Меня не существует. Глава 5. В ловушке.

Автор:
Джеймс Кроули
Меня не существует. Глава 5. В ловушке.
Аннотация:
История становится всё более и более тяжелой по событиям. Можно сказать, начиная с этой главы и до финала, происходящее достигает точки кипения. Только конец ещё не продуман и не написан. А это её середина, кому интересно. Больше нечего тут описывать, так как не хочется как-то ставить одну и ту же аннотацию к главушкам. Приятного чтения...
Текст:

Оливер с замершем сердцем закопал под кустом в саду подарок от Эмили надеясь, что он когда-нибудь испытает его на отчиме.

Мальчик только вернулся с продолжительной прогулки и чувствовал голод. Пришел в столовую. Он только хотел прикоснуться к круассанам, как женские крики заставили подпрыгнуть на месте. Оливер бросился бежать по коридору. Затем вверх, на второй этаж. Пробежал мимо несколько спален, но крики привели к кабинету Антонио.

Дверь качается нараспашку. Едва Оливер заглянул туда, то тут же застыл от набросившегося на него смятения.

В комнате творилось нечто непонятное. Бумаги разбросаны, а стулья перевёрнуты. Вазы побиты. Халат медсестры не скрывает обнажённые плечи миссис Джейн, и вовсе путается у неё в ногах. Прозрачные бежевые колготы ободраны.

Айсберг и Брейн борются. Отчим опрокидывает девушку спиной на стол и залезает на неё. Заламывает руки. Как она не пытается вырваться —тщетно. Мисс Брейн жалобно стонет и то и дело отталкивает от себя его грудь руками. Но мужчину это не останавливает. Он сжимает её челюсть рукой, поворачивает лицо на бок и проводит языком по шее. Девушка визжит, а Антонио смеётся, носом зарываясь в её волосах. Девушка предпринимает попытку лягнуть мужчину, но он ловит рукой её ногу и задирает наверх. Сжимает пальцами кожу с такой свирепостью, что она вскрикивает.

— Отстаньте от Джейн! — из Оливера вырывается крик, и Айсберг тут же оборачивается. Его глаза широко раскрыты. Внутри шевелится неприятное чувство, из-за которого хочется забиться в тёмный угол, сокрытый от всего света, что существует в мире. Особенно, от безумных глаз мужчины, которые лишь усиливали нарастающую волну страха в груди. Мальчик отступился на три шага назад, но заставил себя остановиться — он не мог бросить Джейн.

Её рот распахнулся. Она покачала мальчику головой, но Оливер оставался на месте. Он больше не знал, что ему делать. Кроме того, как прыгать. И Оливер присел к паркету, изображая потерянный взгляд.

— Так, так… — пробормотал мужчина — Что, надо было раньше взять твою няньку, чтобы ты заговорил?

Отчим схватил её за волосы и протянул к себе. Оливер увидел, как она жмурится и понял, что девушка специально старается не издать ни звука. И злость охватила его существо.

— Не смей делать ей больно!

Он схватил с пола что-то бесформенное и острое. В крике и прыжке осколок от вазы глубоко вошёл отчиму в плечо. Мужчина зарычал и с большой силой отшвырнул от себя мальчика, что тот, ударившись затылком о стену, потерял сознание.

***

Оливер очнулся в очень тёмной комнате, погрязшей в пыли. Поёжился на скрипучей кушетке. Девушка тут же побежала к нему и взяла его в свои руки.

— Олли… Олли… — тихо позвала она.

Оливер разомкнул глаза и увидел в серо-чёрном пространстве заплаканные глаза мисс Джейн. Она сжала его руки и наклонилась, чтобы поцеловать в лоб.

— Ты спас… спас меня, Оливер. Но… но… — из её глаз потекли слёзы — Он всё равно…

— Он убьёт нас, — мальчик незамедлительно поднялся и сел в кровати. Девушка приложила руку к его лбу.

— Куда это убивать, о своём языке не подумал? Не о таких вещах думать нужно, — Оливер разглядел во мраке то, с каким жалостливым взглядом она нахмурилась, пытаясь быть с ним строгой — Тебе нужно лежать. У тебя…

— Плевать, — Оливер позволил ей ещё немного подержать руку на голове, а затем тяжело вздохнул — Надо выбираться.

Брейн удивлённо захлопала глазами, когда Оливер вскочил на ноги и бросился рыскать по комнате.

— Что ты задумал?

— Прикончить его. Что же ещё.

— Что ты имеешь в виду? — ответила девушка слабым тоном, да прижимая к груди руки — Ты уверен в том, что говоришь?

— Он не первый, кто обидел маму…

На последнем слове Оливер резко остановился и согнулся к коленям. Прижался к ним глазницами и тихо заплакал. Пока Джейн не поймала его за стенанием, он спешно вытер лицо рукавом рубашки и встал на ноги.

