Стеклянное небо

Автор:
Гога
Стеклянное небо
Аннотация:
Турнирная работа
Текст:

…«В том гробу лежит невеста». Как мне заткнуть уши, чтобы не слышать своих мыслей? И почему в голову лезет всякая чушь? Ведь умерла мама. Моя мама. Сказочница, песенница и фантазёрка. Как я. Вот она вытянулась стрункой в обитом красной материей ящике. Восковое бесстрастное лицо, мокрое от моих слёз. 

Они  катятся помимо моей воли, и я напоминаю себе сосульку за окном, что хрустальным сталактитом свешивается с крыши. Март, оттепель. Но морозы ещё вернутся…

***

«Дет-дом, дур-дом, род-дом. Я ро-дом из…Откуда? Да-да, оттуда, из детства. А оно вот такое: приютское, бесприютное, сиротское… Сирот, сироп, ситро. А кто виноват? Вино и вата! Вино сладкое, им причащают. Вата – мягкая, но ей можно убить. Как? Если завернуть в неё утюг. Где я слышала эту дурацкую шутку? Убить можно чем угодно. Словом, делом, даже невинной шалостью. Кажется, у меня бред. Голова просто горит!.. Мама, я хочу в роддом. Роди меня ещё раз. И, пожалуйста, перекрести, когда я появлюсь на свет, и благослови. Да-да! Может, в первый раз ты просто забыла это сделать? Мама, прости. Это всё из-за меня… ты умерла из-за меня».

В пролёте лестницы, где я сижу на широком подоконнике, холодно… В детдоме всегда холодно. Но не сейчас. Сейчас мне жарко. Хоть и дует из окна, и не работает отопление, и ботинки у меня со вчерашнего дня сырые (и оттого пальцы ног совсем заледенели). Но мне всё равно жарко. И весело.

Вот сумерки за окном сменились непроглядной тьмой. Открывают спальни. Хочется скорее завалиться в постель и впасть в забытьё, вычеркнуть из жизни детдом, голод, оскорбления – всё. Всё? Как бы не так! 

Воспитательница выстраивает нас, квёлых и полусонных, вдоль стены и сверля глазами требует: «Признавайтесь, кто в чём провинился сегодня. Пока каждый не признается, будете стоять. Хоть всю ночь!».

Я выхожу из строя и громко говорю:

- Из-за меня умерла мама!

В глазах темнеет, и я куда-то падаю. До чего жарко!..

***

Я сижу на облаке и гляжу на людей. Сверху вниз-сверху вниз. Раскачиваюсь на краешке облака, как на качелях, и поглядываю через стеклянное небо на землю. По ней снуют туда-сюда махонькие чёрненькие «муравьи» - люди. Толку от их беготни ровным счётом никакого. Но они этого не знают.

Ох, как бы не свалиться – совсем на край сползла. Ёрзаю, отодвигаюсь подальше, к центру и опять раскачиваюсь…Солнце то приближается, то удаляется. Хорошо здесь… Не хотела бы я на землю. Там ничего не видно. Только спины впереди идущих. Даже если они двигаются тебе навстречу – всё равно ты видишь одни спины. Нет у людей лиц!

- Анжелка! Чего расселась?! – кричит мне Боженька. Он сердитый. Он не любит, когда кто-нибудь без дела ошивается. – Вот тебе первое поручение…

Боженька талдычит что-то, а я в ответ согласно киваю. В небесной обители главное – послушание. Да и числюсь я здесь в послушницах. Так называют тех, кто испытательный срок проходит. А что меня испытывать? И так понятно: не гожусь я на роль ангела. Внутри у меня бесёнок сидит и вечно толкает под руку. Неужто Отец Небесный не видит этого? Почему посылает меня помогать людям? Тягостно мне добро творить, да деваться некуда.

Боженька замолкает и суёт мне в руки список. Знает, поди, что я всё прослушала…

***

Небо - стеклянное. Оно похоже на лёд, сковавший озеро с прозрачной водой. Через него всё видно. А захочешь на глубину, в мир, так на этот случай есть «полыньи и проруби».

Дорога к людям – нехитрая, нырнул – и там. Обратно на небо возвращаться – намного труднее. Надо, чтобы солнце светило, путь указывало. А в сумерках пропадёшь, заплутаешь – и так и останешься на земле.

А задание-то вроде несложное. Управлюсь быстро – и назад. Сяду опять на облако и буду на звёзды любоваться.

***

«Шур-шур-шур», - шуршит под ногами пёстрая осенняя листва. Звук этот словно мягкой лапкой гладит по ушам, и Александра щурится от удовольствия. Она медленно идёт по дорожке парка с букетиком кленовых листьев в руках, иногда поглаживая им спину увязавшейся за ней симпатичной дворняги.

«Представляю, как я выгляжу со стороны, - фыркает про себя Александра. - «Дама с собачкой».

Впереди до горизонта тянется липовая аллея с призывно манящими присесть скамейками. «Как тут всё по-тургеневски. Вот сяду и почувствую себя героиней романа», - мелькает в голове Александры шутливая мысль.

- Отдохнём? - советуется «дама» со своей "спутницей", вальяжно разместившись на скамейке.

