Никогда не одни

Автор:
Estellan
Никогда не одни
Аннотация:
- Да, Лариса Николаевна. Конечно, Лариса Николаевна. Само со… конечно-конечно. Но… Я хамлю? Да ни в… Хорошо. Я вас понял…
Вклиниться в монолог соседки никак не удавалось. Она вываливала на меня тонны информации каким-то обличающим тоном. Но, так как информация была разносторонней, понять сути претензии мне было не суждено. Вообще не понимаю, причем тут балкон, розетки, любимые розовые салфетки и свет в ванной. И вообще, как со всем этим связан я?
Текст:

- Да, Лариса Николаевна. Конечно, Лариса Николаевна. Само со… конечно-конечно. Но… Я хамлю? Да ни в… Хорошо. Я вас понял…
Вклиниться в монолог соседки никак не удавалось. Она вываливала на меня тонны информации каким-то обличающим тоном. Но, так как информация была разносторонней, понять сути претензии мне было не суждено. Вообще не понимаю, причем тут балкон, розетки, любимые розовые салфетки и свет в ванной. И вообще, как со всем этим связан я?
- Сочувствую-вашему-горю-всего-доброго! – удалось выпалить, когда соседка прервалась на вдох и, воспользовавшись секундным замешательством, захлопнуть дверь перед лицом недовольной женщины. Абзац. Вот же повезло с соседями. Мало мне своих проблем?

Послушав еще пару минут недовольный бубнеж в замочную скважину, я вставил в нее же ключ и направился в сторону кухни, где и набрал номер Лехи.
- Привет! Занят? Дуй ко мне, надо поговорить…

Зная Леху, появится он довольно скоро. Друзей в беде он не бросает. А в моей ситуации, как никогда, нужен взгляд со стороны. Возможно, я себя просто накрутил, и на самом деле мне просто нужно месяцок отдохнуть в психушке, а там все само собой устаканится.

От размышлений о моей незавидной судьбе, меня отвлек шум в общем коридоре, сначала раздался какой-то квакающий звук, потом грохот, а потом загавкал пес. Через несколько мгновений стало понятно, что псов несколько, а еще через несколько, что это вовсе и не собаки. Подкравшись к двери, я осторожно открыл ее и выглянул в щелку.
- Совсем озверела, бешеная баба? – рычал Леха, в руках которого я опознал обломки ручки от швабры… обломков было четыре.
- Я озверела? – отгавкивалась соседка, косясь на тумбочку, украшавшую собой общий коридор, во взгляде женщины угадывалось желание звездануть этой тумбочкой Леху. – Ходят тут всякие, потом у меня с балкона скатерка пропадает. Ты, небось, дружок этого… придурошного? Так и передай своему дружку, еще раз устроит у себя пляски до упаду, я в милицию позвоню. Так и передай. Неча ему у меня в ванной шуршать. Аж шкаф трясется. Все я ему припомню.

Соседка потянулась к тумбочке. Раздался хруст, и обломков в руках Лехи стало восемь. Блин. Надо спасать тумбочку. Как пить дать, соседка моего товарища ею же и ухлопает, а приехавшим врачам соврет про перепады гравитации. Он просто не знает, с кем связывается.
Открыв дверь пошире, я вытянул в щель руку и, цепко схватив Леху за плечо, втянул в квартиру. Дверь захлопнулась. Поле боя осталось за Ларисой Николаевной. В дверь почти нежно постучали, судя по звукам – тараном. Только штукатурка посыпалась.
- Кто там? – осведомился я.
Из-за двери послышалось недовольное бормотание, в котором угадывались нотки проклятия всего моего рода до седьмого колена.
- Никого нету дома. Зайдите завтра.