— …и он единственный, кто остался в живых, — продолжил свою речь Оливер. Его слова заставили девушку ахнуть. Но её сожаление или осуждение ему не нужно. Он только надеялся, что открывшись Джейн, та навсегда забудет об идее вернуть прежнего его. Чем дольше она опекала его, тем более он чувствовал себя виноватым. И он снова бросился осматривать каждый сантиметр комнаты.

— Боже… Малыш, когда ты же стал таким?

— Никакой я не малыш! — огрызнулся Оливер, а потом уже его тон смягчился — Не называйте меня так.

— Хорошо, прости.

Оливер кивнул ей и вздохнул.

— Я найду, как тебя выпустить.

— А как же ты, Олли?

— А я останусь здесь.

— Нет, так дело не пойдёт. Ты всего лишь ребёнок! — запричитала девушка.

Оливер так посмотрел на неё, что девушка даже в полумраке увидела, насколько холодны и спокойны его глаза. Снова они её напугали.

— Мисс Брейн… Он и правда убьёт нас. Только у вас есть шанс сбежать и позвать полицию. Меня он не выпустит. Да и я… я лучше умру, чем отступлю.

— Оливер… — девушка протянула к нему руки — Мальчик… Мой маленький…

Джейн притянула Оливера в объятия и прижала к груди. Заплакала. Он почувствовал, как жжёт глаза, но заставлял себя сдерживать слёзы. Он подождал пару минут, пока она успокоиться, и отстранился.

— Мы не можем больше терять время.

— Что… — Джейн всхлипнула — Что ты будешь делать?

— Посадите меня на плечи и я достану лампочку. Когда он войдет… У вас будет несколько секунд, чтобы сбежать.

— Нет, Оливер! Я тебя не оставлю. Я не прощу себе, если что-нибудь с тобой случится!

— Но я должен вас защитить.

— Ты ничего не должен. Я взрослая уже, а ты ребенок. Тебе ещё жить и жить.

— Но я хочу вас защитить.

— Ты уже… уже защитил. Не рискуй.

Оливера подавили её слова. Он видел вновь возникающие слёзы. Отчаяние в её глазах от невозможности смириться. Просила так же, как и мама, и такому сложно отказать. Опять сон. Жуткий сон… Всё, как во сне. Он расплывчато видит девичье красивое лицо, но безмятежная улыбка не стёрта не смотря на то, что могла свалиться при нём с дерева.

" — Зачем так жизнью рисковать?" — Оливер всё ещё не понимал.

" — А где тут рисковать? Меня ведь нет," — на этот раз не пожимает плечами, а протягивает вакидзасу. Оливер берёт его с почтением. Девочка растворяется, но он забывает спросить её: а существует ли он? Он столько ещё не сказал девочке. Хорошего и даже плохого. Он не понимал, что значит «существую». Оглядываясь на светло-карие глаза мисс Джейн, наполненные жизнелюбием и заботой, и не редко замечая в отражениях свою мертвенно-бледную кожу, да полный безразличия ко всему взгляд Оливер понимал, что давно уже не живёт. Он не знает, не существует ли его так же, как и Эмили, но он точно ходячий труп. Убийца с милым мальчишечьим лицом. Он просто не может оставаться живым после того, как его руки избавлялись одним за другими людьми, посягавшими на здоровье его мамы.

И осознание это выжигает все тёплые чувства, оставляя только знание собственной сущности. Должно быть, девочки и правда не существует, раз уж она всё о нем знает. Мало того, у неё кукольные глаза. Навыки ниндзя. Подарила меч. Не спрашивала, кого он и за что лишал жизни. И не осудила ни разу.

Её и правда не существует, раз не побоялась, что он тоже может убить её, как расплюснуть. Её не существует, потому что никто не видел и не знал, что он творил собственными руками. Это тайна, которую невозможно раскрыть кому-либо.

Так и есть… Всё именно так. Он далёк от всего мира и близок только с ней. Он часто у всех на виду, но никто, кроме девочки, ни о чём не догадывается. Страдания пролетают день за днём, но никому это не видно и не важно. Только едва знакомой девочке-фантазии и ему. Если её не существует, то она должна знать, что он точно с самого пробуждения до самой поздней ночи мечтает о том, чтобы…

— Нет, мисс Джейн. Я прикончу эту тварь.

Эмоциональную девушку слова мальчика спровоцировали вновь заплакать. Она захлёбывалась слезами, жалея Оливера. Ему щемило сердце, но внешне он по-прежнему показывал полное чувственное безмолвие. Мальчик подумал, что должно быть она видит, что он не справится. Ну, и ладно. Смысл жить, если не для кого существовать. Все существуют для него. Все о нём заботятся. А он не смог даже удержать мамину жизнь. Он может спасти хотя бы её последнее слово. Он сделает это во чтобы то ни стало. Он сделает, пускай даже если умрёт.

— Хватит ныть, — приказал Оливер девушке более низким тоном. Ему давалось с большим трудом показывать грубость, но намерение выгнать её, чтобы она не пострадала, как никогда стало для него важным.

— Оливер…

Он знает, что сейчас будет – его слова растворятся в беспечной голове девушке, и она продолжит с ним спорить. Взгляд пробежался по старой комнатушке и остановился на потолке, с которого на тоненьком проводе свисала когда-то сгоревшая лампочка.

