Параллельные Миры ( Второе издание)

Автор:
ElizaNush
Параллельные Миры ( Второе издание)
Аннотация:
В книге идет речь о двух сестрах, которые проживают в Лос-Анджелес. Старшая сестра Элеонора – успешный адвокат, которая выигрывает все дела. Каролина – младшая сестра Эллы, учится в институте и очень хочет найти свою половинку. Вроде бы все отлично, но есть одна большая тайна, о которой Элла знает, а Кара даже и не слышала, но до конца распутать проблемы придется именно обеим сестрам. Несмотря на то, что они из стаи волков и имеют дар обращения, их ждет много испытаний.
Текст:

ПАРАЛЛЕЛЬНЫЕ МИРЫ

Parallel worlds

Давайте верить,

Вера – это сила!

Она – единственное,

Что спасает нас…

Творчество красиво!

Творец не просто так

Вам дал талант сейчас…

Элеонора сидела перед монитором компьютера и вглядывалась в танец снежинок на заставке, словно пыталась подобрать к нему музыку. Память услужливо рисовала ей картины из прошлого, где маленькая Элла с отцом впервые увидела заснеженную Россию. Миллиарды искринок на снегу, отражающих яркоезимнее солнце, настолько поразили девочку, что навсегда остались в ее памяти. Но мысли Элеоноры были вовсе не об этом. "Все-таки непонятно устроена жизнь, – думала она, – прошло не так много времени... Каких-то двадцать дней. Что такое двадцать дней? нет даже месяца, а как изменилось все – люди, вещи, отношения и само понимание мира… Хотя почему мира? Всех миров".

Она даже не заметила, как открылась дверь, в комнату и к ней вошла тихонечко сестра. – Ты где? – смеясь, спросила Каролина Элеонору. – Кружусь в вальсе то с одной снежинкой, то с другой! Ты знаешь, мне порой даже кажется, что я слышу музыку, под которую они танцуют, и различаю пары. Даже видятсяих лица и фигуры. – Тебе надо взять себя в руки и вернуться в реальный мир.

Кара обняла свою сестру и добавила: – Тебя еще ждут твои лошади и собаки.

Элеонора повернулась к сестре и глядя в ее глаза, которые, казалось, вот-вот засмеются в голос, ответила улыбаясь: – Лошади... Собаки... Это, конечно, здорово, нопочему ты не говоришь о том, что меня ждет шикарный стейк, который ты обещала приготовить для меня?

Элеонора спустилась с подоконника и, обняв сестру, добавила: – Кстати, ты еще мне должна чашечку ароматного кофе, но я думаю, это мы отложим до утра.

Сестры, обнявшись, пошли на кухню ужинать, тихо посмеиваясь, и подшучивая друг над другом.

Глава 1

– Элеонора, ну где ты? Почему, когда ты так сильно нужна, тебя не дозовешься?

Каролина в растерянности стояла перед зеркалом, разглядывая свое отражение. На нее смотрела утонченная девушка с темно-карими глазами, длинными волосами, хорошенькая невероятно. И натюрморт соответствовал хозяйке комнаты, а именно, он был замечателен: на кровати, в креслах и на стульях лежали, висели, а некоторые даже валялись, костюмы, платья и блузки всевозможных мастей и стран.

– Ого! Вот это порядок! А можно узнать, что за паника? Куда собралась?

Элеонора вошла к сестре и, споткнувшись о босоножки, еле удержавшись, чтобы не упасть, с большим удивлением осмотрела то, что совсем недавно называлось комнатой:

– У нас какая-то акция, и ты решила подарить часть своего гардероба нуждающимся? Хотя скорее это похоже на то, что ты разбираешь присланную гуманитарию!? Но откуда? И когда ты успела ее получить?

– О, очень остроумно! А главное – тепло и сочувственно! У меня кошмар, а сострадающая сестра тут как тут! – обиженно фыркнула Каролина.

– Мда, дело, видимо, не шутейное, – засмеялась Элеонора, – выкладывай, что произошло за двадцать минут моего отсутствия? Смерч, извержение вещевого вулкана или все-таки тряпочное наводнение?.. – и на последнем слове, смеясь, поймав запущенную в нее подушку, Элеонора упала на кровать.

– Я тебя когда-нибудь точно убью. Твое счастье, что сейчас у меня нет на это времени, – Каролина села на кровать рядом с сестрой. – Он позвонил! Он меня пригласил погулять по парку, а потом сходить в кино!

– И что, если он пригласил тебя на свидание, то нужно перевернуть всю комнату? Знаешь, дорогая, следующего свидания наш хрупкий дом может не выдержать!

Элла продолжала смеяться, а Кара глубоко вздохнула и с грустью произнесла:

– Он думает, что я просто студентка и живу в кампусе! Я не сказала ему, что я местная! Я не сказала ему, где живу и как, вообще, кто я!

– И?

– Что “и"? Я не знаю, что мне надеть? Как уложить волосы? И потом, если он решит меня проводить домой? Что я ему скажу?!

– Боже, Кара, как много вопросов, у меня скоро голова пойдет кругом! У тебя талант из мухи делать слона. Не нужно лгать, хочешь что-то скрыть, просто не говори об этом! В одном убеждаюсь вновь и вновь: ты жуткая паникерша, а иногда – просто катастрофа.

– Я звала на помощь, мне нужен спасательный круг, а не лекции, ты же то шутишь, то читаешь нотации. Что мне делать с тем, что уже есть?

Каролина посмотрела на свою сестру взглядом, полным отчаяния. Элеонора поднялась с кровати и со вздохом подошла к груде одежды, вываленной из шкафа:

– Ну, почему нельзя было меня позвать, когда все еще висело на вешалках? Нет, нужно было устроить эти авгиевы конюшни...

– Эл, ну не начинай, а.. Мне и так плохо, да еще и некогда. Ну спаси меня. Плииииз…

Кара посмотрела на Элеонору глазами кота из мультфильма про Шрека.

– Если хочешь, чтобы я тебе помогла, то просто помолчи минут пять, ну или что-то около того. Не представляю, как ты выйдешь замуж и заведешь детей?! Тебе уже двадцать лет – и ты наводишь панику на пустом месте! А ведь придется думать не только за себя, но и за детей, и за мужа.

Элеонора выудила из груды белья джинсы, голубой джемпер и протянула сестре:

– Вот, держи. Все просто. За окнами конец января, думаю, что для прогулки по парку и похода в кино ничего лучше не найти: тепло и очень удобно, волосы можно просто завязать в хвост, и… очень легкий макияж. Не надо делать боевую раскраску.

– Ну вот, чтобы я без тебя делала?

– Жила бы спокойно. Ну, или не очень, но уж точно решать тебе пришлось все самой!

Элеонора засмеялась и направилась к выходу.

– Стой, а как же общага, в которой я “живу”?

На слове “живу” Кара в воздухе нарисовала кавычки.

– Ну, тут выкручивайся сама. Только не забудь мне позвонить, когда закончится кино и постарайся не задерживаться допоздна. Еще можешь позвонить Натали и спросить, не хочет ли она с тобой вечерком попить чайкув общежитии. Может, подруга и не откажет.

Кара подбежала к сестре обняла ее и поцеловала:

– Я тебя обожаю! Ты мой герой!

– Да уж... Герой….

Элеонора смотрела на сестру, быстро натягивающую джинсы и джемпер, и думала, как она сильно ее любит, совсем не представляет мира без нее. Каролина, несмотря на домашние уютные торнадо, все-таки была самой лучшей сестрой, о такой можно только мечтать.

– Ну, как я тебе? Хорошо? Я супер-девчонка? – спросила Кара сестру, перебивая ее мысли, крутясь перед зеркалом.

– Нет, не очень. Сейчас ты похожа на очень влюбленную и очень красивую девочку.

– Спасибо, ты всегда меня поддерживаешь.

Каролина обняла сестру и начала кружиться перед зеркалом.

– Ну все, теперь можно приступить к хвосту и макияжу. Надо еще убрать вещи…. Эл… А можно тебя кое, о чем попросить?

– Я не буду раскладывать твои вещи по местам!

– Ну, Эллочка, ну, миленькая, ну, ведь я же приду поздно, уставшая и довольная и захочу просто упасть и уснуть сладким сном. А тут такое! Ну пожалуйста! Ну не откажи своей любимой сестренке. Ну...

– А у меня выбор есть?

– Честно?! Не очень-то большой! А точнее его почти нет.

Кара скорчила гримасу наивной девочки и посмотрела на сестру невинным взглядом.

Сестры засмеялись:

– Ох, и умеешь ты уговаривать. Ладно, но с тебя тогда ужин. Ты пожаришь свои фирменные стейки, сделаешь мой любимый соус и сваришь мне умопомрачительный кофе.

– Ок. Заметано. Но только не сегодня. Ужин и кофе будут зависеть от качества уборки.

–И тебе не стыдно? То помоги, то такие-то условия! Сестры снова рассмеялись, и Элеонора вышла из комнаты.

Элеонора зашла в свою комнату и подошла к зеркалу.

На нее смотрела стройная, кареглазая девушка, с правильными чертами лица.

– Нуне женщина, а мечта!

Элеонора успела обзавестись немалым количеством друзей и приятелей, моментально сходилась с людьми и находила с ними общий язык, ее всегда окружали толпы поклонников. Обзавестись семьей ей мешало только одно. Ее сердце безнадежно занято тем, кого она уже достаточно давно не видела….

С этими мыслями, Элеонора села за ноутбук и начала изучать дело, которое, должно было изменить всю ее карьеру. Адвокатура – это мечта всей жизни Элеоноры. Она долго шла к тому, чтобы получить стоящее дело. И вот оно. Элла погрузилась в чтение писем.

– Эл, я побежала к своему принцу. Постараюсь не задерживаться, обещаю. Нат позвонила, и она готова принять меня в своей общаге и договориться на проходной кампуса за пончики, чтобы меня пропустили, а его — нет. Так что я спасена. Как только он уйдет,мы с Натали выпьем по кружечке кофе, и я приеду домой. Так что я быстро.

Элеонора оторвалась от чтения писем по делу и посмотрела на сестру с улыбкой.

– Удачи тебе, дорогая, смотри, не сведи парня с ума – он еще может понадобиться.

Сестры послали друг другу воздушные поцелуи, и Кара, прикрыв дверь в комнату сестры, убежала навстречу своему счастью.

Глава 2

Элеонора закончила с бумагами и набрала номер. На другой стороне ответил бархатный голос Алекса:

– Привет, дорогой! Как дела?

– Привет, коль не шутишь! Я нормально, сижу над делом. Ты как?

– И я занимаюсь тем же. У меня предложение: давай немного прервемся. Ты приедешь ко мне, мы прогуляемся до конюшни и немного освежим мозги, а то уже начинаю думать, что я ничего не понимаю. Все настолько запутано, что сил нет. Что скажешь?

– Скажу, что через час буду у тебя.

– Вот и чудненько, жду.

Элеонора встала, подошла к зеркалу, посмотрела на себя внимательно и переместилась к гардеробу. Достав из него любимые джинсы и водолазку, переоделась. После убрала волосы в пучок и пошла в комнату к сестре.

– Мда... Красота… Ну что не сделаешь ради такого ужина...

Элеонора улыбнулась и начала раскладывать вещи сестры на свои места. Убирая последний костюм, она обратила внимание на розовый конверт. Элеонора потянулась к нему и стояла в замешательстве: открыть его или нет? С сестрой у них не было никаких секретов друг от друга, может, Кара не сказала ничего, так как просто спешила? Или чувства переполнили ее и она просто забыла? Элеонора не могла понять, из-за чего ей не по себе, но не стала открывать конверт, а просто положила его на тумбочку около кровати.

Напоследок Элеонора оглядела комнату сестры и осталась довольна результатом: кровать ровно заправлена, на тумбочках по обеим сторонам кровати стоят ночники, на стеклянном столике лежат любимые журналы сестры, в одном из кресел около столика спокойно спит кошка Кары, на туалетном столике идеальными рядами расположилась косметика, все принадлежности для стрижки, укладки и подобные штучки. Каролина очень любила экспериментировать с волосами, но чаще всего находила для этого желающих бесплатно поменять имидж.

Последний раз, взглянув на комнату, Элла вышла, прикрыв за собой дверь. Спустившись со второго этажа, она прошла в кухню и поставила варить кофе на 2 персоны. По ее расчетам, вот-вот должен был прийти Алекс. Не успела турка оказаться на плите, как раздался звонок. Элеонора подбежала и открыла дверь. Перед ней стоял высокий парень с темно-каштановыми волосами и сверкал безупречной улыбкой:

– Привет! Команду для мозгового штурма вызывали?

– Ага! – улыбнулась Элла, – вот только давай сначала кофейку, а потом поедем на конюшню.

Молодые люди засмеялись и пошли вместе на кухню.

– А где наша маленькая сердцеедка? Неужели еще один несчастный не устоял перед ее чарами? – Алексей тепло улыбнулся.

– Да, побежала на свидание и по всей вероятности на данный момент она влюблена по самые уши. Как бытеперь ей не разбили сердце. Хотя... Ты же ее знаешь!?

Элеонора начала разливать кофе и сменила тему.

– Никак не могу понять… Что-то мне не нравится в нашем клиенте. Что-то с ним не то. Я понимаю, что мы должны верить ему, нои дело не хочу проиграть. Я не могу выкладываться полностью и иметь дело с человеком, которому не доверяю. Это наше с тобой первое такое серьезное дело, и платят более чем хорошо, но...

– Я тебя понимаю и с тобой согласен на все сто. Я тоже который день сижу над ним и не могу понять, что происходит: или его хотят подставить по полной или его настолько запугали, что он уже готов пойти на все, лишь бы только его оставили в покое... Но кто? И где это кто? И вообще кто он этот кто?

– Ну, радует одно - я не совсем дура и что-то тут точно не чисто. Давай-ка завтра поедем к мистеру Селлу и поговорим с ним еще раз. Только надо как-то встретиться с ним на нейтральной стороне. Может, он под постоянным наблюдением и боится сказать.

– Но мы же его адвокаты?!

– И что из этого? Он нам платит за то, чтобы мы его вытащили, но до конца не говорит, в чем же дело, а это недопустимо.

– Согласен, но...

– Никаких «но». Я еду и точка, а ты смотри сам. Все. Поехали на конюшню. Я попросила, чтобы для тебя оседлали Шайни, у вас ней определенная любовь и понимание друг к другу.

– Да уж. Она не простит мне, если я сяду на другого коня.

В приподнятом настроении, молодые люди накинули куртки, и вышли на улицу.

---------------------------------------------------------------------------------------

Парк был великолепен. Кара и не думала, что утомительная дорога в горы настолько оправдается окружающей красотой. Шел снег, и крупные снежинки с непередаваемой нежностью укрывали ветви деревьев и дорожки, будто скрывая их от посторонних глаз.

– Дэн, ты посмотри, какая красота! Этот снег придает столько волшебства сегодняшнему вечеру. Признавайся, ты именно поэтому просил меня одеться теплее? Ты специально выбрал Big Bear Lake для нашего свидания?– Кара подмигнула своему спутнику. Его выбор явно пришелся девушке по душе.

– Ты права, Кара, но волшебство этому вечеру придаешь только ты, – Дэн немного смутился и начал ногой разгребать снег.

– Мне кажется, или ты покраснел? – засмеялась Кара

– Тебе кажется, – неуверенно ответил Дэн, смущаясь еще больше. – Я хотел спросить у тебя…

– Спрашивай!

– Мы с тобой знакомы больше года, так?

– Ну, что-то вроде того...

– И ты знаешь то, что ты мне очень нравишься?!

– Я тебе нравлюсь, или ты в меня влюблен? На мой взгляд, это очень разные вещи!

– Ну, влюблен. И сегодня я тебя пригласил на свидание! Пригласил, только надеясь на то, что я тебе тоже нравлюсь, и ты готова быть моей девушкой!?

– Это предложение?

– Да!

– Только звучит как-то неуверенно!

Каролина украдкой наблюдала за Дэном. Она никак не могла понять, какой он. Иногда ей казалось, что юноша очень мужественный: он отлично сложен, видно, что занимался спортом, а не простозаглядывал в зал. Его голубые глаза иногда были такими непроницаемыми, иногда – решительными, но только когда ее нет рядом. В ее присутствии Дэн казался таким неуверенным и мягким. Каролина за год не смогла понять его, и эта загадочность лишь подогревала ее интерес, делая юношу более притягательным. Он никогда не увивался за девочками, казалось, был замкнутым и одиноким. То, что молодой человек общается с ней можно назвать чудом.

Каролина начала вспоминать их первую встречу, в институте. Она шла со стаканчиком кофе в руке и увидела симпатичного парня. Он стоял и читал расписание. Каролина не смогла не пройти мимо и как бы случайно вылила на него кофе, хорошо, что тот успел остыть и не был очень горячим. Парень покраснел от злости, но потом посмотрел на Каролину и промолчал.

– Прости, я случайно, я... Ну не заметила, что ли? – наиграно смущаясь, сказала Кара.

– Ничего, бывает.

– Спасти рубашку шансов нет, теперь я должна тебе новую .

– Ничего страшного, спасибо за заботу.

– Я Каролина! Я тут учусь! – улыбнулась Каролина. – А ты?

– Дэн! Прости, мне некогда. Я должен идти.

– И что? Ты больше ничего мне не скажешь? Например: давай встретимся? Может завтра, после занятий, в пиццерии?

Дэн слегка растерялся от такого напора.

– Я даже не знаю. Пока не могу сказать. Давай завтра решим.

Воспоминания Каролины прервали крики из парка.

– Что это? – с тревогой спросила Каролина, глядя на Дэна.

– Я не знаю, надо пойти посмотреть. Может, нужна помощь кому-то.

Крики повторились. Каролина с Дэном побежали на крики. Подбегая, они увидели темный джип, спешащий прочь из парка. Где-то в глубине деревьев слышались странные звуки, не то стоны, не то хрипы. Дэн направился к темному пятну,выделяющемуся на снегу, на ходу крикнув Каре

– Звони 911.

– О Боже, Дэн, что там?

-Тут парень с огнестрельными и, похоже, еще и ножевыми ранениями.

– Нет! – еле слышно прошептал голос, – не надо 911, мне нельзя...

И потерял сознание.

– Дэн, ну что там?

– Ему нужна помощь, но в больницу его нельзя.

– А если он не выживет, что тогда? Как ты будешь объяснять, откуда у тебя труп?

– Мне надо позвонить.

Дэн достал телефон и позвонил. Очень быстро объяснил ситуацию, после чего снял с себя куртку и накинул ее на парня. Юноша поднял на руки пошел в сторону тропинки, которая выводила на проезжую часть парка. Каролину обуревали смешанные чувства, но она уверено шла за ним. Она шла и думала о том, как же Дэн меняется. Он только что был таким застенчивым юношей, а сейчас перед ней сильный и уверенный в себе мужчина.

– Какой же он тяжелый. – Прервал Дэн мысли Каролины.

– Может, я смогу чем-то помочь?

– Ты хочешь взять его на руки и немного пронести? – язвительно и с усмешкой спросил Дэн.

– Боюсь, что не справлюсь

– Да уж… не надо… Мы уже пришли.

Из-за поворота показалась машина и остановилась возле ребят. Из нее вышел парень, и не мешкая открыл заднюю дверь. Дэн положил раненого на заднее сидение и сел рядом.

– Садись вперед! – скомандовал Дэн Каролине. Не колеблясь ни минуты, Каролина прыгнула в машину. Водитель сел за руль, и машина тронулась. Каролина сидела молча, пытаясь понять, что происходит.

– Свидание, я смотрю, у тебя удалось, а Дэн? – с ухмылкой спросил водитель.

– Отвали. Давай лучше быстрее, а то еще не довезем его.

– Я позвонил доку, он уже на месте.

– Это хорошо!

Каролина хотела спросить, куда же они едут, но тут у нее зазвонил телефон. Звонила Натали.

– Алло.

– Кар, ну ты где? Идешь ты или как? Скоро закроют кампуси все. Тебя уже не пропустят.

– Привет. Нет, Нат. Я тебе как раз хотела позвонить и сказать, что я не приеду.

– Ты по дороге домой к себе или к своему любимому? – Наталья засмеялась.

Каролину раздражал данный разговор, ее вдруг накрыло осознание того,что она едет в чужой машине с Дэном, каким-то незнакомым парнем и еще с одним, почти мертвым. Сдерживая свое раздражение, Каролина, пытаясь говорить весело, сказала подруге.

– Нат, ты не переживай, я тебе потом почти все расскажу. А сейчас прости, но мне на данный момент не очень удобно говорить, так что дорогая, увидимся завтра. Целую тебя. Пока-пока.

Кара убрала телефон в сумочку. Дальше путь проходил в тишине, каждый думал о своем, пока машина не остановилась около ворот незнакомого особняка. Ворота открылись, и они въехали во двор. К машине подошлиребята невысокого роста, но спортивного телосложения. Этакие крепыши. Дэн вышел к ним, быстро что-то сказал, ребята переложили раненого на носилки и отправились в дом.

Дэн повернулся и подошел к машине, открыл дверь, где сидела Каролина.

– Пойдем, зайдем в дом. Я тебе налью чай и потом отвезу домой.

– Домой? Нет. Я на такси доеду.. Тут не очень далеко.

– Я знаю. Но я сам отвезу тебя. И пора уже познакомится с твоей сестрой.

– Сестрой?

– Ну да.

Дэн помог выйти Каролине из машины. Девушка была в полной растерянности. Откуда он знает про сестру? Домой? Почему домой? Ведь она тщательно скрывала то, где она живет, и вообще не говорила о сестре.

Они зашли в дом. В коридоре горел приглушенный свет, но было видно то, что прихожая обставлена со вкусом. Дэн провел гостью на кухню. Кухня была вся из дуба.

– Присядь, я налью тебе чай. Тебе какой?

– Зеленый и без сахара.

– Ок.

– Может, объяснишь? Я что-то пропустила?

– Скорее, упустила. Но это не страшно. Ты просто сейчас позвони сестре и скажи, что в течение часа ты будешь дома.

– А с чего ты взял?

– Что, у тебя есть сестра? – Дэн засмеялся. – Мне было забавно наблюдать за тобой, как ты разыгрываешь простую девушку, которая живет в университетском кампусе

– Но как...

– Это пока неважно, я тебе потом все расскажу. А пока позвони Элеоноре. Она, скорее всего, волнуется,уже поздно.

Двор был большой и очень ухоженный, это сразу бросалось в глаза. Огромный особняк. Крыльцо с массивными колоннами. Каре всегда восхищали здания с колоннами и старинными фасадами. Такие же старинные фонари освещали зеленую лужайку и подъезд к дому.

-Как быстро и странно закончилась зимняя сказка. – Вздохнула Кара

От грустных мыслей ее отвлекли мужские голоса...

Глава 3

Элеонора сидела в гостиной с чашкой горячего и ароматного кофе. После поездки верхом девушка прибывала в замечательном настроении. Приглушенный свет в гостиной способствовал размышлениям, о предстоящих делах.

– Привет. А вот и мы.

– О, Кара, здорово, что ты так быстро, даже странно. Обычно твое через час – это значит: “Не жди меня в ближайшие три – четыре часа”

Элеонора встала с дивана и пошла в сторону прихожей. С Каролиной стоял Дэн.

– Здравствуйте, Элеонора. Я Дэн, друг Кары. Надеюсь, вы не возражаете, что мы так поздно и вдвоем?

– Да нет. Просто несколько неожиданно. – Элеонора посмотрела вопросительно и с интересом на Кару и на Дэна. Неужели Каролина настолько влюблена, что даже пригласила парня домой? Очень странно. Но вслух произнесла другое.

– Приятно познакомиться. Чай или кофе?

– Я думаю, лучше кофейку и присядем поговорить.

Каролина была удивлена всем происходящем. Дэн был другим. Он был таким уверенным в себе,что она едва могла отвести взгляд. Но мысль, что этот человек знает о ней все, что он совершенно не тот, с кем она знакома, ее пугала.

– Я, с вашего разрешения, пойду, приму душ и переоденусь. – сказала Кара и направилась наверх в свою комнату.

– Кара, с тобой все в порядке? Ты меня пугаешь немного!

– Эл, все нормально. Мне просто нужно в душ и переодеться. А вы пока с Дэном познакомьтесь и поговорите. Я быстро.

Каролина поднималась на второй этаж, а Элла в недоумении смотрела ей вслед.

– Ну что же. Пойдемте на кухню. – сказала Элла, пытаясь улыбаться – Будем общаться, знакомиться и пить кофе.

– У вас красивый дом!

– Спасибо. Ну, Дэн, рассказывайте, кто вы? Откуда? Чем занимаетесь?

– Ну, для начала предлагаю перейти на "ты"!

– Согласна. Начинай свой рассказ. Я вся во внимании. Только не затягивай о пустяках и поскорее переходи к тому, что такого произошло, что вы вместе с Карой вечером оказались в нашем доме. Это на самом деле несколько странно.

– От тебя ничего не утаить! – улыбнулся Дэн.

– Я жду!

– Ну что же… Зовут меня Дэн, я из Лос-Анджелес, мне 29 лет, занимаюсь спортом, вредных привычек почти нет, учусь с Карой в одном институте, получаю второе высшее. Первое – экономическое, ну а сейчас – юридическое. Родители живы и здоровы,также живут в городе Ангелов.Влюблен в твою сестру. – Дэн с улыбкой завершил свое резюме.

– Допустим. А что случилось сегодня? – спросила Элла, наливая кофе.

– Да ничего особенного. У нас было замечательное свидание, в конце которого мы спасли жизнь одному парню. Его ранили , но все обошлось. Мы оказались рядом и смогли ему помочь. Теперь он в безопасном месте, и его здоровью уже ничего не угрожает. После этого я решил сам отвезти Кару домой. Ну, вот как-то так.

Элеонора смотрела на Дэна, пытаясь понять, шутит ли он. Но поняла, что, скорее всего, это все реально, и он говорит чистую правду.

– А теперь можно о том, что произошло в парке, немного подробнее?! А самое главное – не пропустить момент, когда моя сестра рассказала тебе обо мне и о том, где мы живем...

Дэн начал рассказывать Элле все подробности о событияхв парке. Но момент о том, когда он узнал о том, кто такая Кара, где она живет, пока решил проигнорировать и сделать вид, что эту часть вопроса он просто не услышал.

Тем временем Кара поднялась к себе в комнату, зашла в ванную, скинула с себя всю одежду и выбросила ее в мусорное ведро, включила душ и встала под поток обжигающей воды. Она все думала о том, что же произошло. Дэн такой разный. Как это возможно? Откуда он знает столько о ней? Где она была неосторожной? Где она проговорилась? Где повела себя не так? Откуда он знает, где она живет? Столько вопросов – и ни одного ответа! Каролина выключила воду, укуталась в банный халат и вышла из ванной, облачившись в мягкий и самый любимый розовый спортивный костюм, подсушила волосы феном, завязала их в пучок и пошла на кухню. Спустившись на первый этаж, Каролина замерла. Она слышала рассказ Дэна, но не это привлекло ее внимание – из гостиной послышался какой-то шорох.

Каролина поднялась на несколько ступенек наверх, шаги ее были бесшумны, так как она предпочитала носки домашним тапочкам. Она присела в пролете за колонной и стала ждать. С одной стороны, было жутко интересно и страшновато, а с другой – было какое-то странное предчувствие, и из чувства самосохранения пришлось затаиться и сидеть. Поборов сильное желание побежать в комнату и спрятаться под одеяло, как в детстве, Кара продолжила наблюдение. Тут она увидела тень.Огромную черную тень, которая аккуратно, на цыпочках вышла из гостиной и направилась в сторону кухни. Тень обернулась в сторону Кары и, убедившись, что никого нет, тихо пошла к кухне.

"Боже, какой же он огромный. Это же почти Терминатор. Что же делать?" – подумала Кара, такого жуткого голоса Кара не слышала никогда...

– Ну надо же, какая компания! Две собаки, только вот щенка не хватает! Что, надоела младшая сестренка, перекинулся на старшую?

– А вы кто такой? Как попали в мой дом? – пылая от злости, спросила Элла. Она начала вставать из-за стола, но Дэн взял ее за руку и усадил на место.

– Мы знакомы? Просто ты так уверенно о многом говоришь, а лицо прячешь.

Тень громко засмеялась.

– Мы не знакомы лично. Но вот заочно ты наверняка о моей персоне наслышан. А вот о тебе, о твоих делах я знаю достаточно, для того чтобы не быть идиотом и не убить тебя прямо сейчас, ведь от тебя можно получить не только много информации, но еще и финансовое благополучие, разбогатеть немного, так сказать. Вот к нашей красавице у меня другое предложение. Только для того, чтобы договор был честный, мне бы щенка вашего. Кстати... а где наша девочка?

Каролина была в гневе. Она была готова убить эту огромную тень. Но как? Чем? И почему ни одна собака во дворе не издала никакого шума? Каролина кинулась в комнату для гостей, вспомнив, что летом приезжал в гости их двоюродный брат, и оставил бейсбольную биту.

«Я надеюсь, Алек не обидится, что я ею воспользуюсь не совсем по назначению. Но если учесть, что голова этого теневого гада – похожа мячик, просто большой, то бита будет использована почти по назначению», – размышляла на ходу девушка.

Каролина взяла биту и так же тихо вышла из комнаты для гостей, спустилась вниз и стала прислушиваться, ктогде находится. Звуки доносились все также с кухни. Больше звуков не было нигде. Кара прокралась к кухне. На ее счастье, Тень стоял к ней спиной и злорадно издевался над Эллой и Дэном.

– Ну так что, так и будем молчать? Где ваша девочка? Или вы решили оба ее куда-то отправить, чтобы покувыркаться и …, – больше он ничего не смог сказать, а просто рухнул на пол с глухим звуком, как мешок.

– Молодец, Кара, сразу видно, что ты из бойцовой породы! – сказал Дэн и быстро подскочил к туше, лежавшей на полу. Посмотрев на Кару и Эллу, Дэн прикрикнул:

– Девочки, очнитесь! Может, мне кто-нибудь даст веревку? Этот бугай живой, просто в отключке, но не думаю, что надолго.

Дэн быстро осматривал карманы. Он забрал пистолет, еще один пистолет достал из ботинка, телефон, ключи. Элла, придя в себя, принесла веревку и скотч.

– О, спасибо!

Дэн связал руки и ноги бугаю.

– Девочки, я хоть и не жалуюсь на здоровье, но буду очень признателен, если вы поможете мне его посадить на стул.

Кара подвинула стул ближе. Втроем они усадили этого бугая, не проронив ни слова. Дэн еще раз связал ему руки и ноги, только уже скотчем, и примотал их к стулу.

Элла подошла к графину с водой и налила себе воды. Кара набралась смелости и подошла к тени, хотя тенью он ей уже не казался, скорее всего, это черная и очень пугающая туша. Кара подошла, набрала полную грудь воздуха и сдернула черную шапку с головы незнакомца.– О, Боже! – воскликнула Элла, едва не поперхнувшись водой. – Какой кошмар! Я его знаю. Это Пол Броуди.

Глава 4

Июль. Элеонора гуляла по пляжу в Майами, прямо по кромке воды.

– Привет, – сказал незнакомый голос.

Элеонора оглянулась. Перед ней стоял молодой, высокий, плотного телосложения русый парень с серо-голубыми глазами. Юноша улыбался, но он был такой большой, что Элла почувствовала себя маленьким ребенком. Справившись с чувством неловкого страха, Элла улыбнулась и приветливо ответила:

– Добрый день!

– А почему такая красивая девушка гуляет одна?

– А разве обязательно быть с сопровождением? Иногда полезно побыть одной.

– Ну, возможно. Меня зовут Пол. Тоже гуляю, но не один. Я с другом.

Тут Элла обратила внимание на маленькую собачку, которая бегала рядом с Полом.

– Боже, какая прелесть!

Элла присела на корточки и протянула руку к собачке. Пес, не теряя времени, подбежал к девушке, понюхал ее руку, после чего позволил ей себя погладить. Элла улыбнулась псу и почесала за ухом.

– Ты ему понравилась!

– Спасибо. Очень приятно!

– Давай я провожу тебя! Ты где остановилась? Ты, может, и смелая девочка, но вечером одной в нашем районе не очень хорошо гулять. Это ладно, я такой добрый, но есть и другие.

Элла засмеялась:

– Да нет. Спасибо. Я уже неделю тут гуляю одна, а завтра уже возвращаюсь домой. Мой отель совсем рядом. Просто хочется насладиться тишиной и одиночеством еще немного.

– Это мне намек на то, чтобы я проваливал? – с улыбкой спросил Пол.

– Ну почему же проваливал. Пляж большой и я думаю, что вам и вашему другу хватит места погулять. Спасибо, что составили компанию, – также с улыбкой произнесла Элла. –

Было приятно познакомиться. Всего доброго.

– Но ты так и не сказала как, тебя зовут. Знакомство не совсем полное!

– Ох, простите. Я Элеонора!

Элла протянула руку для рукопожатия. Пол с нежностью взял ее ладонь, наклонился и поцеловал тыльную сторону ладони.

– Ну вот, теперь на самом деле приятно. Так откуда вы к нам? Почему завтра домой? Может, еще останетесь? Я с огромным удовольствием покажу вам красивые и памятные места.

– Нет, спасибо, мне нужно домой. Завтра возвращаюсь в Лос-Анджелес, самым первым самолетом. А теперь простите, но я правда хочу еще немного побыть одна. После я сама дойду до отеля. Всего доброго.

Элла еще раз наклонилась и погладила пса, помахала рукой Полу и пошла опять вдоль моря по кромке воды. Пляж был почти пустой, только влюбленные пары сидели на барханах. Еще немного погуляв, Элеонора направилась в сторону отеля. Зайдя внутрь, она увидела Пола. Молодой человек оживленно с кем-то разговаривал, но с кем именно, она не заметила, его скрывала колонна. Элла подошла к стойке и взяла ключи. Она очень хотела незаметно проскользнуть в номер, но Пол заметил ее раньше.

– Элеонора.

– Пол?

– Я так рад нашей новой встрече! Дважды за один вечер — это что-то да значит.

– Я не думаю. Скорее совпадение! Простите, но мне нужно еще собрать вещи. Завтра мне рано вставать, так что я пойду в номер к себе, а вам – удачного вечера.

– До встречи, красавица. Не смею задерживать!

– Всего доброго!

Элеонора поднималась на второй этаж. Ее терзали странные мысли: «Откуда этот Пол взялся? Ну, на пляже – куда ни шло. Но в гостинице? Странное чувство, что за ней следят. И почему до встречи? Странно как-то! Хотя, может, я себя просто накручиваю. Дело закончено, и мы его выиграли. Никаких угроз ни с чьей стороны не было. Так что, наверное, зря я так». Элла зашла в свой номер, закрыла дверь и пошла в душ. Выйдя в коротком халатике, она причесала и высушила волосы феном, после начала собирать свой чемодан. Оглядев номер, подумала, что ничего не забыла, закрыла чемодан, проверила свою сумку и, окончательно убедившись, что ничего не забыла, легла спать.

Утром в аэропорту Эллу начало одолевать какое-то непонятное чувство. Элла не боялась летать, но это было что-то такое, что она не могла себе объяснить. И тут за спиной она услышала знакомый голос:

– Пол Броуди. Здравствуйте, я не опоздал?

Элла обернулась на голос и увидела вчерашнего парня. Он заигрывал с девушкой на регистрации билетов. Элеонора отвернулась и поскорее пошла на посадку. Ну не один же самолет сейчас должен улететь! Может, это только совпадение. Но Элла сильно ошибалась. Пройдя паспортный контроль, девушка пошла в бар в зале ожидания. Она уже почти допила кофе, когда услышала, что посадка на ее рейс объявлена. Не спеша Элла взяла свою сумочку и пошла к выходу на рейс. Пройдя в самолет, нашла свое место у окна. Устроившись, Элла подумала о том, как же хорошо возвращаться домой. Но тут ее мысль была перебита довольным голосом Пола:

– Привет, красотка! Это, наверное, судьба. За такой короткий промежуток времени три раза встретиться! Я, теперь, просто обязан на тебе женится! Это судьба! Я уверен!

– Доброе утро! Насчет встреч ничего не могу сказать, а то, что касается предложения, я пас.

Элла старалась быть очень приветливой, хотя в душе у нее пылал ураган. Ей очень хотелось грубо отшить этого нахала. Она была уверена, что это все не совсем случайность.

– Так ты его знаешь? – удивился Дэн. – Кто он такой?

– Без понятия! В июле, когда я была в Майами, он подходил ко мне на пляже, после я его встретила в гостинице, и в завершение мы летели с ним в одном самолете. После этого я пару раз встречала его в Лос-Анджелес. Один раз – на выставке, а второй... не помню!

– Эл! – тихим голосом спросила Кара. – А что ему от нас надо? Зачем он пришел? Почему он нам всем угрожал?

– Если бы я знала!

Тем временем Пол начал приходить в себя. Когда он открыл глаза, он не очень понял, что происходит, но потом начал все вспоминать, и его взгляд менялся очень быстро! Глаза Пола были полны ненависти и гнева. Он пытался освободить руки и при этом мычал, так как ничего не мог сказать из-за заклеенного скотчем рта.

– Не кипятись! – сказал Дэн, подходя к нему. – Давай так: я тебе сейчас дам возможность говорить, но только не ори! Думаю, сейчас ты не в том положении, чтобы кричать, бросаться оскорблениями и всякими гадостями. Пол кивнул. – Вот и отлично. Дэн отклеил скотч, и Пол рыкнул от боли: – Вам все равно мало осталось. Минут через пятнадцать тут будут еще ребята, и вам уже не удастся сбежать и бит на всех не хватит. Пол рассмеялся.

– Ну, значит, у нас в любом случае есть шанс. Мы можем вызвать полицию, а также мы можем позвонить еще кому-то, избавится от тебя и уехать.

– Можешь, не спорю. Только вот как долго вы будете прятаться втроем?

Дэн взял телефон и вышел из кухни. Пол опять начал смеяться. К нему подошла Элеонора и спросила:

– Пол, в июле, в Майами зачем ты подошел ко мне? Что ты хотел? Ведь это же не случайность была? Или я ошибаюсь? Если я правильно понимаю, то в Лос-Анджелес и Glendale мимолетные встречи также были не случайны?!

– Красавица, твоя умная головка тебе мешает жить! Я тебе сделал предложение в самолете, а ты отказалась. А вот отказывать таким парням как я – это нехорошо.

– Он тебе предлагал выйти за него замуж, и ты мне ничего не сказала?

Кара была настолько возмущена, что у нее покраснели щеки.

– Кар, уймись.

– Уймись?!

– Да дорогая, успокойся. Это было не совсем предложение. На тот момент мы друг друга знали от силы часов семь. А виделись и общались в общей сложности минут сорок.

– А, ну тогда ладно. А то я подумала, что ты стала скрывать от меня очень важные события.

– Вот до чего мне нравятся женщины! Им говоришь, что им жить осталось мало, а они пытаются выяснить, кто им что сказал или не сказал. Забавно. Самое интересное, что ведь я тебе, Эллочка, сегодня утром подкинул конверт, когда ты была в ванной, прямо тебе в комнату, а ты не прислушалась к моим словам. А ведь там я тебе написал все довольно честно и откровенно.

– Какой конверт? – в недоумении спросила Элла.

– Розовый конверт. Я был уверен, что он привлечет твое внимание, и ты обязательно его откроешь, прочтешь и сделаешь все правильно. Но я ошибся.

– Да нет. Ты не ошибся! Этот конверт действительно привлек мое внимание. Только он оказался не в моей комнате, а в комнате Кары, а у меня нет привычки читать чужую почту. Так что да, ты ошибся.

– Вот зараза! Я был уверен, что это твоя комната. Ты же постоянно у окна была: то шторы поправляла, то закрывала, то уборку делала в этой комнате.

– И ты даже не прочла? – удивилась Кара, проигнорировав Пола.

– Я думала ты обо мне лучшего мнения. Конечно же я не читала! Я решила, если ты сочтешь нужным, то расскажешь мне все сама.

В это время на кухню зашел Дэн:– Девочки, дела не очень хороши, если верить нашему другу. Если на самом деле минут через десять–пятнадцать приедут такие же мордовороты, как и он, то мы просто физически не успеем уйти. А в качестве оружия – бита и та пара пистолетов, что я у него нашел, к огромному сожалению, погоды не сделают. Мои ребята смогут приехать максимум через минут двадцать – двадцать пять.

– И что ты предлагаешь? – спросила Кара.

– Выбор, конечно, есть: или мы пытаемся уйти, или стоим до последнего и ожидаем подкрепления.

– Просто отлично! Ни один из вариантов нам не подходит. Мы не трусы – это раз, и из своего дома уходить не намерены – это два. А потом, меня не устраивает, что кто-то хочет зайти в наш дом и что-то тут громить.

– Кара! – попыталась успокоить сестру Элеонора. – Я, конечно, рада тому, что ты, как орлица, защищаешь наше гнездышко, но у меня есть идея получше.

С этими словами Элла поспешила с кухни, проигнорировав удивленные лица ребят. Дэн и Кара услышали как Элла вошла в подвал и уже через несколько минут их удивлению не было предела. Элла вернулась не одна,позади нее стояли огромные волки.

– Знакомьтесь, – улыбнулась девушка, – это наши друзья. Они не подпустят никого к нашему дому. Это- Элла коснулась шерсти огромного черного волка— вожак, зовут его Ред. В доме около тридцати пяти волков, на улице около ста, так что можно спокойно допить кофе. Только, с вашего позволения, я отлучусь на пару минут – мне нужно переодеться.

Элеонора вышла и поднялась наверх, за ней последовала огромная рыжая волчица.

Дэн и Кара были на грани паники и боялись пошевелиться. Тем временем один из волков подошел к Полу, который сидел и старался даже не дышать:– Что тебе надо от меня, псина? Я и так связан, так что иди и скалься своей вонючей пастью на кого-то другого.

Но волк даже не думал отходить, он только обнюхивал Пола и продолжал скалиться.

Через некоторое время спустилась Элеонора. Она выглядела просто великолепно: завязанные в пучок волосы, темные брови, карие глаза, которые почему-то сейчас, казалось, имеют зеленый оттенок, обтягивающие точеную фигурку кожаныебрюки ичерный топне оставляли места для фантазии, а ботфорты на шпильках эффектно дополняли образ.

– Ого, – удивленно воскликнула Кара, – только не хватает кнута. В честь чего такой наряд? Ты собралась пытать Пола?

– Ты многого не знаешь, Кара, - усмехнулась Элеонора,- но, думаю, что пришло время тебе многое показать и рассказать.

Глава 5

С улицы раздался истошный крик, потом еще один, а потом послышались выстрелы. Буквально через 5 минут настала полная тишина.– Вот теперь мы можем ехать, – сказала Элла, поглаживая за ухом Реда.

– Куда? Я никуда не поеду! А Дэн? А этот амбал?

– Дэн поедет к себе, с Полом разберется его новый друг, а нам с тобой надо доехать до одного места. Правда, займет это много времени. Тебе пора узнать все о нас.

– Девочки, ничего, что я тут? Мне бы очень не хотелось вас оставлять одних. Я приехал не избавиться от вас, наоборот, хотел сегодня попросить Кару выйти за меня замуж.

Кара в недоумении посмотрела на Дэна:– Что ты хотел сделать? Куда ты меня хотел позвать? Какое предложение? Ты чего? Совсем, что ли? Или на тебя так произвел впечатление сегодняшний день? Так он закончился, иди домой. Я не собираюсь пока замуж, по крайней мере, в ближайшие лет двадцать, а потом могу подумать, если, конечно, твое предложение на тот момент останется в силе.

Дэну надоело слушатьбред, что несла Кара, он просто подошел к ней и, заглянув в ее глаза, произнес:– Я так долго пытался понять, что ты за человек, и вот сегодня понял: ты очень милое чудовище и просто обязана стать моей женой.

Элла засмеялась:– Дэн, я, конечно, понимаю, что ты романтик, но тебе придется повременить немного с предложением. Кара должна понять и принять, кто она на самом деле. И только потом вы сможете решить, кто для кого создан. Кара, а ты пойди и позвони Натали. Скажи, что мы с тобой срочно летим за границу, так как там у нас есть тетушка, которая очень плохо себя чувствует. Мы первым рейсом вылетаем к ней.– Ты шутишь? Тетушка? А где же она была раньше? И вообще, откуда тут эти волки? Элла, я ничего не понимаю. Я не сдвинусь с этого места, пока ты мне не объяснишь то, что тут происходит.

Кара даже притопнула ногой, как бы в доказательство и подтверждение своих слов. Но тут к ней подошел белоснежный волк и носом подтолкнул ее в пятую точку:– Ну или сдвинусь и пойду. – вздрогнув сказала Кара.– Тебе не нужно бояться. Они могут тебя только защитить или спасти, но не навредить!– Очень интересно! Откуда же взялись эти… эти... замечательные животные? – Кара во время прикусила язык.– Не язви!– Я не язвлю! Я только хочу понять, что тут происходит. То какие-то бандиты то стреляют, то хотят убить, то... Теперьволки! Я перестала что либо понимать и я на грани. Я сейчас взорвусь.

Кару начало потряхивать, и Элла поняла, что у сестры назревает нешуточная истерика.– Кара! – Дэн подошел к Каре и обнял ее за плечи. – Не надо так переживать. Просто нужно успокоиться, довериться сестре и все встанет на свои места. В таком состоянии ты можешь только навредить.– Кому?– В первую очередь себе. Возьми уже себя в руки. Бандитов битой обезвреживать ты можешь, а выслушатьсестру и потихоньку во все вникнуть и понять – это для тебя так сложно? А если ты будешь психовать, то сделаешь только хуже.

Дэн приобнял Кару и погладил ее по голове, как маленькую девочку.

Элеонора смотрела на молодых и понимала, чтосестра не готова знать всю правду. «По крайней мере, она не справится сама с тем, что ей предстоит узнать. Но Дэн… неизвестно, кто он, как он отнесется ко всему увиденному и услышанному. Сейчас он кажется очень сильным, заботливым и любящим. А потом? Что будет потом? Как он отреагирует? Он может разбить Каре сердце, и еще больше усложнить ситуацию. А если он кому-то расскажет? Этого просто нельзя допустить. Что же делать?»

Размышления Эллы прервал Пол:– Может, от меня кто-нибудь уберет эту псину?– Ох, я про тебя совсем забыла.

Элеонора подошла к Полу, посмотрела на него с сожалением:– Эх. Жаль мне тебя! Ты выбрал себе добычу не по зубам и сам стал добычей.

Элла погладила волка за ухом, взяла нож и перерезала скотч, тем самым освободив Пола. Некогда бывшая теневая глыба потер затекшие руки, резко встал, но тут же сел на место, так как услышал приглушенные рык волка, стоящего рядом.– Ты же понимаешь, что сейчас не стоит делать глупостей, или все же не понимаешь?

Элла смотрела на Пола, пытаясь понять, чего же он хочет: сбежать, опять на кого-то напасть или еще что-то..– Красавица, ты просто не поняла, во что ты встряла. Ты просто не понимаешь! Зачем тебе эта война? Зачем тебе эти разборки? Просто отдай все то, что мне нужно – и все! Только тогда тебя, всех твоих родных и друзей оставят в покое.– Я не могу, и ты это хорошо понимаешь! У тебя сейчас есть выбор – остаться с нами, или тебя проводит красавица Регина!

Элла посмотрела на зверя, стоящего рядом, и улыбнулась ему. Это была крупная волчица дымчатого окраса с голубыми глазами. Волчица посмотрела на Эллу и завиляла хвостом. Элла погладила Регину и улыбнулась ей:– Ну что, милая, отдать его тебе?

Волчица посмотрела на девушку и потерлась своей большой мягкой головой о ее руку.– Ну что же... Тогда он твой.

Элла посмотрела на Пола и, усмехнувшись, произнесла:– Пол, ты везунчик, но, правда, только в том случае, если будешь послушным и покладистым.– Да ты сдурела... Да как так можно? Да тебя посадят! Да ты… Да ведь я же тебя...

Регина толкнула Пола, извергающего разнообразные угрозы и проклятия, носом, немного оскалившись.– Пол, пойдем. Я вас провожу в подвал, до выхода, а там советую следовать за Региной. Считай, что она сделала тебе предложение, от которого нельзя отказаться.– Но всегда должен быть выбор! – с Пола слетела напускная уверенность.– Согласна. Но на данный момент он не очень разнообразный: или живи, но будь послушным, либо просто умри.

Элеонора направилась к выходу. Проходя мимо сестры и Дэна, она обратилась к последнему:– Буду тебе признательна, если ты сможешь проводить Кару в ее комнату и поможешь собрать вещи. Много не нужно, только самое необходимое. Мы летим в теплые края. Вылетаем завтра утром. Если ты летишь с нами – поспеши. Нужны будут документы и опять же только самое необходимое.– А куда мы летим?– В теплые края. Телефон тебе там не понадобится. Там вообще ничего не понадобится. Ты должен понимать, тебе очень опасно знать о том, кто мы, куда летим, что делаем и так далее. Так что ты можешь отказаться. Так как если ты расскажешь кому-то или даже намекнешь, тебя просто найдут – и все… Я тебе на самом деле по-дружески рекомендую хорошо все обдумать , и если все же хочешь остаться с Карой, то насколько сильно?– Не думай, что я идиот. Я все понимаю. Я полностью с вами и за вас.– Я предупредила.

– А я тебя услышал.

Элла вышла из кухни, за ней шел Пол, робко оглядываясь по сторонам, так как за ним шла довольная волчица, и вокруг было тоже много волков. Элла открыла дверь, ведущую в подвал, и пропустила всех волков. Их было много. Все волки, проходя мимо девушки, опускали голову, как бы приветствуя ее. Элла, в свою очередь, также кивала им головой и смотрела на них с огромной любовью, уважением и благодарностью.Пол подошел к двери и остановился:– Я не понимаю, что тут происходит, но я разберусь. Я со всеми вами разберусь. Я сам лично доберусь до каждого из вас: и до людей, и до этих животных...– Не кипятись. Не думаю, что у тебя появится желание делать что-то плохое. Просто смирись с тем, что произошло, и живи, наслаждаясь жизнью!– По-твоему, это жизнь?– Иди, Пол, ты всех задерживаешь. У вас еще долгая дорога, и у нас много дел.

Регина подтолкнула Пола, и он нехотя пошел вниз за другими огромными волками.

Растерянная Каролина сидела на своей кровати и смотрела в окно:– Я начинаю понимать, что очень многое пропустила. Элла всегда заботилась обо мне, а я... а я как неблагодарная, вечно чем-то недовольна, занята только собой и своими делами. Откуда взялись эти волки? Я за всю свою жизнь раза два спускалась в подвал и то, только для того, чтобы... Даже не помню, зачем я туда спускалась.– Кара, милая! Я не знаю, что тебе сказать. Я сам, если честно, в шоке! Ты не должна винить себя. Думаю, если б Элле было сложно или что-то пошло не так, она не стала бы сидеть и молчать. Она подошла и сказала бы, а судя по ее настрою и поведению, она не мешкая оттащила бы тебя куда надо и все тебе выложила. Так что не заостряй на этом внимание.– Наверное, ты прав, Дэн. Могу я у тебя кое-что спросить?

Кара посмотрела на Дэна глазами, полными волнения.

Дэн внимательно посмотрел на Кару и кивнул.– Куда мы ездили? Что это был за дом? Что за люди были в доме? Что это был за человек, которого ранили? Почему ты так ринулся его спасать? Что с ним теперь будет? Что теперь будет с нами? Что происходит?

Дэн понял, что Кара настолько близка к истерике, что вот-вот начнет кричать.

– Милая, давай по порядку. С нами все будет хорошо! Ты единственный человек, который мне нужен. Как только мы с тобой встретились, и ты пролила кофе, понял, что никакая другая девушка не может быть рядом. Только ты должна быть со мной. Только у тебя получилось заполнить ту пустоту в моей душе и в моем сердце, что жила там на протяжении долгих лет. Знаешь, я тогда, в столовой, был настолько рассержен, что готов был убить того, кто обрызгал меня кофе. Но когда повернулся и увидел тебя, эту неловкую улыбку, я испугался. Испугался того разряда, который пробежал по моему телу. Придя домой, долго думал о том, что это было. И случилось самое страшное и замечательное одновременно: я понял, что ты – тот человек, который мне нужен, с которым мне идти по жизни. Мне стало страшно оттого, что я также понимал и то, что ты девушка, которую нужно завоевать. Я начал узнавать о тебе, следить за тобой. Это было очень забавно. Мне доставляло много удовольствия наблюдать за тем, как ты не хотела показывать, что богата, а не простушка,что москвичка, а не приезжая. Я понимал, что для тебя важно, чтобы люди любили именно тебя, а не то, что тебя окружает, и не твое материальное состояние, а твой внутренний мир. Я полюбил тебя настолько сильно, что принял все то, что раскопал, и ни разу об этом не пожалел. И я ни за что не отступлюсь от тебя. Мне неважно, какие тайны еще нас ожидают, я только надеюсь на то, что ты меня не оттолкнешь, и мы будем с тобой одно целое. Не две половинки, а одно целое. Я клянусь тебе, что никогда не оставлю тебя. Я готов дать клятву на крови!

Дэн встал перед Карой на колени и посмотрел на нее глазами, полными любви и мольбы.

– Ты только не отталкивай меня, молю. Я буду тебе мужем, братом, рабом, слугой – кем скажешь. Только не отталкивай меня.

