​Перед Крещением (пьесса).

Автор:
Скрытимир Волк
​Перед Крещением (пьесса).
Текст:

Перед Крещением. (Пьесса).

Действующие лица:

Язычник.
Священник.
Князь Владимир.
Ратники князя.
Селяне-язычники.


Сцена первая.

Действие разворачивается в селении язычников. В центре картины – идол. Люди заняты повседневной работой. Появляются священник, князь Владимир и ратники. Священник благословляет князя. Тот надевает шлем и указывает рати на селян. Ратники нападают на селение. Часть людей разбегается, часть оказывается убита. Ратники валят идола и подбирают одного из раненых язычников. Князь осеняет себя крестным знаменем. Священник поднимает нательный крест, благословляя бойню.

Занавес.


Сцена вторая.

Язычник сидит в углу поруба. К нему входит священник.

Священник
(торжественно-ласково):

День догорел, и во славу Христову
Ныне к молитве склоняю я люд!
Сын мой, скажи покаянное слово:
Смерть ведь грядет, тебя завтра убьют!

Язычник
(мрачно):

Каяться в жизни пред смертью? Ну, ладно.
В чем, только, должен раскаяться я?
Нету в душе никакого изъяна.
В чем ты, христианин, отыщешь изъян?

Священник
(в ужасе):

Нету изъяна?! О страсти христовы!
Что же неверующий этот творит?!
Сотни деяний найду я греховных!
Хочешь, напомню?

Язычник
(спокойно):
Давай, говори.


Священник:

Жертвы кровавые носите рьяно!
Нож окровавленный рвет животы!

Язычник:

Ангца, зарезав, сжигают христиане.
Мы же приносим цветы и плоды.

Священник:

Тех, кто Христа нес, вы мучили жестко!
Сколько язычники били святых?!

Язычник
(с угрозой):

Мы приютили Семаргла и Хорса!
Вы же богов изгоняли чужих!

Веру иную мы все уважали:
Богом чуть больше – и ладно другим!
Боги чужие и наши стояли
Друг рядом с другом! Не лги, христьянин!

Священник
(отплевываясь):

Бесов премерзких ты кличешь богами!
Бог наш единый на всех небесах!
Он лишь единый и славный веками!

Язычник
(язвительно):

Он тебе лично об этом сказал?

Священник
(спокойнее):

Темным народом в лесах вы скитались!
Мы научили вас строить, писать!

Язычник
(зло):

Что же вы книги и храмы сжигали,
Если вам нечего было сжигать?


Священник
(так же):

Вы со зверьми меж собою братались,
Разум ваш темен, не видят глаза!

Язычник
(печально):

Вы же царями природы назвались
И превратили в пустыню леса.

Священник
(твердо):

Дьявол владеет твоею душою!
Черт за тебя языком говорит!
Бесам позволил ты править собою!
Знай же, что завтра ты будешь убит!

Язычник
(с иронией):

Ну, отрекись же я вдруг и раскайся,
Разве бы казнь отменил светлый князь?

Священник:

Только душа бы от ада спасалась,
Тело бы ждали и пламя, и грязь.

Язычник
(твердо):

Дух мой уйдет, к тем, кого я не предал,
Все ваши боги не властны над ним!
Пусть, ты сейчас торжествуешь победу,
Русь ты еще не поверг, христьянин!

Священник
(уходя):

Знай же: последние крепости пали.
Завтра мы Русь принародно крестим!

Язычник
(в пустоту с горечью):

Княже! Владимир! Зачем ты позвал их?
Лучше бы, князь, ты остался слепым!

Занавес.

Сцена третья.


Язычник стоит, связанный, напротив князя Владимира, сидящего на троне. Рядом с князем – священник, позади трона – ратники. На заднем плане – панорама древнего Киева.

Князь
(торжественно, с отеческим интересом):

Снова, мятежник, стоишь перед нами.
Ты не отверг еще старых богов?

Язычник
(зло):

Раньше мой род назывался Волками,
Вместо герба – боги, верность и кровь.

Священник князю:

Он не раскаялся. Это – известно!
Надо казнить его! Что же мы ждем?!

Князь
(задумчиво):

Надо судить по закону и честно:
Сталью, веревкой, водою, огнем.

Сталью карают предателей рати,
Вору – веревка, вода – колдуну.
Но ведь не вор он, не воин-предатель,
И не колдун… Как судить – не пойму…

Священник
(горячо):

Зло изгоняет лишь пламень священный!
Сжечь его надо! Чего тут решать?
Только сожженный и ветром сметенный
Он не сумеет умы возмущать!

Язычник
(глядя в небо):

Солнышко! Бог мой! Почто говорит он,
Будто ты бес и творение зла?
Что же, слепой он? И что же, не видит,
Как под тобою земля расцвела?

(опускает глаза в землю)

«Нету богов», говорит христианин,
Только земля еще носит меня!
Матерь Богов! Ты живая под нами!
Только за это дадут мне огня…

Священник
(поднимая крест):

Молишься бесам? Давай, распинайся:
Бог мой со мной, и тебя не спасут!

Язычник
(злобно):

Кровью моей доберешься до рая!
Будь же ты проклят, священник Иуд!

Священник
(обернувшись к князю и ратникам):

Кто устоит перед божеским гневом?
Тело его быть должно сожжено!

Язычник:

Вы среди нас вечно ищете «левых»!
Видно, вам правыми быть не дано!

Ратники кладут язычника на вязанки хвороста и поджигают.

Священник
(обернувшись к зрительному залу, торжественно):

Нынче наш праздник: мы Русь окрестили!
Вера веками еще простоит!

Язычник
(кричит из огня):

Праздник идет ваш по братской могиле!
Светел ли он, если кровью облит?!

Занавес.

(ок 2001-2002 года)

Другие работы автора:
+1
79
11:13
ничего, Николай II «раскрестил» Русь, позволив каждому исповедовать что угодно, даже если и был крещён, а ведь царь на тот момент считался главой церкви. Патриархи возвратились потом.
Загрузка...
Крафтовый журнал