"Берег птицелова" Глава19 Даже одна жизнь...

Автор:
Итта Элиман
"Берег птицелова" Глава19 Даже одна жизнь...
Аннотация:
Магреализм, сказка, современная проза, любовный роман - все сразу. Эмиль и Эрик отправляются на морскую рыбалку, чтобы сбежать от предсвадебной лихорадки. На пустынном острове они встречают того, кто вовлечет их в расследования и приключения куда более взрослые, чем война с Ветрами Унтара.
Текст:

Эмиль стоял поодаль от зевак, проклятиями провожающих корабль серных ведьм, и уже думал, как ему объясняться с друзьями. В такие моменты он очень ценил дар своей подруги, которая многое понимала без слов. Итта подошла, обняла молча. Незнакомая, строгая, с эффектной прической, эдакая канцелярская дама в свадебном костюме Тигиля, подогнанным по статной фигуре золотыми руками Ив.

Ему вдруг очень захотелось поцеловать ее по-настоящему прямо здесь, на людях, чего Эмиль обычно не делал. И очень захотелось, чтобы Итта прямо сейчас же сказала, что не бросит его и пойдет с ним хоть на край света. От этого неожиданного осознания слабости Эмиль смутился, и, пожалуй, даже испугался. А потому, вместо того, чтобы спросить прямо, сказал, шутя:

- Мне надо будет отлучиться. Присмотришь за малышом?

Итта мгновенно ощутила его неуверенность. Дернулась под обнимающей ее рукой, испуганно подняла глаза, но Эмиль смотрел в море. Смотрел независимо строго. Адвокат, ведьмов хитрец, а внутри - одни гордые сомнения. Секунду она медлила, но быстро сообразила, сама потянулась, обвила тощую шею рукой и на глазах у всех поцеловала Эмиля в губы. Тот смутился, но не людей, а того, что ему это понравилось, и того, что понял - Итта слушает его чувства.

- Наш малыш уже совсем не малыш. - Сказала Итта, когда поцелуй иссяк. - Представь, собрался жениться! Так что присмотрю-ка я лучше за другим парнем. Он, вроде, не против?

- Он против того, чтобы лезли в его мысли! - строго напомнил Эмиль.

- Ладно-ладно. - Она прижалась к нему крепче, укололась боком об карман. - Так и будешь таскать с собой ундину?

- Паршивка ни за что не хочет обратно в лес.

- Ну и я не хочу обратно в лес. Тоже пойду с тобой. Тоже буду твоей фортуной.

- В этот раз я просто иду читать древние книги, исправлять ошибки прошлого. Уверена, что тебя это привлекает?

- Ни грамма, - Итта слегка сжала холодные пальцы Эмиля в свой руке. - Но я соскучилась по скрипучим кроватям таверн и по коротким кушеткам Туона, куда ты помещаешься ровно наполовину и приходиться сдвигать кровати или приставлять стулья. Очень скучаю по тем временам.

- Я тоже, - Эмиль легонько ткнулся подбородком Итте в макушку. - Мне нравится твое неприличное предложение. После того, как весь день просидишь за книгами, массаж иттиитки - мечта любого профессора.

- Ха. Массаж иттиитки. То есть такой, когда девушка наперед знает, чего хочет парень? Хитрый же ты плут!

- Я не хитрый. Я умный.

Итта задумалась, примолкла, а потом, оставив флирт, серьезно сказала:

- Тебе не кажется, что многовато иттиитов развелось в последние дни? Посмотри, еще пять лет назад я понятия не имела, кто это такие, и кто я. Из всех иттиитов королевства только я, да моя мама, которая сама ничего не знала. В то время, как у ведьм все уже намази. Иттииты работают в разведке, прокаченные, как реальные маги. Это какое-то информационное вредительство, Эм! Здесь у нас все кричат - отлично и так, Древний мир нам не нужен. Просто держат нас за ослов. Так что я очень за, чтобы ты пошуршал как следует книгами. Если серьезно.

