Старый завод. Третья часть

Автор:
Estellan
Старый завод. Третья часть
Аннотация:
​Наверное, нет ничего более неестественного для человека, чем ползать под землей. Все эти шахты, метро и прочее, прочее, не просто так ведь подобная работа должна хорошо оплачиваться.
Текст:

Наверное, нет ничего более неестественного для человека, чем ползать под землей. Все эти шахты, метро и прочее, прочее, не просто так ведь подобная работа должна хорошо оплачиваться. Подземелье давит на психику и пробуждает все то, что загнано на самые задворки сознания. То, что принято называть древними инстинктами и страхами.

Ворох именно таких мыслей крутился в моем мозгу, раз за разом выцепляя и заставляя всплывать в памяти все страшилки про подземелья и подвалы, которые я когда-либо читал или слышал, пока я пробирался по узкому проходу, цепляя стены локтями. Кто вообще придумал в производственных помещениях делать такие узкие лестницы? Радовало только то, что тут по крайней мере были чьи-то следы на пыльном полу, а значит, был шанс, что мой товарищ забрался именно сюда. Только вот… зачем?

"Найду – голову оторву", – мрачно пообещал я в темноту, споткнувшись о какой-то, почти невидимый в темноте, кирпич, и нырнул в рюкзак в поисках фонарика.

Темнота отозвалась на мое заявление более чем скептически, пофыркав, и поскреблась о невидимую, металлическую, судя по звуку, поверхность.
Только чудом вывалившийся из онемевших пальцев фонарик не разбился, упав мне на ногу всем своим весом. Обогатив словарный запас темноты непечатными конструкциями, я поднял фонарик и включил его. Темнота неохотно расступилась, позволив мне осмотреть место, в котором я оказался.

Наверное, некогда подвал представлял собой великолепное зрелище. Теперь же это место было лабиринтом из стен, пробивших потолок металлических конструкций, и местами засыпанных переходов. Инстинкт самосохранения изо всех сил вопил о том, что сейчас самое время все бросить и драпать куда-нибудь в сторону выхода, предварительно старательно вычеркнув из памяти все, что я здесь видел. Иначе вон та наклонная штука, похожая на сложившуюся колонну, вполне себе может сложиться и дальше, накрыв особо любопытного «спасателя», и никто никогда уже не найдет здесь моих останков.

Привычно отмахиваясь от инстинктов и внезапно проснувшейся во весь рост клаустрофобии, которой не наблюдалось даже в «шкуродерах», я при помощи фонарика и шестого чувства изучал отчетливые, свежие следы на старой пыли. Не нужно было быть следопытом, чтобы понять, что совершенно недавно тут кто-то прошел в гадах сорок пятого калибра. Явно не дюймовочка. Пришлось идти по следам, время от времени останавливаясь и потирая с полдесятка свежих шишек, появляющихся в результате слишком близкого знакомства с выступающими частями покореженного потолка. Хорошо хоть острого ничего не торчало. Или, по крайней мере, мне не попадалось.

Попетляв по лабиринту, следы свернули в одну из комнат. Повернув за следами, я толкнул приоткрытую дверь и остановился. Следы вели до противоположной стены и там обрывались. То ли Леха все же освоил прохождение сквозь стены, то ли телепортацию. Ни одно, ни другое мне пока подвластно не было. Пришлось снова остановиться и осмотреться.

Не возьмусь судить, что в этой комнате делали, и для чего она была предназначена, но здоровенная квадратная труба спускалась с потолка и заканчивалась метрах в полутора над полом широким раструбом. В полу же, в свою очередь, в квадратном отверстии было нечто, что наводило на мысли или об измельчителе, или о мясорубке. Ни то, ни другое, особого интереса не вызывало. Поведя лучом фонаря вдоль стен, я обнаружил у одной из них несколько почти истлевших деревянных ящиков. Ну, в принципе ими убранство этой комнатки и ограничивалось. «Ну, и куда мог деться этот кент?»

Луч фонаря остановился на стене, забавным образом обозначив на ней мою тень. Четко обрисованная в круге света она явно была без рюкзака. Да и какая-то странная в целом. Стоп. Мою тень? Каким образом на стене может быть моя тень, если я стою к стене лицом, а фонарь держу перед собой?

Толпа мурашек, рванувшая вниз по позвоночнику, лишь на долю мгновений опередила действия тени, которая, сделав мне ручкой, шмыгнула из круга света, слившись с окружающей меня темнотой. Испугаться я не успел. Ощутив весомый толчок в спину, я сделал несколько шагов вперед и сумел остановиться только одной ногой на краю квадратной дыры в полу, оперевшись руками о трубу из потолка. Именно в этот момент механизм в полу пришел в действие, легко подцепив шнурок кроссовка зависшей над ним ноги и легко сдернув этот самый кроссовок с конечности.

Несколько томительно долгих секунд я наблюдал, как кроссовок превращается в кучку конфетти, и понимал, что меня по большому счету спасла моя же безалаберность. Если бы кроссовок был завязан, ногу я вытащить скорей всего не смог бы. И тогда дополнил бы кучку конфетти своими кровавыми ошметками.

За спиной что-то зашуршало. Не дожидаясь нового толчка, который точно отправил бы меня в гости к кроссовку, я оттолкнулся от трубы, приземлился на пятую точку, и не меняя положения, спиной вперед, вышуршал из комнатки. Едва я достиг двери, как механизм остановился. В глубине комнаты что-то снова зашуршало, а потом стало настолько тихо, что в ушах звенело. «Странно, что я до сих пор не встретил ни одной крысы». Хотя, что-то мне подсказывало, почему их тут нет.

Выбраться из подвала было сложнее, чем забраться, потому что следов я не нашел. Ни тех, по которым сюда пришел, ни своих. Пришлось поплутать, вздрагивая каждый раз, когда эхо собственных шагов или движений отзывалось в глубине подвала неприятным шуршанием. Не знаю, сколько раз я возвращался к этому же помещению, но в конце концов все же сумел найти лестницу, ведущую вверх, по узкому проходу.

На свежем воздухе пришлось переобуться, благо запасной комплект одежды и обуви - это то, что всегда должно быть с собой.
Со словами «чтоб ты подавился», пожертвовав подвалу и второй кроссовок, я решил выбираться с завода и поднимать по тревоге всех, кого смогу.

***

Следующие несколько дней ушли на то, чтобы доказать полиции, что я не сумасшедший, а еще на попытки связаться с Лехой, или по крайней мере с кем-нибудь из его семьи, или друзей. Но он нигде не объявлялся.

А на четвертый день Леха сам появился в «аське»:

- Привет. Ну ты чёрт. Куда делся? Собака с милицией тебя искала. Как ты удрал с завода?
- Какого завода? Окстись.
- Издеваешься? Ты как из того особняка удрал, я тебя полдня разыскивал. И еще три дня всех знакомых на уши ставил. А ты, шут, удрал? И где ты шарился три дня?
- Ты о чем вообще? Я тебе еще неделю назад сказал, что к родственникам в деревню уезжаю, а там такая глухомань, что ни один телефон не ловит. Только сегодня вернулся.

0
45
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
SoloQ