Сказка или...

Автор:
Аня Тэ
Сказка или...
Аннотация:
Сказки бывают разные
Текст:

Люсины ноги сковала пустота. Или страх пустоты – тут уж с какой стороны посмотреть. Сознание плыло, зрение обманывало, и от этого надёжный, понятный мир то скакал попрыгунчиком, то размазывался вокруг, как лизун.

В нескольких сантиметрах впереди плясал стеклянный пол, Люся могла ощущать, как поверхность вздрагивает под очередным порывом ветра. Носки туфель едва касались стекла, и хоть стояла Люся на твёрдой металлической балке, ощущение было такое, словно нет ни стекла, ни балки, ни здания позади. Только пустота.

– Не могу, – давясь горькими слезами и пытаясь совладать с собой, тяжело шепнула Люся.

Взгляд намертво приклеился к границе между балкой и стеклом, и как бы она ни пыталась смотреть на что-то другое или хотя бы просто закрыть глаза, ничего не получалось. Люся всегда боялась высоты. Зря только пришла, не сможет, слишком страшно. И на кой чёрт она сюда притащилась?

«Ты пришла встретиться со мной. Помнишь?»

Как тут забудешь. Голос разума опять попытался убедить Люсю в том, что Данила не существует, и выполнять его просьбы совершенно не требуется, но в очередной раз потерпел поражение.

«Может, попробуешь в другой день?», – мягко спросил Данил, но в голосе явственно слышалась обречённость. – «У тебя даже веснушки побледнели».

– Ты всё равно не видишь, – сквозь стиснутые зубы шепнула Люся.

Данил и правда не мог видеть, он просто знал. Шутил, что это своего рода компенсация за удары судьбы. Люся тоже сначала думала, что всё это не больше чем розыгрыш, а теперь стоит в шаге от сказки. Вот только какой будет сказка, неизвестно.

***

К знакомствам в социальных сетях Люся относилась прохладно и на любой запрос в друзья или сообщение писала в ответ «А мы знакомы?» Разумеется, не знакомы, потому что обращались к ней исключительно по настоящему имени, которое и было указано на страничке. Все знакомые привыкли к прозвищу, которое приклеилось ещё в раннем детстве («Ну ты вообще Люся!»), да так прижилось. Теперь она всем представлялась не иначе, как «Я Люся, но по паспорту Вера».

Тогда, полгода назад, она впервые ответила на сообщение незнакомца. Пустой профиль, только имя – Данил Спящий, но он назвал её Люсей. И всё. Звёзды сошлись, любопытство пересилило, и в тот же день они начали переписку. Сначала Люся осторожничала, ощущение розыгрыша не отпускало. Наверняка это кто-то из знакомых решил подшутить. Со временем беспокойство ушло, оставив огромное пространство для любопытства. Кто он, откуда, сколько лет и вообще, с чего это он вздумал ей написать и откуда знает прозвище. Обычно Данил мягко переводил тему, да так, что Люся замечала это далеко не сразу, а потом как-то невежливо было возвращаться к вопросу.

В конце концов Люся проявила решительность, и после очередной смены темы потребовала ответа на вопрос. Потом ещё раз и ещё.

Откуда ты меня знаешь? Хватит увиливать.

Просто знаю. Это как... Ты, когда болеешь, знаешь, что у тебя температура повышена?

Не знаю, просто чувствую. Это не одно и тоже.

Данил долго набирал ответ, так долго, что Люся успела налить чай, чтобы не умереть от любопытства прямо у экрана ноутбука.

Когда вернулась, увидела лишь Иди спать. Доброй ночи. Данил ушёл в офлайн.

– Ой, ну и ладно!

Рука потянулась к кнопке удаления переписки, но Люся удержалась. Ладно, первым делом нужно успокоиться. Если и завтра дело не сдвинется, то лучше прекратить общаться с Данилом.

Сон пришёл быстро, и во сне пришёл Данил. Как-то сразу Люся сообразила, что это и правда он. На белоснежной мощёной улочке, среди многочисленных безликих вытянутых фигур – единственный настоящий, живой человек. Среднего роста, лёгкого, хрупкого телосложения, была в нём болезненная худоба. Серые глаза резко выделялись на бледном лице. Но не смотря на всё это, Данил улыбался и выглядел невероятно счастливым. Напрасно пытаясь пригладить торчащие во все стороны волосы пшеничного цвета, он подошёл и взял Люсю за руки.

– Люся. Доброй ночи.

Голос мягкий, приятный, хоть и тихий.

– Привет, – недоверчиво отозвалась она и тут же высвободилась, отошла, едва не натолкнувшись на безликую белую фигуру.

