минуты назад 0
Проклятие. Часть 01
Gamer 42 минуты назад 0