Отбуксировав Леху до кухни, я шлепнулся на стул и указал ему взглядом на второй.
- И как ты живешь с этой гарпией? – осведомился товарищ, стягивая рюкзак и разгружая его. На столе появилось несколько бутылок, пакеты и упаковки с закуской. Последней появилась банка какого-то салата. Останки. Осколки стекла и сам салат теперь щедро украшали внутренности Лехиного рюкзака. – От же грымза. Разбила-таки закуску.
- Выверни рюкзак над мусоркой. Потом кинь в стиралку, - я закурил, давая понять, что с места не сдвинусь. Леха из той породы гостей, которые уже прекрасно сами ориентируются как в квартире, так и в холодильнике. – А соседка… в последнее время у нее чет совсем нелады с психикой. Грешу на весеннее обострение. Раньше она как-то спокойней была. А в последнюю неделю как с цепи сорвалась. То среди ночи ломится в хату с воплями, что у меня тут туса такая, что у нее шкаф шатается, то я у нее с балкона, понимаешь, любимые труселя в незабудку свистнул, то в стене дырку просверлил, чтобы за ней в ванной подглядывать. Чудит старушка.

- Да я не сказал бы, что старушка. Шваброй так двинула, я думал хребет треснет. Пришлось отобрать орудие произвола, - Леха покосился в сторону мусорки, из которой побежденными, но не сломленными, выглядывали обломки шваберной ручки. – У тебя тут как? Тихо? В гости никто не наведывался? Полицаи не вызывали?
- А чего это полицаям меня, вдруг, куда-то вызывать? – сделал я стойку.
- Ну… в связи с этим… пожаром, - Леха замялся, а мне стало как-то еще неуютней, чем было.
- С каким пожаром?
- Не прикидывайся шлангом. В лесу. Метеорит грохнулся.
- Это тот самый, чьим двигателем нас чуть не сплющило? А с чего бы это полицаям интересоваться, мною в связи с метеоритом? Леха, не темни.
- Короче. Я только домой вернулся. Как меня на следующий день пригласили на беседу. Где был, что видел, в курсе ли я, что рядом с моей собственностью в лесу метеорит шлепнулся, и все сгорело к чертям? В связи с чем они приносят мне свои соболезнования…

- Какое интересное кино. Ты же мне сам говорил, что огонь до твоего дома не доберется.
- Видимо, кому-то нужно было, чтобы добрался. А еще… как-то они уж очень оперативно сработали. Нашли ведь меня, считай, за пару суток. Вот я и подумал, а не добрались ли они и до тебя?
- Нет, ко мне никто не наведывался. У меня приключения покруче. И я хотел, чтобы ты помог мне определиться, это только мои глюки, и мне пора в психушку сдаться. Отдохнуть полгодика. Или все это на самом деле… и что тогда делать, я пока даже представить не могу.
- Ты же знаешь, что такие серьезные вещи я на трезвую голову обсуждать не могу. Наливай. А я пока закуску построгаю.


И почему все наши приключения начинаются тогда, когда мы с Лехой достигаем определенной степени опьянения? Возможно, конечно, что трезвые люди просто не пойдут в полночь с лопатой гонять кладбищенского упыря. Не начнут рыть ямы на скорость… у крыльца, чтобы поутру, с глубокого похмелья выяснить, что оба копали одну и ту же яму, а без лестницы из нее не выбраться. Не полезут на березу, чтобы нацарапать на коре известное слово из трех букв, желательно, выше, чем оппонент. А про тот случай с русалками я вообще вспоминать не хочу…

- У тебя мобила есть? – задал я самый возможный из идиотских вопросов и покачнулся, успев вовремя уцепиться за спинку стула.
- Есть, только он сел, - Леха порылся по карманам. Встрепенулся, перетряхнул куртку, побежал в ванную к рюкзаку, полюбовался в окошко стиралки, как того колбасит в режиме отжима и вернулся обратно. – Надо будет новую трубу купить. – Сокрушенно признался и наполнил свой стакан в очередной раз. – А зачем он тебе? – Озвучил вопрос, который следовало бы задать в первую очередь.
- Долго объяснять, лучше покажу, - пошарив по карманам, я вытащил своего ветерана. Ветеран мигнул экраном и показал мне кукиш. Он уже какое-то время хворал. – Зырь, зырь, смари…
Сжав трубу в руке, я сосредоточился. Некоторое время с телефоном ничего не происходило, но потом он ожил и продемонстрировал нам значок зарядки, который стал тут же пополняться.