- Если серьезно, то я сейчас подофигел слегка. - Эмиль давил улыбку как мог. - Такая солидная дама, такие мудрые речи. Поцелуй-ка меня еще раз.

- Под Эрика косишь? - засмеялась Итта. - Боюсь, профессор, помимо сидения за книгами и ломанием Туоновских кроватей, нам будет чем заняться на передовой, - и она добавила тихо. - Ты же не зря отдал Птицелову трофейный меч.

- Если то, что мы думаем про Польгу - правда, одного меча не хватит, - вздохнул Эмиль. - И четырех может не хватить. Но Тигиля я пока пугать не стану.

- Не расскажешь ему?!

- Расскажу, но не все. У Тига обязательства перед королем. Скрой он что-то от совета и будет преступником. А мне все-равно. Я ухожу из Гильдии на вольные хлеба.

И Эмиль еще раз поцеловал Итту. На этот раз поцелуй был скромным и целомудренным. Дела и заботы опять заполнили мысли.

С Тигом Эмиль поговорил сразу после обеда. Их выгнали дымить на задний двор дома Тигиля, где, к большому сожалению, от летней роскоши осталась только скамейка. А милый, уютный сад теперь перешёл на сторону зла. Корявые кусты шиповника торчали точно руки скелетов, тянущиеся из-под земли, лохматые вороны скакали по почерневшим от осенней сырости деревьям, под ногами чавкали скользкие листья и забытые сгнившие яблоки. Дул вездесущий ветер.

Выслушав откровение друга, начальник Белой Гильдии поежился, поднял ворот кожаной куртки.

- Бросишь Гильдию? - Тигиль провел ладонью по черному ежику торчащих в разные стороны волос, повертел в левой руке тонкую ножку трубки. - Сейчас, когда война вот-вот вспыхнет вновь?

Эмиль ответил не сразу. Он медленно, по крошечной щепотке утрамбовывал табак в просторную, обугленную изнутри чашу дедушкиной трубки. Рассеянно чиркал по старому, позеленевшиму огниву, но ветер всякий раз сбивал огонь и трубка долго не разгоралась. А когда все-же разгорелась и вкусный дым потянулся закручивающейся струйкой в просветы между ветвями, распролзаясь там в прозрачную серую вуаль, предлога тянуть больше не осталось.

- Скажи уже что-нибудь, Эм! Ведьма тебя дери! - пнув гнилое яблоко, не выдержал Тигиль.

- Извини, что-то я задумался... - очнулся Эмиль и в качестве заминки потер указательным пальцем под глазом. - Я давно об этом думаю, Тиг. Тогда, в эпицентре смерча, когда я чудом выжил, я лежал на дне полыньячного колодца и мысли мои были только о том, что я полный, круглый идиот и должен был все выяснить заранее. Я допустил большую глупость, раз не собрал всю информацию о Ветрах Унтара сразу, едва они явились к нам в дом. Мало у кого есть доступ в секретные кладовые. Думаешь, Улен просто так выписал мне его? Бессрочный доступ! Мы могли бы спасти сотни жизней! Я бы мог. И теперь я жив, а они - нет. С того момента я знаю, что мое место за книжным столом. В Туоне. Туда я и направлюсь. И заберу с собой Польгу. Спрячу ее там, пока не выясню, зачем она серным ведьмам. Второй раз я не допущу ошибки. Даже одна жизнь... Понимаешь?

- А как же риск? Ты рискуешь жизнями других людей. Покоем королевства.

- Мы рискуем куда больше, если не выясним, что задумали серные ведьмы. Считаешь, это не важно?

- Я считаю тебя гением, Эм. Поэтому поверил тебе вчера на слово и теперь слушаю очень внимательно.

- Прекрати! Какой я гений? Говорю же - форменный дурак. Просто постоянно влипаю в самое пекло. - Эмиль снова потер руками лицо. - Будто судьба меня проверяет. И да, я собрал кое-какие наблюдения, потому имею теорию.