– Я даже представить не могла, что ты так сильно меня любишь! Это что-то непостижимое. Это немного пугает…

– Надеюсь, что своим признанием я ответил на ряд твоих вопросов. Что касается дома и ребят – это дом моего брата Антона. Ты, правда не видела его, так как его не было дома. У него всегда дома люди. Он очень занятой человек, несмотря на то, что сам сидит в инвалидном кресле. Я обязательно тебя с ним познакомлю. Он борется за мир и справедливость, так как сам пострадал от несправедливости. Водитель, который приезжал, – Макс. Он помогает во всем моему брату. Тони в свое время его спас, так же как и того парня, которого мы с тобой нашли в парке. Мы, как волки – санитары леса, только с той разницей, что мы не добиваем, а стараемся найти компромисс. Те, кто остаются с нами, становятся нашими братьями, предательства мы не терпим. Тот парень, которого мы нашли, будет жить. Кто он – узнаем, когда придет в себя. Но уверен, что с ним все будет хорошо. Теперь это наш очередной названый брат. Так что вот так. Все очень просто, и никаких сложностей. Еще есть вопросы?

– Есть! Почему ты так долго молчал и не говорил мне о своих чувствах? Почему со мной всегда был таким робким, правда, иногда ты менялся?

Кара смотрела на Дэна уже другими глазами. Она начинала понимать, что именно ей нравилось в нем и удерживало ее от момента прощания с ним.

– Я боялся тебе сказать, зная, что как только ты услышишь слова признания, то я тебе стану неинтересен. Я видел твое сомнение по отношению ко мне и старался тебя как-то удивлять, что ли.

– А! Меня удивлять! Играть со мной?!

Дэн понял, что Кара сейчас опять бросится в крайности, и ему ничего не оставалось, как просто уложить ее на кровать, придавив всем своим телом, и жадно впиться губами в ее губы. Каролина не ожидала ничего подобного. Все случилось так быстро, что она не успела понять, что же происходит. Она сначала пыталась вырваться из объятий Дэна, но потом сдалась и поддалась своим чувствам. Несколько минут они лежали на кровати и целовались. Их поцелуи были страстными, после плавно переходили в едва уловимые нежные прикосновения, и опять страсть. Но вдруг Дэн резко отстранился от Кары:

– Надо собирать вещи. Завтра выезжаем. Надеюсь, ты не забыла?

– Вот это самообладание! Я в шоке.

– Нет… Не надо быть шокированной, надо собираться!

Дэн напоследок чмокнул Кару в кончик носика и быстро встал, протянув Каре руку, чтобы она могла подняться.

Кара встала с кровати и подошла к шкафу, достала чемодан, кинула его на кровать и начала собирать вещи. Дэн наблюдал за Карой и не мог поверить в свое счастье: самая лучшая девушка на Земле – его. Но тут он увидел на тумбочке розовый конверт.– Это тот конверт, о котором сегодня шла речь?

Кара повернула голову в сторону тумбочки, на которую указал Дэн– Наверное.– Может, откроем и прочтем? Интересно же, что там пишут?– Думаю, будет правильно отдать его Элле, ведь, как выяснилось, это было написано ей, просто перепутали комнаты.– Да, но если бы ты этого не знала, то открыла этот конверт сама и все равно прочла бы его? Или нет?

В этот момент раздался тихий стук в дверь. Кара, ни минуты не мешкая, крикнула:– Входи.

Дверь в комнату открылась, и Элла аккуратно зашла в комнату:– Не помешала?– Разве ты можешь помешать?– Кар, прости меня. Я не хотела, чтобы на тебя это все сваливалось в таком масштабе. Я должна была тебе все рассказать еще раньше, но то не знала, как начать, то не получалось, то просто не понимала, как это правильно сделать.– Да ладно. Просто как-то очень много за один вечер: утром была девочкой, которая думала только о себе, а к вечеру… нет, точнее, за несколько часов все так поменялось, что я прямо и не знаю, как на все реагировать. Эл, скажи, что это за волки, и откуда они взялись?– Милая, я тебе обещаю: уже завтра ты узнаешь многое. Волки – это не просто наши друзья, это наша семья. Они всегда с нами, просто мы не всегда их видим, но они всегда оказываются в нужную минуту там, где нужно. И со многими из них ты уже знакома.

Элла многозначительно посмотрела на Дэна. Как же хорошо, что ей не придется решать его судьбу! Ред ей все дал понять: Дэн свой, и он до конца жизни будет предан ее сестре.– Надо же, какая я шустрая. Такая шустрая, что не замечала стаю волков, которая крутится вокруг меня каждый день, – язвительно сказала Кара. Но Элла не обратила внимания на ее сарказм.– Кара, мне бы хотелось взглянуть на тот конверт.– Не ты одна, мы тоже до твоего прихода хотели посмотреть на письмо сумасшедшего. Дэн, не подашь конверт?– Девушки, я могу не только подать, но и прочитать.– Буду признательна, – сказала Элла и присела на край кровати, наблюдая за тем, как Дэн взял конверт, поднес его к носу и понюхал, после чего достал листок бумаги и начал читать:

– Сильны ли мы?

Известен ли нам страх?

В наших глазах

Марта или вера?

Какое чувство

Бьет ключом в сердцах,

И чем пропитана

Вся наша атмосфера?

Ответ один:

Мы – дети чистоты,

Свободы дети,

Гордости и воли...

И мы сильны...

И нам – таким, как ты,

Чтобы узнать друг друга,

Не нужны пароли!

Надеюсь, что ты все поймешь и примешь верное решение!

Элла смотрела в одну точку, она пыталась понять столь глубокий смысл. Дэн еще раз перечитывал написанное, но также не мог понять, что именно хотел сказать автор в этом письме. Кара закрыла чемодан, громко вздохнула и произнесла:– Этот человек в тебя реально влюблен, но по каким-то причинам не может тебе это сказать. И он тебя отпустил, наверное. Или нет. Но то, что у него не все в порядке с головой – это факт… Я больше чем уверена, что это написал не он. Это слова человека глубокого и очень понимающего жизнь, глубоко смотрящего. Так что пусть "Дитя свободы, гордости и воли" идет своим путем. Я бы хотела узнать, кто автор, и почитать еще его стихи – наверняка они у него есть, еще есть. А так же, надо познакомиться и с ним лично – вдруг он сможет чем-то помочь? Может он хоть что-то да знает и сможет нам подсказать?

Глава 6

Элла и Дэн сидели на кухне и пили чай. Каролина с трудом, но уснула. Молчание прервал Дэн:– Эл... Ты все знаешь?– Ну, не уверена, что все, но кое-что знаю. Рада, что ты с Карой. Только готов ли к тому, что может случиться, когда она узнает правду?– Ну, я пока не думал об этом, для меня главное – быть рядом с ней!– Тебе придется набраться терпения: она долго не сможет смириться со своей судьбой. Я уже представляю ее выражение лица, когда она увидит. Но ты ее должен подготовить, как можно нежнее и аккуратнее.

-Мне кажется, ты недооцениваешь свою сестру. Она только с виду хрупкая и беззащитная, внутри нее тоже живет зверь, готовый постоять за себя и своих близких. Он, может быть, не такой холодный и расчетливый, как некоторые – Дэн многозначительно закатил глаза – но точно не слабый.

Элла улыбнулась:– Надеюсь, что ты прав.

-Ладно. Я быстро за документами – и вернусь. Завтра отправляемся в путь, и я наконец-то увижу семью.

– Да. Тебе почти удалось меня обмануть. Почему ты мне сразу не сказал, кто ты? Как Тони?– Я не знал, насколько ты в курсе. Прости. Тони очень переживает. Он почти не выходит из комнаты. Делает все, что может, но его пока ничего не радует,он все еще живет тем днем. Он не может никак простить предательства Ольги.– Да. Это было страшно для всех нас. Он взял удар полностью на себя. Помню, как наши старосты переживали и потом уже начали менять обычаи, идеи и вообще все положение.– Тони не жалеет о том, что он сделал, он жалеет лишь о том, что он не понял все раньше и не смог отличить ложь от правды.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Молодая девушка с рыжими волосами, в бежевых шортах и короткой майке лежала на траве с закрытыми глазами и улыбалась солнышку:– О чем мечтаешь?– Это Божественно: солнце, океан, мягкая трава и ты! О чем мне еще мечтать? У меня все есть. Я самый счастливый человек!

Девушка открыла глаза, приподнялась на локтях и посмотрела в глаза своему любимому:– Тони, почему ты не хочешь, чтобы мы постоянно были вместе? Ты то появляешься, то пропадаешь. Когда приезжаешь, у меня чувство, что я один-единственный человек на планете, но когда ты уходишь, забываешь обо мне.– Как я могу забыть? Я всегда помню о тебе и ни на минуту не забываю! Просто у меня есть дела, о которых я тебе пока не могу сказать. Несмотря на это, я думаю только о тебе. Ольга, ты для меня все. Ты моя жизнь..

Ольга посмотрела на Антона из-под ресниц. Его мускулистое и загорелое тело, голубые глаза, голос – словно бархат... Как же он хорош собой!

Ольга вскочила на ноги и побежала к океану, смеясь, прокричала:– Догоняй!

Тони ринулся за ней, но у него закружилась голова, и он упал на траву.– Ольга! Что со мной? Что ты мне дала?

Но к Антону подошла не Ольга, а трое крупных мужчин. Были слышны еще голоса. Голос Ольги то отдалялся, то приближался. Тони провалился в пустоту.

Открыв глаза, он не мог понять, где он находится: темная комната – какой-то подвал, так как пахло сыростью. Тони лежал и не мог понять, что же происходит. Мысли путались в голове. Что с Ольгой? Он хотел встать, но у него не получилось: Тони был крепко привязан к какой-то доске. Вдруг он услышал голос Ольги. Голос приближался. Открылась дверь:– Привет, милый! Как ты себя чувствуешь? Тебе не очень больно?

Ольга присела на корточки около Антона и нежно, кончиками пальцев начала поглаживать его плечи, шею, висок. Но во взгляде при этом не было любви, только холод… один холод...– Не стоит меня трогать! Зачем? Ольга, скажи, зачем?

Ольга встала и знаком показала, чтобы ей поставили стул. Его поднес молодой крепкий парень и поставил недалеко от Антона, положил на сидение подушечку и помог Ольге сесть. Присев и закинув ногу на ногу, девушка начала говорить:– Ну не стоит трогать, так не стоит. Хотя раньше тебе это очень даже нравилось, – Ольга засмеялась. – А насчет зачем... Ну, ты же и сам все понимаешь?– Нет. Ты знаешь о моих чувствах к тебе, знаешь, что я не жил и часа, не думая о тебе. Я не могу понять перемен.– Дорогой, о каких переменах идет речь? Я никогда не любила тебя. Все, что я хотела, – это добраться до твоей семьи. Но ты так все скрывал, что я никак не могла подобраться ближе. Все годы, которые я проводила рядом с тобой, меня уничтожали. Я поняла, что нет ничего проще, чем выпытать из тебя эту информацию. Ну а если нет, то тогда есть одна Марта, что когда ты будешь умирать, тебя прибежит спасать твоя свора, и вот тогда я точно получу то, что мне нужно.– А что тебе нужно?– Мне нужна только Лейла. Только она мне может дать то, что я хочу. Ведь только она решает, кому можно обращаться из женщин, а кому нет. Мне нужны ваша сила, ваша скорость.– Это невозможно: ни Лейлы, ни семьи уже нет в живых. Я один остался. И получить силу ты могла, только родив от меня, так как я единственный, кто остался.– Ты мне сейчас врешь!– Нет, Ольга, ни на грамм. Я пропадал не по работе, я искал хоть какие-то намеки на то, что хоть кто-то уцелел…– Ты врешь мне! – Ольга вскочила со стула с такой силой, что стул отлетел в сторону. – Я не верю ни одному твоему слову. Если все погибли, то мы бы об этом знали!– А разве ты не хотела уничтожить стаю?– Нет. Я же сказала, что мне нужна была только одна псина. Мне нет смысла вас всех уничтожать. По крайней мере, пока.– Ну, значит, кто-то другой устроил облаву. И тебе я должен был быть благодарен, так как я не слышал стаю, только когда отключался и был весь твой. В тот момент и был бой, в котором они все погибли.– Это наглая ложь.– Ну так узнай, что и как! Ведь ты же знаешь, как это сделать.

Ольга ходила из угла в угол и была в гневе. Она не могла успокоиться и начать мыслить хладнокровно. Девушка резко остановилась и отдала приказ:– Перережьте ему все мышцы и сухожилия на ногах, но не дайте ему обернуться, иначе никто из нас не уцелеет. Делайте порезы медленно, чтобы он не мог контролировать себя и призвал на помощь стаю.– Это глупо, Ольга, опомнись, что ты делаешь? Неужели ты не понимаешь?

Ольга ухмыльнулась:– Это ты не понимаешь того, что должен был понять уже давно: я никогда не любила тебя, ты мне всегда был до боли противен, но я должна была.

Ольга прервала свою речь и посмотрела с ненавистью на Антона. После чего она дала отмашку ребятам, и они приступили к указаниям.

Тони из последних сил держался, чтобы не обратится, иначе стая почувствует его боль и придет на помощь. Ольга не должна узнать правду. Она думала, что она знает его, но она ошибалась. Тони отключал все свои чувства и очень злился на себя. Он не мог понять, как он не смог разглядеть такую страшную и лживую игру. А ведь он полюбил ее всем сердцем.

Только одно могло спасти его и его семью: это полная пустота. Нужно отключить сердцебиение на час. Тогда Ольга подумает, что он погиб, и уйдет ни с чем. Но что потом? Как жить дальше?

Тони принял решение не думать сейчас ни о чем и закрыл глаза...

-------------------------------------------------------------------------------------------------

– Бедный Тони! Он всегда был жизнерадостным, всегда первым подставлял свое плечо. Я всегда видела в нем защитника, и мне никогда не было страшно, когда он находился рядом!– Да он и сейчас такой, просто большую часть времени сидит в своей комнате.– Я хочу его увидеть.– Не стоит. Он придет сам, когда это будет нужно, но не сейчас. Ты мне лучше скажи: как там дела с мистером Селлом?– Дело очень запутанное. У меня такое чувство, что его кто-то подставляет, и он даже знает, кто, но не говорит. Так что все очень сложно. Я нутром чувствую, что он невиновен, но также и опасаюсь того, что он в суде может сам встать и сказать, что он виноват, и возьмет вину на себя.– А ты вообще проверяла его?– Шутишь? Ред его проверил так, что ему уже и анализы сдавать не нужно.

Молодые засмеялись. Дэн встал, подошел к Элле со спины, приобнял ее и сказал:– Я тебя очень прошу: будь очень осторожна, я не хочу, чтобы моя любимая потеряла и тебя.– Обещаю!

Элла похлопала Дэна по руке. Дэн вышел из кухни со словами:– Я буду через час, ты пока собирай вещи. Утром выезжаем.– Хорошо кэп. Буду готова. Антону от меня – огромный привет. Скажи, что я по нему очень скучаю.

Элла встала, прибрала кухню и пошла в свою комнату. Она взяла чемодан и начала собирать вещи:– Главное, ничего не забыть

Элла подошла к своему туалетному столику, открыла ящик и достала оттуда шкатулку. Вынув из нее все цепочки и браслеты, она сняла дно и достала маленький ключик. Она подошла к большому зеркалу, которое было в ее комнате, и с боковой стороны воткнула ключик в скважину, прокрутив его два раза вперед, вытащила и пошла опять к шкатулке и достала кулон на цепочке. Открыв этот кулон, Элла поместила туда ключик.– Ну вот. Теперь у меня будет украшение с секретом, – вздохнула Элла и повесила цепочку на шею. Внимательно посмотрев на себя и на кулон, Элла тяжело вздохнулаи, отвернувшись от зеркала, пошла собирать вещи. Сложив все в чемодан, Элла решила принять душ.

Выйдя из ванной и облачившись в огромный белый пушистый халат, девушка едва коснулась головой подушки, как провалилась в сон. Разбудил ее аромат кофе. Открыв глаза, она увиделасестру, которая светилась от счастья и держала в руках поднос с кофе и теплой булочкой.

– Доброе утро, сестра. – Торжественно поприветствовала Кара

– Доброе, – Элла улыбнулась.– Ты меня приятно удивила. Так рано, да еще и с кофе?!

Кара присела на краешек кровати, поставила поднос на тумбочку у кровати и посмотрев на сестру, сказала.– Ну не только кофе, еще булочка. Теплая, я ее подогрела. Эл... Спасибо тебе большое... Ты такая молодец и Дэна с нами берешь, и мне позволяешь многое, и сама все решаешь, меня вечно оберегаешь. Знаешь, я решила, что теперь буду такой, как ты! Я буду делать все, как ты! Я буду наблюдать за тобой и даже разговаривать так, как ты! – Кара сейчас очень напоминала маленькую девочку, мечтающая быть похожа на своего кумира.

Элла очень надеялась, что Дэн прав насчет ее внутреннего зверя. Она скрыла свое волнение за мягкой улыбкой:

– Ну не надо совсемкак я. Я тебя люблю такой, какая ты есть! И не только я!

– Это ты про Дэна? Да он молодец! Я даже не думала, что он такой! Представляешь, я просыпаюсь утром и иду на кухню, чтобы сварить тебе кофе, а он спит в гостиной на диване. Я была так удивлена, что чуть не упала. Но я смогла тихо сварить кофе, не разбудив его, и пробраться незамеченной к тебе.

– Ты так считаешь? Может, он тебе это просто позволил?

– Да нет. Ты же знаешь, что у меня призвание ходить бесшумно.

– Ну, пусть будет по-твоему. Кофе изумительный, а булочка – супер. Спасибо тебе, дорогая.

Элла встала, поцеловала сестру в макушку и пошла переодеваться. Через 5 минут Элла вышла из ванной в красивом спортивном костюме шоколадного цвета. Волосы были заплетены в колосок.

– Ну ты и метеор, – удивленно сказала Кара, глядя на сестру. – Это я, наверное, никогда не научусь делать – так быстро собираться, да и заранее решить, что одеть, как причесаться. Наверное, еще не созрела для этого. Пойду теперь и я одеваться.

– Только поспеши: максимум через час мы должны выехать. А я пойду, приготовлю завтрак. Но не забывай: за тобой еще должок – твой фирменный стейк.

– Хорошо, не забуду. Но уже, как я понимаю, это не сегодня. Один вопрос: что мне надеть?– Одежду, желательно удобную для путешествия на машине, самолете, верхом, пешком, на велосипеде...

– Это шутка? Ты прикалываешься?

– Не-а.. Ни на грамм. И волосы собери в косу, чтоб не давили и не пушились.

– Ха-ха-ха... Как смешно. Не у тебя одной есть спортивный костюм.

Кара показала сестре язык и вышла за дверь. Элла быстро заправила кровать и спустилась вниз. На кухне уже сидел Дэн и пил кофе:

– Доброе утро, Дэн. Как спалось?

– Замечательно. Только вот по утрам тут бегают мышки, очень громко варят кофе и разогревают булочки в микроволновке.

– О, да. Только ты имей в виду, что эта мышка уверена на все сто, что ты ничего не слышал.

Элла улыбнулась, но Дэн рассмеялся:

– Да, я так и понял, особенно когда она с подносом пытала прокрасться мимо меня, чтобы убедиться, что я сплю. При этом она запуталась в собственных ногах, ударилась коленом об кресло,чуть не уронив поднос и весьма витиевато выругалась. – Дэн и Элла расхохотались. -Я решил, для меня безопаснее делать вид, что я сплю. Не хватало еще напугать ее и, все же получить подносом по голове. Это все, безусловно,весело, но у нас есть дела. Ты открыла портал?

– Да, еще вчера. Так что нас уже ждут все!

– Понятно. Будет жарко.

– Ну ничего, не привыкать. Ты яичницу будешь с беконом?

– Конечно!.

Элла достала из холодильника несколько яиц, бекон, зелень, сладкий перец и помидор. Поджарила бекон, вылила туда взбитые яйца и засыпала все зеленью и перцем, накрыла крышкой и выключила плиту. Дэн тем временем накрыл стол на три персоны. Элла поставила на стол овощной салат, горячие тосты и свежевыжатый апельсиновый сок.

– Привет. Я, как всегда, вовремя и к столу, – сказала Кара, потирая руки.

– Да, дорогая, ты вовремя. Давай завтракать и поедем. Надеюсь, ты готова?

– Обижаешь, сестра, я всегда готова. Дэн, как тебе спалось? Ты так крепко спал, что не заметил, что около тебя проходила красивая девушка с вкусным кофе.

Дэн улыбнулся и подошел к Каре, приобнял ее и подвел к столу, отодвигая стул для Кары, он сладко промурлыкал ей на ушко:

– Я буду рад, если такая фея будет не только каждый день проходить мимо меня по утрам, но и каждый вечер будет петь мне колыбельную, чтобы мне спалось крепче.– Ого! А не слишком ли смелые у тебя желания?

Дэн присел рядом с Карой, дождался, пока присядет Элла, после чего поднял стакан с соком и произнес тост:

– Девочки, я хочу поднять этот тост за вас, за то, что вы такие есть, за наших хранительниц. За то, что вы столько для нас делаете. Короче, за нашу семью.

– За какую такую семью? Я еще не дала своего согласия выйти за тебя.

– Да тебя особо и не спрашивают, – Дэн улыбнулся и сделал несколько глотков сока. Элла засмеялась и также отпила сок.

– Да вы, оказывается, заговорщики – Нет, сестренка, ты просто кушай, и поедем. Время идет.

Все трое принялись за еду. Дэн вслух восхищался кулинарными способностями Эллы. Та, в свою очередь, гадала шутит ли он. Кара просто наблюдала за Дэном и не понимала, что же в нем такого притягательного. В нем что-то есть, какая-то загадка. Но самое интересное то, что она не хотела ее разгадывать, опасаясь того, что разочаруется.

Закончив завтрак, Кара и Дэн поднялись наверх за чемоданами, а Элла стала быстро собирать со стола.

– Мы готовы, – сказала Кара.

Элла вышла из кухни, вытирая руки. Она посмотрела на Кару и улыбнулась:

– Молодец, только шубу сними, она тебе не понадобится.

– Ты шутишь? На самолете, поезде, велосипеде и там будет тепло? Летим в Африку?.

– Отнеси шубу наверх и спускайся скорее, я уже готова. Только надо сделать пару звонков.

– Каких таких звонков?

– Насчет того, чтобы следили за двором и Алексею, чтобы не терял меня. Дней пятнадцать–двадцать ему придется побыть без меня.

– Сколько? Пятнадцать–двадцать дней? Эл, ты что? Это же почти месяц!

– Как минимум, да!

– Мы вещей взяли как на пару дней?! Предупреждать же надо!

– Все, что тебе еще понадобиться, мы приобретем на месте, не переживай.

– А институт?

– Я предупредила декана, что ты берешь академический отпуск.

– Все продумала?!

– Я очень старалась. Ну, а теперь прошу всех в подвал.

– Куда?

– Кара, ты меня пугаешь. Ты никогда не жаловалась на слух, а сегодня у тебя проблемы?

– У меня проблемы? Эл, мы собираемся уезжать, а ты говоришь в подвал? Это не у меня проблемы со слухом, а у тебя с головой! Ты на чем собираешься уезжать? На стиральной машине? Или на чем?

– На метле, – засмеялась Элла. – Пошли, и ничего пока не спрашивай. Скоро все узнаешь.

Дэн помог Каре снять шубу и поднялся вместе с ней на второй этаж, чтобы отнести шубу обратно в шкаф. В это время Элла успела позвонить Алексею, предупредив, что как минимум пару месяцев ее не будет, и ему придется самому вести дело мистера Селла. Спустившись в обнимку, влюбленные подошли к двери в подвал. Элла открыла ее, пропустив Дэна и Кару. Вздохнув, окинула взглядом дом и также прошла в подвал следом за влюбленной парочкой, закрыла дверь:

– Как спуститесь вниз, вторая дверь направо.

– А что там? – с нетерпением спросила Кара.

Но Дэн не дал ответить Элле, а быстро дал ответ Каре:

– Дорогая, это дверь в другую жизнь. В ту жизнь, без которой ты уже не сможешь жить.

Дэн и Элеонора улыбнулись, но Кара ударила Дэна кулаком в грудь, сказав:

– Я тебя когда-нибудь прибью. Эти твои шуточки!

– Любимая, я не шучу.

Дэн открыл дверь, и Кара замерла на месте.

Эта комната, казалось, вырезана из целого куска черного как смоль обсидиана. Несмотря на всю мрачность, внутри было достаточно светло, но ни ламп, ни свечей не нашлось, будто сами стены излучаютприглушенный свет.Кара не сразу заметила портал. На стене он выделялся лишьмерцающей вязью неизвестных символов, придавая порталу форму арки.Только сейчас девушка не столько поняла, сколько почувствовала, что все, что говорили ей Дэн и Элла, было реальным, и ее жизнь не станет прежней.

–Что это? – шепотом спросила Кара.

- Это – дверь в нашу настоящую жизнь. Оставь вопросы на потом. Просто доверься нам. – ответил Дэн, и взял Кару за руку.Кара лишь молча кивнула.

Убедившись, что все готовы, Элла коснулась символов, и пространство внутри арки слегка задрожало.Она первая скрылась за черным туманом портала, надеясь, что это убедит Кару в безопасности такого путешествия.Дэн взглянул на Кару и замер в изумлении. На лице девушки не было и тени страха или опасения. Только искренний, немного детский восторг от предстоящего приключения.Она только и ждала момента, когда можно будет сделать шаг, обещающий изменить всю ее жизнь.Дэн не стал томить Кару ожиданием, и повел ее через портал.

Глава 7

Вокруг были золотистые поля, казалось, что в них можно утонуть. Они на вид такие мягкие и пушистые, что к ним невольно тянулась рука. Казалось, что при прикосновении к этим травам рука провалится, как в облако. Над головой было голубое небо, но оно было не просто голубым, оно было будто прозрачным, на нем не было ни облачка. Бабочки,летающие над полями, производили ощущение маленьких искрящихся конфетти,переливаясь разными цветами при каждом взмахе крыльев.

Кара наслаждалась этим зрелищем,после пальм и океана Калифорнии ей казалось, что она находится в сказке, в другом мире. Тепло, ласковое солнышко…

– Я в раю. Это невозможно. Я, наверное, сплю?!

– Нет, дорогая. Это реальность. Это то, о чем ты так стремилась забыть. Тебя здесь не было уже пятнадцать лет.

– Я здесь была?

– Да. Ты в здесь родилась и жила, пока нам не пришлось бежать. Но об этом – немного позже.

Элла хотела добавить еще что-то, но передумала. Она наблюдала за сестрой. Удивление и восторг в ее глазах невозможно было передать никакими словами. Кара была похожа на маленькую девочку, которой дозволили дотронуться до чего-то нереального. При этом Элла понимала, что это на самом деле сказочно. Несмотря на то, что она все это видела как минимум раз в неделю, она не переставала удивляться всему. К такой красоте и такому волшебству нереально привыкнуть. На горизонте виднелось огромное озеро голубовато-бирюзового цвета.

– Эллочка, я все еще не могу поверить, я наверное сплю. Это же не реальность, да? Дэн, ущипни меня.

Дэн не стал себя долго уговаривать и ущипнул Кару за плечо. Кара взвизгнула:

– Ну ты чего?! Мне же больно.

– Любимая, но ведь ты же сама просила! Разве я мог тебе отказать, да к тому же в такой просьбе?

– Любимая! Любимым дарят ласку, а не боль. А ты мне сделал больно.

– Насчет ласки – это предложение? – ухмыльнулся Дэн и посмотрел многозначительно на Кару.

– Ты невыносим. И зачем я только позволила тебе поехать с нами?! Хотя ты никого особо и не спрашивал...

Дэн улыбнулся:

– Ну, наверное, ты сама очень хотела, чтобы я поехал, тебе же без меня так плохо.

– Нет! Потому что ты хитрый лис.

– А может, любящий и верный пес?

- Ты явно переигрываешь!

Их взгляды пересеклись. Кара посмотрела на Дэна с ухмылкой, а он тем временем пытался понять, о чем в данный момент она думала.

Наслаждаясь природой и обществом друг друга, ребята поднялись на холм.Внизу их уже ждали.

– Мы почти на месте, – сказала Элла и расплылась в улыбке, увидев, что их ждал пожилой мужчина. Когда они подошли ближе, он протянул руку Элеоноре:

– Добро пожаловать домой.

– О, Ред, ты, как всегда, сама элегантность, и, как обычно, ты неотразим. Елена, очень рада видеть тебя, ты просто великолепна.

Элла обратилась к тем людям, которые стояли позади Реда и Елены:

– Приветствую вас, семья. Я очень рада видеть всех в добром здравии.

Все люди начали приветствовать Эллу, Кару и Дэна. Тут из толпы вышел молодой парень крепкого телосложения, с русыми волосами и светло-карими глазами. Увидев его, Кара не смогла усидеть на месте:

– Алек! Мой любимый братик! И ты здесь. Как я рада тебя видеть! Я не верю своим глазам! Мне так много тебе надо рассказать, а еще больше узнать. Еще мне надо тебя кое с кем познакомить, и вообще…– Кара, ты, как всегда, неугомонна.

Александр рассмеялся и закружил сестру:

– Как же я соскучился по твоей болтовне! Думаю, что теперь получу заряд лет на 10 вперед.

Кара начала тарабанить брата по плечам кулачками и кричать о том, что он негодяй, но все это происходило со смехом, и все вокруг улыбались. Александр поставил свою сестру на землю, поцеловал ее в щечку и подошел к Элле:

– Ну, привет, старшая моя сестренка, гроза всех плохишей.

Элла обняла брата:

– Со старшей я еще могу согласиться, но вот с грозой я бы не спешила. Это наша Кара отличилась, взяв в руки твою биту, спасла ситуацию. Так что гроза в данном случае – это она.

Молодые засмеялись, и Александр с гордостью и улыбкой произнес:

– Моя младшая сестра вчера спасла наш мир от очередной угрозы.

Все начали хлопать Каре и выкрикивать ей слова благодарности. Кара даже засмущалась и покраснела, что очень удивило как Александра, так и Эллу: младшей сестренке было несвойственно смущение. Александр подошел к Дэну и, поприветствовав его, предложил всем двигаться дальше на лошадях, а сам взял чемоданы и закрепил их на одну из свободных лошадей.

Кара скакала верхом и не могла не любоваться красотами. Они скакали вдоль озера, после которого показался густой зеленый лес, через который путники проехали по тропке. Кара не уставала удивляться. Пока они пробирались по тропинке, к девушке подлетали птицы и садились ей на плечо, как бы приветствуя, спускались белочки, и одна даже принесла орешек. А когда все выехали из леса на полянку, Кара замерла от удивления: перед ней раскинулась до безумия прекрасная деревушка, дома были очень красивые, все было аккуратно убрано, не было ничего лишнего. Дома не были обнесены заборами. Вокруг цвели цветы и на мягком газоне расположились садовые статуи. Все они были разные: гномики, принцессы, разные мультяшные герои .

– Боже мой! Что же это? Где я?

– Ты дома! – ответил ей Ред.

– Дома? И какой же их них мой?

– А вот тот, голубенький. Около него качели.

Кара посмотрела в ту сторону, куда ей указал Ред. Она увидела домик нежно-голубого цвета, с большими окнами,на подоконниках стояли горшки с цветами. Рядом с домом были качели и небольшой фонтанчик, внутри которого стояла статуя красивой девушки , выливающей воду из кувшина.

– Ого! Элла так ты говоришь, что меня тут не было пятнадцать лет? Но такое чувство, что тут никого не быломаксимум минут пять.

– То, что ты тут не находилась, не значит, что все должно быть заброшено. Тут живет одна семья, они приглядывают за домом. Твоя комната всегда ждет тебя. Ты пока иди, освойся, а через час соберемся под той сосной на обед.

– А... На обед. А который сейчас час?

– Время тут то же, что и в Лос-Анджелесе. Сейчас час дня.

– Это сколько у нас заняла дорога от Лос-Анджелесадо... сказки?

– Чуть меньше часа.

– Ага... Я сделаю вид, что я все поняла. Только вам все равно придется мне много чего рассказать.

– Мы тебе все расскажем, а пока иди к себе. Одна. Дэн пойдет в дом по соседству, там для него все приготовлено. Я буду в доме правее, с розами на крыше. Нас разделяет только бассейн. Остальное вспомнишь, или узнаешь после обеда. А пока иди.

– Пойдем, сестренка, я помогу донести тебе вещи.

Александр взял чемодан Кары и подтолкнул ее вперед. Элла и Дэн пошли каждый в свои домики. Когда Кара вошла в дом, она окончательно растерялась. Было чувство, что она оказалась в своей комнате в Лос-Анджелесе. Кара присела на кровать и стала осматривать комнату. Все было как дома, только одна вещь отличалась: на журнальном столике стояла шкатулка в виде утки. Девушка встала с кровати и подошла к шкатулке, аккуратно сняла крылья и увидела там письмо и цепочку с маленьким ключиком. Посмотрев на цепочку, надела ее себе на шею, взяла письмо и вскрыла его. Почерк был слишком знаком, чтобы спокойно прочесть его.

– Бред какой-то. Я не могу поверить в то, что происходит со мной.

Кара подошла к окну и выглянула в него. Она увидела бассейн, о котором говорила Элла, в котором, собственно, Элла уже и плавала. На шезлонгах у бассейна сидели Дэн и Александр и о чем-то разговаривали, но разговор явно был непростым, так как оба были напряжены, но неприязни между ними не чувствовалось. Они, скорее всего, разговаривали о том, что произошло в Лос-Анджелесе, в их доме, а может, в парке, а может... Кара уже не знала, что может, а что нет. Она думала познакомить брата с Дэном, а они, видимо, давно знают другдруга. Все так запутанно. Кара отошла от окна и опять подошла к столику. Она посмотрела некоторое время на письмо и все же взяла его в руки:

– Раз это мой дом, то и письмо должно быть мне. Боже, я схожу с ума! Или нет? Наверное, я уже давно сошла, ну или, по крайней мере, с сегодняшнего утра.

Кара пошла на кровать, устроилась поудобнее и начала читать:

" Дорогая Каролина, Я понимаю насколько странно и тяжело тебе сейчас принять все происходящее, поэтому я пишу тебе в Марте на то, что ты все сможешь понять и принять. Жаль, что я не могу быть рядом с тобой и рассказать это все лично, но думаю, что и так смогу все до тебя донести.

Ты родилась недалеко отдома, в котором находишься сейчас. Когда ты родилась, отец светился от счастья.Он не отпускал тебя с рук и называл своей звездочкой. Элеонора не отходила от твоей кроватки и пела колыбельные, мастерила игрушки и успокаивала, когда ты капризничала.Вся деревня с умилением наблюдала, как вы играли на берегу озера. Ты всегда очень любила воду. Твой двоюродный брат Александр для тебя сам построил фонтан и недалеко озера соорудил для тебя пещеру за водопадом. Вы часто с Эллой ходили к этому водопаду и сидели там. У вас там было секретное убежище, где вы лечили животных, которых ты, казалось, понимаешь не хуже людей…“

– О Боже! – Кара убрала письмо. После всего произошедшего верить письму было совсем легко, будто многое вставало на свои места – Так вот почему та белка принесла мне орешки, а птицы не были напуганы…

Ошеломленная девушка встала с кровати и подошла к окну. На глаза у нее накатывались слезы. Она смотрела в окно, но ничего там не видела. Были слышны плеск воды в бассейне, пение птиц. Кара постояла немного у окна, подошла к ночному столику, налила стакан воды и выпила его почти залпом:

– Так, ладно, я не нюня какая-то. Меня не было дома пятнадцать лет. Я ничего не помню, многого не понимаю, но надо во всем разобраться. Надеюсь, письмо не запутает все сильнее.

Кара подошла к кровати, взяла письмо в руки и продолжила чтение:

“...мы всегда жили в гармонии – волки и люди. Мы не знали горя. Многие волки обращались в людей и даже заключали браки. Люди защищали волков, а волки – людей. Мы могли жить и в мире людей, например в Лос-Анджелесе, в нашем доме, в котором провела последние годы. Но любой сказке приходит конец. Одной из нас захотелось власти.

Так вот. Теперь о нас. Я была простой девушкой, которая жила недалеко от Лос-Анджелеса. Там же твоего отца. Мы долго встречались, он иногда уезжал к себе домой, но никогда не говорил, куда именно. А я просто ждала. Я его любила его, он для меня был как воздух. Я видела , что он чувствует то же самое. Через некоторое время мы не смогли сдерживать ни нашу страсть, ни чувства, ни желание. Тогда я забеременела. Он очень переживал. У негобыла какая-то тайна, и он не мог меня посвятить в нее. Я верила ему и не торопила его. Однажды его семья приняла решение за нас.

Тогда родители твоего отца пригласили меня к ним в дом. Для меня, девушки из области, этот дом казался огромным. Это был не дом, а дворец. Недалеко – конюшня, где я потом проводила много времени, в доме – бассейн. Все это для меня казалось сказкой, невиданной роскошью. Они оказались очень приятными людьми. В них не было снобизма, мне было комфортно в их обществе. Наш разговор прервался, когда в комнату вошла волчица. Это был великолепный зверь, мощный, красивый, но я не чувствовала опасности. Я не удержалась и протянула руку. Волчица ткнулась носом в мою ладонь, потом отошла в сторону и вдруг обернулась человеком – красивой девушкой с рыжими волосами и зелеными глазами. Ее звали Лейла. Я не верила своим глазам. Лейла подошла ко мне и заговорила со мной. Она попросила меня не бояться, сказала, что никто ничего плохого не сделает, и если мне нужен Грегор, то я должна принять его и его семью такими как есть. Грегор – ваш отец, тоже был волком. После того как Грегор принял свой волчий облик, для того чтобы я могла увидеть его, решилась окончательно наша судьба. Для меня он был моим Грегором в любом обличии. Уже позже я узнала, что не прими я их волчью суть, мне попросту стерли бы память. Тогда все в доме вздохнули с облегчением, все очень любили моего Грегора, и никому не хотелось причинять ему боль, заставляя меня забыть о нем”.

– Вот это любовь! Вот это я понимаю! Мне бы так.

Кара принялась читать дальше.

“...Грег принял свой человеческий облик и обнял меня. Он шептал мне, как он мне благодарен, как он благодарен судьбе за то, что она подарила ему меня, о том, как он счастлив, что я у него есть , о том как любит меня.

После этого все решили отметить праздник со всей стаей (а это для стаи был на самом деле праздник, так как я была первая, кто со стороны вошел в семью), и меня повели в подвал. Мне было немного странно, но я была рядом со любимым, мне не было страшно. Главное, что он был со мной, а большего ине нужно было. Спустившись в подвал, мы оказались в комнате из черного камня. Грег провел меня через портал. Перед моими глазами предстала самая настоящая сказка. Я не буду описывать подробности, знаю, ты недавно сама пережила это.

Так, мы оказались в деревне. Кто-то меня принял хорошо, а кто-то – с осторожностью, но и это продлилось недолго. Только одна волчица не могла меня принять. Оказалосьона очень хотела, чтобы Грег выбрал ее. Она ушла в мир людей и осталась там. Долгое время о ней никто не слышал. Перед тем как уйти, она соблазнила одного молодого волка и только после того, как забеременела, ушла.

Через некоторое время у нас появилась Эллочка, мы были безумно счастливы ее появлению. Очень разумный ребенок, она всегда помогала во всем и всем, очень любила лошадей и плавать, всегда мечтала помогать людям и чаще бывать в их мире. Отчасти мы смогли воплотить ее мечту. А через восемь лет появилась ты – наше ненаглядное счастье. Я тебе вначале писала о том, какая ты была. Тебя любили все. Однако в день твоего восьмилетия произошло событие, изменившее все: появилась та волчица, но не одна, а в сопровождении людей. Как выяснилось, она жила все эти годы в мире людей, родила дочь и за то время, что общалась с людьми, нашла себе союзников, которые очень хотели получить как все драгоценности и богатства этого мира, так и возможность в любое время обращаться в волков,и явно не из добрых побуждений. Только Лейла могла позволить чужому обращаться, только с ее позволения люди получали этот дар. Мне он был также был дарован Лейлой.

После того как люди пришли к нам, началась битва. Вы с Эллой ушли за водопад и прожили там около недели. Твои звери обеспечили вас всем необходимым. Мы боролись с теми, кто вторгся в наш дом. Погибло очень много волков, и Грег был в их числе, но людей мы прогнали. Волчица та тоже исчезла.

Я не могла долго прийти в себя. Когда вы с Эллой вернулись, не смогла толком объяснить все то, что произошло. Я и сейчас тебе пишу, мысли путаются, и ком стоит в горле, а перед глазами ничего не видно из-за слез. Моя душа умерла. И, глядя на меня, ты начала умирать тоже. И Элла с Редом приняли решение без меня, что тебе надо забыть о том, что тут произошло, и жить среди людей. Элла очень самостоятельная и умная девочка, я не могу не быть ей благодарной за то, что она делает для тебя. Она для тебя не только сестра, но и подруга, и мать. А я… я лежала на кровати и тихо умирала. Я не давала Лейле затмить мою память и вернуть меня в мир людей. Я хотела быть рядом с моим любимым, рядом с моей жизнью. Я очень скучала без вас, но не могла покинуть то место, где мы были все счастливы. Когда вас не было дома, я приходила к вам и смотрела, как вы живете, что делаете, даже иногда наводила порядок в твоей комнате, иногда злилась, а иногда смеялась над тем, какая ты у меня воздушная”.

– Вот же, а… – Кара опять встала с кровати и начала зло ходить из угла в угол. – Я жила и думала, что у меня только сестра, а мамочка приходила ко мне тайком, наводила порядок. А я… а что я? А я говорила спасибо Элле. И даже не задумывалась ни о чем. И чего я злюсь? Все жили только ради меня.

Кара подошла к зеркалу и посмотрела на свое отражение, окинув себя придирчивым взглядом, посмотрела в глаза своему отражению.

– Не, ну а что ты хотела? Ты прям эгоистка. Они все делали для того, чтобы не нарушить твою психику, чтобы ты росла нормальным человеком. А тебе все не так.

Кара вздохнула и опять пошла к кровати и продолжила чтения письма.

“...Лейла смогла закрыть все порталы, кроме одного. Она оставила только тот портал, который в нашем доме. Остальные уничтожены. Поэтому есть огромная вероятность того, что за вами будут следить и охотиться на вас, надеясь завладеть порталом и найти Лейлу, для того чтобы заставить ее наделить волчьей силой того, кто этого захочет, или еще хуже – заставить Лейлу отдать всю силу и свои возможности кому-то одному.

Раз ты читаешь это мое письмо, значит, вас нашли, и Элла привезла тебя домой. С одной стороны, я рада тому, что ты дома, а с другой – мне грустно оттого, что ничего не закончилось, и значит, гибель вашего отца прошла зря. Но я уверена, что вы справитесь и поставите на всей этой истории одну большую жирную точку.

В шкатулке лежит ключик на цепочке – это мой подарок тебе. В ванной комнате, за зеркалом, есть маленькая скважина. Именно это и есть дверка в маленький твой мир, о котором тебя заставили забыть. Там много твоих воспоминаний. Но замочек работает только когда сядет солнце, так что не ломай ключик сразу после того, как прочтешь письмо. Эллочка отведет тебя в твое потайное место за водопадом. Я очень надеюсь, что ты будешь счастлива. Я очень вас люблю. Вы самое дорогое, что у меня осталось.

Целую тебя, твоя мама".

Кара свернула письмо. Она сидела на кровати, и по щекам у нее лились слезы. В этот момент зашла Элла. Она, ни слова не говоря, села рядом с Карой и обняла ее.

– Эллочка, что же это? Неужели мне было так плохо, что вам пришлось столько страдать, только для того, чтобы я жила нормально?

– Мы не страдали, милая. Мы все любим тебя. Очень любим. Мы просто все ждали того момента, когда ты вернешься к нам. Мне было легче всех: я была с тобой всегда, но остальные очень скучали по тебе. Ты не представляешь, как они радовались всем твоим достижениям! У тебя перед домом стоит маленький дворец. Его построил Алек. Каждый год все жители деревни отмечали твой день рождения и туда складывали все свои подарки. А так как завтра мы будем отмечать второй твой день рождения, то они все соберутся, чтобы посмотреть, какой подарок за все эти пятнадцать лет тебе понравится больше всего. Так что ты имей в виду: завтра у тебя день тяжелый, день подарков.

– А разве день подарков может быть тяжелым?

– О да! Ты ведь должна радоваться каждому подарку и никого не обидеть и ни в коем случае не выделить что-то одно.

– Эл, а как ты перенесла все это в одиночку? Ведь я даже не видела тебя страдающей. Ты всегда в делах или, когда дома, вечно веселая и довольная жизнью.

– А я не была одна. я раз в неделю была тут, со всеми общалась. Правда, больше было расспросов о тебе.

– Дэн тоже из стаи?

– Да!

– И он также может обращаться в волка?

– Да!

– А я?

– А ты нет.

– Ну а ты?

– И я нет.

– А Санек?

– Он может.

– А почему папа мог, маме тоже сделали подарок, и она могла, Санек, Дэн и все могут, а мы нет?

– Потому что обращение возможно только после шестнадцати лет, когда ты уже понимаешь, что к чему, можешь контролировать себя и свои инстинкты, можешь держать контроль над обращением. А мы уехали отсюда, когда тебе было всего 8 лет. И мама попросила забрать у нас этот дар, так как нас некому было учить и контролировать. Ты не представляешь, как мне иногда не хватало этого дара! – Элла засмеялась:

– Иногда мне так хотелось в зале суда обернуться и перегрызть парочке негодяев горло.

Девушки весело рассмеялись.

– Ну а теперь вытри слезы, умойся, и пойдем к столу. Там столько приготовили и все такое вкусное, что потом неделю на диете будем сидеть, при этом не выползая из спортзала.

Глава 8

Был накрыт огромный стол. За столом сидело много народу. Все они были очень довольны и счастливы видеть Кару. Они приветствовали ее как героиню.

Кара не знала, как и вести себя.

Элла показала Каре на свободное место во главе стола и присела рядом с ней. Кара смотрела на стол и удивлялась, как он выдерживает столько еды: было огромное количество салатов, овощных и фруктовых; мясных блюд около десяти; множество соусов и закусок; много соков и разных напитков. И, что не могла не заметить Кара, ни одного алкогольного напитка на столе не было. За столом сидели как взрослые, так и дети. А еще за столом был их московский гость, рядом с ним сидела симпатичная девушка, которая наблюдала за поведением Пола. Кара наклонилась к Элле и тихо спросила ее:

– А что тут делает этот амбал? Он что, тоже в семью стремится?

– Нет. Дело в том, что Пол был в нашей семье, но его украли ребенком. Мне это сегодня рассказал Ред. Я тоже не совсем была в курсе дела и очень удивилась тому, что его забрали домой вчера. Но об этом давай немного позже, сейчас удели время семье, они же так тебя ждали.

Тут встал Александр:

– Кара, наша Каролина! Ты наша звездочка, наша Марта и наша любовь. Мы так ждали того момента, когда же ты вернешься к нам. Мы каждый день тебя ждали и готовили твой дом к твоему возвращению. Мне, конечно, повезло больше, чем остальным, не считая Эллу, конечно: я раз в три месяца мог наслаждаться общением с тобой и черпать твою заразительную энергию. Наконец настал день твоего возвращения домой. Ты еще успеешь со всеми познакомиться, все вспомнить и всех нас полюбить, но позволь мне первому тебя обнять, поцеловать и сказать тебе то, что хотят сказать тебе все.

Александр встал из-за стола и подошел к Каре, встал на одно колено:

– Добро пожаловать домой, моя королева.

– Санек, ты чего? Перегрелся, что ли?

– Нет. Ты наше чудо, ты наша королева!

– Нормально, может, у меня еще есть и король? А я об этом ничего не знаю?

– Кара, – вмешалась Элла. – Ты всегда была королевой, поэтому просто поблагодари и садись кушать.

Тут уже вмешался Дэн:

– На самом деле, давайте уже есть. Тоже мне, подданный нашелся. Сань, не ломай комедию. Она еще не отошла, а ты начинаешь ее пугать еще сильнее. Перегнешь палку – и мы останемся без царства.

Все за столом засмеялись, и Кара поняла, что ее брат просто издевается над ней, да еще и в компании всей семьи.

– Ну, знаешь, Алек, теперь тебе настанет конец. Да я же тебя сейчас...

Но Кара не успела договорить, ее оборваласедовласая женщина, которая шла с тросточкой к столу:

– Ну и где мне место? Опять олухи все расселись, а меня забыли.

Алек встал с колена и подошел к старушке:

– О Нинель, да разве же тебя можно забыть? Разве я могу забыть о своей любимой и драгоценно тетушке, которая приютила бедного подкидыша? Твое место исключительно рядом со мной.

– Ох, и плут ты, Александр! Какой плут! Ты мне зубы не заговаривай, а то сейчас быстро получишь по хвосту. Ты же знаешь, что мне не нравятся такие разговоры. Только я, и никто другой, могу иногда тебе напомнить о том, что ты подкидыш. Ты достойный воин нашей стаи, и мы все тебя любим. Никто не сможет о тебе сказать плохого. Надеюсь, это понятно всем, и больше разговаривать об этом мы не будем. Так что угомонись и не зли свою любимую тетушку, а то ведь и покусать могу. Не смотри, что я с виду стара, – зубы у меня покрепче любого молодого засранца. Ну а теперь где моя красавица, Кара?

– Я? – Каролина в недоумении встала из-за стола.

– А тут еще есть одна красавица, Кара? Мне, по крайней мере, ничего о ней не известно.

– Ну, значит, наверное, я

– Здравствуй, бабушка, – сказала нежно Элла. Она вышла из-за стола и пригласила старушку сесть между собой и Карой.

Нинель обняла Эллу и нежно поцеловала ее, а потом посмотрела на Кару. Взгляд у старушки был четкий и строгий, но ни грамма злости, только любовь и обожание, также в глазах прыгали чертики, так как Нинель забавляла ситуация с Карой, и ей было интересно, как выкрутится ее внучка.

Кара поняла, что это очередная проверка и что тут никто не держит на нее зла, а наоборот, ее очень сильно любят. Она расслабилась, успокоилась и начала подыгрывать и шутить.

– Ну ладно. Вот она я, во всей красе. Прошу любить меня и жаловать, бабушка.

Все за столом оживились и заулыбались.

– Вот она, моя внучка: хоть и не была с нами пятнадцать лет, но хватка наша. Школа Элеоноры тоже не прошла даром – чувство юмора она переняла от нее. А теперь давайте кушать уже. Столько всего накрыли, только слюной от ароматов и запахов исходить. Быстро всем за вилки и навалились все на еду. А ты, охламон Александр, тоже иди и ешь. Ишь, а то хулиганить вздумал. Балбес!

За столом улыбнулись. Все очень любили Нинель. Она не была ворчуньей, но всегда могла ответить или сострить. Каролина наблюдала за своей бабушкой и стала понимать, что ей тут, в своей семье, очень уютно и тепло. Было ощущение, что она постоянно была тут и ни на минуту не уезжала. Девушка начинала понимать, что у нее есть не только сестра – у нее большая семья, и ее все любят. Во время обеда все шутили, рассказывали какие-то смешные истории, подтрунивали друг над другом. Дети, которые покушали, выходили из-за стола и играли недалеко на лужайке. Молодые девушки начинали собирать со стола. Нинель, после того как закончила трапезу, повернулась к Каре:

– Вот, Кара, наблюдаю я за тобой и понимаю, что ты – это я в молодости.

– Я надеюсь, это хорошо?!

– Это очень хорошо, родная, очень.

– Ну, значит, это здорово, и я очень рада.

– Да. Жаль, что твои родители не видят этого. Мой сын погиб, сражаясь за тебя. Твоя мать настолько любила моего сына, что ее не радовало ничто. Я рада тому, что моего сына так любили, никто не смог бы его так любить. Он тоже подарил всего себя твоей матери. Они были счастливы, очень счастливы. Я знаю, что мама тебе оставила послание, и ты, наверное, его уже прочла. А я хочу, чтобы вы с сестрой сегодня вечером зашли ко мне, до того, как ты пойдешь в секретную комнату.

– Ну хорошо, как скажешь.

Нинель закончила свою речь и тихо встала. Она пошла и не взяла свою клюку. Каролина хотела окликнуть ее, но Александр ее удержал:

– Если она позвала тебя к себе, то ты и принесешь ей ее клюку. Ну, считай это причудой пожилой волчицы.

– И она тоже? Не, ну я могу представить себе молодых, но в таком возрасте?

– Каком? Она резвее всех молодых. Она умнее, хитрее. Да, возраст, конечно, дает о себе знать, но только в образе человека, а не волка. А теперь я тебе предлагаю пойти прогуляться немного. Поговори с Дэном – он очень переживает. Ты ведь не то, что не поговорила с ним, ты даже за все то время не посмотрела на него.

– Да, наверное, ты прав, но у меня есть еще один вопрос. Пол?

– Пол сейчас под влиянием Регины. Она через пару дней его отпустит, ну, в плане гипноза. Он потом должен будет в течение недели определиться, с кем он остается и на чьей стороне. Конечно, жаль будет, если он выберет ту сторону, но Марта всегда есть.

– А что будет, если он выберет ту сторону?

К молодым подошел Дэн:

– У него останется только память и не более того. В мир людей его отпускать нельзя, так как он может все вспомнить и нам будет плохо. Очень плохо.

– Понятно. Хотя мне ничего не понятно. Похоже, я многое пропустила. И мне все придется понять и наверстать. Пятнадцать лет – это не шутка. Ладно, мне нужно немного развеяться и просто прогуляться, посмотреть на места, которые мне пришлось на время забыть. Дэн, я так понимаю, что ты тут все знаешь, может, тогда проведешь мне экскурсию по волчьему миру. Боже, говорю и не верю сама себе… Волчий мир…

Кара улыбнулась и посмотрела на Дэна. Юноша заметно оживился и с улыбкой подставил свою руку для того, чтобы Кара приняла его поддержку. Девушка не заставила себя ждать. Молодые отходили от стола, смеясь и шутя. Александр грустно смотрел вслед удаляющейся паре. К нему подошла Элла и обняла брата за плечи:

– Да, Алек, наша девочка выросла. Ей уже пора заводить свою семью.