— Оливер, — голос Джейн позвал его более требовательным тоном.

— Соберись, тряпка! И подсади меня к лампочке.

— Но…

— Я приказываю! Твой господин не Антонио Айсберг, а Рейнольдс! То есть, я! Достань мне эту лампочку немедленно! — Оливер топнул ногой, и почувствовал себя отвратительно перед взрослой, будто он капризное дитя. Лицо Джейн с испуганного переменилось на нерешительное. Она вздохнула и кивнула. Встала и нагнулась. Оливер уселся к ней на плечи и Джейн, покачиваясь, поднялась. Потребовалось некоторое время, чтобы полавировать к лампочке с мальчиком на руках, выдержать его вес и дать время выкрутить лампочку. Когда у него получилось, то Джейн тут же спустила мальчика на пол и села. Вздохнула.

— Правильно, отдохните. Но будьте готовы каждую секунду уносить ноги.

— Хорошо. Оливер…

— Что?

— Я люблю тебя. Твоя мама тоже тебя любила. И мы… мы гордимся тобой. Ты молодец.

— Мисс…

Оливер сам бросился в объятия девушки. Она была подругой мамы, и при каждом упоминании о ней ему хотелось плакать.

— Ты очень храбрый мальчик. И… ты странно вырос в последнее время, но всё равно для меня останешься малышом. Береги себя.

— Да. Убегайте, только со всех ног, а я пока… — Оливер сжал лампочку в руке.

— Я выполню ваш приказ, господин, — девушка не без влажных глаз послушно кивнула, как и подобает прислуге. Они далеко от своего настоящего дома, и Оливер знал, что Джейн больше не обязана его слушаться.

— Спасибо, Джейн, — и всё же, то что она смогла успокоиться и принять его решение тронуло его.

— Прости, Олли, — Джейн что-то побудило извиниться — Ты ребенок, но я забыла, что ты и твоя мама… Вы – не обычные люди*

Мальчик кивнул девушке и протянутой рукой вытер вновь хлынувшие слёзы с её щеки.

***

Оливер весь содрогался, но уже принял нападающую позицию. Его шаги приближались, и до сих пор мальчик всё еще не смог успокоиться. Заранее разбитая лампочка тряслась вместе с рукой. Себя не жалко, он повторял. Хотя бы мисс Брейн слилась со стеной и приготовилась бежать. Оливер уговорил её отправиться искать помощь. На деле же, он больше не хотел, чтобы она пострадала в этом месте, заточённом в жестокой игре между Айсбергом и ним.

Послышался щелчок ключа в замочной скважине. Медленно приоткрылась дверь, и Оливер уже подметил руку, держащую пистолет. Оливер махнул рукой девушке. Дверь резко распахнулась.

— А-А-А-А-А! — Оливер разбежался, а Джейн держа, полол платья в руке, проскочила мимо. Мужчина хотел было развернуться и выстрелить в девушку, но тут в его грудь вонзились острые края расколотого стекла. Оливер вжал её сильнее в его грудь. И тут же оторопел, услышав смех отчима.

— Я знал, что ты вытворишь нечто подобное, мерзопакостное чудовище.

Из рубашки мужчины глазам Оливера показался плотный жилет. Оливер не успел удивиться или попятиться, как рука Антонио отшвырнула от себя мальчика. Он прилетел к центру комнаты. И не смотря на тупую боль в спине, вскочил и бросился бежать. И не ожидал, что мужчина, потерявшийся в темноте, уже выжидал момент. Он захлопнул дверь прямо перед лицом Оливера. Запер его. Затем, судя по ускоряющимся в бег шагам, пустился преследовать Джейн.

Она должна была уже убежать далеко. Но Оливер уже через минуту услышал звуки выстрелов. Мальчик закричал. Бросился бегать по комнате и бросал в дверь всё, что попадало под руку. Коротким рукам не по силам выломать дверь, но он пытался разбить её, пока силы не закончились. Он упал на пол, и не мог подняться.

Тогда снова прогремели выстрелы, уже тихие, из-за которых зависло глухое и непреходящее напряжение в голове. А следом за болью, сминающим грудь – пустота.

*Под словами «не обычные люди» хотелось бы добавить, что в мире рассказа это аристократы, далёкие от социальных норм, или себе на уме. Сказать большего по поводу той ситуации как-то неудобно по одной причине: я думаю, что если кто-то и читает главы до конца, то может подключить воображение и додумать сам... Ведь мне, я думаю, уже поздно пояснять разные вещи. Короткие рассказы, скорее всего, не моё, ведь я не удосужилась добавить ещё в начале какие-то более масштабные заметки на счёт мира. Мне трудно подать эту историю, которая пришла ко мне, поэтому пока написано «как смоглось». Так что… Вдохновения всем, кто меня читает, и тем, кто мимо пробегает; и интересным лицам, заглянувшим на секунду, желаю я хорошего дня и настроения сию минуту.

0
59
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Анна Неделина