- Выкладывай, Эм, не тяни.

- Наша рыбачка, которая приманивает рыбу, как ведьмов рыбный магнит, сама не знает, зачем нужна ведьмам. Однако, секреты у нее все-же есть. Ее горб - вовсе не горб. Я вез ее на лошади, держал перед собой. Горб полый, Тиг. По акустике словно перевернутая корзина. - Эмиль затянулся, замер, и, щурясь своим мыслям, выпустил дым в небо. - Она что-то прячет на спине. До вчерашнего дня я был уверен, что это какая-нибудь завалящая контрабанда. Потом, когда стало ясно, что ради нее ведьмы готовы унижаться и просить, я понял, что Польга, возможно, украла у них что-то важное. То, чем они дорожат. А может, это её по-праву. В общем, загадка. Одно ясно. Ведьмы полвека хотят заполучить Запретную Землю и теперь им понадобилась несчастная горбунья. Государственная преступница. Не лейте мне в уши! Готов поставить свою серебряную флейту на то, что Польга и ее маленький секрет связаны с военными планами ведьм. Так что, Тигиль, Польга нам куда нужнее, чем мы ей.

Тигиль слушал и менялся в лице. Картина последних событий с угрожающей ясностостью приобретала новые краски. Липовый нейтралитет мог в любую секунду перерасти в вооруженный конфликт. А людей у Тигиля было сущие крохи.

- Я тебя понял, - кивнул, наконец, начальник Белой Гильдии. - Если ты прав, и рыбачка нужна серным ведьмам по стратегическим соображениям, то они наш блеф с утопленницей так не оставят. Я брошу все силы на отлов шпионов, но ты будь крайне осторожен, прошу. Меня очень волнуют те самые катаклизмы, которыми грозились ведьмы. Считаешь, вранье?

- Не знаю. Думаю, нет. Но я разберусь. Я в деле и все буду иметь ввиду. Каждую деталь. Мы выходим утром, как только поспим. Голова раскалывается просто.

- Хорошо. Убедил. А мне надо срочно писать рапорт королю. Еще вчера надо было, строго говоря.

- Королю пока надо написать только то, что знают ведьмы. Так безопаснее. А там видно будет. Если что, вали все на меня. А у меня уж найдется, что сказать совету.

- Ты, дружище, влез по уши в очередную авантюру, - щурясь глазами-иголочками на друга, сказал Тигиль. - И еще врешь, что сумеешь променять службу в разведке на изучение фолиантов? Ну-ну! Едва запахло приключением, как ты уже не ешь и не спишь от того, как полыхает твой зад.

- Запахло не просто приключением. - возразил Эмиль. - А тайной, связанной напрямую с наследием древности. Куда ни плюнь, везде Древний мир, Тиг! Я и так слишком долго закрывал на это глаза. Уйму времени потерял. Теперь надо поворачиваться бойче.

Раздался хруст кустов. Это Эрик проламывал себе дорогу по заросшей тропинке.

- Вы уснули тут что ли? - счищая со штанин налипшие листья шиповника, поинтересовался он. - Время тик-так. Какой план, парни?

- Утром мы с Иттой идём в Туон, - оглядывая брата, словно прикидывая, стоит ли его звать с собой, сообщил Эмиль. - Желательно тихо и незаметно. По дороге забираем Томаша и Польгу. Вот и весь план.

- Для начала сойдет, - удовлетворенно кивнул Эрик. - Слушай, я тут подумал. Ты же не будешь против, если мы с Ив вас проводим? Погодка вроде хорошая. - Эрик махнул рукой на затянутое мрачными тучами небо. - Чего не прогуляться?

Эмиль смотрел на брата и удовлетворенно ухмылялся. Он не сомневался, что Эрик так скажет.

- Я всегда рад твоей компании. Хотелось бы надеятся, что дорога будет спокойной, но...