– Да. Видели бы их сейчас родители! Они, наверное, плакали бы от счастья. Кто бы знал, что их желание исполнится и не потому, что они так хотели, а потому, что наши голубки на самом деле полюбят так сильно друг друга.

– Да, ты прав!

– Эл, а что ты? Как твоя жизнь? От него нет известий?

– Нет, Алек, нет. Вот уже пять лет как я ничего о нем не знаю. Он просто пропал.

– Куда пойдем, сестренка? Или ты хочешь побыть одна?

– А пойдем к озеру. Я давно там не была.

– Будем строить замки?

Элла засмеялась, взяла под руку брата, и они пошли в сторону озера.

_____________________________________________________________________

Дэн и Кара прошли по всей деревне, Дэн показал Каре все то, что знал сам. Это было, конечно, немного, но для Кары это был огромный объем информации. Она познакомилась со многими членами стаи, для нее даже устроили показательное выступление: парочка молодых шестнадцатилетних парней, решив подшутить над ней, прямо на ее глазах решили внезапно обратиться, но Кара не испугалась, а лишь посмеялась над их шалостью, но вот от родителей парням сильно досталось.

Далее молодые пошли на окраину деревни. Там был обрыв, с которого молодые волки любили прыгать в озеро. Около обрыва росла береза. Под ней и присела Кара, а Дэн, недолго думая, лег прямо рядом с ней и голову положил Каре на коленки. Глядя на любимую, Дэн думал о том, как же ему повезло, хотел о многом спросить и поговорить, но он боялся начать разговор – он вновь почувствовал себя неловко. А Кара тем временем смотрела вдаль:

– Как же тут красиво! Я даже представить себе не могла, что может на самом деле существовать такая красота. Подумать только, ведь я могла жить среди этой красоты каждый день. И все из-за какой-то волчицы.

– Да. И мы теперь знаем дочку этой волчицы. И она не совсем такая, как ее мать, но она очень много хочет. Это Ольга.

– Та самая Ольга, которая сгубила твоего брата?

– Да, именно она. Тони очень страдает оттого, что не понял сразу, кто она и что ей надо. Он на самом деле думал, что это любовь всей его жизни. Знаешь, ведь любовь твоих родителей – это теперь мечта всех молодых волков и волчиц. Они все хотят найти именно ту любовь, которая была у Грега.

– Наверное, это было замечательно.

– Да. Все считают, что ты как настоящая дочка Грегора умеешь любить, как он.

– Да. Как я поняла, наши родители хотели нашего с тобой союза.

– Я это тоже слышал. Я, например, не против...

– Еще бы ты был против, – Кара улыбнулась и провела по волосам Дэна.

– Дэн, скажи, а что ты почувствовал, когда увидел меня в первый раз? Скажи теперь правду. Я же уже знаю и понимаю, что это не совсем была любовь с первого взгляда, и ты не настолько стеснительный мальчик, как хотел казаться изначально.

– Я был безумно рад. Просто, когда ты облила меня кофе, я должен был сдержать свой рык. Именно в тот день я узнал, что мой брат нашелся, и то, что он не сможет больше ходить. Мне пришлось очень сильно держать себя в руках, чтобы не обернуться волком, так как я везде чувствовал угрозу. Я знал, что ты учишься именно в том университете, но не знал, как скоро я смогу тебя найти. И моему удивлению не было предела, когда я увидел тебя в первые десять минут моего нахождения в стенах этого университета.

– О! И я тебя сразила наповал.

– Ну, не совсем наповал, но сразила.

– Дэн, а ты тоже можешь обращаться в волка?

– Ну да. Только у меня это не происходит по желанию. Я – страж, а стражи обращаются только тогда, когда грозит настоящая опасность. Я хорошо тренирован.

– Ну-ну, ты у нас герой.

Молодые еще долго разговаривали, смеялись и шутили друг над другом. Казалось, что только они существуют на планете. Все остальное ушло далеко.

Глава 9

Озеро было спокойно. Вода прозрачная, казалось, что даже самую маленькую ракушку можно было разглядеть. Элла сняла шлепки, завернула брюки и вошла в воду по колено:

– Как же здорово! Вода чудесная.

Элла стояла и наслаждалась солнышком и ласковой водой. Александр сел на песок:

– Эл, скажи, вот ты такая смелая, сильная, в любой момент можешь принять дар и сможешь стать вожаком. Почему ты этого не делаешь?

– А мне и так неплохо: живу как человек, работаю, зарабатываю, наслаждаюсь жизнью.

– Разве это наслаждение – постоянно быть начеку? Я, как у вас гощу, готов сойти с ума. Нереально ходить по улицам – столько агрессии чувствуется от всех прохожих. У них столько мыслей в голове, и очень редко у кого мысли нормальные или добрые, обычно зависть, злорадство, ненависть и тому подобное.

– К этому привыкаешь.

– А что Селл? Ты уже поняла, что к чему?

– Не совсем. Очень странный тип. Точно, что он не имеет отношения к тем разборкам, но на самом деле происходит нечто непонятное. Меня сейчас волнует другое: что с Борисом? Он очень странный.

– Да. Я тоже заметил, но меня не слушают. Ты вспомнила ту девушку, которая сидела с Полом?

– Да. Это Лолита.

– Лолита! А чем она занимается, ты знаешь?

– Что-то с заговорами на травах? Или я ошибаюсь?

– Нет, не ошибаешься. Получается, что он под гипнозом, а она поит его еще и травами. Спрашивается, зачем?

– Ну, наверное, так надо. Ред бы заметил, если бы что-то было не так. Почему ты такой подозрительный?

– Я не знаю, но уверен в том, что что-то не так. Что – не могу понять. Ты приезжаешь на пару часов, максимум на день, и потом уезжаешь, а я тут постоянно. Я присматриваю за всеми. Но даже наблюдая каждый день за всеми, я на многое не нахожу ответов. И еще у меня странное чувство, что за нами постоянно следят.

– Ну в этом ты не ошибся. За нами на самом деле следят. Именно поэтому я и встала лицом к солнцу, чтобы невозможно было прочесть по губам, о чем я говорю, а ты лежишь удобно, но не для них. Они не могут прочесть и то, что говоришь ты. Так что лежи и наслаждайся жизнью.

– Что значит лежи и наслаждайся? Если за нами следят, то надо знать, кто и зачем!

– Да тут все просто: в стае раскол, только многие не хотят этого понимать.

Элла повернулась к брату и с хитрой улыбкой на губах тихо сказала:

– А помнишь мы с тобой мечтали доплыть до того островка?

И Элла показала рукой на остров, который был не далеко от берега. На нем росли диковенные деревья, и был желтый песок. Когда молодые были еще детьми, то очень хотели побывать на нем, но так и не осмелились.

– Элла, ты, наверное, шутишь?!– Нет, ни на секундочку не шучу. Я каждый день плаваю в бассейне. Думаю, что с легкостью доплыву… Нет, ну если тебе слабо или ты боишься, то дело, конечно, другое.

– А я с радостью приму твое пари.

– Тогда вперед.

Элла сняла с себя легкий костюм и стояла в купальнике, готовая к старту. Александр так же быстро снял с себя одежду, и, оставшись только в плавках, быстро подошел к кромке воды.

– Ну, ты и аферистка.

– Нет, я просто твоя сестра и дочь своего отца.

Они засмеялись и быстро побежали по воде, добравшись до нужной глубины, нырнули и поплыли к острову. За короткий промежуток времени они вышли на берег острова и, уставшие, просто свалились на песок:

– Эл, а ты помнишь, что нам говорили про этот остров?

– То, что тут живут волкоеды?

Молодые громко засмеялись:

– Нет. То, что тут живет старый колдун.

– Нам говорили об этом так давно. Я, конечно, понимаю, что тут нет зимы и холода, и прожить тут можно долго, но если он на тот момент был старым, то сейчас его, наверное, нет.

– Но ведь неспроста нам не разрешали сюда приплывать.

– Да бред это все. Сейчас немного отдохнем и пойдем, пройдемся по острову и увидим, что тут кроме нас с тобой и этих деревьев нет никого.

– Хотелось бы верить, но предпочитаю немного полежать и уплыть обратно, а то нас потеряют.

– Не потеряют. Там уже все знают, где мы.

– Почему ты так считаешь?

– Алек, ну ты вроде как взрослый парень, а иногда не понимаешь таких элементарных вещей…

Александр повернулся на бок лицом к Элле:

– Ты хочешь сказать, что тот, кто за нами следил, уже доложил всем, где мы?

– Не всем, но доложил!

– А сюда ты тогда зачем решила плыть?

– Потому что так быстро сюда за нами никто не приплывет – это раз. А потом, мы тут сможем спокойно поговорить, не боясь, что нас услышат, увидят или подсмотрят за нами – это два. Понятно тебе, мой дорогой братик?

– Да ты… У меня даже нет слов!

– Значит, встаем и идем гулять.

– Вот прям сейчас встать и пойти? Может еще пару минут полежать и отдышаться?

– Да ты слабак!

– Я? Да я о тебе переживаю! Я о тебе думаю! А ты меня слабаком? И не стыдно?

– Стыдно? Мне? Ты о чем? Что такое стыд?

Элла вскочила на ноги и со смехом побежала вглубь острова. Александр нехотя встал и последовал за ней. Пока он догонял Эллу, не забывал осматриваться по сторонам. Он вспомнилразговор со своим отцом:

----------------------------------------------------------=-----------------------------------------

Пап, а почему на тот остров никто не плавает?

– Того острова опасаются даже наши старцы.

– Но почему? Разве есть кто-то сильнее нас? Мы же самые сильные, самые смелые!

– Это не совсем так, Алекс. Дело в том, что есть некие силы, которые больше и сильнее нас.

– Но нас же больше! Давай поплывем туда и решим этот вопрос раз и навсегда.

– Нет. Мы туда не поплывем!

– Но почему?

– Нам там делать нечего. Если верить легенде, то одна пара туда поплывет и решит судьбу стаи. Но доплывет туда только человек с чистым сердцем, который только за справедливость, умеет любить и прощать не просто на словах, а на самом деле!

– Прощать на самом деле? А разве можно простить не на самом деле?

– Можно.

– Это как?

– Вот, например, тебя кто-то обидел и ты хочешь его простить, тебе кажется, что ты его простил. Но на самом деле ты постоянно помнишь о том, что тебе сделал тот, кого ты якобы простил. Идут года, вы общаетесь и все у вас хорошо, но есть одно “но”, которое периодически всплывает: ты при любом малейшем недопонимании вспоминаешь о том, что сделал этот человек…

Мужчина с грустью опустил глаза, а потом посмотрел вдаль. Сын сидел рядом и внимательно слушал отца, он изо всех сил пытался понять то, что ему говорил взрослый человек. Они сидели на берегу озера. Отец с восхищением посмотрел на остров, который выглядел очень заманчиво:

– Знаешь, сынок, а я думаю, что как-то наберусь смелости, и сплаваю на тот остров.

– Один?

– Там видно будет. А сейчас пойдем домой, там уже, наверное, приготовили все и накрыли на стол. У нас же праздник, не забыл?

– Как я могу забыть! У меня родилась замечательная сестренка Кара!

– Да. Замечательная Кара!

--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

– О чем задумался, братик?

– Вспомнил свой последний разговор с отцом.

– Да, так никому и не понятно, что с ним случилось. Куда он пропал? Какая-то загадка. Я помню тот день, как будто это было сегодня. Мы все сидели и отмечали рождение Кары. Он тоже был веселым, а потом ушел и больше не вернулся. И никто его не видел. Очень странно. Мне кажется, он поплыл на этот остров.

– Почему ты так решил?

– Его последние слова были о том, что он наберется смелости и доплывет до этого острова.

– Алек, посмотри, что это?

Элла остановилась и показала рукой немного правее. Это было нечто настолько замечательное и притягательное, что никто не мог бы устоять перед этой красотой. Это было небольшое озеро. По глади воды плавали лебеди. Вода в озере была очень чистая и прозрачная. В глубине резвились рыбки. Почти посередине озера, как маленькие островки, торчали небольшие камни, на которых сидели черепашки. На другой стороне озера стояла беседка, рядом росла ива. Создавалось впечатление, что ветви ивы обнимали эту беседку с большой любовью и заботой. В самой беседке сидела молодая девушка и пила чай. Когда она увидела гостей, поставила чашку и вышла из беседки, помахав Элле и Александру рукой.

- Я даже не знаю, что меня больше удивляет: озеро посреди озера, или то, Что тут есть люди.

– Эл, это что за красавица? Я никогда такой раньше не встречал. Ты посмотри, какие у нее длинные и черные волосы, ресницы длинные и густые. Даже с такого расстояния я вижу, насколько она прекрасна.

Элла посмотрела на брата и улыбнулась:

– Ну, так пойдем к ней. Она нас приглашает.

Молодые пошли ближе к озеру. Элла шла и любовалась красотами и параллельно пыталась найти как ближе и удобнее пройти до беседки. Подойдя ближе, она увидела небольшой мостик из камушков, которые, как казалось, лежали просто на воде.

Ни секунды не раздумывая, Элла с легкостью пробежала по этим камням, а Александр прошел за ней, думая о том, почему они не тонут.

– Привет, я Элла!

Элла, спрыгнув с мостика на сушу, протянула руку девушке для рукопожатия.

– А я Анна.

– Мне очень приятно. А это мой брат Александр. Он уже успел попасть в плен твоей красоты. Думаю, что подойдя ближе, он не то, что в плен, его затянет совсем.

Элла засмеялась, в то время как Александр покраснел, но все равно не мог оторвать своего взгляда от Анны. Анна на самом деле была прекрасна: длинные черные волосы, правильные черты лица, темно карие глаза, длинные ресницы. Девушка была среднего роста, но с очень красивой фигурой. Александр смотрел не моргая.

– Эй, братик, это уже неприлично! Я все понимаю: Анна прекрасна, но хоть немного приличия надо все же соблюсти, например, поздороваться…

Александрочнулся, но не от слов Эллы, а от того, что она с силой ущипнула брата.

– О, простите, немного замечтался. Вы на самом деле само совершенство. Я видел многих прекрасных дам, но чтобы настолько! Поверьте, это впервые! Я Александр, брат этой иногда несносной Элеоноры.

Александр протянул руку, и Анна протянула ему свою, он с нежность поцеловал руку Анны, после чего накрыл ее руку своей ладонью и спросил:

– Скажите, Анна, я, наверное, сплю?

– Боюсь, если бы вы спали, то не смогли бы так явно видеть меня, а если учесть присутствие вашей сестры, то это нереально. Я точно не сплю. Как вы сюда попали? На нашем острове не было никогда чужих.

Элла немного смутилась:

– На вашем острове? А сколько вас тут проживает? И почему мы никогда не видели, что остров обитаем?

– Так вы с большой земли! Как интересно, значит, вы и есть та пара, которая может многое решить и разрешить.

– Что значит пара? Мы не пара, мы брат с сестрой.

– Эл, прости, что вмешиваюсь, но мне кажется, я понимаю, о чем говорит прекрасная Анна. Похоже, легенда тут одна на две земли.

– На какие две земли?

Анна постаралась объяснить:

– Дело в том, что с детских лет я слышу одну легенду. Она говорит, что с большой земли сможет до нас добраться пара чистых и светлых людей, у которых очень доброе сердце. Всегда тут были только наши, а тут – ВЫ. Я так рада, что увидела вас первой! Вы присядьте в беседку, а я позову отца.

Анна проводила в беседку гостей, а сама быстро побежала и скрылась за хорошо ухоженными кустами, которые находились за беседкой. Александр смотрел ей вслед и тихо произнес стихи:

– Верни ее, пожалуйста, обратно...

Я потерял способность понимать...

Верни ее, мне жизнь уже отвратна,

В твоих же силах заново начать...

Верни любовь, что искрами светилась

И мне дарила веру в чистоту.

Верни надежду, в угол что забилась,

Верни ее, пожалуйста, мне ту...

Верни мой сон, он просто потерялся –

Нельзя же спать за трое суток час.

Верни ее, пожалуйста, я сдался...

Верни же для меня ее... для нас.

Верни ее… я умоляю: сжалься!

Пожалуйста, ты можешь, я с тобой...

Верни себя другую… постарайся...

Я подожду тебя, ты знай...

Я только твой!

Элла внимательно слушала стихотворение, после чего спросила у брата:

– Да ты у меня оказывается поэт. Сам написал?

– Нет. Это стихи из Лос-Анджелеса. Я случайно встретился там с одним человеком. Он и стихи пишет, и ко многим – музыку, а также исполняет песни. Очень хороший парень. Не могу дождаться, когда меня отправят опять в Лос-Анджелес.

– Зачем? Ты хочешь с ним встретиться?

– Конечно. Это же не парень, это какая-то сила, неопознанная сила. У него очень много стихов, и у каждого стихотворения очень глубокий смысл.

– Я даже и не думала, что ты такой у меня.

– Какой такой?

– Ну… С очень тонкой натурой!

– Я просто очень люблю хорошее, доброе и справедливое! Я не признаю ложь и насилие, и ты это хорошо знаешь.

– Знаю. Ты у меня замечательный!

Элла посмотрела на озеро: лебеди продолжали плавать, они подплыли ближе к беседке и с любопытством рассматривали новых людей. Элла смотрела и думала о том, почему такая красота спрятана от стаи. Как бы здорово, чтобы все могли посмотреть на это прекрасное место. Как было замечательно, если б не было никакой вражды и злобы, зависти и лести. Почему нельзя просто любить, просто ценить и просто радоваться достижениям своих близких?

– Это очень сложно. Именно поэтому сложно!

Элла даже вздрогнула. Громкий голос ее оторвал от мыслей. Девушка повернулась и увидела около беседки взрослого мужчину, а рядом с ним стояла Анна, которая поспешила представить всех друг другу:

– Папочка, это Элла, а это ее брат Александр. Ребята, это мой отец Григорий. Он очень добрый, несмотря на его рост и голос.

Анна не смогла не засмеяться, а потом она поцеловала отца в щечку, правда, для этого ей пришлось подняться на цыпочки. Григорий улыбнулся и с нежностью посмотрел на дочь. Было видно, он на самом деле ее очень любит и она для него смысл жизни, а вернее сама жизнь.

– Пройдемте в дом, там нам будет уютнее. Конечно, будет удобнее поговорить там. Я отвечу на все ваши вопросы. Александр, не хочу вас пугать, но не стоит так громко думать и мечтать о моей дочери.

– Но я ничего не сказал!

– А вам и не надо ничего говорить. При мне достаточно только подумать. Но мне льстит то, что вы ее считаете богиней. Следуйте за мной.

Александр смутился, но Анна и Элеонора просто улыбнулись. Анна взяла под руку Эллу, и они пошли вслед за Григорием. Александр тихо пошел за девушками, глядя им вслед, и пытался понять, как же Григорий догадался, о чем он думает.

Глава 10

– Ну где же Элла? Куда она пропала? Бабушка сказала прийти к ней вместе с Эллой. Ну куда она пропала?

– Кара, ну не переживай!

– Дэн, как ты себе это представляешь? Как не волноваться? Моя сестра пропала, уже почти 4 часа как ее нигде нет! Стая на ушах. Мне надо к бабушке с ней!

Кара была напугана не на шутку. Дэн как мог ее успокоил. В дверь тихо постучали. Кара замерла и побежала к двери:

– Эллочка, сестренка!

Открыв дверь, она увидела бабушку:

– Бабушка, прости, я думала – это Элла. Прости, что я не иду пока к тебе. Ты сказала – с Эллой, а ее нет. Я в растерянности.

– Ничего. Пропала – найдется. С ней все хорошо. Я могу пройти?

– Ой, конечно, прости. Ты уверена, что с ней все хорошо?

– Конечно, уверена. Я никогда не говорю ничего с уверенностью, если хоть немного сомневаюсь.

Нинель прошла в комнату, посмотрела на Дэна, присела в кресло:

– С ней все в порядке. А вот когда она вернется, пока не могу сказать. Думаю, на это уйдет дня три. Так что пока можете заняться своими делами и не думать ни о чем, но при всем при этом не давать спуску и не показывать, что вы спокойны. В стае идет раскол: сейчас одна половина обеспокоена тем, что Элла не вернется, а вторая боится ее возвращения. Она с Александром поплыла на остров. И когда они вернутся, все изменится.

– Бабуль, ты что говоришь? Что значит надеются, что не вернется? Какой раскол? Я ничего не понимаю. Остров рядом, давайте поплывем и поищем. Если они на острове, то мы их найдем – остров-то не большой. Можно на лодке.

– Нет, милая, все не так просто. Не каждый может доплыть до острова и не каждый может вернуться. Могут не доплыть, так как остров от них будет удаляться. Тот, кто плыл, просто утонет, а может и доплыть, но оказаться в пустыне, и ему посчастливится, если он вернется домой, а может и застрять на том острове..

– О, Боже! Как застрять? Ты же говоришь, что Элла вернется?! Да?

– Да. Моя девочка вернется – я в этом уверена!

Кара подошла к другому креслу и присела. Она посмотрела на Дэна глазами, полными слез:

– Я ничего не понимаю. Всего так много, и все так быстро. Еще вчера я была влюбленной девушкой, которая была просто студенткой и старалась скрыть свое материальное положение. Сегодня я уже член стаи, нахожусь в теплой стране, и это не просто страна, а другой мир. Плюс я еще и частично волк. Пропадает сестра... Я ничего не понимаю.

Дэн встал с кровати и подошел к Каре, присел перед ней на корточки:

– Ты не переживай. Если Нинель говорит, что все хорошо, значит, так и есть. Я понимаю, как тебе сейчас сложно. Ты сильная девочка, и ты не одна. Мы вместе справимся. Я буду всегда рядом с тобой.

Нинель внимательно смотрела и слушала:

– Значит, так, дорогая моя. Элла на острове узнает все, что я хотела рассказать вам обеим. Я вижу, что Дэн на самом деле не кривит ни душой, ни сердцем. Поэтому я расскажу тебе все при нем. Он страж, и он сможет проявить себя в нужный момент. То, что он тебя так любит, поможет ему защищать тебя. Пойдем к твоему зеркалу с твоим волшебным ключиком. Ну-ка, сынок, помоги мне подняться.

Дэн подошел к Нинель и помог ей встать с кресла. Нинель с благодарностью подала руку Дэну. Она так крепко сжала юноше руку, что Дэн еле сдержал стон. Он с удивлением посмотрел на старушку и потом перевел взгляд на Кару, но Кара тихо встала с кресла и уже снимала цепочку с ключиком с шеи и тихо направлялась в ванную комнату. Ей не терпелось узнать о тайнах и секретах, которые ее начали окружать с недавнего времени.

Вставив ключ в скважину, Кара замешкалась, но, посмотрев на бабушку и уловив в ее глазах одобрение и поддержку, она прокрутила ключ.

В доме сразу стало темно: окна подернулись темной дымкой, не оставляя шанса разглядеть что либо с улицы. Зеркало стало медленно подниматься вверх, и открылось небольшое окно с лестницей вниз. Дэн подошел поближе и, хотел было пойти первым, но Нинель его остановила:

– Только Кара или Элла могут пойти первыми, и потом уже мы. Там нужны отпечатки пальцев по крайней мере, одной их них.

Кара вздохнула и начала спускаться вниз, за ней последовали остальные. Как только прошел Дэн, то зеркало опустилось вниз. В подземелье, в которое спустились молодые и Нинель, вспыхнули факелы, а в доме у Кары все стало на свои места, как будто ничего и не было.

Проход был очень узкий, и только по одному можно было пройти. Подойдя к железной двери, Кара остановилась и повернулась назад:

– Ба, и что теперь?

– Теперь нужно найти маленький рычаг и опустить его.

Кара начала искать и наконец-то нашла. Она взялась за агрегат всей ладонью и повернула его в сторону. Рычаг засветился, и дверь открылась.

– Мистика какая-то. Может, я чего-то не понимаю? Нет, точнее сказать, что я вообще ничего не понимаю. Прям какие-то приключения, поиск сокровищ – можно кино снимать.

– Не говори ерунду, детка. Теперь проходи вперед и держи рычаг до тех пор, пока мы с Дэном не пройдем.

Кара сделала, как ей сказала бабушка. Когда все прошли, девушка отпустила рычаг. Дверь резко закрылась, и вспыхнул свет. Кара зажмурила глаза. Постепенно она привыкла к яркому свету и ахнула от той красоты и великолепия, которое ей пришло увидеть.

Огромная комната, старая мебель. В центре комнаты стоял большой круглый стол. За столом – 12 стульев. Каждый стул похож на королевский трон, красный бархат обит золотом. По всем стенам до потолка книжные полки. Все полки забиты книгами.

– Боже! Мне это снится! Какая красота! Бабуль, а кто за этим всем следит? Тут ни одной пылинки. Смотри, на столах напротив каждого места стоит чистый стакан и вода.

Кара подошла к столу и протянула руку к графину с водой:

– Вода прохладная.

– Я бы тебе предложила найти свой стул и присесть на него.

– Свой стул?

– Да.

Кара прошла по кругу, читая имена, написанные на спинках кресел. Найдя свое, она присела. Кресла оказались очень удобными и мягкими. Как только девушка присела, перед ней раскрылся стол, и на нем появилась старая книга. Кара взяла внезапно появившийся предмет, и стол вновь сомкнулся обратно. Кара положила книгу на стол и открыла ее. Первое, что она увидела, – это маленький конверт. Кара достала из него листок, развернув его, прочла вслух:

“Дорогая Каролина, мне так жаль, что тебе приходится все познавать самой, Я понимаю, что тебе сейчас все кажется несколько странным, возможно, даже волшебным, но ты должна понимать, на тебе лежит огромная ответственность за себя и стаю, за всех тех, кто верит в тебя и в твою сестру. Ты молодец. Я горжусь тобой. Уверен, что мы увидимся. Пусть не сейчас, пусть не в этой жизни, но увидимся.

Твой папа”.

– Одни письма, послания и загадки. Мне кто-то вообще собирается объяснить, что происходит?

– Не надо так злиться, милая. Все идет своим чередом. Что ты хочешь узнать? На все твои вопросы ты сможешь найти ответы в этих книгах. Думаю, в течение пары часов тут будут и остальные, включая твою сестру.

– Элла? Она тоже знает об этой комнате?

– Если судить по тому, что мы пришли первыми, то нет.

– Дэн, а ты почему молчишь?

– Дэн тебе ничего не скажет. Он страж. Войдя сюда, он может реагировать только на опасность и не более того. Остальное он не слышит и не осознает.

– А когда мы пойдем обратно, он что, не сможет? Так и будет стоять как вкопанный?

– Нет. Как только ты откроешь дверь, он выйдет и пойдет за тобой. Он придет в себя только тогда, когда мы вернемся в твою комнату.

– Ого! Значит, он сейчас ничего не чувствует, ничего не поймет и помнить не будет?

– Нет.

– И я могу с ним делать все что угодно?

– Нет. Ты не можешь его злить и стараться обратить его внимание на тебя. Иначе он обернется волком и больше никогда не сможет выйти, останется стражем этого места. Так что, если ты этого хочешь, то можешь испытать судьбу.

– Ну уж нет. Ладно. Давай почитаем, что ли? Раз уж мы тут, должна же я знать, что я, кто я, зачем я, ну и так далее.

– Хорошо, детка, приступай, а я с твоего позволения немного вздремну.

– Тут есть и кровать?

– Нет, милая, тут есть удобные кресла для волков, так что, с твоего позволения, я обернусь и немного отдохну – не по возрасту мне сейчас такие приключения. Все, что ты хочешь, есть в этих книгах. Все четко по порядку, по дням и годам. Но для начала я тебе посоветую прочесть книгу, которая у тебя в руках, а там уже по ходу дела искать на полках.

Не дав ничего ответить, Нинель обернулась волчицей. Кара смотрела на нее и не могла поверить своим глазам: серебристая волчица довольно проворно подбежала к одному из кресел, которые стояли вдоль книжных полок, запрыгнула на него и, свернувшись калачиком, прикрыла глаза.

Девушка с удивлением смотрела на волчицу-бабушку, но потом просто вздохнула и пошла к своему креслу:

– Чувствую себя идиоткой… дурой… общаюсь сама с собой.. Рядом парень-волк –страж, бабушка-волк… Ни с кем не поговорить, только сама с собой… ох.

Кара села на свое место и начала изучать книгу. Вначале там были рисунки и какие-то иероглифы, но потом она поняла, что она может разбирать это все:

– Вот я гений! Самое интересное, что я об этом не знала.

Кара продолжила изучать книгу. Она читала, потом вставала и подходила к полкам, находила что-то там, даже не замечая, как пролетало время. Да и никакой усталости она не ощущала.

В очень уютной столовой за столом сидели Анна, ее отец Григорий, мать Анны Мария, брат Анны Геннадий и Элла с Александром. Элла отметила для себя, что Мария – очень добрая женщина. Она была невысокого роста, немного полновата, но очень красива и добра. У нее были карие глаза, и в них читалась только любовь, доброта и любовь. Геннадий же, напротив, был высок и очень неусидчив. Он рассматривал Эллу и Александра, не скрывая своего интереса. Смеялся, но парню было только 12 лет. Все сидели за столом и шутили. После того как все выпили чай, Мария начала собирать со стола, Анна помогала ей, но украдкой все равно иногда поглядывала на Александра. Геннадий побежал сразу на улицу, крикнув о том, что он будет рыбачить и поймает самую большую рыбу, на что Мария вздохнула и пожелала ему удачи, а Анна просто улыбнулась:

– Он очень хочет поймать самую большую рыбу, каждый день берет удочку и бежит на пруд. Но вместо того чтобы ловить, он купается целыми днями, так как хочет доплыть до большой земли. Папа сказал, что как только ему исполнится 18 лет, он сможет туда поплыть, если, конечно, он этого захочет.

– Да, я сказал это. Очень надеюсь, что это желание его оставит, так как на большой земле не все так просто и очень опасно. А мы живем тут как в раю. Предлагаю пройти в мой кабинет, и я готов ответить на все ваши вопросы.

– О, это будет очень любезно с вашей стороны. Мы с моим братом будем вам очень благодарны.

Элла с Александром проследовали за Григорием. Они прошли по длинному коридору, на стенах коридора были картины разных людей. В один момент Элла остановилась и начала всматриваться в одну из картин. Ей показалось, что на этой картине были она с сестрой и ее родители.

– Да, ты не ошиблась: это ваша семья. Твой вопрос понятен.

Элла с удивлением посмотрела на Григория.

– Не стоит удивляться. Я же говорил, что многое могу и даже иногда читаю мысли. Пойдемте в кабинет, я вам все расскажу

Когда все зашли, Элла, не стесняясь, стала разглядывать помещение. Все было сделано с таким вкусом и любовью, что Элла не могла сдержать свое восхищение: изумительный письменный стол, очень похожий на антикварный; красного дерева с бронзовыми и золотистыми ручками; золоченые скульптуры; массивные кожаные кресла, обитые ореховым деревом; книжные шкафы до потолка, на полках – старинные книги…

– Вот это да! Я никогда не видела такой красоты.

Александр тоже смотрел, не скрывая своего восхищения.

Григорий улыбнулся:

– Спасибо огромное. Мне очень приятна такая реакция. Рад, что мог порадовать вас. Ну, а теперь предлагаю начать, так как времени у нас не так уж и много. Думаю, вас уже потеряли.

– Кара! Боже мой, Кара! Я совсем забыла о ней. Ну что я за сестра?

– Не стоит корить себя. Уверен, с Каролиной все в порядке. Давайте, наверное, я начну. А вы присядьте. Если у вас возникнут вопросы по ходу моего рассказа, не стесняйтесь задавать их мне, так как я могу что-то упустить, думая, что вам и так все понятно.

Элла и Александр присели в кресла напротив стола и приготовились внимательно слушать:

– Начнем с того, что мы с вами не совсем чужие, по крайней мере, с тобой, Элла. Я брат Нинель, ее старший брат. Но я не волк. Мы разделились несколько столетий назад. Женская половина уходила в стаю, а мужская – на остров. И это все хранилось в тайне. Об этом и сейчас знают всего несколько людей. Остров – это тот уголок, в котором мы можем хранить то, что не должно попасть в недобрые руки. Благодаря нашим старым колдунам, наш остров могут видеть все, но не все до него могут добраться: кто-то погибает, а кто-то становится одним из лебедей, которые плавают в нашем саду. Но это лучшая участь, чем погибнуть. Так что твой отец, Александр, жив. И сегодня ты его видел. Он очень долго тебя разглядывал, но так и не осмелился подплыть.

– Как? Мой отец, он жив? Я могу пойти сейчас к нему? Я смогу с ним поговорить?

– Пойти, конечно, можешь, но поговорить ты с ним сможешь только в полнолуние, и у вас будет не больше 20 минут, пока луна высоко и не прикрыта облаками. Полнолуние уже завтра.

– Понял. Спасибо.

– Я могу продолжить?

– Да, конечно, простите меня. Просто эта новость выбила меня из колеи. Еще раз простите.

– Ничего. Это не страшно. Я тебя прекрасно понимаю. У нас очень много информации и по стаям и по переходам. Почти все переходы были закрыты, осталось только два: первый – тот, который из вашего дома, а второй – из дома Дэна, а точнее его брата, Тони. Дэн часто пользовался переходом, так как в основном у нас связь держалась через него. Дэн мог спокойно приехать не только в стаю, но и к нам. Мы знаем, что начался заговор в Лос-Анджелесе и вообще по всей земле. Идет раскол в стае. Пол – член стаи, но его забрала другая стая, та, которая чинит раскол.

– С чего вы взяли? Все нас встречали с радостью. Стол был шикарный.

– Элла, дорогая, у тебя это заблуждение только оттого, что ты всех безумно любишь. Поверь мне, это все взаимно. Только ты с сестрой сможешь все поставить на свои места. Это ваша стая, но и без потерь, конечно, тоже не обойдется.

– Какие потери, Григорий, о чем вы говорите?

– Еще немного – и ты поймешь все. Просто ты должна понимать реальность и сущность всех. Но не я должен тебе указывать, кто хороший, а кто нет. Ты сама должна в этом разобраться. Насколько я понимаю, твоя сестра уже ждет тебя, и не только она. Так что, если вы, ребята, готовы, остальное вы можете узнать, когда мы спустимся в переговорную комнату

Александр посмотрел с недоумением:

– Спустимся? В переговорную? Фантастика!

– Ну, для простых людей, братик, и то, что мы можем быть волками, очень странно, так же как фантастика. Не тебе уж удивляться.

Элла засмеялась. Григорий смотрел и радовался тому, как близки брат с сестрой. Он читал их мысли и чувства. Григорий знал лучше самих Эллы и Александра, насколько они чисты. Он верил, что именно эти молодые смогут все поставить на свои места, что именно они соединят стаю воедино. Также он понимал, как тяжело Элле будет перенести все то, что ей предстоит, но он был уверен, что она с этим справится. Ведь она дочь его племянника и своей матери. А более сильных натур Григорий еще не видел.

В дверь кто-то тихо постучал, и Григорий улыбнулся. В глазах его опять засветились любовь и нежность:

– Входи, милая, ты, как всегда, вовремя.

Дверь открылась, на пороге стояла Анна. Она зашла, улыбнувшись отцу. Александр не мог оторвать глаз от Анны, которая уже собрала волосы в пучок, переоделась в спортивный костюм кораллового цвета, который очень подходил ей и придавал ее глазам изумительный оттенок:

– Анна, да вас только посылать к врагам – вы сразите их своей красотой, и они не смогут оказать сопротивление.

Анна засмеялась:

– Спасибо, Александр, за комплимент, я и не ожидала, что можно меня назвать орудием массового уничтожения. Но из ваших уст это на самом деле звучит как комплимент.

Анна повернулась к отцу:

– Папочка, у нас все готово. Мама в курсе и Геннадия она займет. Мы можем идти.

– Замечательно.

Анна подошла к столу отца и провела рукой под столом. Вдруг одна из книжных полок начала вращаться. Когда отодвинулась полка, все увидели камин, Анна подошла к камину и что-то еще нажала, после чего стенки камина раздвинулись, и показался проход. Анна пошла первой, Григорий показал руками, что он пропускает Эллу и Александра, после того как они зашли, пошел следом за ними.

Анна шла первой и несла факел, Григорий нес второй факел и шел последним. Элла с любопытством рассматривала стены подземелья: там не было ни знаков, ни рисунков, но что-то притягивало ее взгляд к этим стенам. Элла не удержалась и погладила стену. Тут произошло то, чего и ожидал Григорий, но всех остальных это удивило: стены стали мерцать и переливаться. Было ощущение, что все стены – из драгоценных камней, и их невозможно сосчитать.

– Ух, ты, папа, что это? Я такого раньше не видела!

– Это то, что в очередной раз доказывает нашу правоту и правоту легенд.

“И оживут под ее руками стены, и воскреснут те, кто пали от несправедливости, и войдут на волчью землю покой и спокойствие”.

– Только вот еще немало придется тебе пережить, дорогая Элла, но я уверен, что ты справишься, так как с тобой сейчас будет такая сила, что даже меня будут трогать удивление и восхищение. Я счастлив и горд, что это именно вы, ребята, и то, что именно при мне происходят эти чудеса.

– Григорий, я не очень понимаю, о чем вы?

– Я о том, Эллочка, что сила всех волков будет с тобой, и весь их боевой дух – в тебе.

Элла посмотрела на Григория, но ничего не спросила. Она поняла, что он знает именно то, что она хотела спросить, но не стала, решив, что потом все поймет сама. А если нет, то позже обязательно уточнит. Они шли еще по коридорам и дошли, наконец, до огромной стены:

– Ну вот… Мы пришли, – сказала Анна и подошла к Элле. – Твои сестра и бабушка уже там, но там и страж, Дэн. После того как он спустился в подземелье, он стал просто стражем. Вы должны это понимать. На сегодняшний день он человек, но если вы начнете пытаться вернуть его разум сейчас, пока он в подземелье, то в течение часа он обратится в волка и больше никогда не сможет стать человеком. Более того, он не сможет вернуться ни на большую землю, ни тем более к людям, ну если только в зоопарк. Надеюсь, вы меня поняли.

Александр смотрел на Анну и не понимал, как в этом хрупком теле может быть столько духа. Его не покидало ощущение того, что Анну нужно постоянно оберегать, но сейчас она была такой решительной. Эта решительность делала ее еще краше. Григорий наблюдал за этим и улыбался. Только он понимал, что перед ним – будущий муж его дочери, и он понимал, что Анна будет счастлива с Александром несмотря ни на что. Он будет ее оберегать и не даст в обиду никому.

Григорий подошел к огромной стене, поставил факел в специальную рукоятку, снял маленький ключик с шеи и вставил его в незаметную скважину, после чего Анна приложила свои руки к стене, и в том месте, которого коснулись ее ладони, засверкал свет. Стена начала двигаться. Григорий пригласил Эллу и Александра пройти и последовал за ними. Анна отпустила руки и пошла вслед за отцом. Стена закрылась. Все оказались в небольшом коридорчике. Элла увидела тусклый свет и пошла к нему. Пройдя несколько шагов, она увидела небольшую дверь и, приоткрыв ее, увидела огромный круглый стол, вокруг которого стояло 12 огромных кресел. В одном из них сидела ее сестра и читала какую-то книгу. Недалеко от Кары находился Дэн, а около стены в одном из кресел спал волк.

Глава 11

– Кара, сестренка!

– Элка!

Кара соскочила со стула, не заметив никого, кроме своей сестры:

– Ты не представляешь, что я тут нашла! Тут столько информации! Я не знаю даже, с чего начать. Боже, если бы это не происходило на самом деле, я решила бы, что я сумасшедшая. Ты не поверишь…

– Кара, милая, успокойся. Я хочу тебя познакомить с двумя замечательными людьми. Познакомься, пожалуйста: это Григорий, наш двоюродный дедушка, а это его дочь Анна.

– Ой, здравствуйте. Я как-то вас не заметила, простите, пожалуйста.

Кара с извиняющимся видом посмотрела на Григория и Анну:

– Я как-то… Даже не знаю, что сказать, мне очень неудобно перед вами. Я Кара.

Каролина протянула руку для рукопожатия.

– Не протягивай руки этому охламону.

Кара даже вздрогнула. Она и забыла, что пришла сюда не одна, что тут еще бабушка, которая решила проверить ее нервы превращением в волка, а сейчас решила, что можно подойти незаметно.

– Бабушка, да ты меня напугала! Почему не протягивать?

– Потому что этот охламон совсем забыл свою сестру.

– Ох, Нинель, Нинель... Ты не меняешься, ты все такая же.

– А с чего мне меняться? Несмотря на возраст и седины, я думаю о семье. А ты засел на острове, поганец. Сидишь, наслаждаешься жизнью.

– Ну, если ты закончила, тогда я могу обнять тебя и наконец-то поближе познакомиться со своей внучкой.

– Со своей внучкой он знакомиться решил, ишь, ты посмотри на него! Свою дочь уже выдавай замуж и знакомься с внуками и внучками. А Кара – моя внучка, для тебя она двоюродная! Ладно, иди уже сюда, обниму тебя. Ведь, несмотря на то, что ты такой засранец, я не стала тебя меньше любить и очень скучала по тебе.

Нинель обняла брата, а Григорий не переставал улыбаться. Он знал, что Нинель любит его и считает секунды, чтобы с ним встретиться. Все стояли и наблюдали за этой картиной. Только Анна спокойно смотрела на происходящее, так как эта сцена была при каждой встрече.

– Моя любимая ворчунья! Ладно. Давай уже по делу. Кара, позволь и тебя обнять. Потом давайте присядем и поговорим. К сожалению, время идет.

Григорий наконец обнял и поцеловал Кару:

– Как ты уже поняла, мы с твоей бабушкой брат и сестра. А вот это светящееся создание – моя дочь Анна. Теперь прошу вас: присаживайтесь за стол, и давайте начинать.

Кара села на свое место, а Александр показал остальным, куда сесть. Кара сидела напротив Эллы, Нинель – напротив Григория, Анна была рядом с Григорием, а напротив расположился Александр. Элла посмотрела на пустые кресла:

– А кто же должен сидеть на свободных стульях?

– Не грусти и не торопи события, дорогая. Всему свое время.

Григорий улыбнулся и с нежностью посмотрел на Эллу. В это время Нинель выпила глоток воды и начала:

– Значит, так, мои дорогие. Мы не будем ждать остальных. Половина нас уже в сборе – и это главное. Кара уже немного ознакомилась с нашей историей и со своей тоже, Элле кое-что рассказал мой брат. Все остальные, в принципе, в курсе. У нас одна-единственная проблема – это раскол в стае. Мы знаем, что в стае есть гниль, но, к сожалению, не можем выяснить, кто. Это временно. В городах на другой земле как могут работают наши мальчики. Некоторым будет удивительно узнать, кто это и как именно они действуют. Некоторым будет очень обидно, так как их обманули, но это все ради благого дела.

– Бабушка… Я хоть немного в курсе происходящего, но Каре наверняка не очень все понятно. Думаю, что и остальным тоже.

– Я знаю! Но для начала мы должны Дэна посвятить в следопыты и принять его, после чего он должен занять одно из кресел.

Григорий встал со своего места и подошел к стражу. Анна подошла к Элле и попросила ее следовать за ней. Элла встала и вслед за Анной также подошла к юноше. Анна взяла руку Дэна и вложила ее между ладонями Эллы, сама подошла к нему с другой стороны и сделала то же самое:

– Мы готовы, отец.

Григорий посмотрел на Эллу:

– Ему и вам с Анной будет немного больно. Но поверь мне, родная, так надо. Только не отпускай его руку, что бы ни случилось.

– Хорошо, Григорий. Я готова.

Григорий положил свою ладонь на лоб Дэна. Юноша открыл глаза. Кара начала с ужасом смотреть на то, что происходило.

У Дэна начали меняться глаза. Они становились то карими, то красными, то желтыми, то снова голубыми. Голова то превращалась в волчью голову, то опять становилась человеческой. Элла и Анна держали его руки в своих ладонях, было видно, как они мучаются от боли, так как именно они не давали ему обратиться полностью в волка. Когда голова Дэна становилась волчьей, то из пальцев появлялись когти, которые впивались в ладони девушек, и как только кровь попадала на когти, он сразу становился опять человеком. Григорий все так же держал свою ладонь на лбу Дэна и при этом что-то шептал. Спустя минут двадцать к Григорию подошла Нинель. Она положила свои ладони на уши Дэна и тоже начала что-то шептать. Минут через десять все прекратилось. Нинель и Григорий отошли от Дэна и показали жестом девочкам, чтобы они тоже отошли от него. Элла и Анна отошли и присели на свои места. Элла с удивлением смотрела, как заживают раны. Уже через пару минут от ран не было и следа. Она посмотрела на Анну и поняла, что у нее тоже все затянулось. Просто Эллу это удивило не меньше, чем Кару и Александра, а все остальные были абсолютно спокойны.

Дэн начал приходить в себя. Он посмотрел на присутствующих в комнате, после чего оглядел саму комнату:

– Я что-то пропустил? Или что-то с моей памятью? Может, мне кто-то объяснит, где я, и что вообще происходит?

Нинель посмотрела строго на Дэна:

– Я что-то не понимаю: это ты в каком тоне говоришь с нами? Вместо того чтобы поздороваться с теми, кого ты еще не видел, ты начинаешь задавать вопросы. Что за воспитание в этих городах? Да... молодежь никуда не годится.

– О, Нинель… Прошу прощения. Но я правда не понимаю. Всем добрый день. Но я должен знать, что, и как, и почему.

Кара не выдержала, встала и подошла к Дэну. Она взяла его за руку и, глядя в его глаза, начала говорить:

– Дэн, скажи, что ты помнишь?

– Мы были у тебя в комнате. Нинель нам сказала идти… Мы зашли в твою ванную комнату, и ты вставила какой-то ключик куда-то за зеркалом, после чего стало темно… Потом боль, как при первом обращении, а потом я тут… Согласись, что это несколько странно!

– Согласна. Теперь послушай меня, только внимательно и не перебивай. Ты был стражем и мог обратиться волком, только когда чувствовал опасность и хотел встать на защиту. И так как ты был стражем, то был в состоянии зомби, что ли, поэтому ты просто шел за нами и прислушивался только к себе и к тому, есть опасность или нет. Пока ты был в прострации, мы пришли сюда. Я много чего за это время узнала. Элла с Александром в это время доплыли до острова. Оказалось, они и есть те самые, которые могли туда попасть. Григорий – житель острова, а Анна – его дочь. Плюс ко всему, они являются нам родственниками.

– Это я знаю. Я же сказал, я не понимаю, как оказался тут.

– А... ну это я тебе рассказала, просто ты теперь не страж, а следопыт, и одно из этих мест твое.

Дэн улыбнулся:

– Коротко и ясно. Значит, боль от переобращения. Спасибо за доверие.

К Дэну подошел Григорий:

– Добро пожаловать, мой мальчик. Ты и твоя семья доказали, что на вас можно положиться, а особенно на тебя! Как ты сейчас себя чувствуешь?

– Нормально, спасибо, только вот пить очень хочется.

– Иди и присаживайся. Конечно же, попей, только немного, буквально пару глотков. Хочу заметить, ты очень хорошо держишься! Ты молодец! Честно, не ожидал.

Григорий проводил Дэна до одного из свободных мест, которое находилось слева от Нинель. Кара пошла и присела на свое место. Григорий дошел до своего, и все услышали шум отъезжающей стены. В зале появились еще пять человек. Увидев, кто это был, удивлению Эллы не было предела. Перед ней стоял собственной персоной ее подопечный Селл. Он, увидев удивление Эллы, заулыбался:

– Приветствую всех. Надеюсь, мы не опоздали? Эллочка, прошу вас, не стоит так удивляться. Я все потом объясню: и свое поведение, и все остальное. Надеюсь, многое вы поймете, пока мы будем находиться в этой комнате.

Селл прошел к столу и присел по левую руку от Григория. Григорий и все присутствующие поприветствовали Селла. Но Элла все не могла прийти в себя, она не могла понять, как этот мужчина, которого она так пыталась понять, тут, в ее кругу, с ее родными, среди волков…

Следующим к столу подошел Ред, он присел рядом с Эллой и Селлом. Также к столу подошли Елена и Тони, брат Дэна. Елена присела между Александром и Эллой. Тони подошел и присел между братом и Карой:

– Дэн…

– Тони… Я не понимаю, как ты ходишь? Ты же? Ты нам всем лгал?

– Дэн, давай оставим эти вопросы на потом. Сейчас по делу. Рад за тебя. Я ожидал, что ты скоро станешь следопытом.

Но тот, кто вошел последним, заставил замолчать всех. Это был Грегор, отец Кары и Эллы. Он поздоровался со всеми и присел на последнее оставшееся место между Карой и Анной. Все смотрели с большим удивлением, только Нинель с Григорием улыбались и с гордостью смотрели на Эллу, ведь они знали точно, что это только ее заслуга, того, что Грег вернулся. Нинель кивнула Григорию, и он начал:

– Ну, пожалуй, все в сборе, и мы можем начать. Я понимаю, что сейчас очень много вопросов у всех. Вопросы нам придется решать по ходу или если что-то произойдет, то после собрания. А сейчас я прошу нас всех сосредоточиться на нашей проблеме. Селл, прошу, начни первым.

– Приветствую всех еще раз. Обстановка на самом деле жуткая. Элла, прошу прощения, что не до конца был открыт, но я не понимал, насколько мог тебе доверять. Итак, Ольга разошлась не на шутку. Она знает, что есть вход, и она понимает, что вход есть в доме, но, к счастью, не знает в каком именно. Она думает на тебя, Элла, но не до конца в этом уверена. Полаона подослала к тебе еще на море. Но он не очень понял, что от него надо, поэтому был послан следить, но, на беду Ольги, Пол, наблюдая за тобой, привязался к тебе и его чувства на самом деле стали к тебе очень теплыми. Он не раз пытался тебя предупредить, но ты не обращала на него никакого внимания. А когда ему поступил приказ тебя убрать, он ни на шутку рисковал собой и все только ради того, чтобы ты осталась жива и невредима. После того как Пол пропал, она поняла, что вход где-то в твоем доме. Попасть она, конечно, туда не может. Пока не может. Она уже начала окручивать Алекса, твоего друга, так как у него есть доступ в твой дом. Ольга очень хитра, и она умеет добиваться своего.

Тони перебил Сергея:

– Ольга не только хитра, она еще умна, изворотлива и очень хорошая актриса. К тому же она умеет не только привязывать к себе, но и делать так, что человек просто попадает под ее влияние и как зомбированный готов делать абсолютно все, что она скажет. Что самое интересное, нет разницы, мужчина это или женщина. Я сам не понял, как очутился в сетях Ольги, хотя, все знают, что у меня нюх на это и меня очень сложно обмануть.

Сергей покачал головой и продолжил:

– Да, это еще та штучка. Но суть не в этом. Ольга уже очень близко подобралась к нам. Если она сможет проникнуть сюда, это будет беда: нашему миру может настать конец. Поэтому я предлагаю вернуться в город и жить там, чтобы если что, дать отпор там, а никак не на нашей территории, мы не должны допустить того, чтобы они нашли проход. Мало того, нам нужно проработать стратегию, как уничтожить ее и ее людей.

Тут взял слово Грегор:

– Дорогие мои, я вас не понимаю. Вы на прошлом собрании приняли решение, что мне нужно погибнуть. Абсолютно все считали, что меня нет в живых. Мама, к огромной радости, могла показать всем и доказать своим поведением, что она меня потеряла. Моя жена сходила с ума, так как не понимала, как показывать всем, что меня нет. Мои дети росли без меня, да и вообще сами по себе. А теперь что? Мы опять боимся? Или что? Ольга в первую очередь женщина, и не может она на всех напускать свои чары, магию или что там еще у нее. Нужно принять четкое решение и понять, кто чем занимается, кто что делает! Я предлагаю так: Григорий и Нинель остаются на своих местах. Так как у Григория с Анной связь, то Анна должна поехать в город, и она сможет Григорию передавать все, что считает нужным. С Анной едет Александр, они будут гостить у Эллы с Карой как молодожены. Сыграем свадьбу Дэна с Карой. Большую свадьбу. Там будут все те, кому мы доверяем, и нас будет много. Я беру Ольгу на себя: она будет приглашена мной на эту свадьбу. Опасно, знаю, но это единственный ход, где можно все сделать красиво и тихо. Елена пойдет к Антону в качестве сиделки, так как Антону нужна будет помощь. Сергей, твое дело надо уже закрывать. Ты выигрываешь суд, и мы приступаем ко всем приготовлениям. У кого еще есть вопросы?

Элла посмотрела на отца:

– У меня есть вопросы, но вот только не знаю, насколько верно их будет задавать тут?

– Сестренка, милая, у тебя на столе есть книга, ты ее открой и посмотри, что там, авопросы мы порешаем позже. Я так думаю, что в нашем доме.

– Кара, ты понимаешь, о чем ты говоришь?

– Да, Элла, в кои-то веки я не то, что понимаю, но уверена в том, о чем говорю.

– Ну что же, хорошо, тогда поговорим дома.

Встала Нинель, посмотрела на всех и строго произнесла:

– Пока никто не должен знать о возвращении Грегора. Все так и должны считать его погибшим много лет назад. Сейчас все те, кто уезжают, идут и собирают вещи, а остальные ждут приглашения на свадьбу. Кто был не замечен, так и остается. Дэн, ты при стае должен попросить Елену, чтобы она поехала с тобой и присмотрела за твоим братом. Надеюсь, что все всё поняли и дважды не придется повторять. До встречи.

Все встали и начали расходиться. Элла же открыла свою книгу и начала ее изучать. Пробежав глазами по первым строкам, она начала перелистывать страницы, наконец наткнулась на голубой конверт, который был спрятан между страниц. Элла достала письмо и начала его читать:

“Дорогая наша девочка! Мы знаем, как тебе будет сложно, но, к сожалению, ради вашей с Карочкой безопасности мы должны так поступить. От ваших поступков зависят и вся стая, жизнь стаи и мир внутри ее, а также и то, будет она существовать или нет. Будет ли существовать тот мир или нет. Если пойти не тем путем, просто закроются все ворота и наш мир останется за гранью.

