Меня не существует. Глава 7. Не подведи.

Автор:
Джеймс Кроули
Меня не существует. Глава 7. Не подведи.
Аннотация:
Снова появляется Эмили! Однако, как я лично считаю не самая приятная глава с ней из-за пары жестоких сцен. Как человек, не очень хорошо переносящий насилия, но как писатель в душе пишу, такой вот парадокс.
Текст:

Оливер то просыпался, то снова проваливался куда-то в темноту. Он устал уже перескакивать с одного состояния на другое. В темноте не было ничего: ни дискомфорта, ни болезненных воспоминаний, ни тревожности. Он хотел остаться в тишине. Но звонкий девичий голос звал его, то и дело отвлекая от соприкосновения с вечностью. И Оливер пошёл на зов, потому что помнил, что забыл что-то, что связанное с этим голосом. Что-то заботливое и дружелюбное. Он желал ухватиться за него рукой. Оцепить в объятиях. Не отпускать. Не позволить исчезнуть, как маме.

Он открыл глаза. Не понятно день или ночь, так как за окном, так или иначе, темно. Дождь льёт как из ведра, а ветер бушует, разбрасывая ветки кустов в разные стороны. И девочка... Стоит под дождём в белом платье. Она такая странная и нарядная... Кисти протягивает через решётку, а ладони прижимает к стеклу. Неотрывно смотрит с едва приоткрытыми губами.

Оливер подумал, что бредит или видит сон и приготовился снова возвращаться в тёмный омут. Но тут Эми, завидев, что он её заметил, замахала рукой.

— Господи, — Оливер с трудом поднялся. Он выдрал капельницу с руки. И сел в кровати. Руки потянулись к окну и открыли его, впустив вал ветра во внутрь.

— Привет, — улыбнулась Эми. Штормило. Казалось, девочка промокла насквозь. Волосы потемнели и облепили её бледное, слегка округлое лицо с ледяными синими глазами.

— Тебе нельзя... здесь быть. Увидят же, — с трудом сказал Оливер. Рёбра всё ещё болели, и мешало дышать напряжение в груди.

— Не увидят. Ты забыл?

— А, тебя не существует... — пробормотал Оливер. Девочка кивнула. Оливер почувствовал себя лучше, видя вцепившийся в него дружелюбный взгляд, но хоть это и успокаивало его — одновременно с этим вводило в замешательство присутствие девочки.

— Всё хорошо? — обеспокоилась Эми.

— Отлично, — пробормотал Мальчик — Слушай, принеси мне тот меч.

Оливер приблизился лицом решётке и прошептал ей местонахождение викидзасу. Эмили кивнула и скрылась за кустами. А он упал обратно в кровать. Он не мог не думать о девочке. Опять он забыл, но на этот раз спросить, почему одета так. Интересно, где она достала платье. Из этого не настоящего мира? Насколько он не настоящий? Настолько, чтобы принадлежать только ему одному? Но это не справедливо. Всё не может крутиться только возле него. Почему так всегда? Почему нельзя сделать хоть что-нибудь для неё. Хотя бы просто коснуться.

В неприятных коликах сжало глаза. Но он снова не давал слезам вырваться наружу. К тому же, ощущение беспомощности постепенно пропадало. Уже нельзя позволять себе плакать. Даже, если хочется плакать от того, что она становится рядом, но при этом она не досягаема. Он может запросто пнуть её ногой, ущипнуть, но не может заставить себя сделать этого. Потому что она исчезнет. Вот, стоит. Дождь обрушивается на голову. Но она улыбается. Может перемёрзнуть, простудиться. Почти растворяется в тени мрака. Но лучисто улыбается.

— Оливер? — мягкий голос заставляет сконцентрироваться на её появлении.

— Сейчас, — Мальчик отвлекается от переживаний. Уже легче пошевелить ногами, опереться руками и приподняться. И Оливер радуется хотя бы этому. Отчим сегодня точно не выживет.

Девочка протянула через решётку ему японский меч и убрала руку. На мгновение в её взгляде промелькнула грусть. Оливер бросился к решетке, и тут плотина из слёз не смогла устоять. Он протянул к ней растопыренные пальцы. Девочка не отступила, но и не потянула руку на встречу. Осознав, что он снова творит глупость, Оливер опустил голову на грудь и всхлипнул.

— Я бы умерла, лишь бы оказаться там, где ты, — тихо сказала она и обернулась лицом на поле с ниспадающим быстротечно на него дождём.

— Не уходи!

— Ты погибаешь...

— И поэтому ты уходишь? Ты... ты решила бросить меня?

Девочка резко обернулась.

— Никогда. Так. Не думай, — процедила она — Но ты погибаешь. Победи то, что тебя так сильно изводит, и тогда ты будешь спасён.

— А как же ты?

— Нечего обо мне беспокоиться.

