Линия жизни. Глава 56. Парламентёр из Чайковского, лето 1972 года

Автор:
Владислав Погадаев
Линия жизни. Глава 56. Парламентёр из Чайковского, лето 1972 года
Аннотация:
Впереди, как танк, шла вдоль прилавков наша бабуся и, кивая на ягоды и мёд, спрашивала: «Почём?.. Почём?.. Почём?..» - а позади с вёдрами тащились мы.
Текст:

Однажды, придя поздно вечером домой, я обнаружил, что наш с Валеркой диван – бабушка спала на раскладушке – занят какими-то двумя девицами, между которыми лежал маленький ребёнок. Пришлось падать на пол под окно - предусматривался у нас и такой вариант, так как стулья были заняты Валеркой. Утром выяснилось, что наши гости – Юркина жена Валентина с сыном Валеркой и сестрой Машей.

Как-то, работая на уборке урожая в Оренбургской области, куда был командирован от своей автобазы, мой старший братец приискал себе невесту и, как теперь говорят, поменял статус в Контакте: стал мужем и отцом. И вот теперь его семейство гостило у нас, а сам Юрик должен был прилететь позже из-за неувязки с билетами.

Он планировал уговорить меня вместе съездить в Чайковский - там по-прежнему жила наша мама. Все эти годы - после её письма в колонию, так обидевшего меня - мы не общались, и вот теперь Юрка с семьёй приехал из Оренбурга, где они гостили у тёщи, с твёрдым намерением увезти меня с собой. А я как раз только-только ушёл в отпуск, так что, полагаю, без бабули здесь точно не обошлось.

Она, полностью поддерживая Юру, настояла на том, что я должен восстановить отношения с матерью, тем более, мне было, чем похвастаться: я уже не уголовник, а студент, спортсмен, работник, с которым считаются и который может отвечать не только за себя, но и за своих близких.

Билеты на самолёт до Ижевска купили без проблем, а оттуда – автобусом до Чайковского. Встреча с матерью прошла довольно напряжённо: опять были слёзы, попытки что-то объяснить, но все объяснения и воспоминания я оборвал, чтобы не тревожить душу ни себе, ни ей, тем более, что мама за эти годы здорово сдала, её мучили приступы гипертонии.

Тем не менее, отношения были восстановлены, и теперь я каждый отпуск стал проводить в Чайковском, стараясь бывать там одновременно с Юркой. В одну из таких поездок мы решили прокатиться до Перми. В то время по Каме с завидной регулярностью ходили теплоходы на подводных крыльях: «Метеоры» и «Ракеты».

Из Перми рванули в Ярино к бабушке Дусе. Её второй муж – деда Серёжа – к тому времени уже умер: сказались сталинские лагеря. Бабе Дусе осталось приличное хозяйство: большой дом с крытым двором, сад и огромный огород на пологом берегу пруда, который питался родниками.

Бабушка очень обрадовалась помощникам. Вдвоём с Юркой мы обобрали огромную плантацию виктории, причём, по указанию бабы Дуси собирали только самые спелые красные ягоды. После работы искупались в пруду, если только это можно назвать купанием: несмотря на жаркие летние дни, вода была нестерпимо холодной – выдержать в ней больше пяти минут мы не смогли. Вечером ударили по наливочке и отрубились, мгновенно уснув прямо на полу.

Ещё несколько слов о бабе Дусе. В Ярино у ней было прозвище «Промбабушка». В своём хозяйстве бабушка всё делала сама: соленья, варенья, наливки, самогон, хлеб. Обихаживала сад, огород, разводила пчёл, держала кур, так как корову и поросёнка было уже не под силу – бабушке шёл девятый десяток. Ткала половики для всего Ярино. Вот такая трудяга.

С утра мы втроём отправились в Пермь на базар, прихватив два ведра виктории и ведро мёда. Впереди, как танк, шла вдоль прилавков наша бабуся и, кивая на ягоды и мёд, спрашивала: «Почём?.. Почём?.. Почём?..» - а позади с вёдрами тащились мы. Найдя свободное место, бабушка распорядилась, куда поставить груз и, разместившись за прилавком, отпустила нас погулять. Вернувшись через пару часов, мы обнаружили, что два ведра пусты, и лишь на дне третьего осталось немного мёда, который тут же на наших глазах был продан. Дело в том, что бабуся – гений коммерции – слегка снизила цену на свой товар по сравнению с другими продавцами.

Помню, как на вопрос одной дотошной покупательницы: «Какой это мёд: липовый или цветочный?» - баб Дуся ответила:

- А я, що, знаю, чого вони мени натаскалы? – этот хохляцкий говор так и остался в её речи до конца жизни.

С базара мы направились к Вале – приёмной бабушкиной дочери. Отдохнув там, баб Дуся покатила обратно в Ярино – готовить новую партию товара к следующему базару, куда она наведывалась через день да каждый день, а мы с Юркой вечерком посидели с Валей и её подругой в ресторане и следующим утром отчалили обратно в Чайковский. Теперь уже на пароходе. 

+2
73
13:03
+2
Только повзрослев, понимаешь, как важно навещать своих старших родственников, особенно родителей и бабушек: от них можно многое узнать о прошлом и чему-то жизненному научится.
Совершенно верно! Сейчас многое хотелось бы узнать, да спросить не у кого(((
17:34
+1
Тоже ловлю себя на этой мысли: хочется что-то спросить, а уже того, кто рассказал бы, увы, уже нет…
16:46
+2
Ох, не знаю, не знаю. Отношения с родственниками, конечно, должны быть близкими, но не очень тесными. pardon
Это да! Рядом, но не вместе. Кажется, это так называется. При наличии возможности это — самый приемлемый вариант. Но для России характерен патриархальный тип семьи, когда в одном доме живут несколько поколений. Жизненная Необходимость, увы(( Общественный строй сменяется, а ЖН — остаётся(((
20:06
+2
Вот парадокс: жили бедно и в тесноте, но были счастливы, а сейчас получше и посвободнее, но вечно чем-то недовольны. pardon
Ключевое слово БЫЛИ) Тогда мы были молоды))
Загрузка...
Анна Неделина

Другие публикации

Гниющие
Skuratov 19 минут назад 0
Славное Тще
jazzmarina 49 минут назад 0