Нами было принято решение, и принято оно было очень тяжело, но нет ничего важнее вашего счастья. Мы обязательно встретимся и поговорим, а сейчас мы верим в вас.

На одном из собраний для вас будет неожиданностью, что перед вами будет ваш отец. Но он именно то оружие, которое надо прятать и которым мы сможем победить все невзгоды. К огромному сожалению, мы можем только так, иного выхода у нас нет.

Твои папа и мама”.

Элла подняла полные слез глаза, осмотрелась и поняла, что вокруг никого нет, она одна сидит в огромной комнате и за большим столом. Все прошло как сон. Элла начала думать, что ей это все и впрямь привиделось, не более того. Но нет, она понимала, что начинается что-то очень большое и она должна выстоять. Потом, только потом будут уже вопросы и ответы. Раз это письмо у нее и письмо в голубом конверте, то это означало, что именно она должна принять решение и стать вожаком стаи. Но какой?

Глава 12

Все внимательно наблюдали за Дэном: что-то в нем поменялось, но никто не мог понять, что именно. Дэн сидел и обедал за большим столом и как-то ничего не замечал, что происходит вокруг. Он болтал то с одним, то с другим, также не забывал подшучивать и над Карой, а она не давала ему и шанса выйти победителем, так как парировала все его шутки. Многие смеялись и от души радовались тому, что у них снова звучат шутки и смех. Но в секунду Дэн стал серьезным и повернулся к Елене:

– Елена, могу я попросить тебя об одном одолжении? Ты же знаешь, что Тони всегда относился к тебе с уважением и, как ни странно, всегда тебя слушался. Если тебе не очень сложно, не могла бы ты побыть с ним некоторое время, а то он иногда совсем не понимает, что творит. Из комнаты не выходит, ни с кем не общается. Может, ты сможешь его привести в себя. Думаю, что у тебя получтся.

– Дэн, да ты меня сватаешь к Антону?! Не замуж ли за него ты хочешь меня выдать?

Все начали смеяться, но Дэн настаивал на своем:

– Елена, ты сможешь, я знаю! Ну, а если ты готова стать моей родственницей, я только за!

– Если ты не против, то и я тоже. Но для начала давай попытаемся твоего братца привести в чувства. Дальше загадывать не будем, а сейчас ешь давай, а то ты столько смеешься и шутишь, что скоро все скушают, а ты останешься голодным.

Все опять рассмеялись. Кара заметила, что к столу подходит Элла. Она села около Александра и принялась за обед. Кара посмотрела на Эллу с тревогой, но Дэн понял, что сейчас не время и начал разговор с Эллой:

– Элеонора, вот скажи: как ты дала свое разрешение на то, чтобы мы с Карой поженились, ты готова к тому, что я буду жить с вами? Я только что уговорил Елену переехать к нам и побыть с Антоном, так как уверен, что только она сможет его вернуть и заставить сделать невозможное. Поэтому я решил, что в доме, в вашем доме, должен быть мужчина, и это буду я.

– О, Дэн! Ты так любезен, что даже и не знаю, что ответить.

Все за столом просто взорвались от хохота. И тут вступил в разговор Алекс:

– Дэн, я конечно ничего не имею против, но ты туда можешь войти только как муж Кары, а я брат, я тоже собираюсь в город и остановлюсь в своей комнате, заметь, в своей… И я решил заняться делом, а непосредственно, я решил вернуть себе ту девушку, которая пронзила мне сердце. Эл, ты же ее помнишь?

– Это ты про Анну. Я правильно поняла?

– О, Анна! Да сестра, это именно она. Я столько времени думал и решил: если этого ангела не будет в моей жизни, то я просто погибну.

Элла засмеялась, и все за столом тоже начали смеяться. В итоге обед прошел очень весело и непринужденно. По окончании обеда к Элле подошла Регина:

– Эл, я не понимаю, что происходит с Полом. Он как бы не от мира сего. Я ничего не понимаю. Мне нужна будет твоя помощь и помощь Елены, а по возможности и Александра, Реда и Нинель. Но я не хочу, чтобы это все просочилось. Давай через двадцать минут в моей тайной конуре за лесом, он сейчас там, я его связала и опоила зельем, но больше я на самом деле не знаю, что можно сделать.

– Хорошо, Регина, я тебя поняла. Я позову всех.

Регина сразу же ускользнула, а Элла подошла к брату и на ушко шепнула ему о том, что нужно сделать. Через 20 минут все стояли около заброшенного на вид домика. Дэн осмотрелся:

– Что-то мне тут не нравится ребята, что-то тут не то. Мне кажется, что мы опоздали.

Из домика донесся истошный крик. Элла первая бросилась в домик, и то, что она там увидела, ее потрясло до глубины души: Пол стоял с топором, а на полу лежала Регина

– О, Боже, Пол! Что ты наделал? Ты же убил ее!

– А, красотка, она это заслужила. Я не могу дать тебя в обиду. Она думала, что опоила меня, но не тут-то было. Она договаривалась с кем-то, что вас тут положат. Сказала, что ты наивная дура и сделаешь все то, что скажет она. Я уже несколько дней слежу за тем, что она говорит и делает. Ты себе даже не представляешь, какая она гадюка. Вот то зелье, которое в кувшине, оно для вас.

В это время в домик зашли все остальные. Дэн посмотрел на Регину, на Пола, а потом на Эллу. Он обратил внимание, что за Полом есть еще один проход, и понял, что там кто-то есть. Как подать знак остальным, он не знал, но знал, что надо действовать. Если верить запаху, то там как минимум трое, максимум пятеро волков. Но кто они, он не мог понять:

– Эл, думаю, что надо сесть и спросить у Пола, что и как произошло. Нинель, может, ты присядешь, а Ред тебе поможет. И вообще, не стоит вам тратить время на то, чтобы смотреть на эту картину.

Нинель и Ред переглянулись и поняли, о чем Дэн говорит. Ред также посмотрел на дверь за Полом:

– Я уже стар, чтобы бегать, Дэн. Лучше принесите воды, пусть Елена с Эллой уберут кровь, мы с Нинель поговорим с Полом, а потом уже будет видно. А вы, молодые, возьмите лопаты и идите копать ямку для нашей волчицы. Она уже вот-вот обратится в волка.

Дэн с Максом взяли лопаты, которые нашли в углу, и сделали вид, что выходят из дома и идут поглубже в лес. Скрывшись за входной дверью, они оставили лопаты и пошли вокруг избушки в Марте найти другой вход. И они его нашли. Это была нора. Недолго думая, они засыпали эту нору сухими ветками и листьями, после чего подожгли их. Не теряя времени, они очень тихо вернулись в дом. Тихо пробравшись вдоль стены, они подошли к той двери и открыли ее резко. Их удивлению не было предела: там на самом деле были 4 волка, скорее, это были не волки, а волчата, и они сидели на цепи. Нинель подошла к ним и присела рядом:

– Подойди! – сказала она одному из волчат.

Волчонок подошел к Нинель, при этом прижал уши, опустил глаза и поджал хвост. Нинель протянула руку и погладила волчонка за ухом:

– Ну и откуда вы тут, сорванцы, и почему в таком виде? Елена, ну-ка посмотри, что с ними не так?

Елена подошла к волчатам, сняла с одного из них цепь, и в ту же секунду тот волчонок обратился в человека, но только очень израненного. Молодой человек упал на колени перед Нинель:

– О, великая Нинель, не осуждай меня. Пол сказал чистую правду: тут жуткий заговор. Недалеко отсюда есть проход, и мы должны были бежать через него, для того чтобы попасть в город. Нам нужно найти Ольгу и привести ее сюда. Мы должны погибнуть, для того чтобы наши родные жили.

– Ничего не понимаю.

Пол подошел к мальчугану обнял его и заплакал:

– Это мой сын, Нинель, мой сын, мой Арчи. Бедный мальчик натерпелся столько всего, что не передать словами. Ольга издевается как может, а ей никто не смеет противостоять. Регина – сестра Ольги. Они все время общались. Это Регина начала разбивать вашу стаю, а я... я просто не мог допустить, чтобы мой сын… чтобы он погиб так же, как его мать. Но каким-то образом Ольга узнала, кто я, и где мой сын. Она привела моего сына сюда... я не успел.. Эти трое волчат – мои племянники, точнее, племянники моей жены… моей Кэтрин.

– Бог мой. – воскликнул Ред. – Так ты и есть то чудо Катерины? Как же я не понял раньше! А почему ты не сказал?

– А как? Кому можно верить, а кому нет? Когда Регина начала говорить о том, что вас надо уничтожить, понял, что только вы и сможете помочь, так как только вас она и боится.

– Катерина была смелой! Мы до сих пор любим ее и почитаем. Нинель, сними с остальных цепи, пусть ребята станут людьми, а то еще неизвестно, сколько они просидели в шкурах волков.

Нинель сняла цепи с остальных волчат, и все они обратились в подростков. Все почти на одно лицо, красивые, светлые, но только с очень напуганными глазами. Они не понимали, что происходит. Ребята просто молчали и держались друг за дружку. Нинель сказала Дэну, чтобы он их незаметно провел к ней в дом и там разместил, сказал Натали, девушке, которая присматривает за домом, позаботиться о мальчуганах. Дэн послушно взял ребят и вышел вместе с ними. Ред посмотрел на Нинель:

– Что же происходит? Я перестаю понимать. Откуда столько злобы и ненависти? Мы всегда жили дружно, с уважением ко всем.

– Да, после того, как начали раскалывать нашу стаю, все пошло не так. Но скоро все закончится, и все будет хорошо. Я верю в наших детей.

Нинель посмотрела на Эллу с Александром. Осмотревшись, все вышли из лачуги и направились по домам. Элла забрала Арчи в свой дом. С Полом решили отправить Елену. Всю сложившуюся ситуацию решили пока оставить в секрете.

Зайдя в дом, Элла увидела на столе розовый конверт. Подойдя ближе, она побледнела и, взяв конверт в руки, присела на краешек кресла. Она прижала конверт к груди, а слезы лились из глаз. Арчи подошел к Элле и обнял ее:

– Это ты из-за меня плачешь? Не надо! Я буду себя очень хорошо вести. Я буду очень послушным. Я очень хочу, чтобы ты не злилась ни на меня, ни на моего папу. Ты даже не представляешь, как он боролся с той злой тетей!

– Ну что ты, милый, ты ни при чем, ни ты, ни твой папа Ты очень хороший мальчик. Скажи, ты, наверное, голоден?

– Если честно, то немного, так как я уже ничего не ел почти два дня. Меня должны были покормить в Лос-Анджелес, у другой тети, если я сделаю все правильно.

– Боже… ты такой голодный, а я тут с этим письмом…. Ну-ка, пойдем на кухню и посмотрим, что у нас есть перекусить, и желательно, чтобы это было и полезно, и сытно, и вкусно.

Элла вытерла слезы, сложила конверт и убрала его в карман брюк, взяла Артемку за руку, и они вместе пошли на кухню. Изучив то, что есть в холодильнике, достала хлеб, мясо, молоко, сметану и яйца. Из кладовой на стол перекочевали несколько картофелин.

– Ну что, предлагаю выпить кружечку молочка и дождаться обеда. Ты как на это смотришь?

– Очень даже положительно. Я бы две кружечки молочка выпил.

– Ну, мы остановимся на одной, а после еды, если ты захочешь, то еще налью тебе молочка, но придется пару минут подождать, я погрею молоко.

– Я подожду. Скажи, а почему твоя сестра такая смешная?

– Смешная? Это как?

– Ну она с Дэном так смешно себя ведет. Особенно в Лос-Анджелесе, в парке.

– А ты их видел в парке? В Лос-Анджелесе?

– Ну конечно, Ольга мне сказала следить за ними, и я следил. Я почти все ей рассказывал, кроме того, что Дэн несколько раз чуть не обратился в волка. Я не хотел, чтобы она начала охоту за ним.

Элла поставила кружку с теплым молоком перед Артемкой и присела рядом с ним:

– Почему ты мне это все рассказываешь?

– Потому, что ты не такая, как Ольга, ты добрая, у тебя глаза, как у моей мамы. А Кара очень хорошая. Она очень любит Дэна, но боится ему это показать. Она говорит всем, что боится в нем разочароваться, но на самом деле это не так: она боится, что ему станет с ней скучно.

– Ого! Откуда такие познания?

– Это не познания, это дар. И я горжусь, что мне от мамы достался этот дар – читать мысли.

– А, так ты читаешь мысли?

– Да, но не у всех. Твои, например, я не могу, так как твой дар сильнее, чем мой, даже несмотря на то, что ты им не пользуешься, а Кара слишком громко думает.

– А откуда ты знаешь о моем даре? И что это за дар?

– Я же говорю, что читаю мысли. Сегодня Нинель подумала об этом, а я услышал. И я понимаю, что только ты можешь навести порядок во всем том, что сейчас происходит. А о каком именно даре, так это ты спроси у Нинель. Я не знаю. Знаю только то, что твои мысли я не могу прочесть, и все.

– Понятно. Что-то мы с тобой заговорились. Сейчас я поставлю картошку, а ты давай пей молоко с булочкой.

В дверь постучали, Элла вздрогнула:

– Это твоя сестра. Она тебя сейчас засыплет вопросами. Готовься.

Арчи засмеялся. У него был настолько заразительный смех, что Элла тоже засмеялась:

– Ну что же. К вопросам Кары у меня уже иммунитет.

Элла пошла открывать дверь:

– Элла, ну почему так долго? Такое чувство, что это не я была в Лос-Анджелесе, а ты из Лос-Анджелеса мне открывала дверь.

– В Лос-Анджелесе? А что ты там делала?

– Заявление подавала в загс и смогла договориться, что свадьба состоится через 2 недели. Но мне теперь страшно.

– Отчего тебе страшно?

– Ой, а у тебя гости!

– Да, знакомься – это Арчи. Арчи, это Кара.

– Но я знаю этого мальчика! Я его видела, но вот где, не помню

– В Лос-Анджелесе! Несколько раз на роликах в парке, а однажды ты даже дала мне орешки, чтобы я смог покормить белочку.

– Точно. А тут ты как? Я что-то запуталась.

– Кара, успокойся, я тебе все потом расскажу. Ты лучше скажи мне о том, что тебя так тревожит, и чего ты так боишься этой свадьбы.

– Ох, Элла, ведь у нас же будет все как по-настоящему, а на самом деле – нет.

– Ну почему же нет? Вас же не заставляют потом разводиться и не жить вместе. Если вам хочется быть друг с другом, то будьте, вам никто не запрещает. Подарки, гости – все будет настоящее. Даже драка, если она и будет, тоже только настоящая. А какая свадьба без драки? Только если она не настоящая. А потом, если вы с Дэном захотите, то можно еще и венчание утроить.

– Так вот в нем-то и проблема: вдруг он не захочет? Ведь он же просто за мной приглядывал, а я... я... а я как дура влюбилась и не могу об этом ему сказать. Я себе-то только недавно в этом призналась.

– Ну, я не думаю, что Дэн будет против. На мой взгляд, он очень тебя любит. Если бы не любил, то не смог бы столько находиться рядом с тобой.

– Это ты намекаешь на то, что я невыносимая?

– Я не намекаю, а говорю как есть.

– Элла…

– Кара, подай мне, пожалуйста, из шкафа кастрюлю. А то я уже почистила картошку, а тебе ближе достать.

Кара открыла ящик и достала посуду и, передавая ее Элле, продолжила:

– Вот всегда ты так. Никогда нормально не отвечаешь мне.

– Кар, ну вот как с тобой разговаривать? Ты же сама толком еще не понимаешь, что и как тебе нужно. Ты все время в каком-то поиске, ты постоянно ищешь какие-то изъяны. Так жить нельзя. Нет человека или волка, который полностью, со всех сторон только положительный. Не надо искать плюсы и минусы, все может решиться по ходу жизни.

– Ну а ты вот ты чего сама сидишь и перебираешь. Хотя нет. Ты даже не перебираешь, ты просто сидишь и ждешь непонятно чего. О чем ты думаешь? Неужели ты думаешь, что Майкл просто возьмет и вернется? Его нет уже больше трех лет, а ты все ждешь его. Это не мне, это тебе так нельзя. Это не я, а ты страдаешь.

Тут о себе напомнил Арчи:

– Ну и чего вы ссоритесь? У вас столько дел, вам столько всего надо решить, обсудить, а вы нашли причину для ссор. Или это нервное?

– Эл, этот мальчик не по годам умный. Ладно, кормитесь, вечером мы придем, и будем решать, как проводить свадьбу, где, с кем и т.д. А потом уже будем думать, что делать потом.

– Вот это я понимаю, правильный подход. Главное, нужно было выпустить пар.

Элла засмеялась и обняла Кару за плечи:

– Ты просто чудо. Я так рада, что у меня такая сестра!

– Да уж и не говори... ты можешь себе представить, насколько скучная жизнь у тебя была бы, если б не было меня.

Сестры заулыбались. Кара пошла к себе домой, а Элла вернулась на кухню и принялась за мясо. Арчи сидел и с удовольствием наблюдал за тем, как готовит Элла:

– А ты будешь хорошей мамой и женой.

– Это ты с чего взял?

Ты умеешь делать сразу несколько дел и быстро, плюс – ты внимательная и очень добрая.

– Ты уже столько раз сказал, что я добрая, что я скоро сама поверю в это.

– Моя мама говорила, что ты – почти властелин мира, что только ты сможешь все изменить, и только тебе это под силу, что ты, несмотря на свою большую доброту, смелость, ум и заботливость, еще и очень сильная и справедливая, что ни одно существо во всей галактике не сможет тебя переубедить или настроить на свой лад, что ты та гитара, которая настроена только раз и навсегда.

– Вот это ты загнул! –

Элла не смогла сдержать смех.

– А еще ты очень красиво смеешься. Но при всем при этом у тебя очень грустные глаза. Почему?

– Ну я не знаю, почему. Знаю только то, что ты чудо-мальчик, несмотря на твои четырнадцать лет.

– Мне уже не четырнадцать, мне пятнадцать, исполнилось два дня назад. И в это время я был в шкуре волка, вместо торта жадно хлебал воду из миски и надеялся, что скоро все закончится. А ты знаешь, о чем думала та злыдня?

– Нет. Я думала, что мысли читаешь только ты.

– Ну да. Она же не знала о моем даре и поэтому даже не стеснялась думать и мечтать. Есть какой-то Майкл, о котором она постоянно мечтала. Она ненавидела тебя за то, что он одержим только тобой, что она чего только ни делала, а он все равно думал о тебе. Как я понял, он думал, что тебя нет в живых. Совсем недавно он узнал, что его обманули. Вот она и хотела твоей смерти. Мы должны были накинуться на тебя и перегрызть горло. Это было нашим заданием. Мы так рады, что этого делать не пришлось.

– Подожди, что значит – думал, что меня нет в живых?

– Ну, то и значит. Как я должен тебе сказать? Он в Лос-Анджелес, просто вы с ним не пересекались. У тебя в Лос-Анджелесе даже есть могила. Он часто туда ходит и приносит тебе цветы. На той могилке только свежие цветы, они даже не успевают завянуть. Он сам ее убирает, и никто не может стереть его любовь к тебе и память о тебе. Это очень глубокие чувства. Ольга делала все возможное, чтобы он забыл тебя, но его сердце и чувства очень сильны.

У Эллы подкосились ноги, и она присела на стул:

– Этого не может быть. Я столько времени считала его пропавшим. Я верила, что он рано или поздно появиться, но даже не могла и подумать, что кто-то... что кому-то мы можем так мешать.

– Ты просто не понимаешь, что вместе вы огромная сила. Ведь он не только волк!

– Что значит не только волк?

– Ну, я не знаю, ты у папы спроси. Он должен знать, ему мама говорила. Мама всегда восхищалась вашей парой и его силой. Она всегда говорила, что ваши дети будут самыми сильными. И еще она часто повторяла одно из стихотворений. Я даже его помню:

Я вижу сон:

в футбол играют детки,

и колесом

луна плывет сквозь ветки.

Несется плач,

так отстранен и тонок,

но так глубок, так чист, сидит ребенок,

проколотый ему отдали мяч.

Смеются дети,

тесным стоя кругом,

сгустилась ночь на маленькой планете,

ребенок плачет над зеленым лугом.

Ушли. Ребенок смотрит одиноко –

следит, как тени исчезают прочь,

дорогу к дому застилает ночь,

и слез сильнее виснет поволока.

Так нас ломает пластиковый мир,

но плачем мы намеренно негромко,

чтоб в зеркале не испугать ребенка,

что, как и раньше, одинок и сир.

– Но причем тут наши дети и сон про плачущего ребенка?

– Как это при чем? Ты на самом деле не понимаешь?

– Нет!

– Ну все же просто: мир ожесточился, дети остаются одни. А ты и твои дети должны освятить всю дорогу и весь мир. Насколько я знаю, наш, ну вот этот наш мир, он все равно должен уйти в историю, но ты должна делать добро на Земле…

– Понятно. Ладно, ты давай ляг, отдохни, а я схожу к Нинель. Только не выходи никуда, чтобы тебя не видели – нам ни к чему разговоры и вопросы. К тому же, как я поняла, нам пока доверять толком и нельзя никому.

– Ты права. Я немного устал, а как поел, так в сон охота. Ты только постарайся незаметно папе сказать, что я в порядке, что я сыт и доволен.

– Обязательно скажу. Иди, отдыхай.

Арчи побежал в спальню Эллы, запрыгнул на кровать и улегся поудобнее, а точнее свернулся калачиком и уснул. Элеонора помыла и убрала посуду, после чего присела на стул и достала конверт. Она долго не могла решиться открыть его, но потом все же открыла.

“Элла, милая моя, дорогая и любимая Элла, прости меня. Я не знал! Как я мог повестись и поверить этому вранью? На протяжении стольких лет я носил цветы тебе на могилку, а ты была жива. Я узнал, ты думала, что я пропал. Я все узнал. Я не знаю только одного, как теперь мне вымолить у тебя прощения за то, что мы столько лет не были вместе. Я не могу, к сожалению, быть в стае долго, не хочу, чтобы заметили моего отсутствия, но я буду ждать тебя в Лос-Анджелесе, на нашем месте каждый вечер. Я очень надеюсь на то, что ты меня простишь, и мы снова будем вместе.

Твой Майкл”.

Элла обняла конверт и заплакала. Как же теперь быть? Столько времени прошло. Каким он стал? Узнает ли она его?

Вытерев слезы, девушка встала со стула, умылась, промокнула лицо салфеткой и посмотрела на свое отражение в маленьком зеркале, которое было на холодильнике:

– Так! Нет у меня времени ни на слезы, ни на жалость к себе! Как вышло, так и вышло! Он жив и здоров, и это главное. Уже почти скоро мы с ним увидимся, и у нас все будет хорошо! А сейчас надо заняться делами и спасать мир!

Элла вышла из дома и направилась к дому Нинель, но ее отвлек звук, который доносился из дома Кары. Элла решила посмотреть, что же там происходит. Подойдя поближе, Элла остановилась и наблюдала за происходящим. Со стороны двора стояли все из стаи. Ред направлялся за Эллой, но, увидев ее, остановился и расплылся в улыбке:

– Иди ближе, моя девочка. Я не знаю, что сейчас произойдет, но то, что что-то будет – это факт.

– Ред, да что же происходит? Почему собралась вся стая?

– Пойдем, дорогая, пойдем.

Подойдя еще ближе, Элла потеряла дар речи! Весь двор Кары был усыпан лепестками роз. Несмотря на то, что надвигались сумерки, во дворе было очень светло из-за зажженных свечей. Свечи были везде: на крыше вдоль тропинки, вели немного дальше к поляне, а на поляне было выложено из свечей: “Кара, выходи за меня!” – и буквы были внутри сердца, которое также было из свечей. Рядом с этим сердцем стоял конь необыкновенной красоты. Казалось, что этот конь отлит из золота, начищен и отполирован. Грива и хвост у коня развивались на легком ветерке. Но вот наездник превзошел все ожидания. Дэн сидел на коне в белых брюках, белой футболке, босиком и в белой кепке. Очень смешно со стороны выглядел такой кавалер.

Ребятня подбежали к двери Кары и начали в нее стучать. Им долго не открывали, но потом на порог выскочила Кара с мокрыми растрепанными волосами, обмотанная в полотенце и начала ругать несносных мальчишек. Но когда она увидела, сколько народу стояло около ее дома, она затихла и, не понимая, что происходит, начала осматриваться вокруг. Увидев всю картину, она с визгом заскочила в дом и закрыла дверь. Через пять минут она вышла опять, правда она была не в полотенце, а одела короткие светлые шорты и белый топик. Волосы были все так же распущены и непричесанные, но влажные длинные локоны придавали ей еще больше грациозности и нежности. Кара была настолько рассерженна, что не обратила внимания на то, что вокруг столько романтики и красоты. Она быстрым шагом подошла к коню, на котором сидел Дэн, и, задрав голову вверх, так как тот был достаточно высоко от нее, начала на него шипеть, немного озираясь по сторонам:

– Да ты что себе позволяешь? Ты что вытворяешь? Ну да, ну решили мы пожениться, так зачем такой маскарад? Я уже была в Лос-Анджелесе и назначила день свадьбы, теперь надо просто готовиться, а не устраивать тут такие шоу!

Дэн наклонился немного, ловко приподнял Кару, как пушинку, усадил ее рядом с собой на лошадь, тихо на ухо ей прошептал:

– А я не хочу понарошку, я хочу, чтобы все было правильно. Я знаю, что ты меня любишь. То, что ты выпускаешь свои иголки, – это уже твои проблемы, но чувства не умеешь скрывать. Так что смирись с тем, что мы значим друг для друга.

Дэн повернулся к стае:

– Друзья мои, все вы свидетели того, что мы с Карой не можем и часа прожить друг без друга, но, по законам стаи, я должен просить ее руки у вожака. Так как на данном этапе у нас нет вожака, а старейшины стаи – это Нинель и Ред, то я прошу у них в вашем присутствии разрешения взять в жены эту ворчливую волчицу.

– Ворчливую?

Кара начала кулачками бить Дэна по плечам, но казалось, что он даже не ощущает этого. Тем временем Нинель и Ред встали.

– Я хоть и старейшина, но также я и бабушка этой волчицы и, несмотря ни на что, я буду только рада, если ты сможешь усмирить эту девушку. Ее пыл надо немного поубавить, так что я даю свое согласие.

– Бабушка, да как ты можешь?

– А я от лица старейшин по мужской линии тоже даю свое согласие. Я вижу какие чувства испытываю эти двое. Мы все знаем, что такое истинная любовь. И я только рад такому союзу.

– О, Боже! Меня все предали. А ничего, что по идее это я должна решать, выходить мне замуж или нет, и если да, то за кого? Это что такое: если я нормально отношусь к кому-то, то меня уже вот так можно и замуж выдавать?

Дэн не дал Каре закончить монолог, а просто развернул коня в сторону озера и поблагодарив всех, ускакал прочь. В стае начались смешки, кто-то говорил, что Кара просто так не сдастся, кто-то говорил, что она просто взбалмошная девчонка, но были и те, кто просто наблюдал за всем со стороны.

Глава 13

Молодая девушка зашла в дом. На глазах у нее были слезы. Как только она закрыла дверь, тут же села на колени и начала рыдать. Черные длинные волосы выбились из хвоста и рассыпались по лицу прядями. К девушке подошла ее сестра и присела рядом:

– Элис, ну почему ты плачешь? Что такого случилось? Что ты так безутешна?

– Стеф, он женится. Ты понимаешь, он женится на той, которая его даже не ценит. Я все время рядом с ним, а он меня даже не замечает. Я всегда рядом и в то же время незаметна. Что же мне делать?

– Элис, родная, ты же знала, что он любит Кару с детских лет.

– Ну а я? А как же я? Я тоже с малых лет хожу за ним. Ты помнишь, как он упал и повредил коленку, кто рядом был с ним? Я! Я ухаживала за ним, когда он простыл. Я была рядом, когда Кара даже не знала о его существовании. Меня его брат называл невестой Дэна. Меня, а не ее.

Элис рыдала навзрыд и не могла никак успокоиться, а ее сестра просто сидела рядом и гладила ее по волосам, пытаясь успокоить. Но она понимала, что это почти нереально, так как Элис на самом деле жила мечтой только о том, чтобы быть с Дэном. Но что она могла сделать? Да ничего!

– Стеф, а может просто надо ему рассказать о чувствах, которые я к ему испытываю и все. Он тогда все поймет. Ведь я же такая глупая, я ему ни слова не говорила о том, что я чувствую к нему… но если бы ты только видела, что он сделал. Я не знаю, где он нашел такого скакуна. Это такой красивый конь, на него смотришь и прям дух захватывает, Я когда увидела его впервые, подумала, что это не настоящий.. Он так ластился на солнце, я даже подумала, что этот конь из золота. Потом я посмотрела, как ветер играет его гривой, а глаза… А не могу тебе передать даже, что это за конь. И рядом стоял Дэн. Правда, было немного смешно, когда я подошла. Знаешь, а давай я тебе просто все расскажу с самого начала…

Утро было очень солнечным. Озеро спокойное и вода прозрачная. Элис сидела на песочке и грелась на солнышке. Она сидела и наслаждалась теплым ветерком и пребывала в мечтах. Ее отвлекло фырчанье. Повернув голову, Элис увидела коня сказочной красоты. Но это не мог быть настоящий жеребец, он просто сказочно красив. Кожа прямо переливалась и слепила. А рядом с конем… о, нет! Этого не может быть! Элис вскочила с места и вприпрыжку понеслась:

– Ден, привет! Ты где такое чудо откопал? Мне показалось, что он не настоящий, а это не конь, а чудо какое-то. Вот даже прям и слов нет.

– Привет, красотка. Ты чего тут в такую рань?

– Да я проснулась и не стала Стеф будить: она всю ночь плохо спала, все металась по кровати, наверное, опять плохие сны видела. Она только делает вид, что смирилась со слепотой, но на самом деле она очень переживает, что не может больше видеть. Хотя ее навыки не дают ей наткнуться на что-то, она так четко передвигается, что если не знать, что она не видит, то никогда в жизни не подумаешь, что она слепа.

– Да, за Стефани очень обидно, и все эта Ольга. Как только она выживает? Говорят, что всем воздается по заслугам, но вот что-то практика показывает другое.

– Ты не прав. Стефани давно говорила, что скоро она закроет глаза, а видеть будет больше, чем с открытыми глазами.

– Это когда она так говорила?

– Да всегда. Она говорила, что как должно быть, сейчас все так и идет.

– Она смотрит в будущее?!

– А ты разве не знал? Только вот что-то в последнее время она притихла и толком ни с кем не говорит, только с Нинель и Эллой. Даже странно.

– А я как-то не обращал внимания.

– Ну ладно, это все не то. Ты мне скажи, откуда такой красавец и зачем он тебе?

– Это сказочный конь, – заулыбался Дэн, – он для того, чтобы украсть одну особу и ускакать с ней далеко.

– Ого, да ты романтик!

– И еще какой. Вот увидишь, что я сделаю сегодня вечером.

– Заинтриговал.

– Да ладно.

– А можно прокатиться?

– А не боишься?

– Не-а. Ты же знаешь, что я смелая девочка.

– Ну тогда давай, вперед…

Элис с легкостью запрыгнула на коня:

– Боже, какой же он… он нереальный… он воздушный и такой… такой… у меня нет даже слов.

Дэн заулыбался. Ему всегда нравилась беззаботность Элис. Он очень ее любил и дорожил ею. Она была ему как сестра, сестра, которая всегда была рядом с ним. Он смотрел с радостью и восхищением на нее. Элис пустила коня галопом по кромке воды. Картина была до безумия великолепна: золотой конь, который не просто переливается, а искрится на солнце, и верхом на коне – смуглая красавица с распущенными длинными волосами. Элис прискакала обратно к Дэну и со смехом спрыгнула с коня прямо к Дэну на руки:

– Это непередаваемое ощущение. Этот конь должен быть моим.

– Ты же знаешь, что я не могу тебе отказать, так что пока меня не будет в стае, конь будет твоим, и только тебе я доверю ухаживать за ним.

– Что значит не будет в стае? Ты опять хочешь уйти в город? Но зачем? Разве тебе тут плохо?

– Нет, Элис, мне тут даже очень хорошо. Но у меня есть дела, которые я обязан завершить. Мне надо много сделать, прежде чем жить спокойно и наслаждаться жизнью, красотой, любовью, да и вообще...

– Ну и что же это за дела?

– Очень важные… очень важные…

– Ну, а кого ты хочешь сегодня выкрасть?

– О! Об этом вечером узнают все. Ладно, ты наслаждайся озером и солнышком, а я пойду, у меня еще есть кое-какие дела. Да, и Элла просила помочь в одном деле.

Дэн сел верхом на коня и ускакал прочь, оставив Элис наедине со своими мыслями. А вечером был сбор, мальчишки пробежались по всем домам и всех пригласили быть около дома Каролины. И вот там…

– Стеф, когда я подошла к дому и увидела, что там происходит, я все поняла. Я поняла, что я потеряла Дэна насовсем. Я потеряла и его, и надежду. Я шла к дому Кары и боялась, ведь я так надеялась на то, что он приедет на этом коне ко мне и заберет меня. Ну, вот скажи, ну вот чем она лучше, чем я?

– Элис, ты должна понимать, что в любви нет хуже или лучше. В любви есть только любовь, и ни ты, и ни я, и никто не в силах пойти против чувств. Да, есть способы, чтобы направить любовь на себя или, наоборот отвернуть, но рано или поздно все равно все встает на свои места, а если украдешь любовь у кого-то или кого-то лишишь любви, ничего хорошего не выйдет. Любовь – это награда. Это очень сильное чувство. Но самое главное – уметь быть сильной и пронести свое чувство с достоинством, несмотря ни на что, отвечают тебе взаимностью или нет.

Моя душа горит в огне,

Горит над родиной печали...

Прочти молитву обо мне,

Пока в алмазах тают дали.

Молись всем сердцем обо мне,

Чтобы иконы тосковали,

Чтоб после к праведной земле

Меня по звездам провожали.

Молись всем сердцем обо мне,

Пускай прольется аллилуйя

В этой глубокой тишине...

Молись всем сердцем обо мне...

Это чьи стихи? Они очень красивые.

– Это стихи одного молодого автора. Не помню имя, но трогают за душу.

Элис поднялась на ноги и помогла встать своей сестре:

– Все. Надоело хандрить. Слезами горю не помочь. Надо жить с этим, любить тихо, и радоваться тому, что Дэну хорошо. Может, пойдем и попьем чайку?

Стефани улыбнулась:

– Я очень рада тому, что ты у меня такая отважная. Конечно, пойдем и выпьем чаю. Я как раз испекла очень вкусный пирог.

– Ну, тогда с меня чай, раз пирог уже готов.

Две сестры обнялись и пошли на кухню пить чай.

____________________________________________________________________

Дэн пустил коня галопом, не обращая внимания на то, что Кара пыталась бить его по груди кулачками, пыталась кричать на него, но потом ей просто пришлось успокоиться и смириться с тем, что она никуда не денется от своего любимого и ей в любом случае придется смирить свой пыл. Кара положила голову на плечо Дэна и погрузилась в рассуждения сама с собой:

”Как же все же здорово, когда тебя так любят. Это непередаваемо. Ну, разозлилась я в самом начале немного, но правильно, ведь я девушка, а тут меня, да еще и в таком виде... Боже, наверное, со стороны это смотрелось немного смешно: я с мокрыми волосами и обмотанная полотенцем, а потом в этих шортах. Ну, ничего, самое главное, что меня отдали и благословили. А Элла, неужели она была в курсе и мне не сказала? Да нет, не может быть. Элла так не поступила бы со мной. Она не смогла бы так меня предать. Бабушка – вот она могла, но не для того, чтобы выставить меня на посмешище, только для того, чтобы все выглядело по настоящему и правдиво. Но все равно. Было все красиво: свечи… романтика.. такой конь… кстати, конь. Откуда он мог найти такого красавца? Наверняка с острова или откуда? Что-то я запуталась. И куда он меня, интересно, везет? Едем-то мы уже прилично”.

Кара открыла глаза. Уже стемнело, но все было видно из-за огромного количества звезд и огромной луны. Звезды освещали путь, лунная дорожка на озере казалась сказочной. Озеро было тихим. Конь шел настолько мягко, что почти не ощущалось его покачивание. Дыхание Дэна было таким спокойным, что Каре на мгновение показалось, что он просто уснул. Потихоньку Кара посмотрела на Дэна: Нет. Он не спит, он смотрел вперед и был в своих мыслях. Интересно, о чем он думал? Вдруг конь остановился, и Кара приподнялась, чтобы посмотреть на то место, куда ее привез Дэн. Это оказалась какая-то не реальная сказка.

– Что это за место?

– Это мое любимое место. Я его строил на протяжении нескольких лет. Осталось дело за малым: только привести хозяйку в этот дом. А так все готово, даже есть детские комнаты.

– А не сильно ли ты далеко зашел? Уже даже детские! И что значит детские? Ты на сколько детей рассчитываешь?

– Ну, как минимум, на четверых: двух мальчиков и двух девочек.

– Ого… а у хозяйки ты спросил? Она согласна столько детей рожать? Ведь это не просто так все дается.

– Ну ладно, я тебя спрашиваю: Кара, ты готова стать матерью моих детей? Но только их будет четверо!

– Это не вопрос, такое чувство, что ты меня ставишь перед фактом. Не боишься, что откажу? Ведь ты только сделал мне предложение, но я могу и сбежать.

– Даже несмотря на то, что старейшины дали добро?

– Ну да.

– Ну в таком случае, позволь, я просто покажу тебе, чего ты можешь лишиться, а потом ты уже решишь, что делать, а что нет.

Дэн заулыбался и спрыгнул с коня, но Кару оставил сидеть верхом. Взяв красавца под уздцы, он подводил Кару все ближе к домику. Кара сидела и не могла сказать и слова: такой красоты она не видела еще ни разу за всю свою жизнь.

Одноэтажный домик, но не очень понятно, в каких он тонах, так как было уже темно, но от освещения звезд и луны он переливался, как будто этот дом весь из изумрудных камней. Вокруг дома было много зелени и шел безумный аромат цветов. Кара даже не могла определить по запаху, что именно это за цветы, так как запахи переплетались, и в них было нечто незнакомое и очень удивительно пьянящее.

Чем ближе они подходили, тем больше у Кары сжимались сердце от того чуда, которое она видела. Когда они подъехали к дому, в окошке загорелся свет:

– Кто-то есть дома?

– Конечно. А как ты думаешь, дом в таком состоянии, если в нем не жить и не присматривать за ним?

Дэн помог Каре спуститься с коня и повел к двери. Как только они подошли, дверь открылась, и на пороге Кара увидела невысокую и седую старушку. У старушки были настолько добрые глаза, и она с такой любовью посмотрела на молодых, что у Кары перехватило дыхание:

– Знакомься, дорогая, это моя мама Марта. Мам, это моя Кара.

– Я так и поняла, дорогой. Ну, проходите уже скорее. Я вас уже давно жду, даже задремала немного.

Марта взяла Кару за руку и провела в дом. Они прошли через небольшой коридорчик и попали в зал. Домик со стороны казался очень маленьким, но когда Кара начала осматривать зал, то не понимала, как такой маленький домик может быть таким большим изнутри. Со второго этажа вниз спускалась очень красивая люстра. Там много-много лампочек в виде свечей. Очень красивая дубовая лестница поднималась на второй этаж и потом плавно перетекала в балкон. Перила были резные, и по всем перилам были живые цветы. В центре зала стоял массивный овальный стол из красного дерева, на нем располагался очень красивый подсвечник в виде оленя, на рогах были маленькие тарелочки для того чтобы не капал воск на скатерть, которая была небесно-голубого цвета. Стол был сервирован на 6 персон. Все тарелки, бокалы, вилки, ножи и ложки были положены как по учебнику сервировки и этикета.

– А почему на шесть человек?

– На всякий случай– вдруг кто придет. Меня учила моя мама, бабушка Дэна, что дом всегда должен быть гостеприимным и всегда должен быть готов к тому, что придут гости. А когда они придут, они должны чувствовать, что их ждали. И даже независимо насколько ты их на самом деле ждал.

Кара посмотрела на Надежду и понимала, что это не только добрая, но и очень мудрая женщина, понимала, что она сможет не только с ней поладить, но и сможет прожить с этой женщиной долго-долго. Теперь ей стало понятно, откуда у Дэна столько обаяния, элегантности и доброты.

Кара отвела взгляд от Марты и продолжила с восхищением рассматривать зал. Немного правее стояли два мягких кресла, в одном из них мирно спала безумно красивая кошка. Перед креслами стоял журнальный стол. Перед ним стоял специальный ящик для журналов и газет:

– Ого, последние номера московских журналов!

– Да. Дэн меня не обделяет вниманием. Я в курсе всего. Я даже фильмы смотрю, и у меня очень большая библиотека.

– Здорово.

– Только библиотеку и все остальное я тебе покажу завтра – должна же ты знать, какой дом тебе переходит. Теперь ты будешь хозяйкой. А хозяйство у тебя большое. Завтра я со всеми тебя познакомлю. А сейчас давай пройдем на кухню и выпьем чаю, а потом пойдете отдыхать.

Кара кивнула и пошла следом за Мартой. Зайдя на кухню, еле сдержала удивление: кухня была один в один как в их московском доме.

– Это как такое может быть?

– А это Дэн все делал. Он знал о том, что ты будешь его женой. и только ты. Больше ему никто не нужен был. И когда он делал тут все, всегда говорил: пусть хоть что-то будет так, как любишь ты. Он знал, что в своем доме ты делала на свой вкус свою комнату и кухню.

Следом вошел Дэн. Он обнял свою маму. Поцеловал ее в щечку:

– Мамочка, ты опять меня сдала.

– Я никогда никого не сдаю. И вообще, что это за жаргон? Как ты разговариваешь с матерью? Я просто рассказываю нашей Карочке, почему тут такая же кухня. А когда она поднимется наверх и увидит опять же свою комнату? Я просто сразу говорю ей то, как есть на самом деле.

Кара улыбнулась маме Дэна:

– Если бы ты только знал, как мне сейчас хорошо! Мы с твоей мамой на одной волне.

Все засмеялись, а Марта погладила своего сына по голове. Старушка начала накрывать на стол, и Кара ей с огромным удовольствием помогла. Через пару минут на столе стояли ароматный чай, клубничное и арбузное варенье, а так же свежий кекс, который испекла мама Дэна. Кара подошла к полке для того чтобы взять салфетки, но ее внимание привлекла рамочка на стене. Кара подошла поближе и начала читать:

– МОЯ МОЛИТВА.

Согревая тишину,

Мои слова уходят в небо…

У Бога милости прошу:

“О Господи, пошли всем света!

Тепла, надежды и любви…

Здоровья крепкого на век!

И мир от зла освободи,

Чтоб стал добрее Человек!”

– Как сильно… и как за душу…

– Да, милая. Эту молитву написала одна девочка. Она человек и живет в большом городе. Но она уже пострадала, теперь только и может, как только писать стихи.

– У меня брат Алек очень любит стихи, но только другого поэта. А вот я больше по другому пути. Но он тоже не очень плохой. Создавать красоту – это тоже здорово.

– Да. Не каждому дано любить и понимать поэзию. А теперь пойдем пить чай.

– Да, пойдемте.

Все сели за стол и начали пить чай. За чаем все шутили, рассказывали смешные истории, и Дэн не смог смолчать и, конечно же, рассказал маме о том, как он сделал предложение Каре и о том, как он ее похитил после того, как стая дала одобрение на их брак.

Глава 14

Кара открыла глаза и заулыбалась. Она осматривала свою любимую комнату, все ее любимые предметы – расчески, фены, средства для укладки… Это все было настолько здорово, что на секунду Каре показалось, что ей просто приснился сон. Она встала с кровати и подошла к окну. Раздвинув шторы, Кара поняла, что ей ничего не снится, и это здорово. На улице – не тропическая зима, а теплое лето и вид настолько завораживающий, что очень сложно описать. Окно выходило на бассейн с искусственным водопадом. Вокруг бассейна все обложено голубой плиткой. Около бассейна стояли кресла и столики. На столиках уже были фрукты в вазах. Стояли бокалы для сока и на креслах висели свежие выглаженные полотенца. На одном из кресел спала вчерашняя кошка. Она как будто почувствовала, что на нее смотрят, и повернулась на спинку, раздвинув все лапки, скорее всего, для того, чтобы ее получше рассмотрели. По другую сторону бассейна был очень мягкий газон, он так и манил, чтобы по нему походили босиком. На газоне лежала очень большая собака.

Кара услышала голоса на улице и присмотрелась, за искусственным водопадом стоял Дэн и с кем-то разговаривал, но вот с кем, Кара так и не смогла посмотреть, так как этого человека просто не было видно. Но если учесть то, что собака лежала абсолютно спокойно, было понятно, что к этому человеку тут относятся очень даже нормально, но что-то насторожило Кару, только вот она не могла понять, что именно… Кару отвлек стук в дверь, она отбежала от окна и села на кровать потягиваясь:

– Войдите.

Дверь открылась, и вошла молодая девушка:

– Доброе утро, Каролина. Как вам спалось? Надеюсь, вы отдохнули?

В руках у девушки был поднос с гренками и свежесваренным кофе.

– Доброе утро. Спасибо, спала очень хорошо.

– Вы можете выпить кофе, переодеться и спуститься к бассейну. Там вас уже ждут. Купальник – в ящике комода в ванной.

Девушка поставила поднос на журнальный столик и тихо вышла из комнаты.

Кара подошла к столику и посмотрела на поднос, потом пошла в ванную комнату.

– Ну надо же, реально почти все так, как в московском доме. Вот Дэн и жук, а! А я, наивная, ничего не видела и не понимала.

Кара открыла ящик комода, достала оттуда банное полотенце, после открыла другую полку и достала купальник. Под купальником лежала маленькая тетрадка. Кара взяла ее в руки и пролистала. Это была тетрадь со стихами. Бегло пробежав по тетради глазами, Кара остановилось на одном из стихотворений и прочла его несколько раз. Ей казалось, что в этом стихотворение есть некое предупреждение:

– Немыслимое небо

Немыслимое небо надо мною,

Пройдет мгновенье – и настанет час,

Когда я для себя секрет открою,

Зачем сюда пришёл на этот раз…

Немыслимое небо, вижу, знаю,

Что далеко не свят я на пути...

Но только так теперь я понимаю:

Спасти себя ведь значит всех спасти…

Немыслимое небо, я не верил,

Без веры вера – только трата сил…

Казалось, сам себе свой путь отмерил,

И сам себя в себе превозносил…

Немыслимое небо, я скитался,

Искал в других, что не хватало мне…

Как по заказу, многим улыбался,

Боялся, как бы не упасть в цене…

Немыслимое небо, я не видел

Своих следов на судьбах у других…

Кого любил, так скоро ненавидел

За то, что так любил недавно в них…

Немыслимое небо, я поверил,

Что только сила пробивает путь…

Держался тех, кто так меня заверил,

О небо, как легко нас обмануть…

Немыслимое небо, дай мне волю,

Чтоб твою волю до конца нести…

Мы все живём по одному паролю:

СПАСИ СЕБЯ И БУДЕТ ШАНС СПАСТИ…

Кара закрыла тетрадь и положила ее на полку над умывальником, после чего пошла и приняла душ. Укутавшись в полотенце, Кара вышла из ванной и направилась к окну. Дэн уже плавал в бассейне, а девушка, которая принесла Каре кофе, сидела на газоне и гладила собаку. Кара взяла кофе и пригубила его. Кофе оказался очень вкусным. Кара взяла гренку и надкусила:

– Какая вкуснотища! Так дело не пойдет. Если меня так вкусно будут кормить, то я стану жирной лошадью.

Но Кара все же доела все гренки и допила кофе. После она заглянула опять в ванную и вышла оттуда с собранными волосами и в легком халатике поверх купальника.

Кара вышла из комнаты и быстро спустилась в зал, после чего прошла через комнату и вышла на веранду заднего двора. Первым на Кару обратил внимание волкодав, огромный пес. Но из-за того, что было очень жарко, он просто поднял голову и, посмотрев на Кару, лениво вильнув хвостом. Девушка, заметив это, подняла глаза и тут же встала на ноги. Кара прошла по газону и приблизилась к девушке.

– Привет еще раз. Спасибо за кофе с гренками. Все настолько вкусно и аппетитно, что я съела даже крошки.

– Спасибо. Мне очень приятно, что вам понравилось.

Девушка засмущалась и опустила глаза:

– Скажи, как тебя зовут?

– Ирэн.

– Ирэн, а почему ты так себя ведешь? У меня складывается ощущение, что я тебе не нравлюсь или ты меня боишься? Я просто хочу понять.

– Нет, нет, что вы! Как вы мне можете не нравиться? Да и увидела я вас только сегодня.

– Ну, а тогда в чем проблема? Может, мне конечно показалось?

В это время лениво поднялся пес и начал тыкать своим мокрым носом Каре в ладонь.

– Ох. Прости. Я с тобой не познакомилась и не приласкала, –

Кара засмеялась:

– Я Кара. А тебя как зовут, товарищ медвежонок?

– Его зовут Малыш.

– Малыш?

Кара очень удивилась, но и не могла сдержать смех, так как этот огромный пес ну никак не походил на малыша.

– Ну да, это малыш. Он сюда попал почти одновременно со мной. Он был маленьким щенком, и он был ранен. Марта его выходила. Но он особый пес. Как ни странно, он на расстоянии чувствует человека. Ну, в том плане, какой человек, с какими намерениями пришел.

– Какой умный песик!

В это время подошел Дэн:

– Доброе утро, красавица. Как спалось? Как настроение?

– Все превосходно. Но самое главное то, что из меня хотят сделать толстушку, –

Кара засмеялась.

– Это как?

– А это Ирэн приготовила настолько вкусный кофе с гренками, что после того, как я это проглотила, поняла: быть мне толстушкой.

Дэн рассмеялся в полный голос:

– Да, Ирэн у нас мастерица. Надеюсь, что вы подружитесь. Ирэн в нашем доме почти всю свою жизнь. Мы ее выкрали у злодеев.

– У злодеев?

– Ну да. Ирэн из города. Я рискнул и привез ее сюда. С ней очень отвратительно обращалась Ольга, вечно била и гоняла. Тони это не нравилось, и он как-то заступился за худенькую девочку. Ольге это не понравилось еще больше. Тогда она решила натравить на Ирэн собак. Тони вовремя успел и передал еле живое тело мне. Где я мог ее спрятать так, чтобы никто не нашел? Конечно, только тут. И кому я бы мог ее доверить? Уход за ней и так далее… Естественно, только своей мамуле. А она уже сделала все что смогла. И вот теперь мы все вместе живем, одной семьей.

– Ух ты! А почему бы на Ольгу не натравить тех собак? Это что за зверство? Да как так можно?!

Кара разозлилась не на шутку. Даже Дэн не знал, что Кара может настолько близко принять горе другого человека, которого видит практически в первый раз. Ирэн смотрела и не могла поверить, что это та Кара, о которой ей рассказывали. Что-то не совпадало: не могла вот эта девочка быть злой и выгнать Ирэн из этого дома.

– Но, Кара, это все было так давно. Я уже все забыла. Меня в этом доме приняли как родную. Я всех тут очень люблю, даже того противного попугая, который так и норовит сесть на плечо и потрепать мне волосы.

Ирэн подошла к Каре еще ближе и взяла ее за руку.

– Тут еще и попугай есть?

– Ой… Тут кого только нет. Вы еще успеете со всеми познакомиться.

Ирэн засмеялась.

– Ладно, девочки, как насчет холодного чая с фруктами и немного окунуться?

– Я за. Ирэн, идешь?

– О, нет! Я если можно, тут, на травке с Малышом.

– Ну, хорошо. Пошли, Дэн. Но, Ирэн, если что, то сразу к нам. Без стеснений. И я очень тебя прошу: давай ко мне уже на “ты” и не надо меня бояться. Может, я, конечно, и не красавица. но то, что я не страшная, так это точно. Каждый день проверяю, глядя на свое отражение в зеркале.

Все засмеялись. Ирэн кивнула головой в знак согласия и опять присела на газон к Малышу. Дэн и Кара направились к столику около бассейна. Кара сняла халатик и нырнула в воду. Кара чувствовала себя как рыба в воде. Она плавала, ныряла, а потом поднырнула в сторону водопада и вынырнула уже за ним То, что она там увидела, потрясло ее очень сильно. Через минуту после того, как Кара очутилась за водопадом, к ней присоединился и Дэн.

– Дэн, что это?

– Это? Это то, что за водопадом.

– Ну, так и что же это?

Кара смотрела на открытые клетки, которые стояли на белом кафеле. В каждой клетке была подстилка. Все было очень чисто и уютно. В одной из клеток лежал маленький котенок, который, как увидел Дэна с Карой, сразу вышел из своей клетки и подошел к ним. Дэн присел на корточки и погладил котенка:

– Это наш Лаки. Ему только месяц. Но другая кличка ему просто не подходит. Этого сорванца притащила наша Багира.

– Багира?

– Да, наша черная пантера.

– Наша пантера? Дэн, ты что такое говоришь? У тебя тут что, зоопарк, что ли? Пантера, котята, попугаи… Может, еще и слоны?

– Нет, вот до слонов пока не дошло, но есть дельфины, морские котики, пумы, пара ленивцев, рысь, лев, белки, оленята. И все они живут дружно.

– Я не ослышалась? Лев, оленята, пантера, рысь, белочки… Все живут дружно?

– Да, так и есть.

– Я не уверена в том, что я сейчас в своем уме, или может, я просто сплю?

– Нет. Просто для тебя это немного непонятно, но ты должна скоро их всех вспомнить. Ведь это все твои животные, из пещеры, просто я их перевез сюда.