— Почему я всегда на первом месте? А ты... до тебя даже коснуться нельзя! — Оливер непонимающе завертел головой.

— Потому, что ты родился таким, — ответила девочка — А я - другой.

Мальчик закрыл ладонью половину лица.

— Да, я родился в окружении тепла и заботы, но потом всё начало разрушаться. Слуги предали её... У мамы отказали ноги... Единственное, о чем я мог позаботится... Её больше нет. А теперь ты...

— Не говори так. Ты и я - одно целое. Спасёшь себя: меня тоже. Твоя мама бы хотела, чтобы ты счастливо жил.

— Почему тебя не было раньше? — Оливер, наконец, вытер мокроту с глаз.

— Не знаю, — девочка пожала плечами, а он вздохнул — Ты устал. Поспи.

— Нет уж. Сейчас же пойду и прикончу...

— У тебя нет сил, глупый. Вот, говорить даже еле можешь, — Эми коротко улыбнулась.

— А ты... ты красивая.

— Даже под грозой?

Оливер кивнул, продолжая заворожённо наблюдать за ней. За девочкой, стоящей под темным ливнем. Каждую секунду ветер с дождём слегка развивал её волосы, а улыбка не спадала с лица. Он потерял уже тот момент, когда в последний раз отводил от неё глаза.

— Ложись. Давай я тебе песенку спою.

— Что? — он удивился.

— Что слышал.

— Да, — Оливер сжал меч в руке и нехотя отпрянул от окна. Мальчик уютно устроился в кровати под одеялом, спрятав заранее под подушку оружие. Девочка тихо запела нежным голосом "Hello, hello. How are you today?" на грустный мотив. Как показалось Оливеру, слишком грустный. Эта песенка не напоминала веселым звучанием ту, которую пели учителя с распростертыми улыбками ученикам в школах. Она пела тихо, и не останавливаясь. Мальчик даже не заметил, как уснул.

***

Он со вздохом открыл глаза и подпрыгнул на месте. Оливер испугался постороннего подле него. У этого дядьки голова вся была помята и плотно обвязана бинтами. Его вдумчивое выражение лица с красивыми и правильными чертами могло бы понравиться мальчику. Но Оливер не раз замечал Хавьера, плетущегося хвостом за Антонио. Таким Оливер не доверял. Такие, как они всегда обманывали маму.

— Очнулся, малыш?

— Я не малыш.

— Говоришь? Хорошо... Я рад, что ты идёшь так быстро на поправку.

— Я тоже, — без энтузиазма ответил Оливер — Где твой... хозяин?

— По делам уехал... — мужчина ответил, но пришёл в смятение из-за строгого тона мальчика — Ты что-то от него хочешь?

Оливер не ответил, а попытался встать.

— Куда же ты, малец? Тебе ещё восстанавливаться и восстанавливаться.

— Отстань.

Оливер не послушал Хавьера. Не без огромных усилия сел в кровати. Опёрся на плечо мужчины рукой. Встал. Хавьера ввело в ступор такая решимость. И озадачило поведение ребёнка. Мальчик поплёлся к шкафу и там, на скорую руку переоделся. Натянул на тонкое, вытянутое туловище свой пуховик. Затем встал у изголовья кровати и посмотрел на подушку.

— Слушай, позволь хотя бы накормить тебя, - Хавьер поднялся со стула с обеспокоенным выражением лица.

— Я не голоден.

— У тебя нет выбора. Тебе нельзя выходить отсюда, пока ты не поправишься.

— Мне надо идти, — мальчик вдруг вытянул меч из-под подушки и направил его в мужчину. Хавьер вскочил на ноги и попятился.

— Мальчик... Я знаю, что с тобой происходит. Я тут, чтобы помочь.

— Мне надо идти.

— Послушай... Я сказал не правду. Господин Антонио...

— Никакой он не господин! — вскричал Оливер и его дыхание резко участилось. Мальчика всегда одолевала ярость, когда Антонио присваивали статус его семьи.

— Оливер... На самом деле он здесь.

— Вот и прекрасно.

— Нет. Нам лучше остаться здесь на какое-то время и...

— Прочь с дороги! — Оливер взмахнул мечом. Он не хотел уже ничего слушать. Лезвие задело Хавьеру плечо. Мужчина отскочил в сторону, повалился на пол и сжал уцелевшей рукой предплечье. Мальчик прошёл мимо. Вышел в коридор, сжимая в руке вакидзасу.

Отчим сидел спиной в столовой, чванно потягивая кофе и всматриваясь глазами в газету. У Оливера заколотило в сердце. Он может напасть неожиданно и наконец, разобраться с ним. Но тут он вспомнил о Эмили. В первую очередь... он должен... ему нужно заранее попрощаться с ней, если Антонио победит. Он больше не был так уверен в своих силах без девочки. К тому же, ещё не спросил её: почему он родился таким? И могут ли они стать счастливыми? Смогут... смогут ли когда-нибудь сжать друга друга в объятиях?

