Я справлюсь!

Автор:
zaharol
Я справлюсь!
Текст:

Приблизительно на тридцатом километре Игорь ощутил это снова. Острый как зубная боль укол ревности. Вчерашнее сообщение в WhatsApp, которое написала Л всплыло в памяти. Он не стал разбираться что стало причиной нахлынувшего чувства, возможно капризно-плаксивый голос Планта в наушниках, этот блюз всегда был особенно любимым у него:

Said you know I love you, baby

My love for you I could never hide

Oh, you know I love you, baby

My love for you I could never hide

Oh, when I feel you near me, little girl

I know you are my one desire

“Сапожник без сапог!” мелькнуло у него в голове. Работаешь с людьми, с их болью, а свои ранки не прорабатываешь. Игорь направил велосипед к деревянному настилу с беседкой у самого берега озерца на острове, где он регулярно катался в выходные дни.

Сбросил мокрую от пота футболку, отключил музыку. Вместо Led Zeppelin в наушниках теперь звучали звуки генератора альфа частот. Было очень приятно лежа чувствовать спиной деревянный настил, разогретый утренним солнцем, ощущать потоки прохладного воздуха от воды и несколько необычные вибрации от звуков в наушниках в голове. Глубокий вдох, выдох, расслабление через веки, вопрос в подсознание: “Можем поработать?” Ответ указательным пальцем правой руки, настроенным несколько месяцев назад на сигналинг был бодрым и радостным: “Да!”

“Что в теле?” вспомнил он свои же слова, которые уже множество раз задавал на сессиях своим клиентам. В собственной грудной клетке, чуть слева в области сердца он увидел фиолетовое, похожее на чернила пятно. Клякса. Не очень большого размера. “Ну, ок. Поработаем с пятном”. Под прикрытыми, расслабленными как влажные теплые тряпочки веками началось движение глазными яблоками. Через некоторое время из глубин подсознания вынырнула чашка.

Обычная детская чашка на которой изображена морская волна, парусник и надпись золотыми буквами ровным каллиграфическим почерком: “Учись, не ленись, за пятерки борись”. Эту чашку мама привезла ему в подарок с моря. Мама поехала в Ялту без него, без своего сына. Он остался дома с бабушкой. Эта чашка и бутылка Пепси-колы были подарками с той самой ее поездки. Конечно, в его детстве потом были поездки на моря. Два раза и оба раза с бабушкой, маминой мамой. Но не с мамой.

Бердянск, Азовское море. Картинка пляжа всплыла так явственно, что Игорю показалось, что он почувствовал ногами песок вперемешку с обломками ракушек. Осязал запах моря, а сквозь закрытые веки увидел голубовато-белесое небо.

На песке лежал мертвый дельфин. Его спина была вспорота винтами моторной лодки от спинного плавника поперек тела зияла глубокая рана. Бабушка положила руку на голову Игорьку, отворачивая ее от неприятного зрелища: “Не смотри! Пойдем отсюда.”

Следующее “Не смотри!” кажется было в тот же или на следующий день. Вечером, возвращаясь с пляжа, он увидел драку. Мужчина в одних плавках стоял на четвереньках, опираясь на колени и кисти рук, а двое других стояли по обе стороны от него и по очереди, пританцовывая били того ногами в живот. Звуки ударов босых ног по голому телу, его стоны после каждого удара и покорная беспомощная поза... Игорьку было очень страшно и жалко его. Люди равнодушно проходили мимо, никто не заступился за этого человека.

Помедлив пару секунд, чтобы еще сильнее расслабиться, он вернул образ чашки, еще серия движений глазными яблоками и вопрос:

— Проблема из детства?

Указательный палец правой руки плавно поднялся: “Да.”

— Восемь лет?

— Нет.—шевельнулся указательный палец левой руки.

— Семь, шесть, пять, четыре...?

Палец левой руки все отрицал...

На первом месяце беременности мамы бодро отозвался указательный палец правой руки: “Да!”

Еще серия движений глазными яблоками под закрытыми веками. Пришла картинка: мама сидит на кухне напротив своей свекрови, видимо только что она сообщила ей о том, что ждет ребенка.

— ...Ну, что я могу тебе сказать, деточка... Поздравляю, конечно. Но ты не ровня моему сыну, так и знай. Живите, раз так получилось...— острые, колючие, холодные голубые глаза скользнули по ее животу, губы, и так плотно поджатые, превратились в две тонкие полоски.

Слезы показались из-под закрытых век Игоря и покатились вниз к вискам. Ему стало безумно жаль маму, захотелось крикнуть ей из ее живота, обнять и успокоить: “Все будет хорошо, мамочка! Мы справимся!”

Когда он открыл глаза и посмотрел на часы, то увидел, что прошел почти час. “Посмотрел” на то место, где была “чернильная клякса”. От нее остались едва различимые контуры, как будто ее смыло потоком воды.

— Я справлюсь!

Палец правой руки утвердительно поднялся в ответ.

Другие работы автора:
+1
85
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Михаил Кузнецов