– Да. Мне что-то такое говорили. Я припоминаю, но я так и не дошла еще до той пещеры. Знаешь, мне порой кажется, что меня чересчур оберегали, с памятью поиграли. Ну да ладно. И где сейчас мои–твои питомцы?

– Пока гуляют, к вечеру вернутся.

– Понятно. Они еще и гулены? Дэн, скажи, почему Ирэн так меня сторонится? Я не могу ничего понять. Такое чувство, что ее кто-то настроил против меня.

– Да нет, тебе кажется. Возможно, она относится к тебе немного настороженно из-за того, что боится тебе не понравиться?

– Да нет… тут что-то другое… ну да ладно, пойдем, пока нас не потеряли, еще немного поплаваем, а потом выпьем вкусный чай.

Кара быстро прыгнула в водопад и оказалась уже в бассейне под солнышком. Ирэн все так же сидела на газоне. Малыш лежал и лениво наблюдал за происходящим. Кара еще немного поплавала и вышла из бассейна. Она подошла к лежаку, на котором уже лежало сложенное полотенце. Она его расстелила и легла. Через минуту Дэн устроился на соседнем лежаке. Между ними стоял стол, на котором уже находились холодный чай со льдом и фрукты. Кара протянула руку и взяла гроздь винограда:

– Даже не верится…

– Ты о чем?

– Ну как о чем? В Лос-Анджелесе холодно, а мы находимся где-то рядом, но у нас тепло, мы лежим в сказочном месте около бассейна, где весь мир кажется нереальным, пьем холодный чай, купаемся в лучах солнышка и я кушаю безумно вкусный виноград.

– Ну да, для нормального человека – это нечто нереальное, но ты ведь не простой человек.

– Ну да, как оказалось. Интересно, а что сейчас делает Элла? У нее был такой взгляд…

– Ну, там все были немного удивлены!

– А что с детьми теперь будет? Я немного не понимаю, что происходит. В какой-то момент я думала, что я все поняла, но теперь я понимаю, что до того, чтобы все понять, мне надо еще очень многое узнать.

– На самом деле ты не так много и пропустила.

– А как так получилось, что Тони не в кресле? Нет, я конечно очень рада за него, что он смог поправиться, но почему тогда все думали, что он инвалид? Потом, откуда взялся мой отец? Потом этот подзащитный Эллы? Столько всего произошло, что я просто теряюсь. У меня такое чувство, что что-то происходит, но не могу понять, что. И еще, я чувствую себя как после жуткой амнезии… Как -будто я только вышла из комы, что ли, и многое пропустила. Понимаешь, этот дом, кухня и комната моя – как в Лос-Анджелесе. Как построен дом тоже непонятно. Вчера, когда ты меня привез, он выглядел маленьким, одноэтажным, но очень красивым, после того, как я зашла в него, он как бы вырос, что ли. Второй этаж, изнутри он кажется большим.

– Это обман зрения. Дом на самом деле, как бы одноэтажный, просто второй этаж под крышей, можно сказать, что он замаскирован. Мне эта мысль пришла в голову в одном из музеев в Москве, когда я был России с твоим отцом. Ты же знаешь, что твой отец из России? Грег много рассказывал о России, но когда я увидел все собственными глазами, меня это очень впечатлило. Я этот дом строил на протяжении семи лет.

– А еще откуда ты знаешь, как все в моей комнате?

– Ну, тут все просто. Я нашел того мастера, который делал в вашем доме ремонт, и за определенную сумму он мне отдал эскизы кухни и твоей комнаты.

– Ну хорошо. А что за стихи я нашла в комоде? Чьи они и откуда они у меня? И почему у меня такое чувство, что я их или знаю, или то, что они меня о чем-то предупреждают, что ли?

– Ну, эти стихи ты знаешь по России. В Лос-Анджелесе есть один артист, он русский. Он знаменит в определенных кругах, например, в машине моей ты слышала его песни. Возможно, также и по телевизору. А мне они просто очень нравятся, а так как я очень много времени проводил в твоей комнате, то и читал их там. А тетрадь мог просто оставить на видном месте, а в ящик могла убрать Ирэн.

– Ирэн... и все равно мне непонятно, почему она так осторожна со мной?!

– Ну, хочешь, я ее позову и начну пытать?

Дэн засмеялся.

– Да ну тебя. Девочка и так напугана, а ты со своими шутками. Скажи, а с кем ты утром разговаривал за водопадом? Просто я видела, что ты говоришь, но мне не было видно с кем, и было непонятно, этот человек прятался намеренно или просто так вышло, ну, типа совпадение?

– Нет, не совпадение. Просто этот человек еще не готов к тому, чтобы его тут увидели, так как он у нас как тайный агент, что ли. –

Дэн опять засмеялся.

– Все тебе шуточки.

– Да нет, я не шучу. Просто есть у нас в стае так называемые “тени”, которых мало кто видел и знает. Они общаются только с самыми проверенными товарищами, не без скромности замечу, наподобие меня.

Дэн все говорил с улыбкой и смешками, и Кара не знала, как надо реагировать. Она не могла понять, где Дэн шутит, а где говорит правду. Но она понимала одно и наверняка: ей предстоит еще разобраться в очень многом, многое понять.

– Доброе утро, дети!

Молодые обернулись и увидели Марту, которая подходила к ним. Марта, как всегда, улыбалась. На ней был сарафан в тон, на голове – большая шляпа салатового цвета.

– Доброе утро, мамуль.

– Доброе утро, Марта. Вы прекрасно выглядите.

– Спасибо, дорогая, я стараюсь поддерживать форму. Вот только бассейн для меня отдых, – Марта улыбнулась. – Но утром я иду на озеро с красавцем.

– Красавцем?

– Да… Это на котором ты вчера приехала. Мы с ним утром идем на озеро и там наслаждаемся жизнью. Я его мажу маслами, расчесываю… Он очень хороший, а главное – с ним ничего не страшно.

– Да мама, скакун своей красотой затмит любую тучу.

– Это я так говорю. Ладно, ребята. Я на самом деле пришла спросить: не хотите ли вы чего, и какие у вас планы на сегодня? Просто я сегодня хочу попасть в город – там сегодня концерт. Тони обещал меня сводить.

– Ого. В город? На концерт? А что за концерт? А где? А может, и по бутикам прогуляться немного?

– Кара, если ты хочешь в город, то не проблема, и домой ехать не надо. Но только с одним условием: ты должна изменить внешность и ни с кем из знакомых не встречаться… Просто с мамой прогуляешься, сходите на концерт и потом вернетесь домой, так как сейчас именно тебе и Элле очень опасно появляться в Лос-Анджелесе.

– Это почему? Значит, то, что я столько лет жила в Лос-Анджелесе, – это было не опасно, сейчас вдруг резко стало опасно?!

– Сейчас Ольга уже в курсе свадьбы, и на вас с Эллой объявлена охота. Безопасно вам только пока здесь. И то я не уверен, насколько и как надолго. Дело в том, что люди Ольги есть и тут.

– И что?

– А то, что мы думаем, вам с Эллой надо на остров переехать и там пожить немного, по крайней мере, до свадьбы или пока мы решим, как и что сделать раньше.

– Я, по-твоему, похожа на того человека, который чуть что – сразу в кусты?

– Нет, но ты очень уязвима. Точнее, уязвимы мы, так как если ты или Элла попадете в лапы к Ольге, то все старейшины сделают все, для того, чтобы вернуть вас, даже пойдут на то, чтобы их изгнали, и главой вожаков стала Ольга. А если она займет это место, то нашему миру просто придет конец.

– Она что, враг своей стае?

– Ольга очень жадна на деньги, славу, признание. Ей надо, чтобы ей поклонялись. А если она станет вожаком, то это дает ей преимущества. Ну, например, она сможет, кого захочет обратить, потом ей будет легко привозить сюда тех, кто сможет ей платить. Да, она сто раз перестрахуется, будут только свои люди, но сам факт. Многие, которые живут тут, будут… Например, что-то наподобие цирковых зверей, которые могут быть, то людьми, то волками. Ольга очень любит охоту…

– Все, не продолжай, я все поняла. Я буду сидеть тут до тех пор, пока ты мне не скажешь, и никуда я не пойду.

– Вот и здорово.

Марта с грустью посмотрела на сына и на Кару:

– Да, сейчас очень тяжело стало жить. О нас раньше толком-то никто и не знал, а сейчас страшно. Смотришь – столько фильмов, книг о нас. Только единственное, никто так и не знает нас такими, какие мы есть, но, может, это и к лучшему.

Дэн встал с лежака и подошел к Марте, приобняв ее за плечи:

– Мамочка, ты не должна переживать. Ты же знаешь, что мы сделаем для тебя все. И не только для тебя. Для всех. А сейчас иди и собирайся на концерт. Я уверен, что ты проведешь сегодня замечательный вечер. А мы с Карой поедем к озеру, погуляем, поговорим, навестим стаю, а то они, наверное, лопаются от любопытства и догадок о том, что же я с делал с Карой.

Дэн засмеялся. Марта улыбнулась. А Кара со вздохом отвернулась от Дэна и посмотрела на Ирэн, которая все так же продолжала сидеть на другой стороне бассейна и гладить Малыша. Но вот только она была очень сосредоточена. Такое чувство, что она изо всех сил пыталась услышать то, о чем говорили Кара с Дэном и Мартой. Кара все никак не могла справиться с тем чувством, что что-то тут не то. Но вот что?

______________________________________________________________________

Элла проснулась в очень хорошем настроении. Давно она так не просыпалась. Встала и, напевая себе под нос, она пошла в душ. Выйдя и переодевшись в легкие шорты и майку розового цвета, она вышла на улицу и направилась к озеру. Ей не терпелось встретиться с Анной. Подойдя к назначенному месту, она увидела, что не одна пришла на встречу, там уже и ее братишка Алек.

– Доброе утро, голубки. – пошутила Элла.

Алек улыбнулся:

– Утро-то, может, и доброе, но вот о голубках ты немного поспешила. Мы только начинаем. А вот где наши настоящие голубки?

– О, да, Кара была первое время в гневе. Она никак не ожидала такого поворота. Анна, а ты как?

– Я хорошо. Отец впервые меня отпустил одну сюда. А так я все время была только на острове, ну, или в библиотеке, изучая нашу историю, судьбу и так далее. Геннадий, как обычно, носится, этому сорванцу ничего не надо совершенно.

– Мальчишки, они все такие. К огромному сожалению, они взрослеют поздно, а иногда и не взрослеют вовсе.

– Ладно, это мы посмотрим, когда он повзрослеет и когда. Но мы не можем сейчас долго быть тут. Нам или лучше на остров, или поговорить, и я пойду. Мне небезопасно находиться тут, пока все не успокоится и не встанет на свои места.

– Да, конечно. Алек, у меня есть несколько вопросов, на которые я бы хотела получить ответы одна. Если ты непротив, не мог бы немного прогуляться?

– Да не проблема. Я-то тут случайно и, признаться, был очень удивлен тому, что увидел тут Анну.

– Вы еще часто будете встречаться.

– Я очень на это надеюсь. Все… считайте, что меня нет. Но на всякий, далеко не пойду, вдруг вы решите, что я вам все же нужен.

Александр, хоть и нехотя, но покинул дам. Элла взяла Анну под руку, и они пошли вдоль берега:

– Анна, я все понимаю, что ты не можешь мне многое сказать, но у меня очень странное чувство: то я себя чувствую марионеткой, то до безумия сильной женщиной. Появление отца, потом Тони, потом мой подзащитный. Столько вокруг тайн. И мой... мой... любимый, которого я думала, что потеряла, но вчера нашла письмо от него. Он думал, что я погибла, я даже и не знала, что в городе есть моя могилка, на которую он постоянно ходит.

– Да. Я тебя понимаю, но на многие вопросы я на самом деле не смогу тебе ответить, так как я не знаю. Но постараюсь тебе все, что знаю объяснить… Дело в том, что моему отцу известно почти все, но и он, к сожалению, не бог Титан.

– Кто?

– БогТитан, ты не знаешь этот миф?

– Нет! Расскажи.

– Как гласит миф, все моря и всю землю обтекает седой океан-бог Титан, равный самому Зевсу по почету и славе. Он живет далеко на границах мира и не тревожат его сердце дела земли. Три тысячи сыновей –речных богов – и три тысячи дочерей – океанид, богов ручьев и источников – у Океана. Сыновья и дочери Океана дают благоденствие и радость смертным своей вечно текущей живящей водой, они поят ею всю землю и все живое. Так вот, если бы мой отец был им, то нам бы не составило труда знать все и обо всех. Да, наверное, даже более того, мы не просто бы знали, мы бы даже могли на что-то и повлиять и что-то исправить.

– Да уж. Это точно. Но вот скажи мне, пожалуйста, про моего отца: почему так вышло, и где он был все это время?

– Ну, ты прям сразу с головы! Ты же понимаешь, что это то, на что я не должна отвечать. Я правда не могу на это ответить. Могу сказать тебе только то, что он сам должен тебе скоро все рассказать. Во-первых, сейчас не то место, где я могу не боясь рассказать тебе все, а во-вторых не время. И мой тебе совет: ты не задавай пока вопросов об отце ни у кого. Поверь, и у стен есть уши. Я понимаю, что тебе очень хочется узнать насчет того, где он сейчас. Да и потом у тебя будут вопросы, но сейчас старайся об этом не думать, так как ты даже воспоминанием о том, что видела за круглым столом, можешь подвергнуть опасности многих людей. Твоя забота на данный момент – это думать о свадьбе сестры. Нужна тщательная подготовка. Надо продумать все до мелочей: каких артистов надо пригласить, какой должен быть репертуар, кто должен быть ведущим на этой свадьбе. Ведь это такое знаменательное событие. Но вот то, что касается артистов, то тут лучше жениха никто не решит, он знает, кого надо и для чего.

– Ты говоришь как-то странно.

– Нет, милая, я говорю все так, как ты должна делать и понять. Что касается Майкла... да, он немного запутался, слишком много ему говорили не то, что должны были. И для Ольги очень глубоко осел. И даже не факт, что он тебя узнает, так как он большее время под гипнозом и, соответственно, он думает, что Ольга – это твой облик.

– Как это? Он же ходит на мою могилку.

– Да, каждое утро, но уже там ему Ольга дает пить настойку, от которой у него все мутнеет и путаются мысли. Ему нужна будет буквально пара дней, чтобы прийти полностью в себя. Но потом Ольге не поздоровится, и потому нужно делать все очень аккуратно, чтобы она не поняла перемен в нем. И тут уже твоя задача. Ольга должна на днях уехать, и поэтому он останется сам по себе… Но она попросила отвар у той девушки, которая погибла в хижине. Один из волчат должен его ей принести, поэтому нужно сделать и передать. Отвар приготовит мой отец. Первые три часа Майкл будет спать, а потом проснется и будет думать, что Ольга – это ты, и она, довольная, оставит его в кровати на четыре дня со спокойной душой, уверенная в том, что он теперь будет только ее и о тебе забудет. Так вот, за то время, пока не будет Ольги, наш друг приведет Майкла сюда, и уже тут ты должна будешь с ним поговорить. Единственное место, в котором он не будет сомневаться, что ты – это ты, это только то место, которое известно вам двоим.

– Я вчера наша письмо от Майкла. Он в нем писал об этом.

– О, ну, значит, наш друг уже с ним поговорил. Главное, чтобы Майкл не подвел нас теперь.

– Нет, он не подведет. Я верю ему, он ни за что не подведет.

______________________________________________________________________

Кара и Дэн прогуливались вдоль озера. Кара наблюдала за чайками и слушала шум прибоя.

– И все же немного странно то, что происходит. Может, конечно, только для меня. Но вот буквально 2 дня назад я шла на свидание к тебе в надежде на то, что ты не такой, как все, то что ты на самом деле не сможешь меня разочаровать… цветы, романтика… потом этот парень, которого ты спас… Я так понимаю, что это были люди Ольги.. ну, те, которые хотели его убить?

– Нет. Тут ты не права. Этот парень на самом деле случайность, и убить его хотели какие-то другие люди. И это точно не люди Ольги. Но не удивлюсь, что те, кто это делал, думали, что я человек Ольги, и тем самым хотели заслужить ее признание.

– Но почему Ольга?

– Это длинная история. Ольга – породистая волчица, но с гнилой душой…

– Но, насколько я поняла, она очень хорошо устроилась в Лос-Анджелесе, зачем ей еще и тут быть царицей?

– Ольга ненасытна, и чем больше она получает, тем больше ей хочется.

– Ладно, не хочу о ней. Ты мне лучше скажи о том, кто тебя надоумил так мне предложение сделать?

– Сам. Я давно об этом думал, только вот не знал, как правильно поступить. А тут решился.

– А не пожалеешь?

– Нет! Я об этом слишком долго мечтал и не мог потерять такую возможность. Только для меня это настолько серьезно, что я тебе не могу передать. Я очень надеюсь на то, что для тебя это тоже серьезно.

Дэн резко остановился и встал на колени перед Карой. Он смотрел в ее глаза, и казалось, что он сейчас не сдержится, и в его глазах появятся слезы. Он смотрел на нее молящим взглядом:

– Кара, милая. Я не могу думать ни о ком, кроме тебя, уже на протяжении долгих лет. Я мечтаю только о том, чтобы ты была рядом со мной, о том, чтобы мы по жизни шли вместе, поддерживали друг друга всегда, как в горе, так и в радости. Я не хочу видеть никого рядом с собой, кроме тебя. Ты мечта всей моей жизни, ты та, о которой я только мечтал, сначала столько искал, а потом столько ждал. Ты понимаешь это? Для меня только ты значима, только с тобой я готов быть и только тобою жить и дышать.

Кара стояла и не могла пошевелиться. Она смотрела на Дэна и не понимала, в какой сказке она находится. Ей, наверное, все это только снится, но нет. это реальность. Боже! Ее любят. И любят действительно ее, а не московскую прописку. Она наконец поняла, для этого человеку не важны Лос-Анджелес, деньги, тому подобное. Для него важна только она, Кара, и никто больше. Она смотрела на Дэна, и на глаза накатились слезы, Кара начала медленно опускаться на колени. Она не могла поверить в то, что только что было сказано ей, было сказано только для нее. Кара стояла на коленях напротив Дэна и смотрела ему в глаза:

– Дэн... милый… какой же ты…. как же я….

– Ничего не говори. Я только одно хочу от тебя слышать. Только твой ответ…. Готова ли ты всю жизнь прожить со мной на законных правах? В горе и радости? Только мы вместе? Ты готова стать моей женой?

– Да… Дэн, да!

Дэн припал к губам Кары, и они слились в сладком поцелуе, но поцелуй вдруг ослаб, и юноша начал аккуратно ложиться на песок, еле слышно прошептав Каре:

– Беги. Беги на остров. Как можно скорее беги!

Кара сначала ничего не понимала, но потом она посмотрела на Дэна. Он закрывал глаза, а из уголка губ у него проступила кровь. Кара посмотрела поверх Дэна и увидела, что к ним приближаются три всадника.

– Беги…

Кара не могла оставить Дэна, но, к счастью, она поняла сразу всю сложность ситуации, она встала на ноги и побежала что есть силы в сторону залива, откуда она могла попасть на остров.

Глава 15

Элла сидела на качелях и смотрела на воду в бассейне. На коленях она держала письмо. Это письмо она перечитала уже несколько раз. Она все никак не могла поверить, что еще немного – и она будет рядом с любимым. Она понимала, что ожидание стоит того, чтобы потом быть опять счастливой и уже навсегда.

Вокруг дома бегал Арчи и играл с маленьким песиком, которого Элла привезла из Лос-Анджелеса пару месяцев назад. Не смогла пройти мимо маленького побитого щенка неизвестной породы. И так как она на тот момент срочно должна была поехать в стаю, то не смогла оставить щенка в Лос-Анджелесе, а взяла его с собой. К тому же, она была уверена, что в стае его выходят быстрее.

Арчи играл со щеночком, но резко остановился и потом побежал в дом со словами:

– Элла, там идут и идут не очень добрые люди.

Элла быстро спрятала письмо и встала с качелей. Она увидела, что к ней идут несколько человек. Среди них был и Ред.

– День добрый. Ред, что-то случилось? На тебе нет лица!

– Элла, милая, ты присядь. Я не знаю, как тебе это сказать, ну точнее, как правильно тебе это преподнести... Кара и Дэн... они….

У Эллы поплыло перед глазами. Стали ватными ноги, но она старалась держаться изо всех сил:

– Что с Карой и Дэном?

– Они пропали.

– Как это пропали? Куда? При каких обстоятельствах?!

– Вчера Дэн отвез Кару в свой дом. А сегодня его собака пришла сама. Были следы на озере, но они как-то странно теряются. Боюсь, что на них напали звери.

– Звери?

– Боюсь что да. На пляже очень много следов, и как бы ни было страшно, следы перемешаны с кровью. Единственное, мы очень надеемся на то, что кровь не Кары и не Дэна, но их запах присутствует.

– Ясно. Спасибо, что сказал, Ред.

– Элла, мы будем искать. Я очень надеюсь на то, что они живы, и мы их найдем.

– Хорошо, Ред, я поняла тебя. Я прошу тебя, оставьте меня одну. Я должна собраться с мыслями и подумать, как найти мою сестру. Она не должна... она не могла…

– Да, Элла, я все понимаю. Как скажешь.

– Спасибо.

Элла медленно побрела домой. Она не хотела верить в то, что могло произойти что-то ужасное. Зайдя в дом, девушка увидела, как к ней подлетел сразу Арчи:

– Элла, Эллочка, милая, ты же знаешь, что и как надо делать? Ты же сможешь? Да? У тебя же есть сила, есть опыт... ты сильная!

– Да, милый. Я знаю, что и как надо делать, и я все сделаю. Я просто не думала, что мне придется прибегнуть к магии и волшебству. Все должно было быть хорошо. Все должно было пройти отлично и спокойно, но что-то пошло не так. Кто-то смог попасть сюда. Но вот кто и как? И самое главное, кто за этим стоит?

Элла поцеловала Арчи в щечку:

– Дорогой, я должна уйти, насколько я не знаю, поэтому я должна тебя спрятать. Тут, к сожалению, уже тоже небезопасно, поэтому мы поедем в город. Мне надо кое-что забрать из дома, а тебя надо отвезти к моей подруге. О ней никто ничего не знает, но зато там ты точно будешь в безопасности. Она живет в другом городе, километрах в четырехстах от Лос-Анджелеса. Вот там ты и погостишь. Договорились?

– Другой город?

– Да, дорогой, другой город, но я там очень много проводила времени. Там очень красиво, а сейчас тем более. Там красивые леса, поля, замерзшая река, много снега. Лаура очень добра и у нее тоже есть сын и дочь, они примерно твоего возраста, но ты должен помнить, что о нас она ничего не знает. Меня она знает только как Эллу, ее подругу и не более того, я адвокат и т.д.

– Я тебя понял. Значит, мне понравится!

– Ну, все. Тогда собираемся, а я к бабушке на две минуты, мне ее надо предупредить. Надеюсь, что меня не хватятся и не начнут следить за мной прямо от дома.

Элла выскочила из дома и направилась в сторону к дому своей бабушки, но увидела, что около ее дома много народу и волков. Она остановилась и пошла к дому Кары. Зайдя во внутрь дома, почувствовала, ее что-то насторожило. Из кухни вышел Александр:

– Я знал, что ты придешь сюда. Ты видела, что происходит? Я думаю, что Кара сбежала, я был на пляже и видел следы. В Дэна стреляли, но пока не могу понять, как все произошло, и кто навел. Но это дело рук Ольги. Я видел несколько человек из ее стаи.

– Поняла. Что же делать?

– Разбуди себя.

– Не поняла?! –

Элла посмотрела с недоумением на брата.

– Разбуди в себе все то, что ты прятала в себе столько лет. Сейчас только ты можешь найти сестру с Дэном и спасти стаю.

– Я так и думала. Но одна – это нереально…

– Для тебя реально, так, как только ты можешь противостоять Ольге.

– А что с бабушкой?

– К ней лучше не ходить. И вообще, лучше не ходить никуда. Сейчас с кем-то из нашей стаи обязательно кто-то из людей Ольги. Ей нужны наш мир и наша стая.

– А как тебе удалось уйти?

– Пока вы разговаривали с Анной, я пошел по берегу и наткнулся на ваше излюбленное место с Карой и решил заглянуть. Ты же помнишь, там много записок ваших и тетрадей, рисунков. Даже есть твои дневники, но я их спрятал в то потайное место, которое ты показывала только мне. Так вот, когда я туда зашел, я понял, что за мной кто-то следил и сделал вид, что случайно наткнулся на это место. Там была девушка, довольно симпатичная, я ее видел несколько раз с Дэном, по-моему, она в него безумно влюблена. Она из нашей деревни и у нее сестра незрячая.

– Да, я понимаю о ком ты. Это Элис. Она с детства любила Дэна, и все время пыталась быть рядом с ним, но, насколько я помню, он к ней относится как к сестре.

– Ну да, наверное, но так вот... она копалась тут и что-то искала, но вот что именно, я так и не понял. Она немного испугалась, когда увидела меня, а потом сказала, что она гуляла и нашла это место, но голову даю на отсечение, она или что-то искала, или, наоборот, прятала. Даже если она и недобро смотрит на Кару, то Дэну она в жизни не причинит вреда. Надо или найти ее, или пойти в то место и посмотреть, что там и как. Но вот только как нам туда пройти, чтобы нас не заметили?

– Я поняла. Но мне надо сначала спрятать Арчи. На это мне понадобятся сутки.

– Сутки? Да ты рехнулась! Ты знаешь, что может произойти тут за сутки?

– Ничего не произойдет. Ты будешь тут и будешь говорить всем, что я заперлась в комнате Кары и не выхожу оттуда и никого не хочу видеть. Пусть все думают, что выбили меня из колеи, и я потеряла желание что-то делать. Всего сутки – и я успею.

– А как же Нинель? Если она придет?

– Нинель – мудрая женщина. Скажи ей, что я настолько закрылась в себе, что даже родители не смогли бы меня заставить открыть двери. И скажи также то, что надо мне дать время прийти в себя и принять ситуацию. Она поймет всекак надо.

– Ну, хорошо. Как скажешь.

Элла пошла в спальню Кары и подошла к шкафу, открыла двери и отвесила в сторону одежду, после чего она нажала на кнопку, и задняя стена шкафа открылась:

– Алек, ты помнишь, да? Говоришь, что я тут заперлась и никого не хочу видеть. Я думаю, что суток мне хватит. Буду очень стараться вернуться быстрее. Не подведи.

– Эл, ну как ты можешь так говорить? Все будет хорошо. Кара найдется, я уверен. И мы сыграем такую свадьбу, что весь мир удивится.

– Да, Алек, так и будет, дорогой.

Элла зашла за стенку шкафа, после чего стена задвинулась обратно. Алек поправил платья и вышел из комнаты Кары, запер дверь комнаты на ключ и сел в зале.

---------------------------------------------------------------------------------------------------------

Элла думала, что уже забыла все дороги, но нет, как оказалась память ее не подвела. Она прошла по узкому коридору и через три минуты уже была перед маленькой железной дверью. Прежде чем войти туда, она посмотрела в маленькую щелочку, которую делали еще ее родители при строительстве ее дома:

– Элла, только не пугайся.

– Папа?

Элла, конечно, немного вздрогнула, но сумела сдержать себя от крика, так как она не ожидала увидеть никого в подземелье.

– Да, дочка, это я.

Элла обернулась и посмотрела на своего отца. Сама от себя не ожидая, она заплакала, как маленькая девочка, и кинулась ему на шею:

– Папочка, миленький, ну почему все так?

– Не плачь, милая, все хорошо. Так надо было. Мне тоже было очень сложно. А маме нашей было еще сложнее. Но это надо было делать. И каждый из нас знал, на что идет и ради чего. Я знал, что ты придешь сюда, поэтому и ждал тебя здесь. Пойдем, Арчи уже на выходе. Я его забрал. Тебе нельзя сейчас появляться дома. Все следят за каждым твоим шагом.

– А как ты узнал?

– То, что ты будешь тут, или то, что тебе не надо появляться дома?

– Про Арчи?

– Я много чего знаю, даже то, чего еще не произошло. Но об этом потом. Пошли. Заберем его, а потом поедем. Но только не к твоей подруге, к которой ты хотела, а в другое место, А подруга твоя – новобранка Ольги, так что там прямо в лапы… Не надо так на меня смотреть. Пошли. Я по дороге тебе все расскажу.

Элеонора послушала отца и пошла за ним. Они прошли по длинному коридору и потом свернули на дорогу, которой Элла не помнила.

– Это новый проход. Я его делал все эти годы. Сейчас мы выйдем, и нас встретит Майкл, так что не удивляйся.

– Майкл? Ты шутишь? А как же Ольга?

– Майкла от Ольги я уже давно смог забрать. Правда, пришлось очень сложно. Мне изначально нужно было сделать клона, дать ему ту память, которая у Майкла. Хотя самым сложным оказалась сама замена, и потом процесс возвращения Майкла в чувства. Первую неделю он порывался убить Ольгу, прибежать к тебе. Но мы с Нинель смогли переубедить его.

– Вы были в курсе всего и, видя, как я скучаю и страдаю, вы… вы…

– У нас был выбор между тем, чтобы жить и сохранить стаю, появившись в нужный момент, и чтобы жить всем, но мало. Мы долго думали, советовались и в конце концов решили, что правильно сделать так, как мы сделали.

Все это время они шли по длинному коридору, который менялся на глазах. Каждые пятнадцать–двадцать метров Грегор нажимал на какие-то рычаги, от которых опускалась перегородка в проходе. Отец рассказал Элле о том, как мама страдала, о том, что им пришлось пережить, об Ольге и о том, как он часто наблюдал за девочками в Лос-Анджелесе. Но больше всего поразило Эллу то, что он был постоянно рядом и работал на конюшне, сам лично следил за ее конем. Это именно он был одет под немого Ивана, переодетого и загримированного до неузнаваемости. Также Грегор сказал, что был потрясен тем, что Элла без проблем взяла его на работу и даже платила больше, чем положено, даже относилась к нему не как к немому, а как к обыкновенному человеку – шутила с ним и никак не давала ему почувствовать себя каким-то обделенным.

– Ну, вот мы и пришли.

Открылась небольшая дверь, и Элла оказалась на берегу озера. Но опять же место не очень знакомое. Она прищурилась от очень яркого света и не заметила, как к ней подлетел Арчи и чуть не свалил ее с ног:

– Элла, ты пришла. Ура!

– Ну конечно, пришла. А куда бы я делась?

– Как же здорово и как радостно! У меня даже нет слов. Майкл такой классный!

– Так это же здорово. Я рада, что тебе не было скучно, и что ты хорошо провел время.

На берегу стояла ива. Это очень удивило Эллу, ведь ивы растут у рек, но никак не около озер. Из-за кустов ивы вышел он. Элла затаила дыхание и смотрела на Майкла, почти не дыша. Это он. Высокий… стройный… карие глаза, длинные ресницы, широкие скулы, его темные волосы слегка развевались на ветру. Все тот же теплый и хитро-игривый взгляд, который полон не только любви и нежности, но на данный момент и грусти с какой-то нерешительностью. И тут зазвенел в ушах Эллы его бархатистый голос:

– Привет.

– Привет. Рада тебя видеть.

– Я так долго ждал нашей встречи. И ждал, и боялся одновременно…

– Боялся? Чего?

– Столько лет думал, что ты уже меня забыла. Тебя же окружает столько молодых людей!

– И не только молодых, но это не значит ничего.

– Я знаю. Я наблюдал за тобой со стороны. Я видел, как ты гуляла одна по нашим местам. Даже как ты кормила лебедей около нашего пруда…

– Майкл, Элла, нам пора. Вы можете поговорить и по дороге, у нас времени нет. От нас зависит очень многое.

– Да, папа, ты прав. Давайте поторопимся.

Элла взяла за руку Арчи и пошла за отцом, а Майкл шел следом. Они прошли немного по берегу, у обрыва спустились вниз и попали в какой-то туннель. Немного пройдя, Грег остановился и в стене нажал на какой-то рычаг. Открылся люк колодца:

– У нас на спуск ровно минута, поторопитесь.

Все очень быстро спустились вниз. Люк закрылся, и стало очень темно

– Элла, стой и не шевелись, сейчас зажжется свет, надо просто немного подождать. Арчи, ты тоже не шевелись, ты же уже взрослый мальчик и не должен бояться темноты.

– А я и не боюсь. Я просто держу Эллу за руку и даю ей свою силу, чтобы она не боялась… я же защитник и должен ее защищать. Я ее никогда не брошу.

Неподалеку засветился небольшой огонек, разгораясь все ярче. Потом стало понятно, что это портальная комната, как в их доме. Элла украдкой посмотрела на Майкла и отца. Грег провел рукой над аркой портала, и он тут же замерцал. Не теряя времени они вошли в арку, и Элла заметила, что они плывут в глубинах озера, после опять оказались в темном тоннеле:

– Папа, почему под озером?

– Я тебе уже говорил, что долго готовился к этому. Все это новейшие технологии и только тот, кто знает, может пройти. Несмотря на то, что я так старался прятаться и скрываться, у меня нет полной уверенности, что меня не вычислили или не следят, потому мне приходилось подстраховываться. Майкл как мог мне помогал…

– И поэтому вы оба заставляли страдать тех, кто вас так любит: меня, Кару, маму, бабушку…

У Эллы наворачивались слезы на глаза, она еле сдерживала крик. Грусть, обида, злость и непонимание – все эти чувства буквально с жуткой силой и болью вырывались из груди, разрывая душу на мелкие кусочки. Она не понимала, что ей делать, как ей себя вести. Майкл подал Элле руку, но она не приняла его помощь:

– Спасибо, конечно, но столько времени я справлялась сама, думаю, что и сейчас справлюсь.

Элла была настолько расстроена, что ее тело не послушалось, она оступилась и не смогла удержать равновесие, чуть не упала, но так как Майкл был рядом, он поймал Эллу, не дав упасть. Почувствовав родные руки, она уже не смогла сдержать слезы, полностью обмякла в объятиях Майкла и дала волю слезам, которые сдерживала на протяжении стольких лет. Грег позвал Арчи и они пошли на выход:

– Майкл, мы вас подождем наверху, только имей в виду: у нас очень мало времени.

Майкл кивнул Грегу и обнял Эллу еще крепче. Пока Элла рыдала, он просто ее обнимал, гладил ее по волосам и молчал. Он боялся что-то сказать, так как сам еле сдерживал слезы. Столько лет он мечтал ее обнять. Столько лет прошло…

---------------------------------------------------------------------------------------------------------

Майкл стоял за большим дубом и наблюдал за Эллой. Его скрывала большое количество листвы. Элла сидела на лавочке, которую Майкл сделал специально для Эллы год назад. Это было их любимое место. Возвышенная полянка над небольшим озером. За полянкой небольшой парк и там столько деревьев. Каждое дерево носило имя, которое Элла и Майкл им подарили. Когда они приходили на эту полянку, то вокруг сразу собиралось много голубей, воробушков и белочек. Элла каждую птичку и белочку кормила с руки. Майкл всегда трепетно наслаждался этим зрелищем с умилением. На этот раз все было так же: Элла сидела на лавочке и кормила птиц и белочек, только рядом не было его. Точнее он был, но не рядом. Он только стоял и наблюдал за тем, как Элла кормит и разговаривает с питомцами, рассказывая им о том, что у нее все хорошо, о том, как она скучает по Майклу и о том, что он обязательно скоро вернется. Голуби кушали и ворковали. Одна белочка просто сидела и смотрела на Эллу, а потом запрыгнула на плечо. Девушка засмеялась:

– Ах ты, хитрюга, ты хочешь получить, наверное, самый большой орешек.

Но белочка спрыгнула и побежала в сторону Майкла, запрыгнув именно на то дерево, за которым стоял Майкл. Элла проводила белочку взглядом полным грусти, но потом отвернулась и продолжила кормить тех, кто остался. У Майкла замерло сердце. У него возникло чувство, что эта белочка хотела утешить Эллу и показать ей, что Майкл тут, то, что он рядом и то, что она совершенно напрасно ищет его.

Элла посидела еще некоторое время и начала собираться уходить. Она встала, взяла свою сумочку, потом пошла по тропинке. Вдруг Элла услышала хруст ветки.

– Кто здесь?

Но в ответ была только тишина. Элла хотела пойти посмотреть. Раздался телефонный звонок, и Элла полезла в сумочку за трубкой:

– Алло… да, это я… да, скоро буду… минут через тридцать…

Майкл стоял и наблюдал за тем, как Элла отдаляется. К Майклу подошла большая собака, похожая на волка, он посмотрел в глаза животному:

– Я знаю, но ничего не могу с собой поделать. Может, мне было бы проще, если б она начала встречаться с кем-то. Уже прошел почти год, а она до сих пор думает только обо мне. Мне очень тяжело от того, что я не могу к ней подойти и все сказать, облегчить ей жизнь. Ведь она так сильно страдает. А я просто стою и наблюдаю за этим.

Майкл пошел вглубь парка за псом.

---------------------------------------------------------------------------------------------------------

Майкл гладил Эллу и целовал ее в макушку. Он понял, что Элла уже почти успокоилась.

– Нам надо идти. Мы с тобой обязательно поговорим, я тебе все объясню. Уверен, что ты все поймешь и простишь. Ты не будешь осуждать никого, когда узнаешь, что мы делали и ради чего. Я понимаю, что тебе очень тяжело, и то, что сейчас ты не знаешь, как себя вести, и какие чувства тебя на самом деле сейчас одолевают. Это все надо оставить на потом. Сейчас нам надо спасти Кару, Дэна и наш дом.

– Да, прости. Я на самом деле не понимаю, какое чувство на данный момент сильнее. Они меня переполняют. И все разные. А где папа и Арчи?

Элла посмотрела по сторонам. Они находились в темном помещении, но портала уже не было и откуда-то сквозило прохладой:

– Я и забыла, что сейчас зима… дома так тепло, а Лос-Анджелесв это время, как всегда, встречаетдождем.

Элла и Майкл поднялись наверх, где Эллу ждал еще один сюрприз: они оказались в ее конюшне. Все было на своих местах и, как казалось, никто не был удивлен:

– Я могу зайти домой?

– Нет. Вы не можете!

Элла увидела своего конюха:

– Стефан? Ты тоже в курсе?

– Я не просто в курсе, я еще и в стае. Я не только могу обратиться, но и еще готовлю разные снадобья. Да и обращаюсь я не только в волка, но и в голубя, и в белку. Это я отпаивал Майкла и Грега. И я по возможности следил за тем, что происходит на обеих сторонах.

Элла смотрела на своего доброго конюха. Это был начисто выбритый мужчина восьмидесяти лет с очень добрыми глазами.

– А почему я не могу пойти домой?

– Там тебя ждут. Я сегодня пролетал мимо и посмотрел на то, что творится. Меня покормила семечками девочка, которая не может не разговаривать. Так вот, она может быть с нами, но только надо как-то ее оттуда выманить. Она там под присмотром охраны Ольги, а точнее, под присмотром самого Беса. Бес – это правая рука Ольги, а эта девочка – его племянница. Но она добрая, не то что они все, ей около двадцати лет. Так вот, когда она меня кормила, а я был голубем, она спрашивала меня о том, почему все вокруг такие злые, почему вечно что-то делят, почему не могут жить мирно. Она сказала одну фразу, после которой я понял, что она наша девочка, и мы можем ее переманить на нашу сторону с легкостью. А она очень хороший человек. И она сможет нам много рассказать и помочь во многом и даже победить…

– Стефан, миленький, я понимаю, что тебе очень хочется рассказать все в подробностях, но пойми: у нас нет просто времени, так как Кара, Дэн и вся стая, они в жуткой опасности и у нас просто нет времени, Скажи сейчас то, что самое важное, а как все успокоится, я тебе обещаю, я с тобой посижу и мы поговорим долго-долго… обо всем.

– Я понял тебя. Я все сделаю. И поговорим потом. Она не любит Ольгу и готова сделать многое, чтобы она успокоилась и оставила в покое ее дядю, так как она думает, что ее дядя ходит под гипнозом. Девочка не верит в то, что Бес по собственной воле делает то, что делает. Она упомянула какие-то фото, где видела вашу маму с Бесом. Как я понял, что этот Бес раньше был хорошим другом вашей семьи.

– Да. Бес действительно был большим нашим другом. Его наша мама как-то спасла от большой ошибки, и он был очень благодарен. Мы даже хотели, чтобы он крестил Кару, но мама наша заметила, что Бес стал меняться. То жуткое чувство, что он не просто приходит к нам, а что он что-то вынюхивает, и что он уже не такой открытый, как был раньше, и что он не помнит многого, а это может быть только под сильным гипнозом. Но я уверен, Стефан сможет его вывести из этого состояния.

Грег пришел настолько незаметно, что Элла вздрогнула от его голоса. Грег и Арчи уже стояли переодетые. Изменились до неузнаваемости. У Грега в руках были вещи для Эллы и Майкла. Майкл взял вещи и начал одеваться. Грег протянул вещи, которые предназначались для Эллы:

– Одевайся и быстрее.

Элла взяла вещи и пошла переодеваться. Грег и Майкл посмотрели ей вслед:

– Грег, как думаешь, она нас простит?

– Майкл, она уже нас простила, она просто в небольшой растерянности. Ну сам представь, меня она похоронила, тебя считала пропавшим, а тут почти в один момент мы оба перед ней. Она чувствует себя преданной, что ли. Но ты не думай, все пройдет, и она все поймет. Также поймет и то, что все было необходимо. Она поймет, как, зная о том, что мы живы и здоровы, она не смога бы себя вести естественно и не проколоться. Так что все нормально. Ладно, ты жди Эллу, а я поеду и отвезу Арчи, после встретимся у фонтана, как и договаривались.

– Да, конечно. В шесть вечера у фонтана Americana at Brand .

– Ну, все, тогда мы с Артемкой поехали. До встречи.

Майкл подошел к своему любимому скакуну и погладил его по его мохнатой морде:

– Ну что, родной, вот и настают наши времена.

Конь только фыркнул, и Майкл, рассмеявшись, зашел к нему в стойло и начал быстро переодеваться. Он быстро и довольно умело приклеил себе брови, усы, снял рубашку и одел себе накладной животик и бицепсы, после чего быстро одел те вещи, которые ему передал Грег. Не успел он выйти из стойла и закрыть его, как к нему подошла юная особа:

– Это вы конюх?

– Я его помощник, а вы кем будите?

– Я Эмилия. Я бы хотела научиться ездить верхом. Тут очень скучно и мне очень хочется.

– А ты откуда? Ты в курсе, что это частная собственность, и со стороны посторонним нельзя заходить?

– Да, все я знаю. Просто мы живем сейчас в доме собственника этой конюшни. И я очень устала там сидеть. Мой дядя отправил меня немного развлечься.

– Но ведь нам ни одна из хозяек не сказала о том, что у них гости!

– Да, они еще не знают о том, что мы у них.

– О как!

– И что же мне делать, идти обратно?

Эмилия прерывисто вздохнула и хотела уже уйти, но в это время зашел Стефан.

– Ух ты, это что же за красавица такая к нам пожаловала?

– Мне уже все сказали, я ухожу.

– Куда это ты уходишь? Пока еще главный конюх тут я и думаю, что я и буду решать, что кому можно, а кому нет. Наши хозяюшки молодые и добрые, не думаю, что они отказали бы такой лапочке. Ну-ка дочка, пойдем, подберем тебе жеребца поспокойнее.

У Эмилии засветились в глазах искорки:

– Ох, спасибо вам огромное, вы такой добрый, вы такой хороший.

– Да нет, это не я такой, это все лошади. Ты вообще знаешь что-то о лошадях? Ты знаешь, что это за животные? Лошади, милочка, – это не просто увлечение, это смысл жизни. В них восхитительно все: красота, обаяние, благородство, преданность, грация, сила. От общения с лошадьми человек получает массу позитивной энергии, которая дарит заряд бодрости и хорошее настроение.

– Вы столько знаете о лошадях?!

– О! Об этих Божественных созданиях я могу говорить вечно, не переставая.

Стефан потихоньку уводил Эмилию от Майкла, увлекая рассказом о каком-то случае. Как только Стефан и Эмилия скрылись за углом, в конюшню осторожно вошла Элла:

– Я так понимаю, нас чуть не поймали.

Майкл повернулся к Элле и рассмеялся: перед ним стояла женщина около сорока лет. Седые волосы, морщинки, длинная юбка в клеточку, потертая курткаи берет из ангорки.

– Что смешного?

– Это скорее от неожиданности, прости. Ты только научись ходить подобающим образом. И надо обувь тоже переодеть.

– Я не могу ходить в тех калошах, они мне немного великоваты.

– Грег делает все продуманно: раз велики, значит, походка сама по себе поменяется, независимо от того, будешь ты об этом помнить или нет.

– Да? Ну ладно… тогда пойду, переобуюсь. И не смей смеяться надо мной. На себя посмотри лучше. Пузень как у хорошо пропитого мужика, синяки под глазами. Кошмар.

– Но зато у меня смотри какая мускулатура!

– Это разве мускулатура? Это обвисшие жирки!

– Ну ладно, иди уже переобувайся.

– Миш, скажи, это девочка, о которой говорил Стефан?

– Как я понял, да.Я думаю, он решил, что ему надо ее обработать. Он хочет ее переманить на нашу сторону. Я так понимаю, он сейчас через нее начнет возвращать и Беса в свой разум.

– Это как?

– Ну, наварит зелье или еще что-то.

– А, ну да. Как-то я об этом не подумала.

Элла вышла и уже через минуту вернулась в новой обуви:

– Вот, это совсем другое дело. Мы с тобой как бы созданы друг для друга.

– Ну да, наверное. Осталось только фингал под глаз и бутылку виски в руку.

– Да.

Майкл посмотрел внимательно на Эллу:

– Ты сможешь меня простить?

– Давай не будем сейчас об этом. Поговорим после того, как все закончится. Потом я уже буду решать, кого прощать, а кого нет. Сейчас не хочу ни о чем думать, кроме того, как спасти мою сестру. В конце концов, нам надо еще и на свадьбе погулять.

– На какой?

– На ее!

– Кара и Дэн… Очень интересно.

– А что не так? Он не прятался от нее на протяжении долгих лет, не заставлял ее страдать.

– Ладно, я знаю, что ты можешь больно колоть своим язычком.

– А куда папа Арчи отвез? Я думала отвезти его к подруге…

– О которой ты думаешь, что никто не знает. Дело в том, что и там уже засада.

– О, Боже!

– Ладно. Оставим нашу гостью на Стефана, анам уже пора.

Глава 16

Кара открыла глаза и не могла понять, что происходит, и где она. У нее жутко болела голова.

– О, наша принцесса решила прийти в себя?!

– Где я, и что произошло?

– что произошло, я толком не знаю, а что касается первой части вопроса, то ты на кровати.

Кара с огромным трудом открыла глаза и повернула голову, чтобы посмотреть на ту девушку, которая, казалось, просто издевалась над ней:

– Лежи и не шевелись. У тебя, кажется, небольшое сотрясение. Ты чуть не утонула.

– А где Дэн?

– Я бы тоже хотела это знать, но пока не знаю.

– Я так понимаю, что ты меня спасла?

– Нет, не я. Спасла тебя Ирэн. Потом послала мне весточку и вот я тут. А сама она пошла выслеживать, куда забрали Дэна.

– Он жив?

– Этого я тоже пока не знаю, но очень надеюсь, что жив.

– Ты любишь его?

– А тебе-то что?

– Я это поняла уже давно, еще в первый день. Ты же Элис?

– Да, я Элис. Но ты откуда и что можешь знать? Тебя тут не было?

– А и не надо тут жить вечно, чтобы понять, любишь ты его или нет. Тебя выдали твой взгляд и забота о нем.

– Даже не старайся мне понравиться!

– А я и не стараюсь. У меня жутко болит голова. Так как насчет того, чтобы сказать мне, где я нахожусь?

– Ну, насколько я знаю, это твое потайное место.

– Понятно, очередные секреты. Не поможешь мне встать?

Элис нехотя подошла и помогла Каре подняться с кровати. Кара посмотрела по сторонам и в памяти начали всплывать моменты, как она лечила тут животных и птиц.

– Если я правильно поняла, я должна понимать язык зверей и птиц.

– По идее, должна, но ты не жила тут очень долгое время.

– Да, но мы всегда оставляли какие-то подсказки, и значит, тут что-то должно быть...

– А что и где?

– Если бы все было так просто… я ничего не помню…

– Может, мне надо выйти, и тебе остаться тут одной, тогда, возможно, ты хоть что-то вспомнишь?

– Ты так думаешь? Давай попробуем.

Элис вышла из некогда тайного убежища Кары. Кара осталась одна и начала оглядываться. У нее в ушах стояли слова Дэна: “Беги на остров”. Кара с большим трудом, но встала с кровати и подошла к столу. На нем лежало маленькое зеркало, и оно было все в пыли. Девушка хотела протереть пыль, но по привычке сначала подышала на поверхность. Но и вторая попытка очистить зеркало не увенчалась успехом, Кара вдруг увидела, что на зеркале что-то написано, еще подышала на зеркало несколько раз и смогла прочесть то, что было написано на стекле: “Никому не верь, открой правую дверь”. Кара, прочитав, быстро протерла зеркало, чтобы никто не видел надписи. В это время вошла Элис:

– Ну как? Есть какие-то сдвиги?

– Ну да… я встала, смогла даже посмотреть на себя в зеркало… я так понимаю, что тут давно никого не было? Тут так пыльно…

– Да, я сама только сегодня узнала об этом месте.

– Только сегодня? А кто сказал?

– Да так… друг...

Кара заметила, что Элис немного замялась, но не подала вида. Она поняла, что ей тоже не стоит доверять…

– Я просто спросила. Мне так жаль того, что я сама нашла это место, столько времени тут провела, а потом меня просто заставили это все забыть. Я даже не помнила того, что я из стаи. Я жила простой жизнью, точнее, жизнью простого человека, точнее, не совсем простого. Видимо, у меня уже в подсознании было то, что никто не должен знать обо мне правду. Я скрывала то, что я небедный человек, прикидывалась простой студенткой. Я боялась встречаться с кем-то, так как думала, что я важна не как личность, а только как богатая девочка с московской пропиской и не более того. Даже Дэн. И он меня обманывал, я то думала, что он простой парень и ничего обо мне не знал, а оказалось, что он знал обо мне все. Вот теперь тоже возникает вопрос, зачем я им. Из-за того, что моя бабушка одна из предводителей стаи или почему?

Кара посмотрела на Элис и заметила, как та немного опешила. Кара поняла, что она попала в точку и продолжила:

– Вот ты тут живешь все время. У тебя перед глазами вся эта жизнь, ты даже Дэна знаешь лучше и больше чем я. Скажи мне, для чего это все? Кто есть кто? Зачем всем я? Я просто хочу домой, понимаешь? Я хочу жить, как и раньше. Я хочу учиться, гулять и не думать о стае, волках, Дэне и о том, что кто-то хочет завоевать стаю, территорию, страну или еще что-то...

Кара даже смогла заплакать и все выдать за правду, а про себя подумала о том, что ей надо было идти на актерское – актриса из нее получилась бы очень хорошая. Элис стояла в смятении и не могла понять, что происходит. Но начала она очень осторожно:

– Как, неужели ты на самом деле ничего не помнишь?

– А что я должна, по-твоему, помнить? То, что меня в восемь лет отсюда увезли, дали выпить какое-то зелье, и мне отшибло память?

– Ну ты же сама сделала это место?

– Ты в этом уверена? Ты посмотри, сколько тут всего. Ты думаешь, что девочка восьми лет смогла сама все это сделать?

– Может, тебе кто помог?

– Ох, Элис, если бы я могла все помнить, я, наверное, была бы счастливым человеком…

– Почему ты так думаешь?

– Наверное, потому что я знала бы, где тут есть что покушать, так как я безумно голодна. А если без шуток, я на самом деле сомневаюсь, что это сделала я. Может, мне кто-то показал это место, возможно, это тот же друг, который показал это место и тебе. А там кто его знает?!

– Тот, кто мне показал, вряд ли мог показать и тебе, так как мне показал это место Роман, он еще очень молодой. А вот кто ему показал, я не знаю.

– Роман. Красивое имя. Но это ничего не меняет, и мне ни о чем не говорит. Я знаю только то, что я ничего не помню, и меня это очень сильно злит, просто до безумия. Я не могу вспомнить даже того, что это за бутылочки и пузыречки. Все говорят, что я лечила животных, но я даже не представляю, с какой стороны к ним подойти.

– Ты должна их слышать и понимать.

– Сама-то в это веришь?

– Так говорят!

Кара поняла, что Элис начала верить ей и теряется в догадках, что у нее какое-то сомнение, но этого мало. Надо до конца убедить ее, а потом желательно ее где-то запереть до тех пор, пока Кара не разберется, что и как, на чьей Элис стороне, и что же ей руководит: ревность и любовь к Дэну и, соответственно, месть или же что-то посерьезнее… Кара помнила, что должна быть дверь с выходом, и еще одна дверь тайной комнаты. Но вот что в той тайной комнате? Как устроить так, чтобы ее Элис оставила хотя бы минут на сорок:

– Элис, а до дома очень далеко?

– В смысле?

– Я сейчас хочу сразу две вещи – есть и спать… Вот и спрашиваю, как далеко до дома, ну, или сколько минут займет для того, чтобы принести мне что-то покушать, а я бы немного вздремнула. Мне, конечно. не очень хочется тебя напрягать своими просьбами, но у меня так сильно болит голова, что я навряд ли куда-то дойду.

– Да, конечно, мне вовсе не сложно. Что бы ты хотела покушать?

– Даже и не знаю, просто голодна. Мне кажется, я сейчас съем все, что угодно, но думать об этом не могу, так, как только начинаю думать, у меня голова начинает болеть еще сильнее.

– Хорошо, ты не переживай. Ложись, отдыхай, а я постараюсь очень быстро…

– Я тогда прилягу. Спасибо тебе. Ты такая умничка, такая добрая. Жаль, что мы раньше не общались. Надеюсь, что мы станем подругами.