- Ну, давай, - одобрительным вилянием хвоста отвечает собака и ложится рядом, утыкаясь носом в ноги «хозяйки». «То ли утешения ищет, то ли меня утешает», - грустно думает Александра.

- Скорее – второе, - теперь не хвостом, а взглядом поддерживает беседу дворняга, подняв морду и добродушно оскалившись. Она смотрит в глаза женщины, будто считывая её судьбу: одиночество, душевную неустроенность, нерастраченные ласку и заботу…

«А псинка-то, наверняка, голодная», - прерывает Александра этот сеанс психотерапии:

- Пойдём в магазин. Я тебе колбаски куплю.

Но послушная прежде собака вдруг села, всем видом давая понять: «да с места не сойду».

- Идём, - ещё раз ласково поманила Александра упрямицу, пятясь спиной в сторону супермаркета. Раздражённо тявкнув, дворняга догнала её и, смешно подпрыгивая, звала в противоположную сторону. 

- Ну, ладно, - сдалась «хозяйка». – Веди!

И вот они уже гуляют вдоль парка, время от времени одобрительно поглядывая друг на друга.

- Похоже, у вас очень добрая душа, - открыто улыбаясь, обратился к Александре приятный мужчина, выходя из припаркованной машины. - Так вы здорово ладите со своей питомицей, так ласково общаетесь с ней, что я, извините, невольно залюбовался.

- Да это не моя собачка…- попыталась объяснить Александра. Она обернулась, но дворняги уже и след простыл. Вроде и не было её никогда.

- Как странно, что псинка так внезапно исчезла, - сказал незнакомец, будто прочитав мысли Александры.

Они переглянулись, и глаза сказали намного больше, чем это можно было бы сделать с помощью слов. Во взгляде читались интерес и симпатия. И что-то ещё, что обычно называют родством душ.

– А давайте завтра встретимся, если вы не заняты? Меня, кстати, зовут Сергей…

***

Меж тем дворняга деловито бежала по парку. И всем казалось, что псинка улыбается, и прохожие улыбались ей в ответ. Если бы они умели читать мысли, то прочитали бы примерно следующее: «Надо же, у людей есть лица! Это только сверху все похожи на муравьёв. И вообще не так уж и скучно быть ангелом». 

Во время этой восторженной тирады внутренний бесёнок почему-то молчал.

А небо? Небо перестало быть стеклянным. Это же на самом деле был обычный лёд, который вдруг растаял. Оттепель на дворе! И нет уже между небом и землёй для Анжелки никакой преграды.

***

Вот она сидит на своём любимом облаке и мечтает. А вдруг эти двое – её будущие родители? Анжелке очень хочется сделать маму счастливой. И в её смерти нет Анжелкиной вины. Это всё соседская бабка… она наговорила со зла. Ведь от детского непослушания родители не умирают. 

Анжелке сверху теперь всё видно и всё ясно. Эти знания получает каждый прилежный ангел. У мамы был рак. И хорошо бы в будущей жизни стать чудесным доктором и всех-всех вылечить.

Анжелка раскачивается на облаке. Вверх-вниз, вверх-вниз и выглядывает в небе счастливую звёздочку. А с земли на этот же космический светлячок смотрят двое – мужчина и женщина.

- Я хочу дочку, - говорит она.

- И я, - улыбается он.

Другие работы автора:
+6
157
11:47
+2
Про небо, которое в финале стало льдом и растаяло — очень понравилось!

Другой немного стала история, шире. Хоть и небольшими мазками обрисовано.
11:58
+1
Мы с Анжелкой старались) Спасибо!
11:53
+2
Я тоже считаю, стало лучше
11:59
+1
13:59
+2
Оооо, гораздо лучше! Хотя с перерождением — куда-то в другую религию шагнули)
18:28
+1
Спасибо огромное за идею вины перед мамой!
Насчёт религии… А вдруг рай — это как раз и есть попытка в жизнь без ошибок? Чистовик)
14:11
+2
Узнаю и не узнаю, рассказ действительно стал лучше. Хотя и в прежнем виде был хорош. Браво, автор! bravo
Нет предела совершенству!
18:29
+1
Да!)) Орднунг и совершенство — наше всё!
15:28
+3
Хорошо, что убрали, как её шпыняли в детдоме. Это было необоснованно жестоко. Здорово описана её идея, что мама из-за неё умерла, внушённая ей злой соседкой. Прекрасная игра слов с ватой, роддомом и так далее. Хороший финал. Рассказ стал лучше, чем был. Вы молодец.
18:31
+1
Эта идея просто выстроила рассказ. Спасибо!
17:34
+3
Мне и в исходном виде рассказ очень понравился, я и голосовал за него thumbsup
18:32
+2
Боже ж как приятно!)
18:27
+3
Рассказ стал гораздо лучше, как мне кажется. Но есть ещё, что подчистить.
Например,
Они крупными горошинами катятся из глаз,

из глаз — лишнее. Слёзы только из глаз и могут катиться. И крупные горошины — сомнительный штамп
18:34
+2
Спасибо, вы правы. Сейчас отредактируем.
Загрузка...
Крафтовый журнал