– Я хотел объяснить, но побоялся, что ты не поверишь. Видишь ли, я...

– Принц, – Люся не представляла, откуда пришло это слово. Она просто знала.

Данил улыбнулся и слегка кивнул.

– И ты там, – Люся неопределённо мотнула рыжей копной в сторону, – болен. А здесь и в моём мире ты знаешь.

Сон, какой бредовый сон. Никакой он не принц, просто шутник из интернета, это всё игра воображения. Данил печально покачал головой.

– Что мне сделать? Что сделать, чтобы ты поверила?

– Я не хочу верить.

Псевдо-принц обречённо вздохнул и уселся прямо на брусчатку.

– Тогда я останусь до тех пор, пока ты не поверишь. Буду говорить, пока ты не выслушаешь.

– Нашёл, чем напугать, – хмыкнула Люся и, не оборачиваясь, пошла сквозь толпу.

Она знала, что Данил не собирается её пугать. Знала и всё тут. Хотя, чего ещё можно ожидать во сне?

– Мы должны встретиться в моём мире, – донеслись до неё слова Данила. – Должны... Это плохое слово. Мне жизненно необходимо...

Позади раздался грустный смешок.

– Что-то у меня сегодня неважно с подбором слов. Я умираю, Люся.

Она резко обернулась и не смогла отыскать его фигуру в толпе. Словно он теперь тоже неживой.

– Я умираю, и только ты сможешь мне помочь.

– Это ещё почему?

– Потому что так должно быть. Как в сказке. Думаешь, все эти принцы, спасающие принцесс, действовали по своей воле? Сказки пишутся без их ведома.

– Бред какой-то, – раздражённо отмахнулась Люся.

Проснулась посреди ночи в слезах. Зашла в сообщения. Переписки с Данилом как не бывало. И аккаунта псевдо-принца не существовало.

– Ну и шуточки... – протянула Люся, отложив телефон.

Сон не шёл, потому она крадучись вошла на кухню, налила молока и поставила в микроволновку.

«А я, чтобы заснуть, раньше любил сочинять стихи»

Люся едва со стула не упала, услышав мягкий голос Данила в собственной голове.

«Поэт из меня так себе, так что я засыпал, не закончив и одной строфы»

– Это всё глюки, – с непреклонной уверенностью заключила Люся.

Тремя короткими сигналами ей вторила микроволновка. Псевдо-принц разочарованно вздохнул.

– Конечно, глюки, – кивнула Люся. – И переписка мне привиделась.

«Могу вернуть, если хочешь»

Люся достала молоко, упёрла свободную руку в бок и сделала большой глоток. Сверху не прогрелось, но перемешивать было лень.

– Как ты это делаешь? – словно принимая правила игры, обратилась к псевдо-принцу Люся.

«Я тут вроде информационного сгустка»

Ей показалось, что Данил пожал плечами.

«Так что могу в некоторой степени влиять на ближайшее информационное окружение. И контактировать с ним. Знать. Например, про микроволновку. У нас таких нет. Хорошая вещь»

Люся хмыкнула и покачала головой.

«Допивай и иди спать. Тебе ещё завтра экзамен по дифурам сдавать»

Точно. Последний экзамен, а потом отдыхать. Может, на фоне стресса воображение разыгралось? Потом отдохнёт, и всё уладится само собой...

«Хочешь пятёрку?»

Люся от неожиданности выронила приготовленную зачётку. Вслух в коридоре универа говорить не хотелось, потому она мысленно спросила псевдо-принца: «И зачем она мне?»

«Ну... Чтобы было? Мне не сложно»

«За меня сдашь?»

«Буду подсказывать. Информационное поле, помнишь?»

Люся покачала головой. Пятёрка ей не светит. Два вопроса теории и практику она не осилит. Вот тройку-четвёрку за теорию и что-то, похожее на решение задачи – это пожалуйста.

Очередной поток студентов разной степени расстройства покинул экзаменационную аудиторию, Люся стиснула в руках зачётку и проскользнула с новой порцией жертв.

По половине листка ушло на план ответа по теории, вторая сторона оставалась укоризненно чистой.

«Объём тела вращения. Это же тройные интегралы»

Люся недовольно поджала губы.

«Я в них всегда путаюсь. А если начну писать и ошибусь, этот дед добьёт дополнительными вопросами. Уж лучше без практики»

«Пиши давай, я подскажу»

«Да ты небось понятия не имеешь, что это вообще такое!»

«Но я знаю»

Люся вздохнула и зачастила ручкой по бумаге. Трижды Данил её поправлял, отчего рука нервно заштриховывала неверную запись. Когда она с листком уселась перед экзаменатором, то он первым делом глянул на практическую часть.