Элис немного замялась, но потом посмотрела на Кару немного грустно:

– Ты ложись и отдыхай, дальше будет видно.

Элис посмотрела на Кару, которая уже легла, подумав, услышала Кара ее или нет, но что-то внутри у нее екнуло. Элис вышла на улицу и подошла к молодому человеку, который сидел на песке и кидал мелкие камешки по кучке песка:

– Роман, я пойду, принесу Каре еды. Она проголодалась. Думаю, что ты спокойно можешь передохнуть. Она вообще ничего не помнит.

Парень повернулся и посмотрел свысока на Элис, которая даже съежилась. Взгляд был настолько холодный и злой, что Элис почувствовала себя маленькой девочкой, но потом взяла себя в руки.

– Ты уверена в этом?

– Да, уверена на все сто процентов. Она очень уставшая, и у нее, похоже, сотрясение мозга. А еще она ничего не помнит.

– Что-то мне с трудом в это верится. Это не тот человек. Хотя она тут не жила... но все равно с ней надо держать ухо в остро.

– Ну тогда иди и сядь рядом с ней. Вдруг сбежит.

Элис с издевкой произнесла последнюю фразу. Но ни Элис, ни Роман даже и не подозревали, насколько Роман был прав и близок к истине. Кара стояла почти около входа и слушала разговор Элис и Романа.

– Я не буду сидеть у ее кровати, мне не нужно это. Если она захочет сбежать, то я и тут ее поймаю. Так что ты иди за едой, а я тут посижу. И прихвати побольше, так как я тоже не отказался бы перекусить.

– Хорошо. Пойду тогда я. Вернусь не раньше, чем через час.

– Давай. А я зайду, гляну, спит ли наша принцесса. И потом, если что, и сам вздремну.

– Смотри не усни крепким сном.

Бросив последнюю фразу, Элис обернулась волком и побежала в сторону деревни. Кара быстро подбежала к кровати и легла, претворившись спящей. Роман подошел тихо к Каре и наклонился над ней:

– Ты на самом деле очень красива. И чем же ты так навредила Ольге? Или может, знаешь что-то из того, что не должна знать или наоборот что-то скрываешь?

Роман глубоко вздохнул и направился к выходу из пещеры. Кара лежала и прислушивалась к его шагам. Она начала быстро соображать: "

Значит, он сам ничего против меня не имеет. И сам не понимает, что я такого сделала или не сделала. Опять эта Ольга, что же это за мегера такая? Чего она хочет? Мне нельзя бежать, я должна успеть посмотреть, что за правой дверью».

Кара еще раз прислушалась и потихоньку начала вставать. Она на цыпочках прокралась к дверям и посмотрела где Роман. Роман лежал недалеко от входа и читал какую-то книгу. Кара быстро подбежала к столу и открыла правую створку, посмотрела на полочки, там были три книги, одна из них называлась “Тень”, Кара взяла ее и начала листать. Как и всегда, на семнадцатой странице стояла печать библиотеки.

Странно: книга из библиотеки?!

Кара начала читать печать: “Центральная библиотека Даунтаун. Номер 25”.

"Я больше чем уверена, что это и есть подсказка… номер двадцать пять… что бы это значило? И почему Даунтаун? Мы в этой библиотеке были от силы раза два…"

Кара начала смотреть по сторонам. Ее взгляд остановился на картине “Затон у костела”. Кара аккуратно поставила книгу на место, тихо закрыла дверь и подошла к картине. Посмотрела за картину, но там ничего не было, просто стена. Кара провела рукой по картине, но тоже ничего не нашла такого, на что можно было обратить внимание. Тогда она отошла в сторону и начала внимательно изучать картину. Кара обратила внимание на облака и небо, они были в форме стрелы. Стрела показывала налево. Она провела взглядом и увидела зеркало, такое же, как и у нее дома в ванной. Кара быстро подошла к зеркалу и стала его быстро изучать.

Ключ… где ключ?

Кара начала смотреть по сторонам и опять прокручивала в голове фразу: “Никому не верь, правую открой дверь”. Кара подошла к столу и опять взяла зеркало в руки, но уже смотрела не на себя, а на то, что было сзади… но нет, ничего не было. Кара стала крутить в руках само зеркало, но тоже ничего не нашла.

"Не может такого быть… я должна вспомнить... ключик просто маленький, его надо знать, где искать, он так не попадется на глаза. Глаза…"

Кара посмотрела на статуэтку, которая стояла рядом с зеркалом. Это была статуэтка орла. Она подошла к птице и начала ее осматривать, но как только она провела руками по глазам, у орла открылся клюв и оттуда выпал ключик. "Аллилуйя…"

Кара взяла ключ и подошла к зеркалу. Вставила ключ в скважину, и начала открываться дверь. Кара быстро посмотрела, что же внутри. Это был длинный темный коридор, но как только дверь приоткрылась, Кара заметила на полу конверт. Кара подняла его и открыла. В конверте лежал небольшой листочек, на котором было написано:

“Ну вот и настало наше время. Сейчас только мы и можем помочь. Нужно найти возможность и войти в эту дверь. Надо попасть в Лос-Анджелес и найти Алексея и Александру Истоминых. Алексей пишет стихи и исполняет песни. Александра – его супруга. Только они подскажут и направят”.

Кара быстро положила листок на место, закрыла потайную дверь, спрятала ключ на место и легла в кровать. Буквально через пять минут она услышала шаги.

– Кара, ты спишь? Я принесла тебе покушать.

Кара лежала с закрытыми глазами и делала вид, что глубоко уснула и не слышит. Элис подошла ближе и немного потрясла Кару за плечо:

– Каролина, я тебе принесла перекусить. Ты встаешь?

Кара лениво повернулась и тихо начала открывать глаза.

– Ты уже пришла? Какая ты молодец! А я так быстро уснула и даже не заметила, как прошло время. Но голова так болела, хорошо хоть сейчас немного легче. Голова, конечно, продолжает болеть, но все же немного полегче.

– Вот и здорово, тогда давай поешь, а потом поговорим, вдруг ты хоть что-то вспомнишь.

– Давай попробуем. А что ты принесла?

– Картофельное пюре с мясом под сыром.

– М-м-м, как здорово. А кто готовил? Сама?

– Да нет, ты что, я сама готовить не умею. Ред передал.

– Ред? А он знает, что я здесь?

– Теперь знает, но обещал никому не говорить. Ред читает мысли. Ты разве не знала?

– Нет.

– Ну вот... теперь знаешь…

– А почему так грустно ты говоришь об этом?

– Именно потому, что он теперь очень много знает и даже то, что ему не следует знать. Ты давай ешь, а я пойду, подышу.

– Хорошо, только помоги мне встать, а то у меня теперь не только голова, а еще и все тело ломит. Такое чувство, что меня избили. Не понимаю, что со мной.

Кара понимала, что все очень скоро закончится, но вот только не могла понять, что именно и для кого? Кто же на самом деле готовил еду и что в ней? А вдруг отрава или еще что? Если это Ред, то он никогда не был врагом стаи, а наоборот. Что-то тут неладно.

– Элис, мне плохо... меня тошнит…

– О, Боже, я сейчас…

Элис выбежала на улицу и через минуту вернулась с каким-то корытом в руках, но увидела Кару, лежащую на полу:

– Боже.. она, наверное, потеряла сознание, надеюсь, что она не умерла… Кара, Кара… да что же с тобой? Ты нам нужна живая… Кара... неужели этот старый хрыч тебе что-то подсыпал в еду? Как я могла доверять ему? Я же не думала, что он сможет причинить вред Каре… ну Кара... очнись…

Еще немного полежав, не двигаясь и почти не дыша, а также услышав больше, чем хотела, Кара пошевелилась и начала делать вид, что приходит в себя.

– Кара, вот умничка, открой глаза… ты жива… как же ты меня напугала!

– Что со мной?

– Ты потеряла сознание. Может, ты беременна?

Кара заметила, с какой ревностью Элис произнесла эту фразу, но сделала вид, что ничего не поняла:

– Беременна – ты шутишь? Для того, чтобы забеременеть, нужно как минимум жить с мужчиной и… это… ну ты сама понимаешь, да?

– Ну а как же Дэн?

– А что Дэн? У него все по-другому? Передает воздушно-капельным путем?

– Вы разве не помолвлены?

– Ты разве была свидетелем моего согласия?

– Но ведь старейшины дали добро…

– И что? Я же не дала! Элис! Ну, неужели ты не поняла, что я хочу уйти отсюда и больше не возвращаться? Мне не нужна стая. Я, как только отсюда выберусь, сразу исчезну, чтобы меня никто и никогда не нашел. Я свободная девушка, которая живет в свободной стране, там, где нет стай, волков, оборотней, вампиров… там, где я живу, об этом можно только читать книги и смотреть фильмы, и не более того.

– Почему ты так кричишь? У тебя точно сотрясение.

– Это у вас у всех сотрясение… ты так ничего и не поняла… ты вообще хоть была там?

– Нет.

– Вот поэтому ты и не можешь меня понять…

Кара замолчала, подойдя к кровати, села на нее, глядя куда-то вдаль, думая о том, насколько ей поверила Элис. Элис же подошла к Каре и внимательно посмотрела на нее, думая о том, как можно не любить Дэна и не мечтать о том, чтобы он был рядом? Разве это возможно? Значит, Кара ей вовсе не соперница, но отпустить ее она не может, так как она обмен на жизнь Дэна. Но, в свою очередь, Дэн не простит Элис, если узнает о том, что она обменяла его на Кару… и потом… значит, Кара нужна ей больше чем Дэн… значит, Кара знает что-то такое, что нужно Ольге… и как поступить в данной ситуации?

– Кара, а ты совсем ничего не помнишь, что связано с этим местом?

– Ты, наверное, издеваешься надо мной. Меня отсюда увезли и вообще… дай мне поесть.

Элис подала Каре еду и, вздохнув, вышла из пещеры. Кара, недолго думая, начала кушать то, что ей принесла Элис. После того, как она все скушала, ее начало клонить в сон. Понятно, что-то в еде все же было… Кара погрузилась в глубокий сон…

______________________________________________________________________

Теплый вечер, и две девочки бегают по кромке озера. За девочками бежит их отец. Догнав девочек, он их ловит, и они падают на песок, после к ним подбегает со смехом женщина с распущенными волосами и в белом свободном платье. Но кто она? Одна из девочек подбегает к женщине и с криком: “Наша мамочка пришла!”, – бросается ей на шею. Отец девочек и вторая дочка тоже подбегают к женщине и начинают ее обнимать и целовать. Потом появилась волчица. Она была черная, с белым пятном в виде звезды на лбу. Маленькая девочка подошла к волчице и протянула руку, чтобы погладить ее, но волчица укусила девочку и убежала. Мать схватила девочку и побежала от озера… и вот они вдвоем в пещере.

– Ты только не бойся, девочка моя. Это была старая волчица, и ей пора уходить из нашего мира. Я знала, что она придет, но не знала только, кого она выберет. Вот и выбрала она тебя. Давай, мы обработаем укус и я тебе все расскажу и покажу.

Мать обнимала свою девочку, целовала и обрабатывала укус, но девочка не плакала, она просто смотрела куда-то вдаль, и казалось, что смотрит она через стены пещеры.

– Кара, милая… О чем ты думаешь?

– Мамочка, знаешь, мне не больно, но я слышу столько звуков, столько слов… Мне кажется, что я слышу птиц и даже понимаю то, о чем они говорят. А так же мне кажется, что я понимаю даже бабочек и вон ту муху…

– Ух ты. И что же тебе говорит муха?

– Муха говорит не мне. Муха говорит сама с собой, и несет полную чушь, но вот бабочки говорят о каком-то мире, который существует параллельно нашему… Элла, а ты тоже это слышишь?

– Нет, Кара, я не слышу, но я и не должна… Да, мама?

– Да, Эллочка, ты права. У тебя будет совершенно другой дар, но самый сильный дар у вас будет через некоторое время. Вы сможете друг друга слышать даже тогда, когда будете даже в разных мирах. Для этого просто надо сосредоточиться одной из вас и все.

Грег обнял Кару и сказал:

– Пойдем дорогая, я тебе кое-что покажу.

Грег с Карой пошли в сторону берега, а Элла с мамой остались на берегу.

Отец привел дочь к небольшому обрыву, над ним росло растение, которое было очень похоже на вьюн, но их было много, и они были необычного цвета. Было такое чувство, что растение ядовитое, но оно очень манило. Грег подошел, отодвинул растение, и Кара увидела огромный камень. Грег нажал на что-то, и камень отъехал в сторону. Кара смотрела с огромным любопытством:

– Кара, я понимаю, что ты еще мала, но я должен показать и рассказать тебе все, так как надвигается большая буря. Я не знаю, когда нам придется вас с сестрой отправить в другой мир, но вы вернетесь сюда, и ты должна будешь вспомнить все то, что я тебе сейчас покажу.

Грег достал откуда-то маленький ключик и подошел к зеркалу, вставил ключ в скважину. Кара заметила, что стена начала двигаться. Это была потайная дверь, которая начала открываться. Кара быстро посмотрела, что же внутри. Это был длинный темный коридор.

– Ого! Папочка, а это что? А что там дальше? А почему там так темно?

– Как же много вопросов, – сказал Грег и улыбнулся. – Это коридор в другую жизнь. Туда легко попасть, лишь зная как. Ты сможешь воспользоваться этим коридором. Только тебе будет известен этот путь. Даже если кто-то дугой захочет им воспользоваться, то не сможет. Конечно, исключения есть, ты можешь позволить кому-то еще пройти именно тут. Только ты и больше никто. Неважно, где будешь ты, вне зависимости, на какой стороне. Открыть портал ты сможешь силой мысли. Только тебе это под силу – запомни это раз и навсегда. А так же ты можешь попадать из этого прохода и в другие миры. Элла другие миры тоже может посещать. Но вы не должны об этом никому рассказывать. И о том, что произошло с волчицей на берегу.

_____________________________________________________________________

Кара открыла глаза, перед ней стояла Элис. Элис смотрела с испугом на Кару:

– Слава Богу, ты жива. Думала, ты умерла. Я тебя и трясла, и по щекам била, но ты была мертва. У тебя даже пульса не было. Что случилось? Почему? Ну неужели этот старый волк тебе что-то подсыпал?

Кара осмотрела пещеру уже другими глазами. Она помнила тут все, каждый уголочек и даже, казалось, каждую пылинку. Кара посмотрела на Элис и поняла, что эта бедная девочка тоже жертва Ольги.

– Все нормально, наверное, это просто стресс. Я просто потерла сознание. Мне надо немного отдохнуть... совсем немного.

Кара аккуратно легла на подушку, свернулась клубочком и заплакала, как ребенок. Если бы она только могла не просыпаться и остаться в том сне. Если бы она только могла. Ведь ей там так было хорошо. Она была с мамой, папой и сестрой, беззаботная и счастливая. Она лежала и ощущала прикосновения своих мамы и папы. Что же это было. Кара вспомнила слова отца о том, что она может путешествовать по мирам, а также и то, что они с сестрой могут переговариваться мысленно. Главное, сосредоточится хотя бы одной.

– Кара, с тобой точно все в порядке? Ты какая-то странная?!

– Странная? А какой я должна быть? Меня привозят в мир, о котором я ничего не знала, но, как оказалось, тут жила, потом мне делают предложение, крадут меня увозят непонятно куда, а потом убивают того, кто меня вроде как любит, потом я в пещере, которую я якобы должна знать как свои пять пальцев. Я тут еще и как в тюрьме. Или скажешь, я не права и могу пойти прямо сейчас, куда бы ни захотела? Вот просто встать и пойти?

– Нет, не можешь, но тут не в плену. Это для твоей же безопасности.

– Так я тебе и поверила. Ты, скорее всего с той же бешеной полуволчицей, как там ее? А? Ольга, да?

Элис поменялась в лице.

– А причем тут Ольга? Почему именно она?

– Да потому, что все в деревне говорят о том, что стая разделилась: одни – со старейшинами, а вторые – с Ольгой.

Элис смотрела на Кару и не могла понять, что же произошло. Может, на самом деле она после нервного срыва, столько всего, вот у нее и происходит в голове непонятно что. Она даже не относит себя к волкам. Она хочет просто остаться одной, не убежать, а просто побыть одной, но зачем?

– Конечно, я выйду. Хочешь побыть одна, побудь. Если что, я снаружи.

– Спасибо огромное.

Элис вышла, но решила не уходить далеко, а посматривать, что же делает Кара. Но Кара просто легла на кровать и лежала не шевелясь. Элис решила: значит и правда, Кара ничего не помнит, не вспомнила, а просто хотела побыть одной. Элис вышла совсем из пещеры и подошла к Роману, который кидал камешки в озеро.

Каролина лежала и вспоминала все до мелочей: где что должно лежать, где лежит и потом решила связаться с Эллой. Кара изо всех сил сосредоточилась и начала звать сестру:

– Элла, милая, ты меня слышишь? Пожалуйста, услышь меня, я тебя очень прошу. Эллочка! Услышь меня Элла!

---------------------------------------------------------------------------------------------------------

Элла с Майклом тем временем стояли у фонтана.

– Странно, у меня такое чувство, что я слышу Кару. Так отчетливо. Чувство, что она у меня в голове.

– Ну так отвечай ей.

– В смысле?

– Ты разве не помнишь? Вы можете общаться друг с другом на расстоянии. Я всегда жалел том, что у меня нет такого дара, как у вас.

– О Боже. Точно, я совсем забыла. А я все время принимаю себя за сумасшедшую.

– Тебе надо просто ее пустить в себя – и все.

Элла отошла в сторону и присела на корточки, обхватив руками голову:

– Кара, милая, я тебя слышу. Где ты? Что с тобой? Что происходит?

– Элла, родная. Я в пещере. Я все вспомнила. Все.

– Это хорошо. Почему ты в пещере и с кем?

– Меня охраняют Элис и какой-то Роман. Но дело не в этом. Надо найти семью Истоминых, Алексея и Александру. Нужно попасть в Glandele

– Я в Glendele. У фонтана в Amerikana. Папа повез Арчи в надежное место и скоро будет тут. Видела бы ты меня сейчас. Ты бы умерла от смеха.

– Ну, умирать я не собираюсь пока ни от чего. Наоборот, собираюсь только жить дальше и не просто жить, а наслаждаться жизнью во всех мирах.

– Где?

– Ладно, об этом потом. Ты знаешь что-то о том, где Дэн? Что с ним? И я не поняла, с каким ты Майклом?

– Что с Дэном, пока не знаю, знаем только то, что следы теряются около озера. А Майкл – это мой Майкл. Он жив и здоров. Я пока сама привыкаю к этой мысли.

– Дэн, скорее всего, у Ольги. Я скоро буду в Glandele.

– Только не через наш дом. Там люди Ольги.

– А как же вы вышли?

– У папы был еще один выход, через конюшню.

– Хорошо. Я так рада была с тобой поговорить. Мне так здорово оттого, что теперь я могу с тобой общаться всегда.

– А я рада, что с тобой все в порядке, только как ты выбираться будешь?

– Все будет хорошо. Я вспомнила, кто из нас унаследовал дар. Теперь моя очередь тебя защищать. Элла открыла глаза, встала и подошла к Майклу. В ее глазах стояли слезы. Майкл обнял Эллу, они молча стояли и ждали Грега.

---------------------------------------------------------------------------------------------------------

Кара тихонько встала и тихо пробралась к выходу. Элис с Романом просто сидели на берегу. Кара быстро подбежала к орлу, достала ключик, открыла

потайную дверь, вошла в нее и закрыла:

"Как темно. Я представляю шок этих двух товарищей, когда они поймут, что меня нет".

Кара усмехнулась и пошла, держась за стену. Вдруг она услышала чей-то тоненький голосок:

– Ты пришла?

– Кто здесь?

– Старых друзей не узнаешь? Ты столько раз мне приносила сюда вкусных мышек, потом пропала на несколько лет, а теперь еще и не узнаешь.

– Не может быть?

– Что не может быть?

– Я вспомнила все, кроме тебя. Прости. Сейчас такое творится, что в двух словах и не расскажешь.

– А мне не надо ни в двух, ни в одном. По-твоему, я только тут и сижу, не выхожу на воздух.

– Может, ты проводишь меня туда, где немного светлее.

– Ну конечно, отведу. Только не пугайся меня. Я постарела и немного изменилась.

– Обещаю громко не кричать.

– Ну тогда пошли. Хотя даже если и будешь кричать, то кроме меня тебя никто не услышит.

Кара почувствовала, что ее руку взяла мохнатая рука. Каре было немного не по себе, так как она на самом деле не помнила, кто ее ведет, но она была уверенна, что это существо, точно не тот, кто ей навредит. Пройдя минут десять по коридору, Каролина увидела проблески света. Кара начала пытаться разглядеть того, кто ее вел вперед. Но пока Кара видела только контуры невысокого существа, которое было очень мохнатым.

– Не всматривайся так. все равно ты сейчас не сможешь ничего толком увидеть, пока мы не зайдем в твое убежище.

– Куда? Что значит “в убежище”? Откуда такие фразы?

– То и значит. Твой отец эту комнату так называл, так как там ты решаешь, куда тебе попадать: в прошлое, настоящее или в параллельные миры.

– В параллельные миры? Блин, это уже перебор! Я себя ощущаю сумасшедшей. Столько всего случилось и все за каких-то три дня. Мало мне волков, которые обращаются в людей, всякие переходы из Лос-Анджелеса в мир волков, да не просто из Лос-Анджелеса, а из подвала моего дома, в котором, как мне казалось, я прожила всю жизнь… у меня путаются мысли в голове. Если я тебе все расскажу, то и ты сойдешь с ума вместе со мной. Ты себе не можешь представить, что произошло!

– Не тараторь. Я все знаю. Не думай, что если я сижу тут, то ничего не знаю. Мы пришли, так что можешь заканчивать свою дискуссию и наконец заняться делом.

– Каким делом? И почему ты так со мной грубо?

– Кара, я уже восемь лет тут живу сама, и никто меня не балует разговорами, а ты сегодня за такой маленький промежуток времени так много мне наговорила, что у меня уже скоро голова не то что лопнет, а вообще взорвется.

– Да как? Да я? Да ты? Да я вообще ничего не скажу больше.. Ни слова… Я тут попала в такую ситуацию и хотела поделиться, а тут... все..

Мохнатое создание открыло какую-то дверь, и Кара даже прикрыла глаза от неожиданно яркого цвета. Но когда девушка привыкла к освещению, она увидела неожиданно огромную комнату, в которой стояли пульты, панели. На них мигало много разноцветных лампочек. В центре комнаты стоял большой прозрачный стол, на котором были видны какие-то дороги и также мигали какие-то лампочки. Недалеко от стола стоял небольшой шкафчик и в нем были какие-то книги и тетради. Немного в стороне от стола стояло кресло в прозрачном коконе. Кокон был открыт, внутри было много разных кнопочек и лампочек. Кара смотрела на все с неподдельным удивлением и интересом. После она перевела взгляд на то мохнатое существо, которое ее привело сюда. Кара еле сдержала крик от ужаса: перед ней стояло не очень высокое животное, но очень волосатое, руки похожи на человеческие, но вот кисти рук и пальцы – как у крота, вместо ног волчьи лапы, лицо… нет, это не лицо – это ужасающая морда, как у шакала, только нижняя челюсть гораздо шире, чем верхняя, также торчали клыки, но язык был как у змеи, но при всем при этом ужасе были безумно добрые, но грустные глаза. Существо сделало вид, что не заметило испуг Кары:

– Ну, вот и твой кабинет… можно и так сказать.

– Прости, но я не могу вспомнить, как тебя зовут, и почему у тебя такой вид?

– Самый обычный вид, просто я стала немного старше. А имя ты мне дала самое простое – Лавли.

– Лавли. Здорово. Теперь точно не забуду. Прости, но на самом деле я немного испугалась.

– Я знаю. Но это ничего. Я же все понимаю.

– А почему у тебя такой вид? И ты говорила про какие-то вкусности, которые я тебе приносила? Прости, но я правда не помню.

– Вид у меня самый нормальный. Твой отец меня принес из одного из миров. Там на нас охоту вели, я была маленькой. Всю мою семью убили, а я была ранена. Грег меня спас и принес сюда, а ты меня лечила. Мы очень подружились. Грег мне доверял очень и оставил тут. Все, кто пытались прорваться сюда, если вдруг находили двери в разных мирах, не только тут, все умирали, так как видели меня. У меня дар: если я захочу, то любой, кто меня увидит, погибнет… просто не выдержит сердце.

– Понятно. Ну и подскажи мне, пожалуйста, что мне делать, и для чего я тут? Ну, и если сможешь, скажи, почему именно я?

– Ты избранная. Помнишь, тебя укусила волчица? Точнее сказать, вся ваша семья, избранная. Но более точно на это тебе сможет ответить прошлое. Просто ты должна попасть туда, в прошлое, и все понять сама. Предлагаю тебе запрограммировать машину на час и в виде птицы попасть в прошлое, и тогда ты сможешь все узнать... Даже если тебя и увидят, то не заподозрят, и ты не повернешь все по-другому. Ты сможешь просто видеть и слышать. Думаю, тебе надо попасть всего за сутки до того момента, как тебя укусила старая волчица.

– А место? Как я пойму куда?

– Думаю, это однозначно должна быть ваша деревня, а с учетом того, что ты птица, ты можешь полетать и найти ее. Ты умная девочка и сама поймешь, как надо делать, что, где и когда. А я буду тебя здесь ждать.

– Ну что же, давай попробуем. Только как я вернусь?

– Да все просто. Ты должна будешь прилететь сюда, а я тебя отправлю обратно.

– Ну хорошо. Давай попробуем.

Кара пошла, села в кресло и закрыла глаза. Кара старалась ни о чем не думать. Раз папа столько лет доверял Лавли, значит, и она может. Кара почувствовала небольшое покачивание, и потом покалывание. Когда девушка открыла глаза, увидела, что перед ней стоит Лавли, только немного милее: меньше шерсти и клыки меньше. Лавли открыла дверь, и Кара поняла, что она не может выйти, она поменялась, Кара опустила голову, чтобы посмотреть на себя и поняла, что она – это не она. Кара обернулась красивой птицей. Она начала рассматривать свои крылья. Лавли поняла, в чем дело, и принесла не очень большое зеркало. Кара с благодарностью посмотрела на Лавли и рассмотрела себя. На девушку смотрело отражение красивой маленькой райской птички. Кара кивнула Лавли и взлетела. Первые пару минут Кара училась летать, и когда она поняла, что у нее все получается, она выскользнула из комнаты, пролетела по коридору и через небольшую расщелину выпорхнула к озеру.

Пролетая около озера вдоль берега, Кара смотрела на уже знакомые места. Надо же, почти ничего не поменялось. Только все какое-то немного другое, например, заросли немного меньше. Кара прилетела в деревню, к своей стае, и она стала внимательно смотреть на все, что окружает. Не было ее дома и дома Эллы, на том месте была безумно красивая полянка, и на полянке в это время играли две девочки. Кара понимала, что это она и Элла. К маленькой Каре подошла симпатичная женщина среднего роста с тонкой талией, длинными русыми волосами, карими глазами. Женщина, с любовью и нежностью обнимая маленькую Кару, подозвала к себе маленькую Эллу. Элла подбежала, обняла маму и поцеловала:

– Мамочка, что случилось? Или ты просто соскучилась по нам?

– Ничего не случилось, а скучаю я по вам постоянно, но пора идти за стол и пообедать. Сегодня у нас в гостях старейшина, которая пришла из-за озера. Мы должны ее встретить и поприветствовать. К тому же, она очень хочет с вами познакомиться.

Маленькая Кара сморщила свой маленький носик и, кривляясь, сказала:

– Мамуль, она, наверное, очень-очень старая и захочет нас обнять или, еще хуже, поцеловать, а мне не нравится, когда меня целуют. Мне нравится только когда ты или папа меня целует, а еще, когда Элла меня обнимает... и все..

– Дорогая, я понимаю и все знаю, но сегодня придется потерпеть. И ни в коем случае не стоит морщить этот замечательный носик.

Женщина засмеялась и поцеловала маленькую Кару в носик. Кара обняла маму, но завидев отца, шепнула маме на ушко о том, что идет папа. После этого маленькая Кара начала считать до десяти, и на счете “десять” все одновременно повернулись к Грегу и сразу все его обняли и поцеловали.

– Какое же это наслаждение! Мои самые любимые женщины – Злата, Элла и моя маленькая Кара. Ну что, нас все ждут, а вы тут обнимашки устроили. Пойдем.

Вся семья взялась за руки и пошла в сторону большого стола. Кара смотрела на все это с замиранием в сердце. Она даже не помнила того, как ее любили, и как любила она. За столом сидела вся стая. Было очень много людей, которых она не знала. Во главе стола сидела очень старая женщина с седыми волосами. Кожа вся была очень морщинистая. Все подходили к этой старой женщине и, прежде чем присесть за стол, кланялись ей, а кто-то даже и преклонялся к ее колену. Семья Кары подошла тоже к этой женщине. Грег преклонился к ней и коснулся своим лбом ее колена. Она положила свою морщинистую руку на его голову:

– Рада видеть тебя, Грег. Давно ты не приходил ко мне. Это и есть та Злата, ради которой нам пришлось поменять наши обычаи?

Женщина с любопытством посмотрела на Злату, ее взгляд был очень добрым. После она перевела взгляд на девочек и, внимательно посмотрев на них, сказала Грегу:

– Я очень хочу поближе посмотреть на девочек. Я должна передать свой дар, и я не вижу никого, кроме твоих дочерей, кто достоин этого. Но вот кто именно, я еще не решила.

– А как ты будешь передавать дар? Ты же не хочешь сказать, что ты… Нет,я против. Ты должна оставаться с нами.

– Иди, Грег, иди, сейчас я буду разговаривать с твоей любимой, но вначале хочу поближе посмотреть на девочек.

Грег подозвал дочерей, и старушка просто положила свои руки им на головы, ни слова не говоря, после чего она встала из-за стола и пожелав всем приятного аппетита, сама взяла Злату под руку и повела ее в сторону озера. Кара полетела за ними, пытаясь услышать то, что говорит старушка ее маме. Кара не могла ничего разобрать, но потом старушка присела около дерева и пригласила Злату. Злата присела около старушки, а Кара с огромным облегчением примостилась на одну из нижних веток. Старушка посмотрела внимательно на Злату и начала:

– Я рада с тобой познакомиться поближе, милочка. Также я довольна и тем, что ты не только приносишь радость Грегу, но и правильно воспитываешь его детей. Как я понимаю, ты обо мне ничего не слышала до того, как я появилась. И это хорошо. Значит, про меня не говорят и мало что знают… особенно молодежь.

– Нет, я на самом деле не слышала ничего о вас. Но почему вы так довольны тем, что о вас не говорят и не знают?

– Сейчас все меняется. Меняемся не только мы, но и отношение к стае. Многие хотят быть вожаками, и назревает раскол. Но всегда есть тот, кто знает немного больше или меньше, кто-то понимает больше или меньше, а кто-то может больше… А кто-то ничего. Только в этом месте мы можем говорить спокойно и быть полностью уверены в том, что нас никто не услышит. Поэтому я должна с тобой поговорить. Конечно, я прислушаюсь к твоему мнению, но прежде чем что-то сказать и решить, ты должна послушать и понять меня. И конечно, если тебе будет что-то не понятно, то ты обязательно спрашивай, и я тебе отвечу на все вопросы.

– Как-то начало меня настораживает. Но я выслушаю вас.

Было видно, что старая волчица с огромной благодарностью отнеслась к Злате. Она поняла, что не ошиблась в своем выборе и положив свою морщинистую руку на колено Злате, продолжила:

– Я могу и умею многое. Я же более трехсот лет на своем посту, но настало время мне пойти на отдых и передать все то, что я умею другому, но никто не должен знать это. Об этом будешь знать только ты и тот, кому я передала. Грег знает многое, он мой хранитель. Он знает то, что даже не знает его мать, хотя она одна их старейшин. И она знает о том, что ее сын знает больше, чем она, но не задает лишних вопросов. Надеюсь, ты понимаешь, о чем я говорю? Нинель в свое время дала мне добро на то, чтобы часть того, что знаю я, знал и ее сын. Но одной из твоих дочерей я передам весь свой дар. Она будет самой сильной и всемогущественной волчицей.

– Я понимаю, о чем вы. Я не должна говорить никому и не задавать вопросы ни вам, ни дочерям, ни мужу. Вы в общем мне описываете ситуацию, а подробности мне ни к чему. Но все же у меня есть один вопрос: почему мои дети? Это из-за Грега?

– Ты правильно меня поняла, но Грег тут совершенно не причем. Это твоя заслуга. Это ты их так воспитала. Не скрою, у каждой из них есть определенный дар, но с тем даром, который передам я, девочка будет очень сильной. Если она будет все правильно делать, то она сможет править мирами, так как сила моя распространяется не только на наш мир, но и на все те, которые рядом и параллельные.

Кара услышала то, что хотела. Не задерживаясь более ни минуты, она полетела в пещеру около озера. Прилетев, она присела на плечо к своей Лавли. Лавли погладила Кару по перышкам и тоже тяжко вздохнула:

– Тебе пора, дорогая. Ты уложилась по времени, но тебе все равно пора. Хотя мне очень жаль, что ты должна меня покинуть, так как в данном времени ты еще маленькая девочка, но все равно… Я буду скучать по тебе и в таком обличии.

Кара еще раз вздохнула и полетела в кокон, присела там в кресло и прикрыла глаза. Когда она их открыла, то оказалась уже в своем облике и со своей Лавли:

– Вот это да! Это нереально. Я не могу поверить в то, что происходит. Вот если бы мне об этом кто-то сказал, я бы не поверила ни на секундочку, но ты представляешь, я была птицей. А еще я видела себя в детстве, я видела то, как мы с Эллой играли, я видела то, как нас любила наша мама, я видела...

Кару душили слезы. Как оказалось, она совсем не знала свою маму, она была лишена этих воспоминаний:

– Это же неправильно, да?

– Ну, для начала ты должна успокоиться и решить, что и как ты будешь делать дальше. Не забывай. Надо найти Дэна. Да и тебя наверняка уже потеряли. Вот, смотри.

Лавли подвела Кару к маленькому экрану,на котором было видно то, что происходит в пещере. Кара посмотрела в него и увидела, как Элис и Роман переворачивают все в пещере, ища Кару. Или хоть малейший намек на то, куда она могла деться.

– О, кажется, у кого-то панка. А мы можем только видеть. Или слышать тоже можем?

– Ты сможешь, если захочешь, но я не могу.

– Ладно, это в принципе не так уж и интересно. Но ты права: я настолько углубилась в то, что происходит, что совсем забыла и про Дэна, и про Ольгу. А еще моя сестра, она в Glandele, хочет найти Ольгу и решить вопросы там. Но мы же постановили, что все должно решиться на нашей свадьбе. И потом, мне очень интересно, кто был за водопадом в доме Дэна. О, Боже! Мама Дэна одна, и она может быть в огромной опасности. Лавли, как я поняла, я обладаю какой-то огромной силой, так как старая волчица передала всю свою силу мне. Но вот только одно, но… я не знаю, что это за сила и как ею пользоваться, понимаешь? Где и у кого мне об этом узнать?

Кара смотрела на своего нового друга, для нее Лавли была именно новым другом, так как она ничего не помнила о ней, но чувствовала, что ближе у нее никого нет. Она не могла понять, что их так связывало, но не хотела на этом заострять внимание, она знала, что со временем она все вспомнит. Но что же делать сейчас? С чего начать?

– Я знаю. Комната с книгами... Там большая библиотека! Именно там я смогу найти ответы на все вопросы.

– Ну да. Там очень интересная комната, и она дает ответы только тогда, когда они на самом деле нужны. Насколько я знаю, Дэн уже не страж, а следопыт, и обернуться он может в любой момент. Как только он обернется, вся стая его сможет услышать.

– И я?

– И ты. Только, думаю, что ты и так сможешь его найти, но я могу и ошибаться.

– Подожди, я же тоже могу обращаться?

– Кара, ты слишком преувеличиваешь мои знания. Да, я, конечно же, слежу за всем, что происходит, но я не знаю всего. Думаю, что тебе надо попасть к Григорию на остров.

– Ты мне предлагаешь сейчас выйти и пройти незаметно мимо Элис и Романа, после чего так же незаметно и быстро проплыть до острова?

Лавли посмотрела на Кару с неподдельным удивлением:

– Ну да. Это очень хорошая идея! Как же я сама не додумалась до этого? Я-то по наивности своей думала, что ты можешь просто телепортироваться куда только пожелаешь, но так, конечно, интересней…. Риск – дело благородное.

– Ну и язва же ты, Лавли. Я же только начинаю понимать, что и как. А ты прямо как Элла. Если хоть раз за день не съязвила мне, то день можно считать потерянным, и он прошел зря.

Кара села в кокон:

– Какие мне кнопки нажимать?

– Ну ты же не на время и не в прошлое, и не в будущее, а, так сказать, что тут по местности, так что просто подвинься, и я тебя отвезу.

Кара подвинулась и Лавли села рядом, нажав на какие-то кнопки, повернулась к Каре со словами:

– Ну держись… давно я не каталась с ветерком.

Кара посмотрела с недоумением на Лавли, хотела спросить, что та имела в виду, но не успела, так как была заворожена происходящим.

Кокон закрылся, и шкаф с кнопочками, который стоял около стены, выехал вперед и отъехал плавно в сторону, после чего кокон плавно начал двигаться в ту темноту, которая была за пультом. Кокон очень мягко прошел сквозь проход, и Кара стала наблюдать за тем, как становится темно из-за того, что проход закрывается. Как только стало совсем темно, кокон начал медленно опускаться вниз и оказался в воде. Через минуту кокон уже плыл в водах озера. Кара с удовольствием наблюдала за рыбками, которые проплывали мимо кокона. Через пять минут кокон вынырнул в каком-то пруду. После того как открылся кокон, выдвинулся мостик. Лавли вышла из кокона и помогла выйти Каре. Кара посмотрела вокруг и не скрывала своего восхищения. На пруду плавали лебеди. Около пруда Кара увидела беседку, в которой сидела Анна. Завидев Кару, Анна встала и подбежала к ней. Обняв Кару, Анна посмотрела на Лавли:

– Здравствуй, дорогая, как ты? Спасибо, что помогла Каре попасть к нам. Ты, как всегда, очень любезна и добра.

– Ох, Анна, вы, как всегда, милы. Я ничего такого не делала, я просто выполняю свою работу и не более того. Как ваши родители и брат?

– Спасибо, все отлично. Может, пройдем в беседку, и я угощу вас чаем?

– О, Анна, я буду весьма признательна, но если можно, я бы почитала, а то не знаю, сколько мне придется ждать Кару.

Кара отстранилась от Анны:

– Лавли, как так ждать? А ты разве не пойдешь со мной?

– Нет Кара, я не могу. Если меня кто-то увидит еще, то будет очень много вопросов, а они нам ни к чему. Так что я тебя подожду тут часа три или четыре, и если ты не придешь, то я вернусь к себе.

– А как же я потом до тебя доберусь?

– Кара, ты меня серьезно начинаешь пугать! У тебя много дорог и способов. Один из них – это сесть в лодку и доплыть до берега.

Анна заулыбалась и, обняв Кару за плечи, обратилась к Лавли:

– Не злись на нее милая, она еще никак не привыкнет к тому, что она волк и не просто волк, а хитрая волчица. Пойдем, Кара, к моему отцу, не будем злить нашу добрую фею тем, что ты пока не понимаешь, что происходит вокруг тебя.

Кара с грустью посмотрела на Лавли:

– Не злись на меня, пожалуйста. Просто я не могу понять что, но что-то очень тянет к тебе. и мне не хотелось бы, чтобы ты меня оставляла.

- Я не злюсь, я понимаю все, но просто ты временами бываешь невыносима. Я знаю, что мы с тобой связаны и это надолго. Ты обязательно вспомнишь все, я не могу тебе об этом рассказать, но ты вспомнишь,. А сейчас иди и не думай обо мне. У меня все будет хорошо. Помоги Дэну и спаси стаю. Это самое важное на данный момент.

– Я тебе обещаю, я обязательно найду Дэна и помогу сестре. Также я разберусь абсолютно во всем.

Анна повернулась и повела Кару вглубь острова, а Лавли пошла, присела в беседку и стала наблюдать за лебедем, который плавал недалеко от берега.

Каролина и Анна шли молча, пока Каролина не прервала тишину:

– А ты как часто выходишь с острова и почему ты одна сидела в беседке?

– Я очень люблю спокойствие, а это единственное место, где я могу уединиться, но и то не всегда получается. Зачастую кто-то обязательно приходит и не дает мне посидеть и немного подумать или погрустить. Я очень люблю побыть одна. Сидишь себе и мечтаешь, а теперь добавилась тема для мечты.

Анна вздохнула и посмотрела на Кару с грустной улыбкой:

– Я думаю, ты понимаешь, о чем я говорю.

– Александр?

– Да. Он такой милый и добрый. Он такой хороший.

– Алек молодец. Только вот не знаю, что сейчас происходит в стае, и что он делает.

– А что может происходить в стае? Я так понимаю, что все готовятся к вашей с Дэном свадьбе?!

– О нет, это было вчера, а вот сегодня все ищут меня и Дэна, так как утром на нас напали. Где Дэн, я не знаю, а меня поймали и заперли в пещере на берегу. Там я вспомнила, что я и кто я. И вот теперь я тут. Мне надо попасть в комнату переговоров, думаю, что только там я смогу найти ответы.

– Что? Напали? Как напали? Как ты не знаешь, что с Дэном? Почему тебя заперли в пещере? Надо скорее к отцу. Я – то думала, что ты просто приехала, а тут, оказывается, беда?! Давай скорее.

Анна прибавила шаг, Кара за ней еле поспевала. Очень скоро перед Карой открылся вид на прекрасный дом. Но Анна не дала ей рассмотреть эту красоту, она очень быстро завела гостью внутрь и протащила по дому до самого кабинета отца. Кара даже не успела рассмотреть дом и картины. Зайдя в кабинет, Анна закрыла дверь на ключ. Геннадий в недоумении поднял глаза на дочь и завидев Кару улыбнулся, но потом посмотрел более внимательно и понял, что что-то не то:

– Что случилось?

– Папа, а как насчет того, что ты должен был все знать?!

– Анна, я не могу все знать, а прочесть мысли у тебя сейчас не получается, так как они у тебя путаются. При этом Кара одна из немногих людей, чьи мысли я прочесть не могу и не смогу никогда. Более того, никто не сможет. Ну так что случилось? Кара, я тебя внимательно слушаю.

– Геннадий, чтобы мне не повторяться, можно мне знать о том, что вы знаете? Последняя информация, которой вы владеете, какая?

– Ну то, что Дэн поступил, как волшебник. Он приехал в стаю и всех удивил тем, как сделал тебе предложение, после чего ты с ним вчера ускакала на его замечательном коне.

– Понятно. Сегодня в обед мы пошли с Дэном прогуляться вдоль озера, и в него стреляли, он сказал мне бежать, но меня кто-то ударил чем-то по голове, и очнулась я в пещере около озера. Там я узнала, кто я такая, так как Ред передал мне еду и в нее что-то добавил. Ну, собственно, вот я и тут. Теперь я хочу попасть в комнату переговоров и изучить информацию.

– Насколько я понимаю, ты что-то не договариваешь, но, возможно, это от волнения и раз ты здесь, то я не могу тебе не помочь.

Григорий, сидя за столом, провел рукой где-то под столешницей, одна из книжных полок начала вращаться. За полкой был камин, Анна быстро подбежала к камину, нажала на кнопку и стенки камина раздвинулись. Кара увидела проход. Григорий зашел первый и взял со стены факел, за ним зашли Кара и Анна. Анна взяла второй факел и девушки пошли за Григорием. Пройдя по подземелью, они дошли до огромной стены. Григорий подошел к стене и снял с шеи цепочку, на которой был маленький ключик и вставил его в незаметную скважину, после чего Анна подошла и прислонила руки к стене, и в том месте, которого коснулись ладони Анны, засверкал свет и стена начала двигаться. Григорий зашел в уже открытую дверь, следом за ним последовали Кара и Анна. Пройдя на тусклый свет, Кара увидела круглый стол, за которым она совсем недавно сидела с другими членами совета их волчьей стаи:

– Странно тут быть опять и одной, без бабушки, без Эллы… без Дэна... Анна, а ты останешься со мной тут?

– Нет, милая, ни я, ни отец сейчас не сможем остаться. Но ты тут в безопасности.

– Но почему?

Григорий подошел к Каре, положил руки на ее плечи и, заглянув в глаза, сказал:

– Чтобы найти ответы на все вопросы, ты должна быть одна и должна сосредоточиться. Если кто-то из нас останется тут, ты не сможешь полностью себя отдать поискам, так как будешь о чем-нибудь спрашивать и нервничать. А потом, помимо прочего, ты можешь найти ответ на то, что должна знать только ты одна. Если будет кто-то рядом с тобой, то ты просто не найдешь то, что нужно тебе.

– Хорошо, я поняла. Это очень загадочная комната. Дает ответы определенным людям или волкам в определенное время, только если ты в нужной компании или вообще без нее.

– Ну, что-то вроде того.

Кара вздохнула и присела на свое место. Григорий с Анной тихо удалились из комнаты. Кара опять взяла ту книгу, которую она уже читала, начала листать ее опять. Кара почти не удивилась, когда нашла запись, которой в прошлый раз не видела и принялась изучать…

---------------------------------------------------------------------------------------------------------

Элеонора с Майклом и отцом сидели в кафе недалеко от фонтана.

– Папа, я не знаю, как это будет выглядеть, но, наверное, сумасшествием. Я разговаривала с Карой… как-то в голове… я не знаю, как это получилось, но я с ней говорила…

– Да, вы можете так общаться, к тому же, достаточно кому-то из вас просто сосредоточиться – и все получится. У нее все в порядке?

– Я рада, что тебя это не удивляет, но только не могу понять, почему я не знала этого. Мне никто не стирал память и не говорил, что я что-то должна забыть. Я общалась на протяжении всего времени со стаей, раз в неделю, в среднем, я была в стае. И почему я ничего не знала о том, что мы можем? Как Кара узнала то, что это возможно? Боже, как же я устала...

Элла закрыла лицо руками, после, подняв глаза, она переводила взгляд то на отца, то на Майкла.

– Хорошо. Мы закончим все, и потом вы оба нам все расскажете. На другое я не согласна. С Карой все хорошо, ну, по крайней мере, она жива и находится в пещере около озера. Думаю, как только она разберется со всем, сразу присоединиться к нам. Судя по тому, что нам даже не надо созваниваться, найдет она нас быстро.

– Не очень рассчитывай на это, так как ей надо разобраться с тем, что происходит, что она умеет. И она наверняка уже познакомилась с Лавли, а если это произошло, то она, скорее всего уже или на острове, или в комнате, где мы все собирались.

– Познакомилась с кем? С Лавли? Так Лавли же погибла? Или нет? Хотя чему я удивляюсь! Если вы оба были потеряны…. Одного я считала умершим, а второго пропавшим, но сейчас вы оба тут передо мной, то почему бы и Лавли не быть живой? Ладно, проехали. А что Кара должна такого узнать, что ей понадобиться на остров и в комнату?

– Я не совсем уверен, но как я понял, именно ей передана сила стаи и теперь ей надо с этим разобраться.

– А… поняла.. сила стаи… хорошо… что нам нужно делать дальше? Давайте лучше поговорим об этом, а то у меня мозг не просто будет кипеть, а взорвется. Бедная Кара, я даже не представляю, каково ей сейчас. Мне сложно, но я хоть все помнила, а для нее это все новое, совсем новое, бедная моя сестренка.

– Дорогая, успокойся и давай действовать, а то мы просто упустим время и опоздаем. Вы с Майклом должны встретиться с Истомиными. Они знают тоже очень много. Нам сейчас нужно собрать все воедино, так как вся информация хранится частично у разных членов нашей стаи. Майкл знает, где их найти, так что вы пока будете решать вопросы с ними, я поеду к Тони. Нам нужно поговорить о том, как мы будем готовиться к свадьбе Кары и Дэна.

– Но мы же еще не знаем, где Дэн, и что с ним!

– Все будет хорошо, если бы что-то случилось непоправимое, то я бы знал об этом на все сто процентов. Ну все, разбегаемся и не теряем времени. Майкл, я на тебя очень рассчитываю.

– Все будет отлично, ты же знаешь.

– Я тебе верю...

Грегор встал из-за стола и пошел в сторону выхода, Элла хотела тоже встать, но Майкл взял ее за руку и дал понять, чтобы она не торопилась. Элла выдернула свою руку, но присела обратно на место:

– Если я верно поняла отца, то нам надо тоже идти, но вот ты почему-то тянешь время, а нам надо спешить. Или же опять сейчас возникнет некое новое обстоятельство, о котором я не знаю?

– Нет, ничего нового пока нет, ну или то, что может тебя удивить.

– Ну так, а в чем же тогда дело?

– Я хочу тебе кое-что сказать. Несмотря на то, что не был с тобой, я всегда находился рядом. Я никогда не терял тебя из вида. Я был то в другом облике и либо сидел рядом на лавочке, либо в зале суда как зритель, либо тут, в конюшне, даже когда ты летала на моря, я был с тобой и наблюдал. И когда ты была на обрыве на нашем месте и кормила голубей, то я в облике волка следил за тобой, а иногда и в обличии человека, но тогда белочка чуть не сдала меня. Я это говорю к тому, что я всегда был рядом и ни на секунду о тебе не забывал, не считая того времени, пока Ольга меня опаивала.

– Зачем ты мне это говоришь прямо сейчас? Я же сказала, что потом вы мне все расскажите, точнее не мне, а и Каре тоже. Думаю, что вам придется нам с Карой рассказать все, мы имеем на это право, но давай не сейчас, сейчас я хочу поскорее вернуть все в спокойное русло, снять этот жуткий прикид. А теперь, если ты закончил, может, все же пойдем, а то время не стоит на месте.

– Да, хорошо, пойдем.

Элла с Дэном встали и вышли из кафе. Элла поежилась от холода, плотнее закуталась в свою потертую куртку и натянула на голову берет. Майкл посмотрел на нее и заулыбался:

– Ну и что смешного? Я не представляю, как многие женщины опускаются настолько, что ходят так постоянно.

– Ты мне мила в любом наряде.

– И даже седая и с пропитым лицом?

– Да. Даже такая.

– Ну, значит, мне нечего бояться, так как уже знаю, что если вдруг ты решишь избавиться от меня, то просто пропадешь, а я буду опять сидеть, надеяться и ждать.

– Эл, ну не начинай. Ты же знаешь, что и как было. Зачем ты так?

– Я просто капризничаю, так как мне очень холодно и очень хочется, чтобы поскорее все закончилось.

– А что ты сделаешь в первую очередь, когда все останется в прошлом?

– Я лягу в теплую ванную с пеной и ароматными маслами с бокалом шампанского.

– Ого, какая хорошая задумка.

– Да, мне тоже нравиться, включу тихонько легкую джазовую музыку и буду наслаждаться тишиной…. Одна…

– Одна?

– Да одна, а теперь пошли, куда нам надо. Где найти этих товарищей?

– Ну, пошли.

Майкл улыбнулся и приобнял Эллу за плечи. Они прошли вдоль газона, и вышли к Книжному магазину, потом повернули налево, еще немного прошли, повернули в какой-то скверик, нырнули в малоприметную дверь. Потом Майкл взял Эллу за руку и провел ее по узкому и темному коридору.

– Почему тут так темно? Это что, еще один потайной ход?

– Нет, родная, это мое потайное убежище. Тут я жил очень долго. Просто в таком виде мы не сможем и близко подойти к Алексею. Если за ним следят, то сразу же поймут кто мы. Так что нам придется опять немного поменять свой облик, и потом пойдем на концерт.

– Куда?

– На концерт. Дело в том, что Истомин – автор-исполнитель. Сегодня у него как раз сольный концерт. Мы пойдем к нему на мероприятие как журналисты. Пока я буду разговаривать с Алексеем, ты займешь его жену. Я не знаю насколько она в курсе всего, соответственно тебе придется разговаривать с ней на отвлеченные темы.

– Например?

– Например, про любовь, насколько я знаю, каждая девушка любит рассказывать свою историю любви, вот и ты спросишь, а она пусть тебе расскажет. Я не знаю, сколько нам с Алексеем понадобиться времени, но то, что не пять и не десять минут – это точно.

– Ясно.

Майкл с Эллой подошли к железной двери. Дверь была обшарпана, Майкл достал ключи и отомкнул замок, зашел в темную комнату и завел Эллу, после чего закрыл дверь и только потом включил свет. То, что Элла увидела, ее потрясло до глубины души.

Элла смотрела на очень уютную и чистую комнату. В комнате стоял кремовый диван и около него – два таких же кремовых кресла. Между креслами стоял из темного стекла журнальный столик, на котором лежали фотографии Эллы. Так же фотографии были на стенах. Напротив дивана у стены стоял огромный белый шкаф-купе с огромным зеркалом. Рядом со шкафом стоял ночной столик, на котором стояло много баночек, стаканы с разными кисточками. Рядом со столиком примостилась невысокая вешалка, на которой висели парики на любой лад. На полу лежал большой ковер с высоким ворсом.

– Вот это да! Я не ожидала такого… а зачем тебе столько моих фотографий?

– Когда я приходил в себя, после того зелья, которым опаивала меня Ольга, я много чего не помнил. Грег мне помог очень сильно. А потом это место стало моим любимым убежищем. Если не знать эту дверь, то ее никто не найдет. Я понял, что за мной была слежка и по всему коридору намазана специальная жидкость. Если на нее попадет свет, она начинает светиться. Также стоят и камеры. Поэтому мы вошли, закрыли дверь, я опустил холст и только после этого включил свет.