- Круто! - Леха взял трубу в руки и покрутил, рассматривая со всех сторон. – Это фокус такой? Ты в какой-нить цирк заявку подай. Они там фокусников любят. Нарасхват будешь, глядишь, заработаешь свой первый лимион. А это только с допотопными работает или современные тоже заряжаешь? А утюг примагнитить слабо?
- Я у тебя потому и просил твою мобилу, чтобы ты про фокусы не заикался. А если думаешь, что это – круто. Смари сюда…
Это было уже немного сложнее, но вполне достаточно было сосредоточиться. Правда, получалось медленней, чем с зарядкой. Приложив ладонь к стене, я какое-то время пялился на нее, но потом материя поддалась. Ладонь стала погружаться в стену. Приятными ощущения не были, словно погружаешь руку в стекловату смешанную с гвоздями.
Ладонь погрузилась полностью, дальше пошло легче.
- Офигеть… - выдохнул Леха совершенно трезвым голосом.
- Ты тоже это видишь? Мне не мерещится?

- Да не похоже на то, чтобы мерещилось. Разве что, мне тоже мерещится, - протянув свою руку, Леха пощупал мою конечность, которая была в стене уже почти до локтя. – Как ощущения?
- Ну… твои пальцы я чувствую, стену изнутри - тоже.
- Теперь я понимаю, что твою соседку доводит. Ты давно так экспериментируешь? – попытавшись нащупать мою руку ближе к кисти, Леха наткнулся на стену и сквозь нее проникнуть не смог.
- Издеваешься? Это наружная стена.
- Смотри, чтобы птичка не нагадила. Прикинь, что сейчас те, кто снаружи видят?

Испугавшись, я выдернул руку обратно. Никаких изменений не произошло. Дыры на стене не осталось. На руке – тоже. Воспользовавшись моментом, товарищ тут же ощупал всю конечность.
- Должен заметить, это крайне странно.
- Думаешь?
- Уверен.
- И к какому врачу мне лучше с этим показаться?
- Ни к какому. К кому бы ты с этим не пошел, в лучшем случае – загремишь в дурку. А в худшем… знаешь, кто-то в курсе того, что именно там шлепнулось. А у тебя, позволь заметить, когда ты свои фокусы делаешь, глаза светятся. Так что, мой тебе совет - нанимайся в цирк и начинай зарабатывать. Миллионы срубишь, только солнечными очками разживись. Что еще происходило?
- Да не, не особо. Я только на улицу стараюсь пореже выходить. Понимаешь, постоянно дергаюсь, когда на меня кто-то смотрит. Да и со слухом странности. Если где какая техника работает, сразу слышу. Но это списывал на слуховые галлюцинации… А еще…

Этот фокус я освоил только вчера и абсолютно случайно. Но раз уж публика просит зрелищ. Зажечь плиту не отняло много времени. Гораздо дольше я собирался с силами. Все же не каждый день люди откалывают такие номера. В конце концов, резко выдохнув, я сунул руку в голубое пламя. Леха вскочил, но прежде чем успел ухватить меня за шкирку и отчитать за самовредительство, оттащив в сторону, все же взглянул на мою руку. Пламя не причиняло ровным счетом никакого вреда. Даже волоски не обожгло.
- Это как? – он протянул и свою конечность к огню, но отдернул, так и не коснувшись.
- Не знаю, - вырубив газ, я вернулся на свое место.
Пить больше было нечего, а я прямо кожей чувствовал необходимость накатить. Обсуждать это на трезвую голову не было никаких сил. А чтобы разжиться горячительным, надо было пройти мимо двери пожилой гаргульи. На такие подвиги я не был готов даже ради алкоголя. А вдруг у нее там что-то помимо швабры? Да и на тумбочку она косилась как-то совершенно демонически.

+4
102
15:49
+1
Это те же ребята из рассказа «Пока на них не смотришь»?
05:23
+1
Ага. Меня таки развели на продолжение))
Загрузка...
Дмитрий Петелин