- Уж конечно! - перебил Эрик. - Так серные ведьмы нас в покое и оставили! Держи карман! Ты правда всерьез считаешь, что за тобой не пошлют хвост? Наивный ты человек!

- Хвост из кого? Мне просто интересно, как так для тебя всегда очевидно то, над чем я размышляю третьи сутки?!

- Это для всех очевидно, Эм. Может, не так детально, как тебе. И все же. Не ты один умеешь складывать два плюс два. Ты был просто красавчик на совете, да, но ведьмы тебе не поверили. Я бы ни на миг не рассчитывал на спокойную дорогу. И отсиживать зад у камина уж точно не собираюсь. У меня зуб на ведьминских бандюков. Да и тебе нужна помощь.

- Ив этой прогулке не обрадуется, Эр. Вот уж совсем. Если честно, перед ней мне ужасно стыдно...

- Так я как раз по этому поводу и пришел. - Эрик присел на край скамейки. - Ив - умница, ты знаешь. Она все поняла. Я предлагал ей остаться помогать Атаи с малышом. Но она послала меня по известному адресу. Эм! Она требует, чтобы мы не пропустили примерку. Говорит - плохая примета. Вот уперлась и все. Сам понимаешь, настроение у нее не ахти какое. Мы успеем же, да?

- Придется успеть, - нерадостно кивнул Эмиль. - Я ей должен. Во сколько эта дурацкая примерка?

- Да вот уже через час. Надо топать, пока доползем до центра, пока то-се. А с чего это вдруг ты ей должен? И чего это тебе стыдно? Чего я не знаю?

- А ты, конечно, думал, что личные секреты только у тебя одного? - не сдержал ухмылки Эмиль.

- Эээ. Погоди. Тиг, что, уже наболтал про нас с Иттой? Тиг, да?

- Говорить нам больше не о чем! - мрачно возмутился Тигиль.

- Да и не за чем. - Эмиль встал и, продолжая улыбаться, похлопал брата по плечу. - Что я могу не знать про вас с Иттой, если ты всякий раз палишься сам? Пошли, порадуем Ив, покрасуемся в белых костюмах. Пока я не уснул прямо здесь.

Холодная атласная ткань нежно обнимала Ив за тонкую талию. Свадебное платье уверенно струилось складками по бедрам и гладило ее белые, хрупкие плечи. Платье несомненно было в нее влюблено. Ив отвечала платью искренней взаимностью.

Стоя у портнихи перед зеркалом и не отрывая взгляда от своего отражения, она сказала терпеливой милой женщине:

- Заузим рукав. Пусть будет строго по предплечью.

Портниха быстро подколола булавками рукава платья и согласилась, что так гораздо лучше. Хотя, по ее мнению, на эту крошечную девушку можно было любую тряпку надеть и все-равно залюбуешься. Удивительно хороша была заказчица. Нежная, румяная, глазастая, стройная, а это облако белых волос по плечам - ну точно фея.

Только вот жених у красотки оказался нрава вовсе не кроткого. Весь искрутится, пока меряет костюм, весь изойдет на флирт с портнихой. Ну куда это годится? Да и потом, уж слишком высок парень. Особенно для этой крошки. Страшно представить, как такая достойная леди будет жить с этим болтливым дыдлой. И как они вообще смогут, ну то самое, если невеста жениху ровно по пояс...

Портниха бы удивилась, но вопрос роста жениха Ив не волновал ни на йоту. С двумя метрами Эрика она управлялась великолепно. А вот с детским складом его личности - не всегда.

Она смотрела на себя в большое овальное зеркало, слушала комплименты портнихи, но колючий ветер дороги уже дул ей в спину. Она знала, как будет дальше. Эмиль пойдет делать свою работу, с Эмилем уйдет Итта. И Эрик помчится следом. И куда она денется? Заплетет белые волосы в косу, поменяет юбку на штаны, приладит к поясу меч.