– Но ведь есть и молодежь, которая любит подобные укромные уголки, а они могут быть с фонариком. А ты не заметишь и выйдешь…

– Элла, милая, я не для того столько прятался, чтобы так себя подставлять. Камеры есть не только у тех, кто за мной следит. Они есть и у меня. И вот сейчас я тебе кое-что покажу, может, ты кого-то знаешь из тех, кто за мной следит.

Майкл прошел в другую комнату, и Элла последовала за ним. Это была маленькая кухонька, где был только стол, на котором стоял большой экран, а на экране было восемь окошек, и в каждом окошке были разные изображения. Рядом стояла небольшая плита, на тумбочке стояла микроволновая печь, и в углу была крохотная раковина. Майкл подошел к столу и нажал на какие-то кнопки на клавиатуре, которую достал из-за большого экрана, и на кране Элла увидела Алекса:

– Это Алекс. Он очень старый мой друг, и мы вместе с ним ведем дело Селла.

– И как много ты о нем знаешь? Почему он тогда следит за мной?

– Я не знаю, почему он за тобой следит. Это наверняка какое-то недоразумение.

– Хорошо бы если так, но вот смотри...

Майкл промотал немного запись, и Кара увидела, как Алекс разговаривал по телефону. Майкл прибавил громкость, и Элла услышала разговор Алексея:

– Да я же говорю тебе, что он пропал и не показывается. Я точно видел, что он вошел сюда. Нет… нет… нет, она мне просто позвонила и сказала, что ей надо на пару дней уехать по делам. Я не знаю… не думаю, что она догадалась о том, что мне от нее нужно… нет, я точно уверен, она ничего не знает о стае, так как мы с ней очень близки, и она мне доверяет, как брату… хорошо… я понял… ну не знаю я, куда он делся! Это, скорее всего, самый простой бомж… нет, не думаю.. Все, до связи. Передай Ольге, что я в недельный срок все доведу до конца… да, я понял… да… ок… все, до связи. Сам мне не звони, мало ли Элла появится, и я не смогу говорить, а я не хочу вызывать у нее недоверие... я понял. Все, отбой.

Алекс положил трубку, постоял еще немного, оглядываясь по сторонам, и через какое-то время с улыбкой подошел к какому-то человеку в такой же одежде, как и у того, за которым он шел. Подойдя к нему, Алексей своей рукой взял подбородок мужчины и поднял его голову, но, заглянув в лицо, он очень сильно сморщился от отвращения. Перед ним стоял самый настоящий бомж, грязный, вонючий и без зубов.

– Как же так? Но почему? А я реально ему доверяла! Он заводил тему насчет волков и стай, также пытался наводить темы на то, что есть много фильмов, где есть оборотни, вампиры, ведьмы и вообще много всего… он говорил как-то, что, мол давай представим на секунду, что это реальность, и типа того, кем бы ты хотела быть… Я просто смеялась и говорила, что я не думала как-то об этом, но, скорее всего, я бы хотела быть доброй феей с волшебной палочкой…

– Ты этим спасла себя, но, как видишь, он не верил до конца в то, что ты не принадлежишь к стае, раз все равно за тобой следил и пытался что-то вынюхать, претворяясь другом.

– А кто этот несчастный мужчина-бомж?

– Это я… –

Майкл рассмеялся в голос. – Я, когда зашел, увидел, что он не уходит, ну и быстро себя измазал, облил протухшим соком, вставил вставную челюсть, добавил немного грима, так как много времени у меня не было, потом схватил пивную бутылку и вышел опять к Алексу, чтобы он уже точно ушел, поняв, что я – это не я.

– Но как?

– За столько лет я уже привык делать все не только качественно, но и быстро, да так, что не подкопаешься.

– Но как он мог? Почему? Это столько лет прикидываться другом и для чего? Для того, чтобы просто кому-то угодить?

– Я не думаю, что он все время прикидывался другом. Скорее всего, Ольга нашла либо что-то, ради чего Алекс бегает и исполняет все ее желания, либо она, как всегда, использует какое-то зелье. Ну, или он просто в нее влюблен так сильно, что готов променять многолетнюю дружбу на любовь. Пойдем, я пока тебя приготовлю к встречи. Запомни, ты будешь Джейн – журналист. Из музыкального журнала. Но тебя интересует не только сам Алексей Истомин, но и его личная жизнь, его супруга и естественно сама история их любви.

– Понятно, ну а ты тогда кто?

– А я просто поклонник Алексея. Я даже знаю его стихи!

– С такой гордостью это произнес… Ты на самом деле знаешь хоть одно стихотворение?

– Обижаешь, я знаю почти все… могу тебе одно прочесть о любви, хочешь?

– Давай, мне даже интересно послушать.

– Ну что же, тогда слушай:

Верни ее, пожалуйста, обратно...

Я потерял способность понимать...

Верни ее, мне жизнь уже отвратна,

В твоих же силах заново начать...

Верни любовь, что искрами светилась

И мне дарила веру в чистоту.

Верни надежду, в угол что забилась,

Верни ее, пожалуйста, мне ту...

Верни мой сон, он просто потерялся,

Нельзя же спать за трое суток час.

Верни ее, пожалуйста, я сдался...

Верни же для меня ее... для нас.

Верни ее... я умоляю: ..сжалься...

Пожалуйста, ты можешь, я с тобой...

Верни себя другую... постарайся...

Я подожду тебя, ты знай:

Я только твой!

– Ого! Это стихи этого парня?

– Да. Ну как тебе?

– Здорово. Он кого-то терял?

– Ну, насколько мне известно, то он терял свою супругу, но не совсем, а частично, так как он имеет не очень складный характер, он немного… как тебе сказать… если коротко, то это артистичная личность, который сам по себе. А Александра, она не могла терпеть те моменты, когда он делал все для того, чтобы не делать ничего. Он просто не прислушивался к ней, вот она и ушла. Но потом что-то там у них произошло, и она вернулась к нему, или он ее вернул.. Так что, если интересно, ты можешь сама все у нее сегодня узнать – у тебя замечательная для этого возможность.

– Да, это на самом деле очень интересно, я обязательно спрошу. А что еще есть из того, что тебе нравится, и ты можешь прочитать из его стихов?

– Еще мне нравится “Ласточка”. Прочесть?

– Да.

– Ну что же, слушай:

Ласточка ты моя, сладкая, маленькая,

Как же я так о тебе не знал!?

Я молодой, а душа-то старенькая,

Тысячи жизней тебя искал...

Ручки мои, глазки ярче солнышка,

Чудо мое, мне с небес сошедшее,

Ты теперь парус мой, моя Золушка.

Ты половинка моя воскресшая.

Девочка, милая, только радуйся!

Губки всегда пусть улыбкой светятся!

Звезды твои теперь, хочешь – балуйся.

Время мне дай – доберусь до месяца!

– А это о ком, о ней же?

– Я не знаю. Сама спросишь. А сейчас полюбуйся на себя, дорогая.

Элла повернулась к зеркалу и посмотрела на свое отражение. На нее смотрела милая девушка с огненно-рыжими волосами, еле заметным небольшим шрамом около глаза. Майкл поставил небольшую коробочку перед Эллой:

– Ну, Джейн, теперь тебе осталось только сделать голубые глаза, надев эти линзы, потом переодеться в джинсы, удобный джемпер, и ты – истинная журналистка.

– А, ну конечно, журналисты отличаются только тем, что они рыжие, с голубыми глазами и в джинсах с удобным джемпером.

– Мне так нравится, когда ты начинаешь острить! Я так скучал по этому. Иди переодевайся, и мы пойдем.

– А ты себя не будешь переделывать?

– Переделывать?

– Ну, менять свой облик.

Майкл засмеялся и подошел к Элле:

– Мне для себя много времени не надо. Поверь, пока ты переоденешься, я буду уже полностью готов.

После этих слов Майкл обнял Эллу, крепко, но с нежностью:

– Мне не верится, что, наконец, настал момент, когда я могу тебя обнимать, чувствовать и разговаривать не с твоей тенью или твоими фотографиями, а лично с тобой, чувствовать тебя...

Майкл склонился над Эллой и хотел ее поцеловать, он уже почти прикоснулся своими губами к ее губам, но почувствовал не губы Эллы, а ее ладонь:

– Дорогой, ты случайно не забыл, зачем мы здесь и для чего? Еще раз подобное проявление и я тебя обвиню в измене, так как перед тобой на данный момент журналистка по имени Джейн, а далеко не твоя девушка Элеонора, от которой ты сбежал на несколько лет.

– Ты неисправима. Иди и переодевайся. Ну вот как можно собой обладать, к тому же, если учесть то, что мы не виделись столько лет и безумно скучали друг по другу?

– А ты стал очень болтлив и делаешь много лишних движений.

Майкл вздохнул и повернулся к зеркалу для того, чтобы изменить свой облик. Элла просто сидела и смотрела на него, на движение его рук. Она не могла поверить в то, что он жив, и с ним все в порядке. Было несколько странно наблюдать за тем, что он наносит грим и меняется на глазах. Из ее любимого, доброго и замечательного Майкла, на нее уже смотрит молодой парень, с маленькой родинкой на правой щеке, длинный и острый нос, узкие губы и…. оп… ловкое движение рук – и уже темно-карие глаза.

– Мда. И как же вас зовут, молодой человек?

– О, Джейн, ну как же вам не совестно? Это же я, ваш верный друг Эндрю.

– О как. И как же, Эндрю, мы с вами познакомились?

– Не с вами, а с тобой...

Майкл подошел к Элле и встал около нее на одно колено:

– Джейн, как же ты могла забыть своего Эндрю, который очень тебя любит, а также сопровождает тебя на все концерты и мероприятия? Ну, а концерт Истомина он не может пропустить, так как он очень увлечен творчеством Алексея!

– Какая прелесть. Ну, тогда у меня есть несколько вопросов…

– Задавай. Милая, от тебя у меня нет ни единого секрета, и отвечу я тебе на все вопросы, ничего не скрывая.

– Ну что же… почему Джейн? Мне кажется, для Эндрю более подошла бы Сильвия или Лиллиан?

– Ну, уж нет, это очень банально. Ты только посмотри, как смотрится: Эндрю и Джейн.

– Ладно, хватит. Мы уже и так достаточно поваляли дурака. Надо собираться и пора выходить.

– Ну, а как же еще вопросы?

– Потом, по дороге. А то я уже начинаю нервничать и сильно переживать, так как уже столько времени прошло, а я ничего не знаю о том, где моя сестра и Дэн. Чтобы Кара не пыталась говорить или убеждать в том, что все в порядке, душа у меня все равно не на месте.

– Не переживай, с Карой все будет хорошо, и с Дэном тоже.

– Несмотря на это, нам надо действовать или я просто сойду с ума. Надо поскорее переговорить с этим Алексеем.

– Я с тобой согласен, но мы в любом случае не переговорим с ним раньше, чем закончится концерт. Я очень надеюсь на то, что ты это понимаешь. Артисту надо настроиться перед выступлением и выступить, а потом, мы должны подождать, пока все поклонники и поклонница возьмут автограф, сфотографируются и пообщаются с Алексеем.

– Так долго?

– Ну, не так уж и долго. Только не забывай, что должна фотографировать все и всех: сцену, артиста, людей в зале и за кулисами. Всех. У тебя вип проход. Ты можешь спокойно передвигаться везде. Когда поклонники и поклонницы начнут с ним фотографироваться, ты должна и их снимать тоже. Всех людей, которые будут к Алексею подходить, смотреть на него… даже тех, кто будет просто подглядывать из-за угла.

– Отлично. А если у меня спросят, зачем мне поклонники?

– Не спросят, да если и спросят, то все очень просто: для материала. Ты будешь писать статью, и тебе нужны фото. А вот какое именно фото попадет на глянец – это уже будешь решать не ты, а редактор.

– Как же все продумано.

– А ты как думала! Я за эти годы научился многому, очень многое узнал и понял, многое научился ценить и понимать. А самое главное, я теперь знаю, как можно оберегать своих близких и любимых от Ольги. Ладно, пошли.

Майкл встал с колена и помог подняться Элле. После Майкл взял с маленького столика фотоаппарат и отдал его девушке. После чего он взял ее за руку и повел к выходу, предварительно выключив везде свет:

– Майк, мне кажется или мы на самом деле заходили с другой стороны?

– Да. Но мы же заходили через подвал, как бомжи, а сейчас мы на бомжей совсем не похожи. Если бы мы выходили так же, как и заходили, но мы немного лучше сейчас одеты, чем когда заходили сюда.

– Но дверь…

И тут Элла замолчала, так как Майкл закрыл ей рот поцелуем. Изначально девушка опешила и даже пыталась вырваться из объятий Майкла, но это было несколько вяло. Она просто пару раз слабо стукнула Майкла по плечам, после чего нежно к нему прижалась всем телом и утонула в нем, как ласковая кошечка. После недолгого поцелуя, Майкл осторожно отстранил от себя Эллу:

– Я мечтал об этом поцелуе уже много лет. Такое чувство, что прошла уже целая вечность. Наконец-то это случилось: я тебя поцеловал.

Элла стояла и не могла проронить ни слова. Она не могла поверить в то, что сейчас происходит. Она посмотрела на Майкла. Хоть было и очень темно, но она чувствовала все. Стук его сердца, его дыхание. Майкл, казалось, слышит все мысли Эллы:

– Ладно, нам пора. Ты иди за мной, но только тихо.

– Хорошо.

– А когда все закончится, мы с тобой найдем местечко получше, чем это, и обязательно повторим этот поцелуй.

– Отлично, только в первую очередь не забудь мне все объяснить и, конечно же, спросить разрешения, хочу я целоваться с тобой или нет.

– Милая, я знаю, что я должен тебе многое рассказать и объяснить. Поверь, как только настанет время, я тебе все расскажу и отвечу на все твои вопросы, но вот то, что касается разрешения тебя поцеловать… Я не вижу смысла спрашивать у тебя, так как и так уже все понятно.

– Что тебе понятно? Ты просто меня застал врасплох, и я... просто мне…

– Просто ты ждала этого поцелуя и жаждала его не меньше, чем я.

– А…

– А теперь, дорогая Джейн, нам пора. И потрудитесь не задавать вопросов. Все в свое время. С этими словами Майкл нажал на что-то, и раздался щелчок. Они вышли в какое-то помещение, затем – дверь и еще дверь, небольшой коридор и еще дверь, после чего они оказались в подземном гараже.

– Ого!

– Что тебя так удивило?

– Столько машин!

Элла смотрела на машины и не понимала, как такое количество машин могло поместиться в одном гараже. Да, подземный и большой, но тут столько машин…

– Я думаю, это логично с учетом того, что это гараж!

– Ты надо мной смеешься?

– Отнюдь. Я просто поясняю.

– Это все твои машины?

– А вот теперь ты, наверное, шутишь или издеваешься надо мной?!

– Ну.. Нет… а что, не все твои?

– Конечно же, нет. Это большой жилой дом, и почти в каждой семье есть машина, а то и две.

– А, понятно.

– Тут только три транспорта, которые мне принадлежат.

– Три? И какие? "Самокат", "Велосипед" и "Мопед"?

– Нет! Всего лишь машины «Toyota», “Ford» и «Mercedes».

– О! И на какой же мы поедем?

– На какой ты хочешь?

– Ну конечно же, на самой лучшей.

– Как скажешь.

Майкл загадочно улыбнулся, и они пошли вдоль ряда. Элла смотрела Майклу в спину. У нее не выходил из головы их поцелуй. Она так долго этого ждала, но не ожидала, что все обернется именно так. У нее было много разных версий первого поцелуя после возвращения Майкла. Она до последнего верила, что он вернется и больше не оставит ее. Элла представляла, что она будет сидеть в парке, кормить белок и голубей и к ней подойдет Майкл… или Элла дома на своем любимом диване с чашкой кофе и смотрит в окно и вдруг видит, что к дому приближается… мысли Эллы прервал Майкл:

– Присаживайся и пристегнись.

– Что это за машина? Ты же сказал, что мы поедем на самой лучшей? Я по наивности думала, что "Mercedes" немного лучше, чем "Ford".

– И ты не ошиблась, но в данном случае нам лучше на ней. Как ты думаешь, может ли себе простой смертный позволить вон ту машинку?

Элла посмотрела в ту сторону, куда показал Майкл. На нее смотрел огромный черный джип. Впереди красовался значок "Mercedes". Огромная машина, которая, несмотря на свою, мощь манила своей нежностью и заботой.

– Вот это да… Ну да, я с тобой согласна, что в данном случае лучше на «Ford".

Глава 17

Майкл помог Элле сесть в машину и закрыл дверь. Обошел машину и хотел уже сесть за руль, как заметил какое-то движение через несколько машин. Майкл посмотрел внимательно, но предчувствие его еще никогда не подводило. Он открыл дверь и поднес указательный палец к губам, показав Элле, чтобы она сидела тихо. Элла напряглась. Положила сумку на заднее сидение и начала выходить из машины:

– Ты куда выходишь? В машине менее опасно.

И тут прогремел до боли знакомы голос:

– На пару недель улетаешь, значит. Элла, я не ожидал от тебя такого. Я до последнего не хотел верить Ольге, но она оказалась права. Ты думала, что я тебя не узнаю в другом прикиде и парике?

– Алекс?

Элла смотрела на своего друга, не веря своим глазам. Она не могла поверить в то, что перед ней стоит ее друг, у которого был всегда очень добрый и ласковый взгляд, а сейчас это чужой человек с холодным взглядом.

С ухмылкой Алекс сквозь зубы ответил Элле:

– Конечно же, я, а ты думала, что это мой двойник?

– Но почему?

– И ты спрашиваешь почему? Лучше мне ответь: почему ты так со мной поступила? Почему не рассказала, кто ты на самом деле? Я до последнего не верил Ольге, что ты не просто человек, а двуличная тварь, которая превращается в волка. А твоя сестра? Где она?

– У нас большие проблемы. Я не знаю, что тебе наговорила Ольга, но больше чем уверена: все, что она сказала, – огромная ложь. Ты даже не представляешь, сколько людей от нее пострадали. Ты помнишь Майкла? Моего Майкла?

– А что с твоим Майклом? Он жил с Ольгой и потом умер. Те, кто соприкасается с тобой, гибнут и страдают. Даже я не исключение.

Элла медленно подходила к Алексу, протягивая к нему руки. Она не верила, что какая-то Ольга могла вмиг разрушить все те чувства, которые были у Алекса к Элле. Их связывала очень крепкая дружба. Они много лет не давали друг другу грустить, постоянно поддерживали друг друга. Алекс был рядом с Эллой, когда пропал Майкл. Когда попали в аварию родители Алекса, его поддержала Элла. Они вместе учились, были на практике и потом вместе вели дела. Они работали командой. Элла могла отдать свою голову на отсечение за Алекса. Но на нее смотрели холодные глаза. Это не ее друг. Это чужой человек, но Элла не теряла надежду:

– Ты не прав. И Ольга тебя обманула. Ей просто нужно добраться до моей семьи. вот она и использовала тебя. Майкл жив. Он сейчас перед тобой. Ему пришлось прятаться от Ольги и постоянно менять свой облик. Он все время оберегал нас и прятался для того, чтобы нам не могли навредить. От того, что он прятался, страдала только я, но мы спасли многих.

– Не мели чушь, Элла. Единственный человек, который тебя любил, – это я. Но ты… ты вечно любила кого-то, но не меня. Постоянно занималась сестрой, Майклом, еще кем-то, но не обращала на меня никакого внимания. Я все это терпел, я был рядом с тобой. А взамен? Что взамен? Для того чтобы держать меня, как собачонку, рядом и пользоваться мной, ты убила моих родителей?! Почему? Да я бы даже и это тебе простил, я даже почти нашел оправдание тебе за этот поступок, но ты не со мной. Ты даже не сказала мне правду. Ты вечно от меня все скрываешь…

– О чем ты говоришь? Я не убивала твоих родителей, и я всегда была честна с тобой. Меня на самом деле не было в Лос-Анджелесе, я вернулась только сегодня…

– Я тебе не верю. Я бы поверил, если бы ты мне позвонила, и мы встретились у тебя дома, но ты тут, в центре города и в таком виде… ты даже цвет волос сменила и цвет глаз. Ты вообще видела себя в зеркало? На кого ты стала похожа?

– Конечно, видела! Но это необходимость, ты просто многого не знаешь и поэтому не понимаешь…

– Не надо мне ничего говорить. Я знаю больше, чем ты думаешь.

Тут уже не выдержал Майкл и вышел вперед:

– Алекс, ты на самом деле ничего не знаешь, ты не то что многого не знаешь, как говорит Элла, да ты вообще ничего не знаешь. Я был в плену у Ольги больше года. Она меня опаивала каким-то зельем, делала все для того, чтобы я забыл и отказался от Эллы. Я ходил на могилу Эллы и возлагал на ее могилу цветы. Я был уверен в то, что Элла мертва, но при всем при том, Ольга так и не смогла вытянуть из меня то, что хотела, а сейчас она похоронила не меня, а моего двойника, так как я ей стал не выгоден. Когда меня спасли, то заменили двойником, в котором было только то, что Ольге можно знать, или только то, что она знала. Плюс сработало якобы и то, что она меня опаивала зельем. После того, как она поняла, что с Майкла взять нечего, а с ним всего лишь пустая трата времени, то его убрали, похоронили, и все.

– Да ты кто такой и что за чушь ты мелешь?

– Я Майкл!

– Майкл мертв!

– Алекс, я жив!

– Я вам не верю. Ольга настолько милая женщина, она не могла…

– Я не верю своим ушам, Алекс, я на самом деле не верю в то, что говоришь это не кто-то, а ты! Ты веришь Ольге, а не мне, твоей Элле, которая с тобой столько лет бок о бок? Так же ты меня обвиняешь в смерти твоих родителей, но я не понимаю, как? Ведь они погибли в автокатастрофе...

Элла смотрела на Алекса и еле сдерживала слезы. Она и представить не могла, что может быть гораздо больнее и обиднее, чем исчезновение Майкла. Но сейчас ей было непередаваемо больно. Душа и сердце испытывали боль, как будто их просто раздирали на части лапы с огромными и ядовитыми когтями:

– Ты ни при чем?! Это же ты у нас волчица. Тогда ты пробежала перед машиной, и отец, чтобы не сбить животное, свернул и угодил в этот злосчастный обрыв.

– Волчица? Ты о чем?

– Ольга так и сказала, что ты будешь отрицать, и поэтому она мне и предъявила доказательства. Я теперь знаю все о твоей стае. Боже, какой же я несу бред!

– Ольге надо отдать должное. Она о многом тебе поведала, но, к сожалению, не о том, о чем надо.

– Элла, я не поверю ни одному твоему слову.

– Зачем ты здесь?

– Убить тебя.

– Давай. Почему медлишь?

– А ты не понимаешь?

– Нет.

– Уверена?

– Покончи с этим сейчас или просто уйди.

– И все так просто? А... ты же знаешь, что твой уродец не позволит мне тебя убить. Или тут еще кто-то есть? Вся твоя стая?

– Ты несешь бред.

Элла дала знак Майклу, чтобы тот садился в машину и сама начала разворачиваться для того, чтобы уйти:

– Ты куда?

– Я уезжаю, так как у меня дела, важные дела. Мне надо спасать свою сестру и ее друга. А знаешь от кого? От твоей многоуважаемой Ольги, так как именно она старается разрушить все на своем пути только для того, чтобы получить власть. Ей ничего не нужно, кроме власти.

– Да что ты такое говоришь? Ты ничего не знаешь!

– Это ты ничего не знаешь!

– Ты хоть знаешь, почему я здесь?

– Уже сказал, ты пришел, чтобы убить меня и даже пояснил, за что.

– Да, я долго выслеживал, не пойми кого, но теперь не понимаю, как мне сделать то, что я должен.

– Ты адвокат и ты обязан знать все за и против. Ты обязан выслушивать все стороны, если конечно ты не односторонний и не продажный. Но, судя по тому, как ты себя ведешь, ты именно такой и есть.

– Да что ты знаешь?

– Как минимум, то, что мы никогда не обращалась волками, ни я и ни моя сестра. А вот то, что Ольга любитель игр втемную и без правил, – это я знаю.

– Так ты не была причиной гибели моих родителей?

– Ты идиот.

Элла отвернулась от Алекса и пошла садиться. Машина тронулась с места, едва Элла села в нее. Алекс стоял и смотрел вслед отъезжающей парочке и не понимал, что происходит вокруг. Он облокотился о стену и тихо спустился вниз по стене. Алекс сидел и не мог понять, кому ему верить, что же он должен сделать и как поступить. Он не заметил, как к нему подошла шикарно одетая девушка в сопровождении двух мужчин. Черные волосы, нежно-голубые глаза, безупречная фигура, длинные сапоги на высоком каблуке, короткая черная юбка, полушубок из белого соболя с длинным ворсом. Правильные черты лица. Длинные, густые черные ресницы и ярко-красная помада:

– Как же ты жалок, Алекс! Кто это был и с кем ты разговаривал?

– Это уже не важно. Я понимаю только одно, что я не смогу справится. Я не могу найти Эллу. Я так и не понял, кто ходит туда-сюда. Я никчемный человек.

Алексей встал и внимательно посмотрел на Ольгу:

– Ты такая красивая женщина. У тебя огромные возможности. У тебя есть все, о чем ты только можешь мечтать.

– О, как мы запели! Значит, мы опять упустили эту пигалицу. Что же она такого тебе сказала, что ты перестал мне верить?

Ольга подошла к Алексу, взяла в свою ладонь его подбородок и с нежностью заглянула в глаза:

– Милый, неужели ты забыл наши ночи? Забыл, как я тебя люблю? Забыл о том, что именно она виновата в том, что мы не могли встретиться раньше и быть вместе? То, что именно она виновата в том, что твои родители погибли?

– Боже, Ольга, какая же ты красивая! Перед тобой не может устоять ни один мужчина. Ты просто притягиваешь к себе, как магнит. Я был готов перед тобой преклониться, но ты не учла одну вещь.

Алекс скользнул одной рукой под полушубок Ольги и притянул ее ближе к себе. Вторую руку он запустил в волосы Ольги и поцеловал ее страстно. Ольга не сопротивлялась. После поцелуя она, не снимая черных перчаток, вытерла с губ Алека помаду:

– Какую же, дорогой?

– М-м-м, ты такая вкусная.

Алексей уже не выглядел растерянным, он наоборот был очень уверен в себе:

– Ты на самом деле безумная женщина. Ты создана быть правительницей вселенной.

– Так никто и не спорит. И это будет. И неважно, с тобой или нет.

– Мда. Я так и думал. И теперь я понимаю, что был слеп.

– Это была Элла? Куда она поехала? Кто ей помогает?

– Я тебе ничего не скажу.

– Ты уверен?

– Кто та волчица, которая поспособствовала гибели моих родителей? Ты? Зачем? Чем они-то тебе мешали? И почему ты решила очернить Эллу? Ольга, ты красивая девушка, у тебя итак есть все. Почему не живешь спокойно?

Ольга посмотрела на Алекса холодными глазами. Нежно-голубые глаза стали как лед. Они были полны ненависти:

– Как же ты глуп. Ты мог быть королем, но ты выбрал бездну. Да, ты прав: это я та волчица, я знала, что твои родители будут проезжать там, но не учла только одного. Мне донесли, что они будут с Каролиной, но, увы, у них поменялись планы, я об этом не знала, они мне не нужны были. Они мне не мешали. Это просто люди. Наоборот, они даже могли бы мне пригодиться. Кара– это та кость, которая стоит в горле, и я не могу от нее избавиться. Я знаю, что Элла может многое, но она отказалась от своего дара, а вот Кара даже и не помнила о своем, но она очень могущественна. Знаю, что старая волчица именно ей передала свой дар, и только тот, кто будет держать ее милую ручку в последние минуты, получит этот дар. Но, увы, мне и тогда не повезло. Хотя как знать. Я узнала еще много из того, что не знала тогда. И вечно этим сестрам везет. Убив, я смогу получить дар Эллы и спокойно обмануть глупышку Кару, но и тут мне постоянно мешают. Ты прав: у меня много чего есть, но меня нет того, о чем я мечтаю, – это вселенная. Ты глупый человечек, который живет и не знает, что есть и параллельные миры, их много. И они все должны быть только под моим влиянием.

– Зачем ты мне это все рассказываешь?

– Просто потому, что захотелось.

– Я не жилец?

– Да!

– Ну, мне не жалко. Я смог спасти тех, кто достоин жить. И я очень надеюсь на то, что рано или поздно с тобой справятся. Ты на самом деле играешь втемную. А мне будет легко умирать, так как я теперь только смертью смогу очистить грехи.

– Грехи? Какие? Перед кем?

Ольга засмеялась. Двое мужчин, стоявшие с ней, не проронили ни звука. Их лица даже не дернулись. Ольга была похожа на фарфоровую куколку. Когда она смеялась, несмотря на то, что всем было понятно, что она самое настоящее зло, от нее невозможно было оторваться. Все в ней было прекрасно: белые, ровные зубы и чувство, что на лице нет ни одной морщинки. Две пары, которые проходили мимо к своим машинам, любовались ей. Женщины с завистью смотрели на такую безупречность, а потом с ревностью – на своих мужчин, которые, не скрывая восхищения, любовались Ольгой:

– Ты прекрасна.

– Я это знаю, дорогой. Но также я еще и ненавижу, когда меня предают или делают не так, как я сказала.

– Но в то же самое время ты предаешь сама.

– Я? Да что ты знаешь о предательстве?

– Многое. Например, то, что я предал долгую чистую дружбу. Я послушал тебя и повелся на тебя, на твою красоту…

– Алекс, милый, ну ответь мне на два вопроса и я тебя отпущу.

– Ты торгуешься?

– Нет. Я тебе даю шанс сделать выбор.

– И что же за вопросы?

– С кем была Элла, и куда они поехали? А бонусом за то, что я для тебя сделала, можешь еще добавить ответы и на то, где сейчас Кара и что они задумали. Думаю, что твоя распрекрасная Элла тебе все сказала?!

Ольга опять подошла к Алексу и начала с ним заигрывать. Алекс заметил, что ее взгляд стал опять теплым и ласковым. Ольга, не снимая перчаток, провела указательным пальцем по лицу Алекса медленно начала опускать палец по шее груди.

– К сожалению, Элла мне не сказала, куда она поехала. Кто с ней был, я не знаю, так как я разговаривал с ней, а не смотрел на ее спутника… Она твердила только одно, что она не может найти свою сестру. Она уверена, что ее сестра не в Glendale, а в Лос-Анджелесе.

– Значит, Лос-Анджелес. Странно. Но почему Лос-Анджелес?

– Насколько я помню, Элла раньше говорила, что родители Дэна там живут. Может, она поехала искать Кару к Дэну?

Ольга посмотрела на Алекса. Она пыталась понять, правду ли он ей говорит:

– Мда. Родители Дэна на самом деле живут в Лос-Анджелес, но дело в том, что Дэна там нет. Дэн у меня. Но она этого не знает. Значит, Лос-Анджелес. Ну что же. Раз она не знает, где Кара, и едет в Лос-Анджелес, то там мы ее и встретим.

Ольга поцеловала Алекса с такой страстью, что перед таким поцелуем никто не смог бы устоять. После поцелуя Ольга отстранилась от Алекса, еще раз посмотрела на него и улыбнулась ему своей шикарной белозубой улыбкой:

– Спасибо, дорогой. Как я и обещала, теперь ты свободен. Спасибо за информацию.

Ольга развернулась на каблучках и пошла прочь от Алекса. Проходя мимо своих амбалов, она кивнула одному из них. Тот, не раздумывая, отодвинул полы пиджака и достал пистолет. Прозвучал выстрел. Алекс начал сползать по стене вниз. Мужчины развернулись и последовали за Ольгой, как за королевой, с гордо поднятой головой.

Глава 18

Элла фотографировала все подряд: людей, сцену, лампы, наряды, кто входил и выходил. Зашла за кулисы и там сфотографировала все и вся, даже потолок над сценой, всех людей, которые ему приносили цветы и записки. Ей безусловно нравилось то, как поет Алексей, и то, о чем он поет. Все песни были с глубоким смыслом, много поучительного и жизненного. За кулисами стояла девушка и не сводила глаз с Алексея. Она смотрела на него, наслаждаясь, и было заметно, что она ловила каждое слово, звук, движение, вздох. Было видно, что она не ревновала своего кумира, наоборот, наслаждалась в тени славы Алексея и была довольна тем, что к нему постоянно подходят поклонницы. Элла не удержалась и подошла к девушке. С виду самая обычная, среднего телосложения, светлый волнистый волос и каре-зеленые глаза. Но что-то в ней было, что притягивало к ней:

– Привет, я Джейн.

– Привет. Александра.

– А, так ты не поклонница, а супруга Алексея?!

– Ну да.

– Ну, и как быть супругой такой большой звезды?

– Спокойно, – обронив небрежно последнюю фразу, Александра заулыбалась:

– Вы журналист?

– Ну да.

– Как-то не очень уверенно сказано. Более уверенно надо отвечать. Ты Элла?

– А как ты догадалась?

– Я много знаю.

Александра засмеялась, но потом посмотрела на сцену. Алексей закончил последнюю песню и начал благодарить всех присутствующих за теплый прием.

– Его зал заряжает. Для него сцена значит очень многое. Он готов кинуться на помощь всем и в любую минуту. Для него на первом месте друзья, а потом уж все остальное.

– А почему с такой грустью?

– Да нет, это не грусть. Это, скорее, правда жизни. На мой взгляд, нет ничего такого, что он бы не мог бы сделать, ну, конечно, кроме рождения ребенка. Хотя, наверное, если он захочет, то и это сделает.

Девушки засмеялись. Элла посмотрела на Алексея:

– Он очень обаятельный парень. Что-то в нем есть такое, что к нему очень притягивает.

Элла начала опять фотографировать, так как к Алексею начали подходить поклонники и поклонницы, начали дарить цветы, записки, игрушки и многое другое. Элла обходила с разных сторон и фотографировала. И тут Элла заметила человека, который ей показался знакомым. Она никак не могла вспомнить, где она его видела и при каких обстоятельствах. Этот парень подошел также к Алексею, попросил сфотографироваться с ним, и какая-то девушка их начала снимать. Что-то в этой паре не давало Элле покоя, она также начала снимать и заметила, что парень аккуратно и незаметно что-то нацепил на Алексея при рукопожатии. Элла начала искать глазами Майкла и заметила, что он стоит в углу и, довольный, общается с каким-то парнем, периодически показывая на Алексея. После чего Майкл с новым другом поднялись на сцену и подошли к Алексею, чтобы сфотографироваться вместе:

– Джейн, милая, ты не сфотографируешь нас?

– Конечно, милый, только с одним условием, – (Майкл улыбнулся), – у меня не пишет ручка. Ты не одолжишь мне свою?

– Конечно, дорогая, нет проблем.

Элла сфотографировала великолепную троицу, после чего достала из своей сумочки блокнот:

– Алексей, вы меня простите, пожалуйста. Не могли бы вы ответить на несколько вопросов?

–Да, конечно. Задавайте.

– Скажите, а с какого вы возраста на сцене? Ведь, насколько нам известно, вы начали выступать задолго до того, как стали таким известным певцом?

Алексей начал отвечать на вопрос, а Элла записывать за ним.

– А как вам удается оставаться таким же открытым, добрым и отзывчивым, несмотря на ту славу, которая на вас свалилась в буквальном смысле этого слова? Только, если вы не против, так как я понимаю, что вы устали, то я бы попросила продолжить интервью с вами Эндрют, а сама бы взяла интервью у вашей супруги. И тогда мы бы очень быстро вас отпустили. Поверьте, Эндрю не хуже меня задаст вам вопросы.

Алексей немного опешил:

– Ну конечно же, я не против. Но неожиданно как-то, неожиданно.

Алексей улыбнулся обворожительной улыбкой. Элла также ответила ему улыбкой, передала блокнот с ручкой Майклу и, помахав им рукой, направилась к Александре. Майкл взял в руки блокнот и немного удивленно посмотрел на уходящую Эллу:

– Ну что же, если так надо, я, конечно, постараюсь. Ну что, Алексей… теперь у меня новая должность: теперь я журналист. Готов ли ты дать мне интервью?

Молодые люди переглянулись и засмеялись. Майкл открыл блокнот и посмотрел на записи Эллы, но там не было написано ни слова из того, что сказал ей Алексей. В блокноте была следующая запись:

“Я не помню, где я видела того молодого человека, который фотографировался с Алексеем. Но он однозначно положил что-то Алексею в карман и прилепил ему какую-то штуку в районе шеи. Девушка, которая была с тем парнем и фотографировала, постоянно озиралась по сторонам и очень часто смотрела в твою сторону и на того парня, который был с тобой. Так что я не знаю, есть ли что-то на тебе. Так что сначала поговорите просто, пока не будете уверены на все сто процентов, что вас не слушают. Удачи”.

– Ну вот, это почти сюрприз. Теперь мне еще и надо придумать вопросы. Вот тут парочка есть, но не очень могу разобрать почерк. Может, глянешь?

Майкл протянул Алексею блокнот и тот прочитал то, что написала Элла.

– Ну, тут что-то с творчеством связано. Давай, я прочту что-то одно из новых, а ты запиши, пусть опубликуют:

Грех

Я слишком часто говорю про грех...

Прошу всех на молитву не скупиться.

А сам ищу же утешения средь утех,

И сам же забываю помолиться...

Порой, как раб борьбы с самим собой,

Проснувшись утром после бурной ночи,

Себя же убеждаю, что другой,

Себе же вру, что было все не очень...

Не очень стыдно... и совсем не грязь...

А все события с часами унесутся.

Вчера, казалось, жизнь мне отдалась,

И были шансы рядом с ней проснуться...

Постель пуста... успешен ли успех?

Ведь рядом с нами ей совсем не спится...

Мы слишком часто говорим про грех...

А сами забываем помолиться…

– И еще можно это:

Ну как же мне сказать?

Ну как же мне сказать,

Что я люблю тебя,

Что знаю каждую

Морщинку твоей кожи?!

Возможно, догадалась без меня...

А может, просто, думаешь: похожи.

Бывает странно... только пара строк –

И в мире нет души уже роднее...

Ну как же мне сказать?!

Ведь раньше мог...

Мир изменился? Или я глупее?

Нет, нет... понять все это выше сил.

Я говорил, что просто мне казалось.

Я просто, видно, раньше не любил...

Но... вот люблю... люблю...

Душа призналась...

– Ого, здорово! Я почти все твои стихи знаю, мне на самом деле очень нравится твое творчество, но эти стихи… супер! Алексей, скажи, а мы можем пройти к тебе в гримерку или куда-то поехать, чтобы поговорить, а то на сцене как-то не то?

– Да не проблема, конечно, можем. Тут недалеко есть одно кафе, оно прямо за углом. Давай, я переоденусь, и мы вместе с нашими дамами сходим и перекусим, а то я, если честно, немного проголодался.

– Все, договорились. Я за Джейн.

– Отлично.

_______________________________________

Элла с Александрой стояли в стороне, когда Майкл подошел к ним:

– Добрый день, друг мой. Мне кажется, или ты переоделся?

– Привет, нет, Александра, тебе не кажется. Просто я, как обычно, очень аккуратен и ни разу не могу себя запачкать. Вот и вошло в привычку носить с собой запасные вещи.

– Как ребенок!

– Ну да. Все мы дети. Ну что, Алексей готов? Мы можем идти? Я смотрю, вы подружились! Это здорово.

Выйдя на улицу, Майкл подошел к своему "Ford" и закинул в багажник сумку с вещами, которые переодел после того, как прочел записку Эллы. Подмигнув ей, он кивнул, показав куда идти. Элла повернула за угол и увидела тот джип, на котором она так хотела проехать:

– Это невероятно. Но как? Ты же всегда был на виду. Ты был в зале. Дорога только в один конец занимает не меньше часа.

– Дорогая, за столько лет конспирации и перевоплощений у меня появилось много проверенных друзей. И все они так или иначе пострадали от Ольгиных рук.

– А ты уверен, что эти люди – не подсадная утка?

– Дорогая, я не понял, ты мне не доверяешь?

– Я не знаю. Не то чтобы я не доверяла тебе. Мне кажется, что я уже не доверяю никому. Я не знаю, что мне ожидать и от кого? Взять Алексея, моего Алексея, он всегда был рядом со мной и всегда был готов мне помочь, а сегодня выяснилось, что он следил и выслеживал меня, тебя и всех.

– Ты не должна об этом думать. Я понимаю, что Алексей для тебя очень много сделал, и вы с ним были очень дружны, а сейчас ты думаешь о том, что он тебя предал. Он не причем. Понимаешь? Ты просто не знаешь Ольгу. Ольга – это не стерва и не ведьма, и даже не исчадие ада. Это человек, точнее, нет... это существо, в котором собралось все: ненависть, злоба, зависть… Все плохое. что может только существовать. Но при всем при этом, она очень красива, может свести с ума всех. У нее уникальный дар влезть людям в голову и потом опаивать их, так как надолго ее чар не хватает.

– Она очень страшная женщина.

– Скорее, несчастная.

– Ну, а кто виноват в этом?

– Никто, она просто не захотела принять то, что надо. Она не захотела быть просто в стае, ей нужно было руководить ей, и в этой борьбе она обозлилась. Но страшно не это, страшно то, что мы не знаем, кто в стае за нее, так как у нее есть свои. Ведь не просто же так пропал Дэн, и пытались похитить Кару. Но вот кто?

– Я думаю, что это знают Арчи с Полом… А может и Елена. Надо попытаться связаться с Карой, пусть она попробует узнать у Григория.

– Вот это неплохая идея.

_________________________________________________________________

Кара сидела в кресле перед столом и думала о том, как она могла жить столько времени и даже не предполагать, что она столько много может. Но почему она, почему не Элла? Элла старше, мудрее, и у нее больше навыков, чем у нее. А она может передвигаться через миры, она может и превращаться, и обращаться, и колдовать. Кара посмотрела на стакан с водой и протянула руку к нему. Стакан, совершенно не напрягаясь, взлетел со стола и плавно заскользил по воздуху прямо в руки к Каре. И тут Кара услышала голос Эллы:

– Элла? Ты где? Я тебя слышу.

– Как же здорово, что ты меня слышишь!

– Знала бы ты, что я еще могу. Я в шоке: я колдунья, могу двигать тяжеленые предметы, просто подумав и двигая одним пальчиком.

– Это здорово. А ты можешь узнать, кто в стае на стороне Ольги?

– Думаю, что смогу. Мне просто надо пойти домой.

– А ты сейчас где?

– В секретной комнате. Что-то уже стало ясно? Где Дэн?

– Я не знаю милая, но мы очень стараемся все узнать. Я больше чем уверена, что с ним все в порядке.

– Да, я тоже так думаю, я бы почувствовала. Ладно, пойду шпионить. Мне теперь ничего не страшно, так как я теперь очень сильная. Но я просто обязана поделится с тобой своей силой, так как тут написано, что мы вдвоем будем управлять силой лучше. А Ольга хочет всю силу. Но есть и еще один персонаж, который может нам помешать, но пока он на нашей стороне. Надеюсь, что так и останется.

– Это о ком речь?

– О Стефане.

– О Стефане?

– Ну да, наш Стефан, с конюшни.

– Ясно, надо скорее тогда попасть к нему, так как в нашем доме сейчас Бес и его племянница Эмилия.

– А с какого такого перепуга они живут в нашем доме? Кто их звал?

– Сами пришли и ждут нашего появления, но, как говорит Стефан, Эмилия девочка добрая, и она не одобряет того, что хочет делать Бес, но Бес скорее всего под чарами Ольги и Стефан в этом не сомневается. Но вот вопрос: как Эмилия избежала чар Ольги?

– Элла, ты меня загрузила. Ты у нас адвокат, и голова у тебя варит в нужном направлении, но я нет. Мало того, я сегодня уже побывала в прошлом, узнала, что у меня огромная сила и вообще я классная девчонка, чтобы ты знала.

– А я никогда и не говорила обратное. Ты всегда была классной, правда, иногда давила мне на нервы, но это все простительно.

– Ладно, ладно. Не надо мне сейчас выговаривать. И не забывай, что я сейчас намного тебя сильнее, я почти ведьма.

Эллазасмеялась:

– Ладно, Элла, шутки в сторону, я тебя поняла. Пойду домой.

– Только будь очень осторожна. Там Александр прикрывал меня. Все уверены, что ты погибла. Бабушка, конечно не очень в это во все поверила, но в стае творится что-то непонятное.

– Ничего, меня никто не заметит. Я войду в стаю через твой дом.

– Хорошо.

Кара отпустила Эллу, посмотрела вокруг. Она встала и прошлась по комнате, подошла у стеллажу с книгами и провела по книгам рукой. Вдруг она услышала до боли знакомый голос:

– Ты победишь, я знаю.

– Мама? Этого не может быть! Или мне пора уже перестать удивляться?

– Не стоит удивляться, ты необычная и теперь можешь многое. Я рада, что ты приняла свой дар.

– И я могу слышать умерших?

– Не только слышать, но и видеть. Это один из твоих даров.

– Но я тебя не вижу.

– Да, в этой комнате ты можешь только слышать, но во всех остальных местах и видеть.

– Скажи, а почему именно я?

– Моя маленькая девочка, не я выбирала, кто из вас получит дар. Да и вообще, я ничего не решала. Но последнее время начала очень сильно бояться того, что ты не примешь дар.

– Почему?

– Я наблюдаю за вами с другой стороны и ничего не могу поделать, ни подсказать, ни посоветовать.

– А есть что сказать?

– Да милая, то, что не написано ни в одной из книг. За это меня, конечно, по головке не погладит, но я готова еще раз принести себя в жертву ради вас.

– Что значит – в жертву?

– Это уже не важно. Знай одно: тебе старая волчица передала не только свою силу и знания с навыками, но и силу всех старейшин. Твоя сестра получила доступ к мирам, и как только вы объединитесь, то вам уже не будет страшен никто. Ольга на самом деле не та, за которую себя выдает. Ольги как таковой не существует. Кара, ты должна знать то, что я вас очень люблю. Передай отцу, старая собака знает о том, что он жив. Нужно поторопиться. И… отпустите меня…

– Мам? Мамочка, да что же происходит?

Кара слышала какой-то непонятный шум. Она поняла, что какие-то потусторонние силы увели ее мать. Кара не знала, что происходит, но она понимала, что может больше не увидеть не только свою мать, которая находится за гранью жизни, но и отца, которого она только недавно опять обрела, сестру, которую любила больше чем себя, бабушку и, конечно же, Дэна. Как только Кара подумала о Дэне, у нее сжалось сердце: "

Вот как найду его, спасу, только пусть попробует этот засранец на мне не жениться по-настоящему".

С этими словами Кара направилась к двери, в которую она входила в ту комнату с бабушкой. Открыв дверь, она прошла по узкому коридору, точнее, она не прошла, а пролетела. Так как Кара теперь могла летать, она не стала утруждать себя пешим шагом или легкой пробежкой. К тому же, и лететь оказалось намного приятнее. Подлетев к выходу, Кара аккуратно опустилась на ноги и легко приподняла рычаг. Буквально через пару секунд стена начала тихо подниматься, и Кара с легкостью зашла к себе домой. Она помнила, что обещала Элле вернуться в стаю через ее дом, но какое-то чувство ей подсказывало делать по-другому. Это были новые ощущения, но она их не боялась. Каре нравилось то новое, что происходило с ней. Войдя к себе домой, в свою ванную комнату, она наблюдала, как быстро и тихо зеркало опустилось и шторы, которые были на окнах поднялись. Кара на цыпочках подошла к двери и услышала разговор Александра и Нинель:

– Я не понимаю, почему Элла так долго. Я не смогу их долго задерживать и обманывать.

– Не переживай, мой мальчик. Наши девочки справятся. Ты разве забыл, что это дочери моего сына?

– Да не забыл я, но, Нинель, они молодые и неопытные…

– Это дети моего сына!

Нинель встала и хотела было что-то еще добавить, но потом резко отвернулась к окну и со слезами на глазах сказала с нежностью, но изо всех сил она пыталась показать суровость и словах и в действиях:

– Вот невыносимая девчонка! Когда была маленькая, любила привлекать к себе внимание, заставляя переживать за нее, и сейчас, когда выросла… егоза… даже сейчас не понимает, что, когда можно делать и как. Стоит и слушает то, что мы тут переживаем за нее и ее сестру, а она… нахалка.

Кара поняла, что ее заметили, но не могла понять, как. Ведь она была очень осторожна. Что же она сделала не так? А Александр в это время с недоумением посмотрел на Нинель. Он не понял изменения, которое произошло в Нинель. Но потом, заметив, как еще шире открылась дверь в ванной комнате, повернулся и увидел, что там стояла Кара:

– Кара, сестренка, ты тут? Ты как? Где Элла? Ты ее видела? Она пошла тебя искать. Боже, я не верю своим глазам, Слава Богу, что с тобой все в порядке!

Но Кара как бы не слышала то, что ей говорит брат, она смотрела на свою бабушку:

– Ба, а как ты узнала, что я была за дверью. Ведь вся система работает очень тихо. У тебя тоже дар, да?

– Сама ты дар. У меня дар только один: это сдерживать себя, чтобы не порвать тебя сейчас. Как ты могла тихо стоять и слушать?

– Да я не слушала. Я просто только вернулась и, зная, что тут не все нормально, решила послушать, есть ли кто в моей же комнате. Надеюсь, ты не забыла то, что я нахожусь сейчас в своем доме, а вы тут вроде как гости, которых особо никто не приглашал? И я еще и виновата.

– Это моя Кара, моя сестренка. Твой острый язычок, наверное, никто и никогда не затупит.

Но Кара почти не обращала внимания на брата. Она просто на него посмотрела и улыбнулась, но сама подошла к своей бабушке и положила ей руки на плечи. За долю секунды Кара прочувствовала все те чувства, которые обрушились на Нинель. Нинель повернулась к Каре, посмотрела на нее и со слезами радости в глазах произнесла:

– Ты приняла его! Ты моя умничка. Нет, дорогая, у меня нет того дара, который у тебя, но у меня есть нюх. Не забывай, кто мы. Просто твой брат еще молод и не понимает, когда и чем надо пользоваться, а вот я всегда нюх держу начеку. Никогда не знаешь, кто, где или когда к тебе решит подобраться. Я очень не люблю, когда меня застают врасплох. Ну а теперь, скажи мне девочка, где твоя сестра. Раз ты при даре, то ты уже с ней общалась.

Александр посмотрел на бабушку и, поняв, что он уже не интересен никому, подошел к кровати и лег на нее, вытянув ноги вперед, внимательно слушая разговор Кары и Нинель.

– Да, мы дважды общались с Эллой. Я, конечно, не очень понимаю, как это происходит, я ее слышу и даже вижу. Мы как бы на облаке.

– Да, знаю. Главное, вам при таком общении не быть за рулем, а то аварии не миновать.

– Почему?

– Все просто: когда вы так общаетесь, ваши души покидают тела. Соответственно, ваши тела, как зомби. ничего не видят и не слышат. А от этого ничего хорошего не происходит.

– Поняла. Ба… я слышала маму.

– Да, ты можешь и видеть, и слышать всех, кто на другой стороне. Это нормально. Просто надо научиться контролировать этот дар, иначе есть шанс сойти с ума.

– Да я уже схожу с ума. Я тебе не могу передать то чувство, которое меня посетило, когда я услышала голос мамы… то я могу путешествовать во времени, то превратилась в птичку и наблюдала за собой и Эллой маленькой, подслушивала разговоры мамы и других… короче, бред.

– Что тебе сказала мать? Не думаю, что она пришла к тебе и терпела такую боль только ради того, чтобы сказать тебе привет.

– Боль? Да она нормально говорила, пока что-то не случилось, и она не пропала. С очень странными звуками.

– Какими такими звуками? Скажи мне дословно, что тебе сказала твоя мать!

– Ой… ну то, что я буду победителем, то, что я необычная и могу теперь многое, потом то, что я приняла дар, и она этому рада, что-то про то, что она начинала переживать о том, что я могла не принять дар, а она не сможет нам что-то подсказать, дать совет…

– И все?

– Нет. Она сказала, что готова была принести себя еще раз в жертву для того, чтобы сказать что-то, что не написано ни в одной из книг, я поняла, что она наблюдала за нами и что-то узнала наверное.

– Все?

Нинель напряглась и внимательно смотрела на Кару. Кара в ответ также внимательно посмотрела на Нинель:

– Нет… не все... Еще она мне сказала, что мне старая волчица передала не только свой дар, но и еще дар старейшин. Что-то про то, что Элла тоже получила доступ к мирам, но только нам нужно объединить свои силы. Я понятия не имею, как это делать. Ты случайно не знаешь, как это?

– Кара, это все то, что тебе сказала твоя мать? Ты, наверное, не понимаешь, насколько это важно?!

– Ну вот, что ты заладила? Сказала еще про то, что если мы с Эллой будем вместе, то мы – супер сила, и нам нестрашен никто.

При этих словах Кара выпрямилась, положила левую руку на грудь, а правую подняла вверх и скорчила гримасу победителя. Александр засмеялся:

– Кара, ты неисправима. С тобой нереально скучать.

– Кара, угомонись, несносная девчонка. О какой силе может идти речь? О каких подвигах и победе, если ты не можешь понять того, что можно, а что нет, что хорошо, а что плохо? Ты невыносима. Что еще тебе сказала мать?

– Потом просто, чтобы я передала отцу, что какая-то старая собака жива… или жив… да, жив. А потом она кому-то прокричала, чтобы ее отпустили, и все пропало. И вот я тут.

– Значит, старый пес жив! Это плохо… это очень плохо... бедная моя девочка.

– Я?

– Да, и ты тоже. А вообще, я про вашу маму говорю. Я даже представить не могу, что с ней сотворят за то, что она сделала!

– А что она сделала?

– Она сказала то, что скрывалось от нас потусторонними силами.

– Я себя чувствую, как в дурдоме, психом, –

Кара смотрела на бабушку, недоумевая:

– Нет, я конечно понимаю, что я очень многое узнала за это время, но потусторонние миры… Я еле смирилась с параллельными, прошлыми и будущими, но потусторонние – это уже перебор. Мой мозг скоро просто-напросто взорвется.