— Сер, Антонио! — вскричал телохранитель отчима, заметив мальчика и наличие оружия у него в руке. Антонио резко обернулся, а телохранитель молниеносно бросился на мальчика. Оливер взмахнул мечом, и атакующий согнувшись пополам, приземлился на пол. Глаза отчима расширились. Его руки выронили чашку на скатерть, и её содержимое растеклось коричневой жидкостью.

Оливер заставил себя унять нервную дрожь с отвращением. И перешагнул через испускающего ругательства рослого мужика, поражённого в груди длиной царапиной от меча.

Антонио напрягся и схватился рукой за стул. Оливер подошёл к краю стола, накинул меч к себе на плечо и взял со стола кусок хлеба в зубы. И прошёл мимо пораженного испугом лица. Когда Оливер уже переступил порог столовой, он услышал, как со скрипом резко отодвигается стул, а затем опрокидывается на пол. Он был уверен, что отчим побежал готовиться к наступлению на него.

Небо натягивало серым полотном, когда как трава в поле частями пестрила зеленой как при ясном, солнечном дне. Однако, ветер подгонял тучи и никакого проблеска солнечных лучей не ожидалось. Оливер брёл по лесу, в надежде встретить её по пути. Но девочки нигде он не видел.

Странно, она ведь всегда тут появлялась. Оливер не мог ждать и направился обратно к особняку и тут в середине поля увидел Эмили в белом, летнем нарядном платье.

— Оливер! — девочка приехала ему рукой.

— Эми... Эмили! — радостно воскликнул мальчик и побежал к ней.

Эмили шагнула в сторону. И снова он поймал рукой воздух, а затем опёрся о колени, чтобы перевести дух. Девочка сначала строго посмотрела, но её взгляд смягчился, когда мальчик подарил ей улыбку.

— Ты рад мне?

— Конечно, рад! — воскликнул Оливер, топтаясь на месте. Он хотел обнять её. Очень хотел и еле сдерживался. Она мило улыбнулась и шагнула в сторону леса.

— Ты куда?

— На поле боя.

— Но... Эмили...

— Тс-с, — девочка приложила палец к губам, а затем ускорила шаг — Пойдём.

— Но... Мне нужно...

— Пойдём.

Оливер вздохнул. Ему оказалось страшно сразу признаться, что он может больше не вернуться и молча, последовал за ней. Так или иначе, он будет жалеть, что не провёл с ней времени в лесу.

Они вышли на знакомую лужайку, сокрытую деревьями. Девочка села под деревом на сухую траву и грустно сложила голову на колени. Её волосы упали на бок и озадачили мальчика. Она казалась всё привлекательнее и такой же красивой, как мама. Оливер опустился рядом.

— Эмили...

— Тише.

— Почему? Уже говорить нельзя?

— Посмотри, — девочка показала пальцем в сторону куста с воробьями. Те прыгали без устали с одних веток на других и чирикали.

— Какое тебе дело до птиц?

— Такое, как и до тебя, — ответила она и вздохнула.

— Что?

— Тебе ещё нужны силы.

— Но... Чудовище всё равно непобедимо.

— Но ты же умеешь сражаться мечом. Все хорошо. Всё получится, но не сейчас.

Теперь вздохнул Оливер.

— Ясно... А расскажешь о себе?

— Хм, — Эмили пожала плечами — Что ещё рассказать, когда я заперта в том мире?

— Тебя это не устраивает?

— Я не хочу быть закрытой, — грустно отвечает она — но мне приходится.

— Хм, почти как мне...

— Но я бы... всё отдала, чтобы оказаться в твоём мире.

Оливер улыбнулся.

— А я в твоём. Но его... не существует.

— Да, он только для тебя.

— Да...

Оливер свесил голову на бок, наблюдая за воробьями, но с другого угла. Тут девочка испуганно ахнула, и Оливер поднял голову посмотреть из-за чего. Его глаза застыли на столбе дыма расползающегося над деревьями. Дети переглянулись и вскочили на ноги. Они выбежали из леса и остолбенели от вида дымящегося особняка. Где-то изнутри его явно охватил пожар. Но именно внутри после гибели мамы оставалось нечто для неё, и для Оливера ценное.

— Оливер? — позвала девочка.

— Не сейчас. Там мама!.. Её вещь!

Оливер ощутил в груди панику, перекрывающую кислород. Он бросился бегом пересекать поле.

— Поторопись! — закричала девочка — Не подвели маму!

Оливер обернулся, помахал ей и побежал ещё быстрее.

+1
42
23:34
Интересно, кстати. Цеплоглазов немало, но есть эффект какой-то интересной необычности. И диалоги хорошие.
Загрузка...
Илона Левина №1