– Рассказывайте, Николаева.

Люся оттарабанила теорию, получила обещанную Данилом пятёрку и, закинув зачётку в деканат, вылетела на улицу.

– А ты оказывается полезный.

«Рад помочь»

Правду говорят, что самый лёгкий способ кого-то устыдить - сделать обещанное самому. Но она-то ему ничего не должна, почему же она чувствует себя так неловко?

«Не надо. Я сделал это просто потому, что мог. Ты не можешь – или не хочешь. Это твоё дело»

Голос ровный, почти отрешённый. Долго репетировал, наверное.

– Но ты будешь продолжать меня преследовать?

Данил вздохнул.

«Я тебя не преследую, просто жить хочу. Я не виноват, что излечить меня в силах только ты»

Люся взяла большой стаканчик латте без сахара и устроилась в тени клёна в университетском сквере.

– Ладно, я сдаюсь. Что делать-то надо?

Данил молчал.

– Что, передумал?

«Нет. Просто решил, что ты шутишь»

Псевдо-принц воодушевлённо вещал о возвышении, стеклянной комнате и каком-то погружении. Люся пыталась сообразить, где взять эту стеклянную комнату. На ум пришли только магазинные витрины, но ведь там стеклянными были только стены.

– Останкино? – поёжившись, высказала Люся лучшую догадку.

«Останкино, пожалуй», – согласился Данил, а потом тихо добавил: – «Но ведь ты боишься высоты»

– Давай ты ещё мне об этом расскажи. Сама знаю.

«Триста тридцать семь метров, Люся»

– Всё ради тебя, – съязвила она.

***

Люся попробовала чуть продвинуть вперёд правую ногу. Тело не слушалось.

«Давай не сегодня. Год ждал и ещё подожду»

Люся выдохнула и продвинула ногу на полсантиметра вперёд. Порадовалась своему успеху, размазывая слёзы по щекам, и заставила вторую ногу повторить движение. Совсем не страшно. Нет, очень. Очень-очень-очень!

Данил ничего не говорил, но лучше бы говорил. Тишина оглушала. Все силы уходили на то, чтобы не упасть в обморок и не развернуться. Ещё сантиметр правой, несколько неровных вдохов-выдохов, невообразимо смелые три сантиметра левой.

Из этого мира исчезли все звуки. Слышно, как сердце неистово мечется в висках, в горле, в животе – где угодно, только не на месте. И сбивчивое дыхание Данила. Странно так, раньше Люся не замечала, как он дышит.

Принцы-то небось ради принцесс чего попроще в сказках совершали. С драконами там боролись, с туфельками по королевству разъезжали, но уж точно не преодолевали фобии. Тем более, что никакая она не принцесса, а Данил – не более чем галлюцинация. Псевдо-принц.

Ноги уже наполовину стояли на стекле. Люся плакала и дрожала, но продолжала помаленьку продвигаться вперёд. Вот уже на стекло переместился каблук левой туфли. Ещё немножко.

«Обещаешь, что всё будет хорошо?»

«Да», - еле слышно ответил Данил.

Люся подтащила правую ногу, задержала дыхание и... погрузилась. Ноги тонули, руки сами собой взметнулись вверх, забили по воздуху. Стекло твёрдой гладью обхватывало тело всё выше и выше. Щиколотки, колени, талия, шея. Когда стекло поглотило последний торчащий дыбом волосок в чёлке, мир на мгновение истёрся.

Люся стояла посреди белой улицы, глотала белую пыль, хваталась за белый каменный забор, выбивая на белой мостовой болезненную чечётку непослушными ногами.

Ещё через мгновение она оказалась в просторной комнате с приглушённым светом. В воздухе витал незнакомый аромат. Лекарства. Люся знала. На широкой кровати, окружённой сосудами с целебными маслами и мазями, лежал Данил. Только тут его звали Даниэль. Люся это тоже знала. Кожа его казалась ещё бледнее, чем во сне. Губы тонкие, с проступающими венами.

«И что же мне делать?»

С удивлением она обнаружила, что не может говорить. Только звучать в мыслях... принца? Ладно, пусть принца. Но он не отвечал, даже мысленно. Люся вздохнула и медленно провела рукой по его лбу. Ни один волос пшеничного цвета не шевельнулся под пальцами. Грустная сказка. Кто бы её не написал, явно желал закончить на драматичной ноте.

