Старый завод. Вторая часть.

Автор:
Estellan
Старый завод. Вторая часть.
Аннотация:
​Говорят, самая страшная пытка – ожидание своей смерти. Только сейчас, сидя под столом, с защитой от чего-то ужасающего в виде непрозрачной, и на том спасибо, скатерти, я в полной мере проникся тем, насколько это утверждение верно.
Текст:

Говорят, самая страшная пытка – ожидание своей смерти. Только сейчас, сидя под столом, с защитой от чего-то ужасающего в виде непрозрачной, и на том спасибо, скатерти, я в полной мере проникся тем, насколько это утверждение верно.

Казалось, что сердце колотится где-то в голове, мешая связно мыслить, с меня сходило десять холодных потов, а нервы сдавали по мере того, как электрический треск и пробирающий до самой печени гул приближались по узкому коридору. К тому моменту, как в дверном проеме появилась знакомая уже черная фигура, я успел помолиться всем известным мне богам и парочке незнакомых, составить несколько планов побега, и я почти решился на рукопашную схватку.

Однако все мысли махом вылетели, когда я снова увидел Это. Оно лениво шаркало мимо комнатки, в которой я затаился под столом, изо всех сил прикидываясь его ножкой, перестав даже дышать, но заглядывать или обшаривать помещение – не торопилось.
Снова начать дышать я осмелился лишь тогда, когда оно прошло мимо и, как я надеялся, отошло на пару шагов от комнатки. Выждал еще с полдесятка минут, но гул лишь удалялся, что давало надежду на то, что оно не затаилось за стеной в ожидании легкой добычи. Все это было мне на руку. Лишь после этого, не в силах совладать с собственными нервами, я выбрался из-под стола и выбежал из комнаты, искренне надеясь, что призрак индианки меня не обманул, и окно действительно окажется открытым.

Успешно вывалившись из окна, я шмякнулся тушкой на какие-то листы шифера, сломав парочку, и задумался над дальнейшими перспективами. Что делать? Искать Леху или не искать? Куда он мог побежать? Мог удрать с завода и отправиться домой. Но, хочется верить, что он бы меня тут одного не бросил. Значит, он еще тут. И как раз здесь начинаются проблемы, потому что «Тут» весьма большое. Так куда идти его искать?

Повалявшись еще немного, но так и не придя к единому знаменателю, я поднялся со своего неудобного ложа и принялся бродить по территории, периодически выкрикивая имя товарища и стараясь держаться подальше от больших корпусов. Кто его знает, как еще там нечисть водится?
Убив таким бесчеловечным образом несколько часов, я выдохся и примостился отдохнуть и перекусить у небольшого домика-не домика, будки-не будки, непонятного небольшого строения без окон. Предварительно проверив то на предмет гула. Не обнаружив этот самый гул, я скинул рюкзак с барахлом и, примостившись на нем, уже был готов покончить с первым из бутербродов, когда внутри домика послышался шум.
- Кто здесь?
Показавшаяся из дверного проема фигура в первую очередь наводила на мысли, что ее обсыпали мукой. Белая. Абсолютно все в этом человеке было белым. Волосы, кожа, одежда. Да и сыпалось с нее что-то похожее то ли на сильный приступ перхоти, то ли муку.

Встряхнувшись, белый человек осмотрелся и остановил свой взгляд на мне. Теперь мне удалось рассмотреть его получше. Нет, он определенно не был чем-то обсыпан сверху. Он просто был белым. Кожа местами слоилась подобно старой краске, обнажая под белой кожей такое же белое мясо. В белых волосах иногда удавалось рассмотреть остатки золотистого оттенка. Определить изначальный цвет его джинс не представлялось возможным. Да и у ног уже собралась небольшая кучка белой пыли. Лишь глаза казались живыми, они сохранили свой серый цвет.
- Еще один с рюкзаком. Да откуда ж вы сегодня беретесь?
- Вы видели сегодня еще кого-то с рюкзаком? – осторожно осведомился я, поднимаясь и подхватывая свой рюкзак, готовясь сорваться с места при малейшем проявлении враждебности с его стороны.
- Да, пробегал тут мимо один, – белый человек закашлялся, обдав меня облачком меловой пыли. – К зимнему саду побежал. Орал громко.
- А это куда? – вряд ли наша вылазка совпала с еще чьей-то, так что, скорей всего, побежавший был именно Лехой.
Но, даже если и нет, то в компании другой живой души мне будет явно спокойней.

Белый неопределенно махнул рукой влево от моего местоположения и скрылся обратно в домик, явно не намереваясь продолжать беседу. Однако. Быть может, что он, как та "девочка-наоборот", решил отправить меня к кому-то из своих друзей, чтобы те разнообразили рацион за мой счет. А может быть и нет.
Так и не решив, стоит ли идти в указанную сторону, поймал я себя на том, что ноги несут меня аккурат в указанном направлении. Ну, ладно. Буду осторожней, осмотрительней и, на всякий случай, прислушиваться. Авось - не сожрут.

