Навстречу к Вечности

Автор:
Дионмарк
Навстречу к Вечности
Аннотация:
Немного мистики, немного про помешательство и много о любви, проверенной временем.
Текст:

Андрей Васильевич три дня назад схоронил свою единственную и любимую женщину. Почти пятьдесят лет он прожил с ней в мире и согласии, правда детей так и не народили, увы, видимо такова была судьба. Сейчас он сидел перед телевизором и невидящим взглядом смотрел на завешанный тряпкой экран. Шесть дней прошло после смерти, но до сих пор он не проронил ни слезинки и вообще, не выражал своих чувств. Родственники и знакомые с недоумением смотрели на него, стоящего у бархатного гроба, поражаясь этой чёрствости. Некоторые спрашивали его о самочувствии, он отвечал — всё хорошо… и улыбался.

Когда пришло время родным подойти и кинуть в бездонную яму горсть земельки, Андрей Васильевич отвернулся и пошёл прочь, оставив всех у могилы. Потом на поминках, в столовой, пока сестра покойной носилась по залу и между столиками, он продолжал блажённо улыбаться сидя на стуле, в стороне от всех, у окна, при этом кутью не ел, компот не пил. «Он тронулся» — крутили многие пальцем у виска, бросая украдкой сочувственные взгляды на старика...

— Лен, приготовь что-нибудь перекусить! — неожиданно крикнул Андрей Васильевич, перепугав свернувшегося на коленях рыжего кота Буяна. В квартире больше никого не было, свояченица со своим мужем ещё утром ушли к себе, сделав уборку. Никто не ответил. — Ленка, хватит дуться, не молчи! Представляешь, мне сегодня приснилось будто бы ты, старая, умерла раньше меня… Присниться же… Понимаю, ерунда, ты же всегда говорила, что я со своими сигаретами загнусь раньше тебя…

Старик встал с дивана и прошёл в коридор. В прихожей большое зеркало было завешано цветастым платком, который так обожала жена. Андрей Васильевич с возмущением сдёрнул тряпку и посмотрел на своё отражение. Седые, редкие волосы, нос картошкой и сеть паутинок-морщин, расходящихся от уголков глаз. Да-а-а… возраст был на лице, на дряблой, с пигментными пятнами, шее и во всей сгорбленной, придавленной атмосферным давлением, фигуре.

— Эх, Леночка… Совсем не Ален Делон… — вздохнул печально Андрей Васильевич и тут в зеркальной глади, он увидел её. Она стояла на проходе в кухню и печально улыбалась. — Ленка, какая ты красивая!

Она была такой же молодой и восхитительно красивой, как в тот первый день знакомства, пятьдесят лет назад, на Ленинградском мосту. В том же платье в горошек и белыми босоножками…

— Леночка, любимая… ты помолодела?! Как? — оторопел старик, не отводя взгляда от неё. В зеркале она протянула навстречу руки, приглашая его к себе. — Я иду, родная…

Андрей Васильевич сделал шаг к жене, проходя сквозь зеркальное стекло, и не почувствовав никакого сопротивления, он оказался на лесной поляне. Пахло тысячелистником и лесной земляникой. Лена стояла среди полевых цветов, а на русых, и как никогда густых волосах, белел венок из ромашек.

— Ты теперь тоже молодой! Идём со мной… — прощебетала звонким голосом жена.

— Да, родная… — Андрей Васильевич распрямил спину, чувствуя, что больше нет ревматических болей в суставах и позвонках. На душе было радостно и легко, хотелось кричать от счастья.

Они, молодые и счастливые, взявшись за руки, побежали по траве навстречу Вечности…

* * * *

— Миша, смотри, сорвана тряпка с зеркала… плохая примета!.. Где там Андрюша? Что-то совсем был не важен он сегодня утром, ничего не ел…

— Ира, он в зале… И мне кажется, он того, умер…

— Ох ты боже мой… может “скорую” вызвать?.. Пульс есть?!

— Нет, уже и холодный… Не пережил он всё таки смерть твоей сестрёнки… Сердечко то не железное…

— Эх, Андрюша, бедненький… Смотри, Миш, какое у него счастливое лицо, даже улыбается…

— Нда… что-то часто в последние дни он улыбался…

Другие работы автора:
+6
112
19:46
+1
Спс, Котяра!
Загрузка...
Михаил Кузнецов