Как они без нее? Как она без них? Никак. Сама хотела, никто за руку не тянул. Или тянул?

Ив пыталась припомнить хоть один момент в их бурном, полном страсти, романтики и безумных глупостей романе, когда бы Эрик пообещал ей покой. Ничего не приходило на ум. Напротив, приходили в голову самые сумасбродные выходки, в которые Эрик втягивал ее со свойственным ему азартом и умением уговаривать.

Ив смотрела в зеркало и запрещала себе себя жалеть. Сначала она отложила в сторону мечту о спокойной зиме, потом о том, что собиралась написать матери в Кивид и подтвердить пробное прослушивание Эрика в оркестре, потом она осторожно отложила до лучших времен мечту о маленькой девочке и оставила только одну мечту, первую и единственную - о назначенной на весну свадьбе. Закусив губу, Ив сняла с себя платье с таким сожалением, точно сдирала живую кожу. Она пообещала модистке, что следующая примерка будет уже перед самой свадьбой и вышла из мастерской без надежды на возвращение. Затем Ив посетила несколько одежных лавок. Глупо было бы думать, что Итта позаботиться обо всем, необходимом в дороге.

Ив не ошиблась ни с одной из своих догадок. Вечером, прежде чем все собрались на кухне держать последний совет, Ив чинила толстой иглой дырку на локте тулупа. Эрик зацепился за гвоздь в ателье у модистки, вырвал клок “с мясом”. Пришлось штопать прямо на дорогу, что тоже было не очень хорошо. Эмиль подошел, и положил перед ней роскошную коробку с разноцветной пастилой.

- Если ты не захочешь, я пойму, - сказал он просто.

- Ты же не о конфетах? - улыбнулась Ив.

- Нет, конечно.

Ив посмотрела на Эмиля и вдруг поймала себя на мысли, что ей хочется его успокоить, что она вовсе не сердиться на него, а напротив, благодарна, раз он один из всех помнит об ее интересах и понимает ее.

- Я купила в городе вам с Эром теплые штаны в дорогу, - вместо ответа, сказал она. - Короткие, конечно, но какие есть. Заодно шапку для Польги, теплую. Шляпу-то ведьмам отдали. И толку от этой шляпы? Итта сказала, ночью выпадет снег. Пойдем по белому.

- Прости.

- Ты так извиняешься, словно что-то мне должен, Эм. Я с вами уже десять лет, и знала, на что иду. Все нормально.

- Я обещал тебе, что скоро все закончится. И не сдержал слова. Поэтому, да, говорю - прости.

- Ты хотя бы помнишь о том, что обещаешь. Но ты погорячился, конечно. Пока я с вами - ничего никогда не закончится. Даже если мы разъедемся по разные стороны королевства, с тобой или с Эром глупо рассчитывать на спокойную жизнь.

Ив открыла коробку с пастилой и взяла малиновую конфету.

Ночью действительно повалил снег и ранним утром, когда ребята прощались с Тигилем и Атаи, мир стал пушистым и синим. На верхушках забора, ветвях деревьев и на черепичных крышах домов - повсюду, лежали синие шапки, а снег все сыпал и сыпал.

- Держи меня в курсе только перепелками, - сказал Тигиль другу. - И вот, кстати. Чуть не забыл. Тут хватит на все. - Тигиль протянул Эмилю кожаный кошель с монетами. - Ваше жалованье на три месяца вперед. Если дело выгорит, оформим, как премиальные.

- Шуточки у тебя с утреца... - прокомментировал сонный Эрик.

- Какие тут могут быть шуточки? Бухгалтерия и чувство юмора - несовместимы. Берегите себя. По возможности.

Миновав городские ворота друзья повернулись спиной к морю и пошли по снежной дороге прочь от побережья, вглубь королевства, в сторону столицы. Там, на пути к Северным Чучам, в неприметной таверне их должны были ждать Томаш и Польга.

- В Чучах купим лошадей. - сказал Эмиль.