Признаться, зимний сад я представлял себе как-то иначе. Но сейчас это были скорее руины сада. Первый этаж здания, где он располагался, изрядно осел под землю, перекосившись. Когда-то, находившийся на втором этаже, этот сад сейчас представлял собой изрядно покореженную конструкцию из рам, с чудом сохранившимися в двух или трех местах стеклами. В центре наклонного сейчас пола возвышалась конструкция, в которой угадывалась то ли клумба, то ли что-то схожее. Несколько похожих, но более узких и длинных, располагались вдоль стен. Местами даже сохранились большие кадки с высохшими в них растениями. Всю эту красоту сейчас увивали останки растений, умерших здесь, и более-менее живые новые, выросшие из занесенных ветром семян.

Обойдя умершее великолепие по кругу, я понял, что орать смысла нет. Лехи здесь не было. А если и был, то следов он не оставил. Ну, по крайней мере, можно спокойно пожевать, прежде чем продолжать поиски. Сев на бортик центральной клумбы, я распаковал свой перекус, но утолить голод сегодня, похоже, было не суждено.
- Эй! - только и успел возмутиться я, когда нечто похожее на небольшую пятерню, перемазанную землей, выхватило мой бутерброд, и стремительно скрылось за спиной.
Подскочив и уронив рюкзак, я лишь успел краем глаза заметить нечто смахивающее то ли на средних размеров собаку, то ли крупную обезьяну, с отчетливым гнилостным запахом, удирающую в сторону одной из стен, с целью скрыться в растениях на клумбе.
- Ты кто?
Обратился я к существу, неуверенный в том, говорит ли оно, и потому, не сильно ожидая ответа.
- Это ребенок. Дитя. Не вздумай его обижать.
Ответил кто-то за спиной, вновь заставив меня резко развернуться, едва не утратив равновесие. Передо мной уже стояла знакомая «индианка», задумчиво перебирающая перышки в косичке.
- Так это вы, – ожидал я кого угодно, вплоть до говорящего цветка, который к тому моменту уже наполовину переварил бы мою ногу. – Спасибо, что помогли спрятаться от высоковольтного.
- Мы знакомы? – девушка села на облюбованное мной место и, взяв в руки бутерброд, подманила странное существо, при ближайшем рассмотрении действительно оказавшееся… ребенком. Давно умершим и пропахшим тленом и землей ребенком.
Подойдя, боязливо косясь в мою сторону, ребенок ловко сцапал мой обед, и не менее ловко скрылся в листве проросшего тут незнакомого мне растения. Из листвы раздалось бодрое чавканье.
- Да, знакомы. Вы помогли мне спрятаться в том цеху с электрическим силуэтом. Что здесь происходит?
- Это возможно. Возможно, что вы знакомы с одним из моих… воплощений. Но это было в другое время. Позже, чем здесь, поэтому здесь мы с вами не знакомы, – еще больше запутала меня индианка.
- Ничего не понимаю. О чем вы?
- Я бы посоветовала вам отсюда уйти. Но, может быть, уже поздно. Это место могло запомнить вас. И тогда вы отсюда уже не выберетесь. Понимаете… - она перевела взгляд и серьезно посмотрела на меня. – Это место когда-то было живым. Как единый организм. А потом его бросили. Люди стали покидать его, а оно стало умирать. Никто не хочет умирать. И оно стало… запоминать людей. А потом воссоздавать их. Воссоздавать именно так, как запомнило. Все же, если у него и есть разум, он отличается от человеческого. Не все и не всегда получалось гладко. Для того, чтобы дать жизнь, воспоминанию нужна живая энергия. И чем больше этой энергии, тем больше здесь тех, кто не в силах покинуть завод. Наверное, вы назвали бы нас монстрами. Оно не всегда может все вспомнить правильно. К примеру - я, оно запомнило меня, но в разное время. У меня много воплощений, но завод помнит меня в разных местах, в разное время. Допустим, здесь я пятнадцатого мая, все мои воплощения, который завод запомнил после этой даты, будут помнить о том, что мы с вами знакомы. Все что раньше – нет. Или это дитя. Так завод запомнил ребенка одной из сотрудниц, он любил играть в зимнем саду… а теперь вынужден здесь жить. Все это не просто понять.

Да уж. Не то что непросто. Вообще ничего непонятно. Энергия, воспоминания, люди, монстры. Сколько же еще здесь может быть таких, как тот электрический или белый, или девочка?
- Я ищу друга.
- Он не приходил сюда. Возможно, завернул в разрушенный цех по дороге. Целым там остался только подвал. Но все же. Я настаиваю, что вам нужно покинуть это место.
- Но…

Договорить я не успел. Индианка вновь истаяла в воздухе подобно дымке, буквально за пару мгновений, оставив меня в компании рюкзака и ребенка, который уже расправился со всем моим обедом.
Похоже, делать нечего. Придется навестить тот подвал. В такой компании оставаться я особого энтузиазма не испытываю.

+1
60
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Михаил Кузнецов