«Наверное, мне придётся вернуться назад», – нехотя признала Люся. – «Ты ведь не сказал, что нужно делать»

Даниэль не ответил. Он спит уже давно. Люся знает. Она ещё раз мягко провела ладонью по его волосам. Принц, самый настоящий. Спящий красавец, не иначе.

«Извини. Я всё испортила»

Она наклонилась и осторожно поцеловала Даниэля. Комната внезапно наполнилась светом. Долгий вдох и осторожный выдох. Странно, раньше Люся словно не слышала его дыхания.

«Ты жив?»

«Да»

Тело молчит, но хотя бы мысль отзывается.

«Это хорошо. Мне пора возвращаться»

«Останься»

Люся покачала головой.

«Не могу. Эта сказка закончилась. Я здесь лишь дух»

«Информационный сгусток», – мысленно поправил принц, и его тонкие бледные губы тронула слабая улыбка. – «Придётся кому-то писать продолжение сказки. Начало мне понравилось»

«И мне»

***

Люся стояла, по щиколотки погружённая в стекло, почти ничего не слыша и не видя. Лишь на губах по-прежнему чувствовался поцелуй. Она медленно достала ноги из стеклянного пола и ушла, придумывая на ходу продолжение истории.

На телефон пришло уведомление о новом сообщении в соцсетях.

Забыл сказать: я люблю тебя.

Люся улыбнулась и набрала ответ.

И я тебя люблю.

Хорошее начало для новой сказки.

+10
199
07:10
+2
Очень круто!
Страх высоты описан замечательно )
thumbsup
07:16
+1
Спасибо)
Есть пример под рукой, хотя на смотровую площадку со стеклянным полом его и под дулом пистолета не затащишь.
07:19
+1
А если дулом не тащить, а толкать?
07:36
+1
Опасаюсь я подобных экспериментов)))
08:07
+2
Ну тады ой )
За историю спасибо!
10:10
+1
Браво! bravoЗамечательная сказка! Скоро там следующий сказочный турнир?
10:13
+1
Спасибо, Светлана! rose
Был бы куратор, а турнир не заставит себя ждать)))
10:22
+1
Да. Нет. С магреализмом ещё не разобрались. eyes
11:06
+2
Любовь… это прекрасно, вселенной управляет любовь
11:08
+2
Согласна)
17:13
+1
Мне понравилась сказка. Даже очень. От страха могут избавить и виртуальные отношения, это факт. Человеку важно не чувствовать себя одиноким, а современный мир устроен так, что друг в сети — это уже не одиночество.
17:18
+2
Спасибо за комментарий!
Сеть — это спасение интровертов)
21:37
+1
Согласна
09:45
+2
Ночной дозор, всем выйти из сумрака! ©
Гхм… Прости, не могу реагировать иначе на погружение в стекло на смотровой площадке Останкина.
Жил-был на свете Антон Городецкий, бросила жена… ©
Чёрт, сорян, не могу избавиться от ассоциаций.

А вообще милая сказка, мне тоже понравилась. Данил не понравился, а сказка понравилась. Принц… пресный какой-то. И умирает зачем-то. Но всё равно хорошо!
09:48
+1
))))
Спасибо! Не ну а чё, это просто пассивный принц. Не всё ж принцам с драконами бороться.
09:52
+2
Принцесс, драконом заточЁнных,
Надежда есть ещё спасти.
А вот затОченых драконом…
Прости.
09:55
+1
Вот она — сила Ё!
09:53
Не читал бы дозоры — не было бы ассоциаций ))
09:54
Давай, ещё что-нибудь предложи
09:56
+1
По пивку?
09:59
Наливай! Пятница же! drink
10:02
*наливает пивас по удалёнке*
Будем!
10:03
+2
Эй, я же на работе...
А, пофиг! Будем!
09:55
Я вот читала и никаких ассоциаций...
09:57
Аналогично. Только я не читал )
21:21
+1
Хорошая сказка. thumbsupСпящий принц, ишь ты ))) Неожиданный перевёртыш. И последнее предложение я бы убрал, кстати. И так всё понятно.
05:53
Спасибо!
Такой принц вышел, ничего не знаю laugh

А чего без последнего предложения? Мне кажется странным на «И я тебя люблю» заканчивать… М? А тебе как видится?
08:18
+1
Ну может быть. Перечитал, увидел, что оно сочетается с «придумывая на ходу продолжение истории» Тогда можно последнее предложение изменить на «Хорошее начало для новой сказки.»
Мне просто не нравилось, как оно построено.
08:21 (отредактировано)
Спасибо)) так мне нравится, согласна)
14:30
+1
Как замечательно переплетены реальности! Захватило.
14:33
Спасибо rose
Загрузка...
Дмитрий Петелин

Другие публикации