Голос его был уверенный, но холодный.

...

На концерт трио из долины Зеленых Холмов съехались друзья и знакомые со всего королевства. Стоял жаркий июль, в Гавани разбила шатры летняя ярмарка и площадь, где установили крытую сцену, набилась до отказа. Отзывчивая публика хлопала, не жалея ладоней, за что музыканты с удовольствием сыграли на бис пару танцевальных песен.

Эмиль понимал, что качество игры могли оценить считанные единицы, но все же более-менее остался доволен, хотя бы сам для себя. В двух местах киксанул по-глупому. Вот ведь никогда не киксовал здесь на репетициях, а тут... Ив тоже сбилась в сонате с ритма, но нашлась, встретилась глазами с Эмилем и тот, не переставая играть на флейте, откивал ей правильный такт. Это были вечные профессиональные терзания. Тем, кто пил и танцевал под их выступление, было весело и совершенно плевать на нюансы.

После концерта друзья засели в любимом "Одуванчике". До глубокой ночи обсуждали свою игру, ели, пили, а потом, когда хмель пошёл в голову, снова взяли инструменты и сыграли на спор задорную польку “Тум” - Эмиль и Эрик, кто кого.

В первом часу ночи ушёл Тигиль, увёл беременную Атаи, уставшую от шума и суеты.

Эрик, конечно, надрался и еще долго бузил с приятелями, а девочки уже мирно болтали с подружками по университету.

Эмиль остался за столом один. Он собирался позвать Итту спать, когда к нему подсел слегка пьяненький Дрош Левич.

- Надо же! Не верю глазам! Какие люди! Да еще с концертами! Эмиль? Или Эрик? Вас, ребята, ни с кем не спутаешь. Разве что между собой!

"Только его сейчас не хватало! - устало подумал Эмиль. - Задавака и зубрила Левич."

Краснощекий, блестящий от пота, но, несмотря на жару, одетый в модный, расстегнутый до пояса, сюртук, Левич широко и многозначительно лыбился Эмилю в лицо.

Они не виделись с выпуска. Но Эмиль знал, что сразу после окончания Туона Дрош уехал на юг, в королевство Ро, набираться опыта, а теперь работает на кафедре истории. Эмиль не стал отвечать на глупую шутку, пожал Дрошу протянутую руку:

- Ты, я смотрю, раздобрел на южных харчах. Говорят, книгу пишешь?

- Кто такое говорит? - Дрош напрягся, но через мгновение расхохотался и ткнул пальцем в Эмиля. - Ааа, Эмиль! Вечные твои разводы! Я и забыл. Провокатор.

- Я просто подумал, что раз ты побывал там, стоило бы записать все для простых смертных, - сдержанно улыбнулся Эмиль.

- Завидуешь?

- И не собирался. Но книгу бы проглотил за ночь. Я страсть любопытный, сам знаешь.

- Знаю! - Дрош тяжело облокотился на стол. - Я писал тебе письмо. Кафедра писала. Ты не ответил.

- Был занят.

- Концерты? - Дрош кивнул на шумную компанию у стойки бара, среди которой без труда можно было узнать длинного и громкого Эрика. - Большое искусство - это прекрасно.

- Тогда была война с Ветрами. Не говори, что не в курсе.

- Я историк, я в курсе. Одного не могу понять: кто ты, дружище? Книжный червь, воин или вон, - Дрош махнул в сторону смеющейся компании, - веселый музыкант?

Сокурсник встал, развернулся и, чуть покачиваясь, направился к стойке бара.

Эмиль догнал его через секунду.

- Я заплачу за эль, - мрачно сказал он.

До утра они говорили. Дрош рассказал о своем путешествии. О государстве Ро и об особенностях местной культуры и географии, влияющих на экономику. Эмиль ловил каждое слово и чувствовал, что с тех пор, как иссякла дедушкина библиотека, а следом и библиотека Туона, ему впервые по-настоящему интересно, страсть как интересно, хочется жить и хочется строить планы не потому что надо, а потому, что сердце зовет.

- Мы не особо дружили в Туоне, - сказал Дрош, - А жаль. Ты был занят Гильдией и своей девчонкой.

- Иттой, - поправил Эмиль.

- Да. Я понятия не имею, что ты за человек. Зато знаю, что ты осилил всю библиотеку Туона, включая… древние книги. У тебя был доступ, видимо. Так говорили. Да и выбирать мне не из кого, не обижайся. В Туоне надо открывать и развивать кафедру социологии. Улавливаешь, к чему я клоню?

Эмиль вздохнул и допил до конца брошенную, было, кружку.

- Я не самый плохой человек, хочется надеяться. Но я не могу принести клятву науке. Слишком много клятв. И слишком много людей, за которых я отвечаю. Понимаешь?

- Понимаю. Наука, конечно, дама с характером. Любит преданных парней. - Дрош захмелел и исполнился вдохновения. - Но все же это не война с древним волшебством. Работка поспокойнее. Ты ведь ещё не женился?

Эмиль посмотрел в зал. Итта сидела за другим столом, вполоборота, и о чем-то горячо спорила с Вандой. Волосы её, темный парус его студенческих грёз, летали прядями по плечам.

Она сразу почуяла взгляд, обернулась, и, увидев, с кем сидит Эмиль, вопросительно подняла бровь. Эмиль спокойно моргнул, мол, все в порядке, и снова повернулся к Дрошу:

- По факту я давно женат. Но дело не в жене. Я мало смыслю в социологии, Дро. Очень мало.

- Ты не понял. Социология - моя мечта. Но кто возьмет кафедру истории Древнего мира? Вот в чем вопрос!

Это был шах и мат. История Древнего мира занимала Эмиля давно и серьёзно. Он прочитал все, что смог раскопать в Туоновских книжных кладовых и в нелегальных лавках столицы. К тому же, служба в Гильдии сталкивала его со следами древности чаще, чем следовало, что ещё жгучее дразнило любопытство. Большинство вопросов, которые когда-либо интересовали его всерьёз, касались именно погибшего мира, полного всякого таинственного, неизвестного, неисследованного.

Тогда, в "Одуванчике", после очередного веселого концерта, Эмиль встретил свою долгую бессонницу, сомнения и злость в лице полного, уже лысеющего юноши с такими горящими любовью к науке глазами, что зависть брала.

Письмо с предложением принять кафедру лежало у Эмиля в рабочем столе почти четыре года. Иногда он доставал его и перечитывал, считая, что за это время ему давно нашли замену из кого-нибудь по-настоящему преданного науке.

Тогда, после войны с ветрами, у Эрика прошёл сольный концерт перед королем. А следом - долгая череда общих выступлений трио по всему королевству. Эмиль, привыкший все делать на совесть, снова ушёл в музыку, и мечта об истории стала совсем несбыточной. Затаилась, притихла, пока этим летом Дрош не повторил свое предложение и не поставил Эмиля перед новым серьезным выбором.

Эмиль мучался до последнего дня, того, когда разыскивая в книгах перо Птицелова, принял, наконец, решение и понял, что Итта его поддержит. И как часто случается в жизни, стоило преисполниться уверенности, как тотчас колесо судьбы снова дрогнуло и потащило Эмиля по новым и, разумеется, обходным дорогам.

+2
124
17:01
+1
Как-то непонятно завершилась оборвалась история с Польгой. Разъяснения будут позже?
17:11
+1
Буквально вот сразу в следующей главе. И не только разъяснения, но и история её жизни будет.
18:04 (отредактировано)
+2
Краман на карман поправьте. Вы молодец, напряжение сюжета не отпускает. Жду продолжения.
19:26
+1
Спасибо, Мария! Радостно слышать, потому что именно за это я больше всего беспокоюсь)
dance
Загрузка...
Крафтовый журнал