В это время Александр встал с кровати:

– Сестренка, ну не перегибай палку, а?! Ты не забывайся: ты разговариваешь не с подругой.

Кара резко повернула голову в сторону Александра и подняла руку. Александр взлетел к потолку:

– Кара, ты чего? На мне решила испытать свою силу?

Кара медленно опустила Александра на пол.

– Алек, не надо встревать. Это не дело. Я знаю, что я разговариваю с бабушкой, а не с подругой. Но и вы меня поймите… пожалуйста… вы во всем этом живете каждый день, а я только начала так жить, и за несколько дней на меня столько всего свалилось, что я боюсь на самом деле оказаться в дурке. В моей голове не может сразу уложиться вся информация.

Нинель подошла ближе к Каре и обняла ее:

– Бедная моя девочка, я все понимаю. Все, поверь мне. Но я не могу тебе помочь. Я уже стара, но я могу рассказать о том, кто такой пес, и почему мы так его опасаемся. Тебе надо как можно скорее встретиться с Эллой. Вы должны всегда быть вместе. Вы должны понимать, что только вместевы великая сила. А пока не показывай свою силу, пусть никто не знает, что она у тебя есть, а еще лучше, чтобы никто не знал, что ты тут была. Тебе надо срочно поехать к Элле.

– К Элле? Срочно? А Дэн? Ты забыла, что Дэна не могут найти? И я должна сказать огромное спасибо Реду, так как только благодаря ему я начала вспоминать то, что забыла.

– Как это Реду?

– Ну да. Элис мне приносила еду, когда я лежала в пещере.

– В какой пещере? Элис?

– Да, Элис. Она думает, что я не хочу замуж за Дэна, что мне он не нужен, и она была уверена, правда, наверное, до того момента, пока я не испарилась, что я уеду и оставлю его. Я знаю, что она до безумия влюблена в него, но ничего не могу с этим поделать. Так вот… я, после того как потеряла сознание (а до этого мы гуляли по берегу с Дэном и он хотел мне кое-что сказать), очнулась в своей пещере. Какой-то парень по имени Роман охранял пещеру с улицы, а Элис крутилась около меня. Она изначально была очень враждебно ко мне настроена, но потом ничего. Мне пришлось пару раз притвориться больной или спящей, чтобы подслушать то, о чем они говорят. Также Элис ходила в деревню для того, чтобы принести мне покушать. Я скушала маленький кусок и, чтобы проверить ее реакцию, сделала вид, что мне становится очень плохо. В испуге Элис начала ругать Реда, что это он меня хотел отравить, так как он готовил мне еду. А что не так с Редом?

– А когда это было?

– Ну, утром… а что?

– Тогда все совпадает. Реда убили несколько часов назад. Кто-то из нашей стаи. Светлана не видела никого, так как она слепа, но говорила, что его спрашивали о том, куда делась эта девка. Значит, они имели в виду тебя. Ред им не сказал ни слова. Он держался до последнего, но не рассказал им ничего. Вот его и убили, потом убили и Пола, так как поняли, что он все помнит и на нашей стороне, но они и от него тоже ничего не услышали. То, что он сказал, их вывело из себя.

– Господи, а что же он им такого сказал?

– Он сказал им, что никогда не продаст душу дьяволу и что Элла спасет не только его сына, но и стаю.

– Вот дурак, ну вот как еще сказать о нем?!

– Он погиб как герой. Это ценится в нашей стае. Теперь Арчи будет под нашей опекой.

– Понятно. Ну а мне-то что делать?

– А тебе надо попасть в Glendale.

– Как мне пройти так, чтобы ни одна сволочь меня не учуяла?

– Ты права: тебя учуют, даже если ты будешь крысой или птицей.

– Вот для чего нужна третья голова!

Александр подошел ближе к Каре:

– Ты же можешь стать кем угодно, а значит, и жучком тоже?

– Ну да.

– Ну вот. Я сейчас обернусь волком, а ты жучком. Немного погуляешь по моей шерсти, а потом я стану опять собой и пронесу тебя в дом Эллы в кармане.

– Я буду пахнуть тобой после того, как стану собой?

– Есть немного. Ну, неужели это настолько неприятно? Помоешься потом.

– Да не то чтобы не приятно, просто как-то это все… ну да ладно.

Элла в мгновение ока испарилась, и только божья коровка присела на плечо Нинель.

– Круто ты, а главное, очень быстро.

Александр встал на четвереньки, вытянул голову вперед, и через три секунды уже вместо Александра стоял красивый могучий волк. Шерсть волка была дымчатой, а на переносице было белое пятно в форме месяца. Элла взлетела с плеча Нинель и села на шерсть Александра. Поползав немного, вылетела оттуда и опять села на плечо Нинель.

– Очень странно Александр, почему у тебя появился месяц во лбу? Это на самом деле очень странно. Раньше было просто белое пятно.

Александр, став опять человеком, улыбнулся Нинель:

– Это после встречи с Анной. Она необыкновенная. После того, как я встретил ее, я не могу думать ни о ком, кроме нее, у меня начала меняться шерсть, и пятно сузилось до месяца. Но Григорий сказал, что это нормально, и что он дает мне добро на то, чтобы я сделал предложение Анне. Она будет моя на века.

Кара перелетела на Александра и забралась ему в карман.

– Идите, дети мои. У нас скоро тройная свадьба. Надеюсь, что все у нас получится. Все будет отлично.

– Тройная?

– Ну конечно. Ты с Анной, Кара с Дэном и Элла с Майклом.

– А, ну так я согласен.

Александр вышел из дома и увидел, что в его сторону направляется Элис с каким-то парнем:

– Александр! Ты куда?

– Элис, дорогая, а ты разве не знаешь?

– Нет, у меня нет дара читать мысли.

– А почему ты такая злая, что-то случилось?

– Да, случилось! Где Кара?

– Ты не поверишь, я бы тоже это хотел знать. Я тебе могу сказать больше: вся стая ищет Кару и Дэна. Элла сходит с ума, Нинель убита горем. Мы не знаем, кто где есть.

– А почему ты вышел из дома Кары?

– Там Нинель, и она очень расстроена, а сейчас я иду в дом Эллы. А вообще, тебе какая разница? Я как понимаю, ты совсем не расстроена исчезновением Кары. Тебе это только на руку. Не так ли?

– Нет, не так. Кстати, познакомься: это Роман.

– Роман , какими судьбами и откуда? А главное – зачем?

– Ну зачем ты так? Я же даже ничего не сказал. Мы с Элис ищем Кару.

– А зачем она тебе? Ну, интерес Элис я еще могу понять. Для нее главное – убедиться в том, что Кары нет, и она спокойно может пожалеть Дэна, и пожалеть так, чтобы он остался с ней до конца ее дней. Но ты, тебе-то она зачем?

– А я с Элис ищу.

– А ты вообще откуда взялся? И кто такой?

Тут на порог вышла Нинель:

– Александр, о чем я тебя попросила? Ну-ка быстро! Это так ты уважаешь мою старость? Я прямо сейчас хочу тот плед. Он пахнет моими девочками. А ты, Элис, зачем сюда идешь? Как не совестно тебе приводить сюда непонятно кого? Он даже не волк.

– Да, Нинель, он не волк, но он из другого мира. Он тут оказался случайно и очень хочет вернуться назад. А насколько я знаю, помочь ему может только Кара. Вот я и подумала: вдруг она знает, как и что, может она все же вспомнила то, что забыла и пришла сюда?

Нинель прикрыла рукой свои морщинистые губы и, сделав вид, что сейчас заплачет, вошла опять в дом. Александр в это время дошел до дома Эллы и приоткрыл дверь, для того, чтобы Кара смогла залететь во внутрь. Кара не растерявшись, быстро залетела, но человеческий облик принимать пока не спешила. Она слышала, что Элис догнала Александра:

– Давай я тебе помогу найти то, что попросила Нинель.

– Ты думаешь, я сам не справлюсь?

– Позволь нам войти в дом. Я хочу поговорить с тобой.

– Нам не о чем говорить. Я знаю, что ты на стороне Ольги, а я, прости, на стороне Кары и Эллы. Я их брат.

– Дело только в родстве или есть что-то еще?

– Нет, Элис. Дело не только в этом. Дело еще и в том, что я ненавижу предателей, и неважно, в юбке этот предатель или в штанах, волк он или дикая кошка.

Роман подходил к Элис с Александром и слышал последние слова:

– А причем тут дикая кошка?

– Ну ты же из леса? Ты из кошачьих, а не из какого-то другого мира. Тебе нужно помочь вернуться домой? Так все очень просто: разворачиваешься и идешь в сторону леса. Можешь по тропинке, а можешь так, по траве. Главное, тебе надо понять, как ты хочешь и насколько быстро. А помочь я могу только пинком, для скорости.

– А как ты понял, что он из кошек?

– А чего тут не понять? Я только одного не могу понять: каким боком тут Ольга? Почему ты или все ваши кошки на стороне Ольги? Она же волчица!

– Мы можем зайти в дом и поговорить?

– Ну давай, зайдем и поговорим.

Александр пригласил Элис с Романом войти в дом Элеоноры, а Кара этим временем устроилась между листочками любимого цветка Эллы, который стоял на цветочной тумбе.

Зайдя в дом, Элис осмотрелась по сторонам и, поняв, что в доме никого и давно не было, она успокоилась и присела в кресло около журнального столика. Роман присел на пуфик, который стоял рядом с креслом, в которое села Элис. Александр присел в кресло напротив Элис.

– Как тут красиво. Я ни разу не была у Эллы дома. Все в таком порядке.

– Да, Элла любит, когда все на своих местах, и нет ничего лишнего. Ну, а теперь к делу. Если помните, меня ждет Нинель.

– Александр, я понимаю, что тебе будет сложно поверить в то, что я сейчас тебе скажу, но ты постарайся мне поверить, пожалуйста. Я правда не желаю зла Каре. Да, у меня была влюбленность в Дэна, но это была детская привязанность. Он мне помогал и относился ко мне не так, как все. Он на самом деле был мне братом. Я не поняла того, что на самом деле чувствую к нему. Наверное, я еще и очень боялась того, что Кара будет не той, кто ему нужен. Возможно, если бы он выбрал кого-то из стаи...

– Но Кара и есть из стаи.

– Нет, я не так выразилась. Из тех, кто постоянно в стае. А Кара была в Glendale, и я же наслышана была о том, что она только и делала, что разбивала сердца парней.

– Но ты также должна была понять, что такой волчице, как она, очень сложно найти того, кто смог быть рядом с ней. Ей нужен тот, кто сильнее ее не только потому, что он мужского пола, но и по сути, по характеру и нраву. Но в то же самое время у них должно быть много, очень много общего.

– Я, к сожалению, поняла это только после того, как она пропала. Точнее, мне в этом помог разобраться Роман. Мы с Романом очень давно встречались, но тайно. Я также путала те чувства, которые испытывала к Роману. Роман открыл мне глаза на все. Он даже пошел на поводу у Ольги только ради того, чтобы помочь мне понять, что есть хорошо и что плохо.

– Но как? Я что-то не улавливаю связь.

– Хорошо. Начнем по порядку. Я была в Лос-Анджелесе пару раз – меня туда приглашала Ольга. Она мне пообещала, что я буду с Дэном. Она сказала, что Кара околдовала Дэна. Мы с ней были в тот момент в парке, когда стреляли в парня, а Дэн встречался с Карой. И Ольга сказала, что если бы не Кара, то Дэн был бы на нашей стороне. Я не знаю, что со мной было. Я была как бы опьянена чем-то. Я жила только мыслью о том, что Дэн должен быть только моим.

– А сейчас что изменилось?

– Все изменилось. Когда я зашла и увидела, что Кара спит, оставалось немного еды, которую я приносила Каре. А я была очень голодна. И я не понимала и того, почему Ред сказал, что мне это есть не стоит. Но когда мне сказали, что Ред умер, я решила немного попробовать его стряпни. Я поела и вышла на берег. Там под солнышком уснула. Я все вспомнила. Понимаешь? Все.

Элис не смогла сдержать слез и начала плакать, а Роман, который сидел рядом и держал Элис за руку, обнял ее и прижал к себе.

– Я вспомнила абсолютно все. Я вспомнила, как ослепла Светлана. Это Ольга сделала, и я знала, что только сила Кары и Эллы сможет ей помочь. Я ждала, когда Кара примет свою силу и станет той, кто сможет многое изменить и поставить все на свои места. Ольге же это невыгодно. Она хочет убить и Кару и Эллу, чтобы стать самой сильной, властительницей всех миров.

Роман посмотрел на то, что Элис на грани очередного срыва, взял ее за руку и продолжил сам:

– Понимаешь, дело в том, что мы познакомились в лесу еще детьми, Элис ходила и собирала ягоды, листочки всякие, она была очень смешной. И мы решили, что пусть у нас будет огромная общая тайна, так как не было того, что кошки с волками дружат. Хотя, не будем скрывать, очень много псов, которые с нами общаются и даже помогают нам. Но мы, будучи еще детьми, поставили себе цель: когда вырастем, примирим наши кланы и будем дружить, возможно, даже объединимся. Мы росли и продолжали общаться, пока в один прекрасный день не появилась до безумия красивая девушка, которая с огромной ненавистью посмотрела на меня, но ничего не сказала, она просто увела Элис от меня. После этого я заметил, что Элис ко мне не так относится, да и приходить перестала. Да, она приходила в лес, так же что-то собирая – то траву, то еще что-то, а любви той ко мне уже не стало. Но, видимо, у нас была настолько сильная любовь, что никакое колдовство не смогло Элис окончательно отвернуть от меня. А я стал просто терпеливо ждать и надеяться, что однажды наступит тот день, когда Элис будет только моей. Я понимал, что Дэн ей навязан. Элис перестала приходить не только ко мне, но и к моим родным, а они очень полюбили ее, несмотря на то, что она волчица.

– Ребят, можно короче? Мне правда некогда. Мне нужно найти Кару, Эллу и Дэна.

Элис посмотрела на Александра:

– Главное – найти Кару и вместе с ней найти Эллу. Если они будут вместе, то смогут победить всех.

– Александр, не думай, что я враг кому-то из вас. Я так рад, что Кара мне вернула Элис. Ту Элис, которая любит меня, и которую я очень сильно люблю. Я хочу не меньше вашего, чтобы наконец-то все закончилось. Я хочу жить спокойно, и я готов в знак своей преданности Элис и вам открыть одну тайну, которая хранится уже на протяжении долгих лет.

– Роман, ну что за детский сад! Тайны, секреты...

– Старый пес жив!

– Ну, я рад за него, пусть живет. А причем тут это?

Элис округлила глаза от удивления:

– Как это? Ты не знаешь, кто такой старый пес? Да это же отец Ольги, ион по - любому будет на стороне Ольги и, как только сможет, он ей поможет. Он старый шаман, все это время жил рядом с ними.

– С кем с ними? Я что-то ничего не понимаю.

– О Боже, Александр, ты что, с луны свалился?

– Да, я не понимаю, о чем ты говоришь..

Элис посмотрела на Романа, потом перевела надоумленный взгляд на Александра. Было видно, что она не понимает того, почему Александр не знает того, о чем она говорит:

– Я поняла. Ты под его чарами. Ты же часто бывал у Эллы с Карой. И, скорее всего, пил чаи или еще что-то, которыми тебя угощали на конюшне.

– Ну конечно, Стефан варит очень вкусные чаи.

– Так вот же в чем дело: Стефан и есть старый пес. Просто его все искали тут, а он был в Glendale, и никто даже и предположить не мог, что он настолько рядом с Эллой и Карой. Все, кто приходил к ним, обязательно посещали конюшню. А добрый конюх угощал своими чаями, и они не могли в нем даже заподозрить врага. Есть и те, которые вообще забыли о его существовании. Но вот как Кара с Эллой не заподозрили его ни в чем, только Богу известно. Видимо, он на самом деле очень сильный шаман.

– Погоди. Значит, Кара и Элла в огромной опасности. А Стефан… о, Боже. Я вспомнил.

Александр вскочил с кресла и, схватившись за голову, начал нарезать круги по комнате. В это время в дом вошла и Нинель. Она была крайне удивлена тому, что увидела Элис и Романа в доме Эллы, и она не верила своим глазам, что Александр им позволил войти. Она начала искать Кару.

– Нинель, родная, милая, –

Александр подскочил к Нинель и взяв ее за руки, повел к креслу, чтобы та присела:

– Ты должна знать о том, что старый пес рядом с нашими девочками. Это их конюх Стефан.

– Нет. Этого не может быть.

Элис держала за руку Романа и посмотрела на Нинель:

– Это чистая правда. Роман своими глазами его видел. В доме Кары и Эллы живет сейчас Бес. Как я поняла, это старый друг Кары и Эллы. С ним живет его племянница. Бес приехал в дом к девочкам сразу, как только узнал о том, что Ольга объявила на них охоту. И приехал он не один, а со своей племянницей Эмилией. Только вот Эмилия или не пила зелье Стефана, или оно на нее не действует.

– Кара, где Кара? Она должна связаться с Эллой, срочно! Она должна предупредить ее, чтобы та ни в коем случае не шла домой, и чтобы никто не шел.

– А еще я знаю, где Дэн. Точнее, я знаю, где его прячет Ольга. Но мы с Романом не сможем его оттуда достать. Там нужна огромная сила.

– Ну и где же он?

Александр посмотрел строго и с недоверием опять на Элис:

– Да, Элис, и где он? И почему ты только сейчас говоришь об этом?

– Если бы я в самом начале сказала вам, что знаю, где он, ты бы мне поверил?

– Нет!

– Вот видишь?!

– Да я и сейчас тебе особо не верю.

– А я ей верю, – неожиданно для всех появилась Кара.

Неожиданно для всех, кроме Нинель. Нинель ожидала, что Кара примет человеческий образ. Александр был напуган, так как он думал, что Кара уже в Glendale, он не видел, что она осталась и присела где-то в комнате. А вот Роман с Алисой потеряли дар речи.

– Кара, сестренка ты здесь. Я был уверен, что ты уже в Лос-Анджелесе.

– Нет. Я видела, что Элис с Романом пошли за тобой. Я не могла покинуть дом, пока не поняла, что они хотят. Но я чувствую, что они говорят правду. Более того, могу сказать, что они сказали абсолютно все, что знали. И на самом деле Элис сожалеет о происходящем. Элла уже знает все. Она не вернется домой и в конюшню. Отца она тоже предупредила. И еще, могу добавить, что пока мы по отдельности, нас никто трогать не будет, так как мы им нужны вдвоем, и нас должны застать врасплох. И никто не знает о том, что мы все знаем. Единственное, мне непонятно одно: если Ольга думает, что Майкла нет…

– Она знает о том, что Майкл жив, и чемон занимается. Просто она не может его никак найти. Она ведет игру, делает вид, что не знает всего. Это и путает всех.

– Козырь в рукаве. Понятно. Ладно, пойдемте, покажете, где Дэн.

– Он в коконе.

– Где?

– В коконе.

– Что такое кокон?

Тут уже вмешалась Нинель:

– Кокон – это место на дне озера. Оттуда его достать почти нереально. Кокон может отдать одно тело только в обмен на другое. Или я даже не представляю, как надо изловчиться, чтобы его оттуда достать. Но без жертв это почти не возможно.

– Очень даже возможно. Где этот кокон?

Роман встал:

– Я покажу. Я смогу тебя провести туда, так, чтобы нас не заметили, но вот обратно уже будет сложнее.

– Ба, мне нужна будет помощь твоего брата.

– Это почти нереально. Он уже стар.

– А Геннадий?

– А вот он может. Он же, насколько я поняла, очень часто устраивает подводные бега.

– Стойте. Я знаю, кто может помочь.

– Кто?

– Мой отец. Он не погиб, он сейчас лебедем в пруду на острове подрабатывает.

Нинель посмотрела на Александра в недоумении:

– Что делает?

– Неважно. Главное то, что он на острове. И он очень хочет оттуда выбраться, а выбраться он оттуда сможет только в том случае, если сделает что-то ну прям супер хорошее. А что может быть лучше, чем спасти жизнь тому, кто спасет стаю?

– Ты прав, сынок. Ну тогда надо поспешить, плыви к отцу. Кара, а тебе надо поскорее встретиться с Эллой и постараться все сделать так, как надо. Ты понимаешь, о чем я говорю?

– Кажется, да.

– Вот и отлично. Давай. И как только ты встретишься с Эллой, сразу назад. Вы должны все сделать так, чтобы вас никто не видел. А потом пусть Элла готовит все для свадьбы. Вот только как тебе пройти незаметно? Это тут ты можешь стать кем угодно, а там только волком. Да, у тебя есть сила, ты сможешь колдовать и делать всякие штучки, но не обращаться. И сила для тебя в новинку. Тем более если у вас дома Бес, в конюшне – старый пес.

– Ба, не переживай. Я все знаю, как сделать. Мне просто надо добраться в дом к Дэну. И там желательно пройти так, чтобы меня никто не заметил. Не хочу вопросов о Дене.

– Я пойду с тобой.

Элис встала, полна решимости:

– Я должна поговорить с Ирэн. Я много ей наговорила. Мне надо ей все объяснить. Дело в том, что она была у Ольги как девочка на побегушках, а у меня были мозги затемнены, и я не понимала, что делаю. И я ей столько всего наговорила про тебя. Она не должна тебя ненавидеть. Она должна знать всю правду, но от меня. А так как она совсем не любит Ольгу и все что, с ней связано, думаю, что она нам поможет.

– Ирэн? Поможет? Да она даже своей тени боится. Только и делает, что помогает по дому и сидит с Малышом. Я ничего не имею против Ирэн, но она – как зайчик трусливый. Правда, мне еще кое-что не понятно, или частично не понятно… А именно то, что Ред и Пол мертвы и пострадали они вроде как за предательство, а вы живы и здоровы? Почему Ольга не убила вас?

Роман посмотрел на Кару. Он смотрел сначала ей какое-то время в глаза, а потом опустил взгляд.

– Ты можешь мне не верить, но у меня не было никаких плохих намерений насчет тебя. Я до последнего тянул время. Ольга даже была не в курсе того, что ты у нас. Дело в том, что я понимал, но не до конца, зачем ты Ольге, и решил постараться выяснить все сам. И слава Богу, что я тебя не сдал, иначе нас бы уже и в живых не было на данный момент.

Роман крепче сжал руку Элис.

– Мне нужен мир. И не только на нашей земле, а вообще. Войны и завоевание территорий – это не мое. Мое – это жить долго и счастливо и только с моей Элис.

Элис посмотрела на Романа с огромной благодарностью, а потом повернула голову в сторону Кары и сказала:

– Это твое ошибочное мнение насчет Ирэн. Лишь сильный выигрывает тем, что показывает себя слабым. Мне Ирэн говорила о том, что ты на самом деле любишь Дэна. Она говорила, что это поймет кто угодно, но я же не понимала и твердила свое. Вот она и присматривалась к тебе.

– Теперь понятно, почему она так на меня смотрела. Ладно, идем. Бабуль, ты держись. У нас все будет хорошо. Мы справимся.

– Я верю в тебя. Знаю, что вы истинные дети моего сына. Даже ты, Алек. Несмотря на то, что ты наш любимый подкидыш, и это знают все, но никто не смотрит на это и даже не упоминает, так как ты рос нашим воином. Ты наш сын, и ты достоин нашей стаи и будешь достойным мужем нашей Анны.

Кара в считанные секунды опять превратилась в божью коровку и села на плечо Элис. Элис с Романом и Александром направились к озеру. Дойдя, они разошлись в разные стороны: Александр и Роман направились спасать Дэна, а Элис с Карой пошли в сторону дома Дэна. Пройдя довольно большое расстояние, Кара обернулась и стала сама собой.

– Элис, скажи, а почему Ольга так поступает?

– А ты разве не понимаешь? Она должна была стать королевой стаи. Но, увы, Майкл ее отверг. Потом она попытала счастья с Антоном, братом Дэна, но Тони, несмотря на то, что он на самом деле любил Ольгу, не выдавал тайну стаи. Ее это, конечно, злило, да и Майкл…

– А что Майкл?

– Он не раз говорил Ольге о том, что она не достойна быть хозяйкой стаи.

– Получается, что Майкл озлобил Ольгу против нас?

– Нет, Ольга сама по себе всегда была злом. Ей было всего мало. Если она у кого-то что-то видела, то у нее должно быть все лучше. И ее не волновало, насколько это возможно. Это сумасшествие.

– Сумасшествие? А Стефан, получается, тоже немного сумасшедший?

– Стефан нет. Он просто очень любит до безумия свою дочку.

Кара с Элис разговаривали и не заметили, как дошли до дома Дэна.

– Вот мне всегда было интересно, как Дэн так смог построить дом? Ведь он с виду такой маленький и неприметный, а внутри он просто огромный.

– Да, меня это тоже очень сильно удивило.

Кара вновь обернулась божьей коровкой и села на плечо Элис. Завидев гостью из окна, Ирэн со всех ног бросилась к Элис:

– Привет! Ты как? Я так рада, что ты пришла? Тут все звери просто посходили с ума? Марта и Дэн со своей красавицей куда-то ушли, и до сих пор нет никого. Я тут одна кукую. В красоте, конечно, но я одна.

– Сколько сразу слов!

Элис заулыбалась и обняла Ирэн:

– Привет. Я тоже очень рада тебя видеть. А что за звери, и что с ними такое?

– Я не знаю. Они как все с ума посходили: пантера вечно готова напасть, дельфины, котики непонятно что вытворяют в озере, коня не могу загнать в стойло – он постоянно ходит по берегу озера и стучит копытом. Рысь сидит за водопадом, я даже боюсь туда подходить. Белки и олени как будто переговариваются между собой.

– Ого. А что слышно от Ольги?

– Там все плохо. Она убила друга Эллы.

– О, Боже!

– Да, она зверь.

– Нет, она не зверь. Ты не угостишь меня вкусным чайком?

– Конечно, дорогая. Пойдем.

Элис с Ирэн пошли в дом, а Кара полетела к водопаду. Она залетела за водопад и обернулась человеком. Рысь подошла к Каре и начала ласкаться.

– Привет, красавица. Вы тоже чувствуете тревогу. Но вот как же мне найти проход?

Кошка подошла к Каре, потерлась и начала издавать не очень понятные звуки, но так как у Кары был дар понимать животных, она поняла все, что говорила эта дикая кошка.

– О, милая, я так тебе благодарна. Но сколько я буду искать? Ты не можешь мне помочь и найти?

Рысь прыгнула на ветви, которые оплетали холм за водопадом, и пролезла между ними. После чего Кара услышала щелчок, и ветви начали раздвигаться. Поблагодарив рысь, Кара прошмыгнула в ту расщелину, которая открылась, и побежала вперед. Расщелина начала закрываться, и Кара оказалась в темноте:

– Вот же, а! Темно. И я даже не знаю, куда дальше.

Кара провела рукой в воздухе – и стены засветились стрелочками, указывая путь.

– Как здорово, оказывается, быть колдуньей.

Через пять минут Кара дошла до уже знакомой портальной комнаты. Не теряя ни секунды, она активировала и вошла в портал. Выйдя из него Кара поняла, что она в каком-то чулане. Она знала на сто процентов, что не знает, что это за место. Но она потихоньку начала открывать закрытую дверь, за которой увидела длинный коридор.Прислушавшись, Кара поняла, что она одна в этом месте, ну, по крайней мере, она не слышала разговоров. Закрыв осторожно за собой дверь, Кара начала осматриваться: большой дом, длинный коридор, входная дверь в одном конце, в другом – кухня, немного правее большая комната. Лестница на второй этаж. Кара быстро прошмыгнула наверх, правда, предварительно поняв, что в доме на первом этаже никого нет. Было очень много картин, но на картинах были только животные и преимущественно ежи. На втором этаже были четыре комнаты. Заглянув в каждую из них, она поняла, что две комнаты – это детские, одна была, скорее всего, гостевой, так как комната была нейтральная, и в ней были только шкаф, зеркало, кровать.

"Очень странно. Такое чувство, что я попала в необитаемый дом. Хорошо, хоть не остров. Ну, вот и где я?"

Кара продолжила обследовать дом. Она вошла в последнюю комнату на этом этаже, пробежалась взглядом вокруг, и ее внимание привлекла фотография, которая стояла на одной из полок. На фото она увидела блондина с голубыми глазами в обнимку с Дэном и Антоном. Кара узнала место, где был сделан снимок – это место не далеко от дома Дэна около озера. Кара взяла фото в руки и начала в него всматриваться, после чего она хотела поставить фото на место, но фотография выскользнула из рук и упала, но упала она кадром вниз, и Кара увидела надпись:

“Не понять её умом – и не стоит...

Только сердцу свои тайны раскроет,

И душа на два осколка разбита,

А лицо её слезами умыто...

Но сильна она и, Боже, как красива...

Хоть истерзана судьбой несчастливой...

И зовет она меня в путь далекий,

Без неё я, словно волк, одинокий”.

– Странно! Очень странно!

– И что же тебе странно, юная леди?

Кара от неожиданности подпрыгнула на месте и еле сдержала писк, который хотел вырваться из ее уст. Когда Кара зашла, она оставила открытой дверь в комнату для того, чтобы услышать, если вдруг кто-то придет, но молодой человек, которого Кара только что рассматривала на фотографии, стоял прямо перед ней, облокотившись о дверной проем.

– И зачем так тихо подкрадываться и пугать людей? Я же испугалась.

– А заходить в чужие комнаты, не спросив на то разрешения, ты не испугалась?

– Ну я, я… а ты вообще кто?

– Хороший поворот. Ты в моем доме. Более того, в моей спальне, и еще и у меня спрашиваешь, кто я? Интересно. Но, по-моему, было бы справедливо, если бы я задал тебе этот вопрос, но не ты мне.

– Но я уже спросила. Ты на фотографии с Дэном и его братом.

– Совершенно верно. Но это не дает тебе права разгуливать по моему дому и тем более по моей спальне.

– Ну, раз я уже в твоем доме и в твоей спальне, может, ты тогда все же мне ответишь на некоторые вопросы?

– Может, и отвечу, но для начала, может, ты зайдешь в комнату для гостей, откроешь там шкаф, возьмешь вещи, в которых тебе будет удобно, и потом спустишься на кухню? Можешь даже принять душ, а то от тебя псиной несет за версту, ая покасварю кофе и приготовлю тосты.

– А где гарантия, что ты не причинишь мне вреда?

– Ну, скажем так. Я хороший, даже, наверное, более правильно будет сказать, я очень хороший друг Дэна, и я не смогу причинить боль девушке, которой он наконец-то сделал предложение.

– Так, значит, это ты был тогда за водопадом?

– Я! Ну, так как тебе мое предложение?

– Я принимаю его. Только не пережарь тосты.

– Вот это характер. И как Дэн тебя терпит?

– А он не терпит, он просто любит.

– Ну, это, конечно, весомый аргумент. Надеюсь, ты не будешь против, если к нам присоединяться твоя сестра с вашим отцом и Майклом?

– Элла? Ты знаешь, где она? Конечно, не против. Ты даже начинаешь мне нравиться.

Элла подскочила к Алексею, а это был он, обняла его и поцеловала в щечку:

– Ну, все… я в душ. Ты и правда душка. Но у меня еще куча вопросов.

– Вот и здорово.

Алексей пошел на кухню, а Кара подошла к шкафу и открыла его. Она была очень удивлена тому, что там увидела. Очень много разной одежды на разный вкус, возраст и размер.

– Да уж. Магазины отдыхают.

Выбрав то, что ей понравилось, пошла в душ. Из душа вышла уже совершенно другая девушка, посвежевшая. Кара быстро высушила волосы и переоделась. Подойдя к зеркалу, она критично оглядела себя. Волосы собраны в ровный пучок, узкие джинсы, короткий, но теплый свитер нежно-голубого цвета и черные сапоги-ботфорты до колен, на шпильке около семи сантиметров. Кара вышла из комнаты и, услышав голос сестры, быстро спустилась вниз:

– Эллочка, милая, привет.

– Кара, родная моя.

Элла встала из-за стола и подбежала к Каре. Сестры обнялись:

– Элка, я не верю, что это все с нами.

– Если честно, я такого тоже не ожидала. Давай, я тебя познакомлю с Александрой. Александра, познакомьтесь: это моя сестра Кара.

– Здравствуй, Кара. Наконец-то мы с тобой познакомились, а то когда Дэн к нам приходил, у нас все темы заканчивались тобой: ”А вот моя Кара... а вот у моей Кары… а вот с моей Карой… “ – ну и так до бесконечности.

– Спасибо, приятно. Но только вот мне Дэн ничего о вас не говорил. Пап, ты как? Я очень рада тебя видеть.

Кара подошла к отцу, чтобы его поцеловать и обнять:

– Я все вспомнила. То, как ты нас любил, как о нас заботился – все-все-все.

– Да, дорогая. Как только настало время, все встало на свои места.

И тут Кара заметила Майкла:

– Ну, я уже ничему не удивляюсь. Рада тебя тоже видеть. Очень рада, правда. Бабуля сказала, что мы будем играть сразу три свадьбы. Вашу с Эллой, Сашкину с Анной и мою с Дэном. Но, правда, для того, чтобы мне выйти за Дэна, не мешало бы его спасти. Александр пошел с Романом его спасать.. Боже, столько всего, что я даже не знаю, с чего начать.

– Сестра, начни с главного!

– А что именно главное, я должна понять сама. Я так понимаю?

Кара присела на свободное место, взяла один бутерброд, надкусила его и сделала глоток кофе. Все сидели в полном молчании и смотрели на Кару в ожидании.

– Ну не смотрите на меня так. Я не знаю, что именно самое главное. И мне же теперь надо себя вести не как взбалмошной девочке, а как порядочной и вменяемой ведьме, так как я теперь суперколдунья. Кстати, Эл, я должна с тобой поделиться силой, чтобы мне не сойти с ума. И тогда нас будет две. Две ведьмы, или добрые колдуньи, ну, или смотря для кого как, или кому как повезет.

– Кара, сестричка, не тяни время.

– Я и не тяну. Мы не должны с тобой вместе появляться в нашем доме или должны, но так, чтобы неожиданно.

– Кар, в нашем доме живет Бес со своей племянницей. Стефан пытается племянницу Беса переманить на наш сторону.

– То, что там живут эти товарищи, я в курсе, а так же я в курсе того, что Стефан не на нашей стороне. Стефан – это не совсем Стефан, это отец Ольги...

Кара не успела продолжить фразу. Со своего места вскочил Грег:

– Старый пес! Он жив!

– Да. жив, здоров и прекрасно себя чувствует. Замечательный ход: хочешь быть ближе к врагу – стань его другом.

Кара начала рассказывать все, что с ней случилось, она старалась все изложить быстро, четко и коротко. Когда она уже почти закончила, услышала, как открылась дверь чулана, и Роман с Александром втащили на руках Дэна. Кара вскочила со стула и подбежала к любимому:

– Родной мой, любимый, ты жив!

Дэн с огромным трудом открыл глаза и попытался улыбнуться:

– Да, милая, я почти жив. Спасибо ребятам. Еще бы немного – и все, я бы не выжил.

– Не говори глупости. Мы с Ромкой почти не причем. Нам помог мой отец и твои, Кар, животные. Дельфин – это еще полбеды, но когда я увидел морского котика, то чуть от страха, простите, не к столу, но я реально чуть не обделался.

– Алек, но они же такие милые!

– Может, с тобой они милые, но, как я понял, они решили, что мы не спасаем Дэна, а наоборот.

Кара засмеялась:

– Я представляю выражение твоего лица. Ладно. Это все, конечно, хорошо, но пора действовать. В стае происходит очень странное. Даже Ред погиб. Ольга уже очень близка к тому, чтобы заполучить стаю.

– Да, Кара, ты права.

Элла встала из-за стола и подошла к сестре:

– Я прошу всех простить нас. Вы пока поговорите и можете обсудить наши свадьбы. Дэн через минут десять будет как огурчик. Ну а мы покинем вас ненадолго. Александра, ты прости, что мы тебя одну оставляем на всех мужчин.

– Да ничего, мне не привыкать, главное, что дети сейчас у бабушки, и им ничего не угрожает.

– Это да. Но они у тебя классные и очень сильные, так что им действительно ничего не угрожает.

– Я надеюсь.

Сестры в обнимку пошли наверх. Они зашли в комнату для гостей и закрыли за собой плотно дверь.

– Эл, тебе не кажется, что как-то странно тут все? У меня такое чувство, что что-то не так.

– Да, я тоже это чувствую. У меня такое ощущение, что скоро что-то будет.

– Да нет, что-то не так там, внизу.

– Ах, это. Нет, там все нормально, просто у тебя начинается уже помешательство. Твои силы начинают шалить. Давай начнем.

– А ты уже приняла свой дар?

– Конечно. Мне пришлось делать это быстро. Когда я узнала, что ты пропала, то мне пришлось обратиться волком для того, чтобы быстрее тебя найти, но вместо тебя я нашла отца, Майкла и Лавли.

– О, Лавли – это чудо природы.

Кара улыбнулась:

– Ну что, приступим?

– Давай. Я готова.

Две сестры опустились на колени и взялись за руки, закрыв глаза. Они сидели не шелохнувшись. Вдруг они оказались где-то в облаках. Все им казалось странным: розовые облака, все вокруг такое мягкое, но кое-где выглядывают маленькие кочки. Девушки заметили, что одна из кочек к ним приближается, и на ней лежала та старая волчица, которая укусила Кару:

– Добрый день девочки, я очень рада видеть вас вместе и очень рада тому, что я не ошиблась в своем выборе. Я знаю, что у вас сейчас ко мне очень много вопросов, особенно у тебя, Кара. Сразу на них отвечу, так как вам тут разговаривать нельзя. Вы не должны проронить ни единого слова. Как только кто-то из вас издаст звук, вы окажетесь дома, в той комнате, которой находитесь сейчас и обряд останется не завершенным. Так что просто молчите и слушайте меня. Для начала мы закончим обряд, а потом я отвечу на все ваши вопросы.

Старая волчица прыгнула на тот бугорок, на котором сидела Элла, а потом туда, где сидела Кара. После она вернулась на свою кочку и завыла что было сил. Кара и Элла почувствовали легкое покалывание. Кару охватило радужное сияние, и начало окутывать Эллу. На какое-то время радуга замерла, скрыв девушек в плотном мерцающем облаке, и потом разломалась ровно в центре. Сияние будто впиталось в кожу девушек. Когда это произошло, волчица перестала выть и, немного ослабленная, прилегла на свою кочку:

– Теперь я скажу вам то, что знаю. Возможно, на какую-то часть вопросов я вам не отвечу, но со временем вы найдете ответы на все эти вопросы ответы. Во искупление своих грехов я освобожу вашу мать. Не сделала этого до сих пор только потому, что ждала вас, и я должна была закончить ритуал. Это я сделала все для того, чтобы ваша мать донесла до вас весть о старом псе, о том, что он жив, и о том, чтобы Кара как можно скорее поделилась с Эллой силой. Вы хорошие девочки и очень добрые. Именно поэтому я и решила отдать вам свою силу, а не Ольге. Ольга, к сожалению, моя дочь, но растили ее пес с моей сестрой, так как я не должна была иметь семьи. Я очень любила старого пса, но он был мужем моей сестры, а она не могла иметь детей. Я пошла на ложь, на жуткую ложь. Я сказала, что моя магия не поможет помочь иметь детей моей сестре и предложила ей воспользоваться мной. Она так хотела ребенка, что даже не заметила того, как я отношусь к псу. Да и плюс ко всему, она была уверена: раз я буду биологической матерью Ольги, то и всю свою силу я отдам именно ей. Изначально я была согласна на все, Стефан мне дарил подарки, он так красиво за мной ухаживал, что я была опьянена его заботой, но Ред не дал мне попасть окончательно в сети Стефана. Он знал, что я сильно привязана к нему и что я могу наделать глупостей, не сомневался ни на секунду. Он собрал совет в тайной комнате, и меня туда пригласили. Как только туда попадаешь, то вся магия, которая была наложена кем-то, испаряется. Так вот, как только я вошла в эту комнату, я как бы прозрела. Оказалось, что нет у меня никаких чувств к Стефану, но было уже поздно: я носила его ребенка под сердцем.

Волчица замолчала, шерсть около глаз была мокрой от слез. Но, вздохнув, волчица собрала всю волю в кулак и продолжила:

– Когда я вернулась, то не знала, как мне себя вести, но я решила играть дальше в игру Стефана и моей сестры. Я жила и не могла поверить, что моя сестра настолько коварна. Она была готова на все, только бы стая была их. Когда родилась Ольга, я поняла, что они испортят ее, они не смогут ее воспитать добрым ребенком. Я знала, что она будет исчадием ада, но не могла ничего с этим поделать. Единственное, что я смогла, – во время родов забрать всю ее силу. Моя сестра и Стефан не могли поверить в то, что ребенок родился без единого дара, ведь Стефан сильный шаман, и я – сильнейшая колдунья стаи. А тут – ребенок, и такой пустой. Потом они успокоили себя мыслью о том, что, скорее всего, сила проявится потом. Зачем только что рожденному ребенку сила? Да и мне надо было уходить. После родов я начала стареть не по дням, а по часам. Это нормальное явление, если забирать силу у других, поэтому учтите: сила должна переходить либо по наследству, либо ее должны отдавать по своему желанию. Стефан все понял, когда я начала уходить в лес и проживать там, стараясь ни с кем не встречаться. Когда он приходил ко мне на встречи, я принимала облик человека, но не для того, чтобы он меня видел, а только для того, чтобы высосать из него как можно больше силы. И у меня получилось: теперь он может только заговаривать травы и не более того. Стефан был очень зол на меня. Но они не теряли веры в то, что материнский инстинкт возьмет верх, и однажды чуть так и не случилось. Ко мне как-то пришла Ольга:

– Ведь это ты моя мать? Я видела фотографии. Я копия тебя. И не надо отрицать.

– Я и не отрицаю. Но я только биологически твоя мать, я не воспитывала тебя, и поэтому в тебе нет ничего моего.

– Как ты можешь так говорить? Ведь я все эти года живу и не понимаю, почему я больше хочу быть с тобой, а не с матерью. Я случайно подслушала разговор отца и матери. Они всегда мне говорили, что ты плохая, что ты воровка, что с тобой надо держать ухо востро, что я должна как можно дальше держаться от тебя.

– Но как же так? Почему? Да я бы с удовольствием с тобой общалась. Ты же не виновата, моя ты девочка.

Волчица горько вздохнула:

– Это был самый тяжелый момент. Но Ольга была неосторожна, и она сказала то, чего, по сути, не сказала бы девочка, которая полна решимости отказаться от той, кто ее растил и воспитывал и признать матерью меня. Она попросила дать ей немного силы для того, чтобы она могла противостоять всем злым духам, которые исходят от ее отца, а еще лучше, если бы я отдала ей всю силу и пошла со спокойной душой на покой. И тут я поняла: если я скажу "нет", то она меня убьет там же, на месте, а Стефан прикроет свою дочь, взяв вину на себя. Но сила бы была у Ольги. Я видела, как она жаждала всю мою силу, и ей на самом деле было плевать на то, что я должна погибнуть. А ребенок, который хочет признать мать, ни за что так не сделает, для него будет важно, чтобы именно мать была рядом как можно дольше. Вот я и пошла на ложь, я сказала, что она права, и надо сделать все по правилам. Ольга, конечно же, согласилась и убежала прочь, даже не попрощавшись. Я с жуткой тяжестью на сердце пошла к Реду и Нинель – всегда почитала их мудрость. Когда я спросила, что же делать, они мне сказали, что я должна все решить сама, что мое решение должно исходить не только от ума, но и от сердца. Я ушла в лес и начала думать, все вспоминать. Взвесив потом все, я поняла: нет никого лучше вас. Только вы подходите для моей силы. Об этом решении никто не знал до последнего. Ольга и ее родители были уверены, что я пошла общаться с вашей матерью, только для того, чтобы сказать о том, что надо держаться подальше от Ольги и не мешать ей ни в коем случае, а не наоборот. Ольга ходила гордая, в полной уверенности, что именно она станет моей наследницей по силе. И когда моя сестра узнала, что я всю свою силу отдала одной из вас, она не выдержала и бросилась в озеро… но она не доплыла до острова, так как в ней не было ничего доброго и чистого. А Стефан забрал Ольгу и исчез. Потом стая начала понимать, что пошел раскол, и даже те, кто находится на этой стороне, помогали закрывать все ходы и строили новые. Мы делали все маленькой стаей, но и в ней нашлись предатели. Спасает только то, что не сразу. Надеюсь, вы не осудите меня, я на самом деле наделала много ошибок, но изо всех сил их исправляю. Сразу после того, как вы вернетесь домой, я пойду на наш суд, и вашу мать отпустят, она будет свободна, но в нашем мире. Удачи вам, девочки.

Кара с Эллой открыли глаза и посмотрели друг на друга. Они были измотаны, но не могли понять причину. Они с трудом поднялись на ноги и упали на кровать.

– Эл, ты как?

– Устала очень, но чувство силы появляется постепенно.

– И у меня.

– Мы теперь победим, я в этом уверена.

– Ага, точно. Эл, а скажи мне, как ты себя чувствовала после того, как увидела Майкла?

– Ну, сначала я не поверила своим глазам, потом я очень на него злилась, а потом поняла, что все так же его люблю и готова этому паразиту, простить все.

– А расскажи мне о хозяевах этого дома. Кто они?

– Это не совсем их дом. Алексей как страж. Он жил с семьей в этом доме и помогал нам как мог. Его жена – героиня. Она не задает много вопросов. Она так сильно любит его, что готова сделать все, что угодно. Знаешь, мы с ней разговаривали, и она мне рассказала, как у них все развивалось. Это похоже на какую-то сказку.

– Это как? Неужели есть еще то, что тебя может удивить?

– Не поверишь, но так оно и есть. Александра была полная и очень невзрачная. Только она так сильно полюбила Алексея, что готова была пойти на все. Она за короткий срок избавилась от лишнего веса, почти полностью изменила себя, отношение к людям, к себе, к тем, кто его окружал. Она полностью посвятила себя ему.

– Совсем полностью?

– Да, совсем.

– Она сумасшедшая?

– Нет, это ты дурная. Просто человек очень сильно любит. Пойми, она ради любви пошла на все.

– Ну, значит, она такая же сумасшедшая, как и мы. Эл, ты думаешь, со стороны мы выглядим нормально, особенно сейчас?

– Кара, я не понимаю тебя.

Кара встала с кровати, уже полностью уверенная в себе и полная сил:

– Ну смотри: вот ты, например, как чокнутая ходила и ждала своего Майкла. Ведь ты не знала насколько он живой или мертвый? Не знала! Но ты ходила и вечно ждала его, когда он придет на ваше место или к нам домой. Или я. Еще хлеще. Все мне не то, и все мне не так, и всеми крутила и вертела: что-то не так –прощай…

– Кар, ну перестань.

– Не, ну а чего перестань? Каждый сходит с ума по-своему… Ну помнишь стихотворение Мишки Грызли:

Каждый сходит с ума по-своему...

Один слезами в истерике бьётся,

Другой со стаканом не расстаётся,

А третий всех поливает помоями...

Мне говорят: "Поплачь – станет легче...

Только слёзы способны душу очистить

И тебя над болью твоей возвысить,

Благодатью ложась на уставшие плечи"...

Только я не верю слезам... а впрочем,

Попробовать можно и этот способ:

Без лишних, ненужных, пустых вопросов

Поплачу... наверно... сегодня ночью.

Но... после того, как с последней стопкой

Запущу в себя зелёного змея...

Я, которого, вроде бы и не грея,

Всё нутро сжигает в огненной топке.

С ним, конечно же, легче, но только на время,

Он не убивает, а лишь притупляет

Ту боль, что, как снежный ком, нарастает,

И становится невыносимым бремя...

Вдруг захочется закричать рано утром...

Взорвать тишину воплем отчаянным,

Чтобы людям вокруг, прохожим нечаянным

Стало от этого крика жутко.

В нём тоска по жизни, навек утраченной,

По любви, ушедшей так внезапно...

По тому, что уже не вернуть обратно,

Что за всё тобою сполна заплачено.

И винить в этом некого абсолютно...

Сам себе обвиняемый и палач.

Хоть кричи, хоть пей беспробудно, хоть плачь –

Боль потери выдержать очень трудно.

Каждый сходит с ума по-своему...

– Мда, Кара, ты меня удивляешь.

– Почему?

– Да просто я никак не ожидала от тебя того, что ты начнешь цитировать стихи или даже читать их наизусть

– На твоем месте я бы не удивлялась, я же не прочитала тебе стихи Толстого, Лермонтова или Пушкина… я тебе прочитала более современные стихи, они мне ближе по духу. Ладно, вставай, хватит отдыхать, пошли спасать мир.

Элла, посмеиваясь, встала с кровати, и сестры направились вниз. Внизу стоял спор, и уже царило напряжение. Но самое интересное то, что когда открылся вид, Грег, Роман, Алексей и Александра сидели и спокойно попивали кофе, а Дэн, Майкл и Александр кричали и спорили изо всех сил:

– Не, мужики, так дело не пойдет. Алек еще молодой. Ты, Майк, прости, но и ты не знаешь того, что и как все поменялось в мире людей. Надо делать на открытом воздухе…

– Зимой? Майк, ну хоть ты скажи Дэну, что надо делать в помещении. К тому же, мы хотим поймать всех злодеев.

Кара с Эллой спустились вниз. Кара подошла к Дэну:

– Присядь, дорогой, я не могу понять, что тут за споры? И главное, почему идут эти споры, и почему спорите вы? Мальчики, вы невест себе выбрали? Выбрали. Невесты вам добро дали? Дали! Ну вот, теперь уже выбор за невестами. Так что это только нам решать, как будет проходить свадьба, где и при каких обстоятельствах.

– Действительно, мальчики, не много ли вы на себя берете?

Майкл хотел было что-то сказать Элле, но Элла протянула руку вперед и какая-то сила усадила Майкла на место. Кара улыбнулась:

– Вот так-то, Майкл, знай, с кем связался? Ты еще не передумал? А то смотри, пока не поздно...

Сестры засмеялись во весь голос, и их смех поддержали все остальные.

Глава 19

Las Vegas. Ресторан “Eiffel Tower”. Все смотрели на интерьер, и, кроме восхищения, он ничего не вызывал. Поразительно, как в одном месте гармонично сочетаются роскошное убранство и деловая лаконичность: мраморные скульптуры, лепнина на потолке – отголоски Древней Греции и Рима, турецкие ковры, бархатные шторы с золотой вышивкой и искрящиеся хрустальные люстры. Столы ломились от горячих блюд, салатов, холодных и горячих закусок, разных вин. В углу на белом рояле играл пианист в белом фраке. Музыка тихо разливалась по всему залу:

– Кара, а ты не перегнула палку? Поросята на разный вкус, икра кетовая, осетрина, семга, фазаны?

– Не-а, совсем не лишнее. Ты посмотри, сколько голодных волчат. Они готовы уже запрыгнуть на еду. Я вот другого боюсь: как бы не оказалось мало.

– Девочки, ну хватит уже. Я первый раз в Las Vegas. Я даже не могла себе представить того, что так может все обернуться. Я и Александр в таком месте. Оно шикарно.

– Да, Аннушка, Кара у нас умеет находить места.

– Девочки, а почему мы сидим одни за столиком? Почему наши уже мужья сидят за отдельным столом?

– Так тоже задумала Кара.

– Кара, а почему ты так решила?

– Так безопаснее будет. Я чувствую, что Ольга заявится сюда. Мы ее загнали в угол. Она не смогла нам противостоять, Стефан сбежал, мы всех вернули в свои головы. Мы ее очень разозлили.

– Но почему ты думаешь, что она придет, зная, что у вас с Эллой такая сила? Плюс, она же понимает, что тут стая.

– А ты думаешь, что тут все на нашей стороне? Нет, дорогая. Вот посмотри: официанты неопытные. Вывод: это люди Ольги. Она очень скоро заявится. Потом посмотри на второй столик от входа. Они постоянно смотрят на входную дверь.

Но речь Кары оборвал брат Дэна. Тони встал и подошел к брату:

– Друзья, я так рад тому, что наконец-то мой брат обрел счастье, о котором мечтал долгие годы. Он достоин того, чтобы ему выпало такое счастье. Но сегодня меня радует не только мой брат. Я безумно счастлив и за своих друзей. Кара и Дэн, Элла и Майкл, Анна и Александр. Я безумно рад тому, что каждый из вас нашел того человека, который ему нужен, я рад тому, что счастье вас нашло, а вы нашли свое счастье, я рад, что сегодня у нас родилось три новые семьи. Это не просто семьи друзья – это…

Тони не смог продолжить, так как дверь открылась резким рывком, и на пороге появилась Ольга. Рядом с Ольгой стояли Стефан и еще несколько очень крупных ребят.

– Ох, ну надо же, куда я попала! Сборище псов. И что мы отмечаем? Падение? Разруху? Или что?

Кара встала со своего места:

– Ольга, что тебе надо? Ты же понимаешь, что ты проиграла. Нам нечего делить. Почему бы просто не жить спокойно и в мире. Не хочешь дружбы – не дружи, но живи в мире. Зачем тебе война?

– Мне война? О чем ты, милая? Война – это когда дерутся, а я не дерусь, я просто беру то, что мне принадлежит, но глядя на то, что сейчас происходит, я понимаю, что сделала ошибочку, я поставила не на того брата. Мне, наверное, нужен был Дэн. Он более стремителен и смог больше, чем его брат.

Все гости сидели как завороженные. Все до единого боялись даже посмотреть на Ольгу, но только не Кара, Элла, Тони, Дэн и Александр. Кара и Элла были само спокойствие. Стефан подошел ближе к дочери и начал бормотать заклинание. Но совершенно ничего не происходило.

– Не старайся, Стефан, ну неужели ты думаешь, что мы позволили себе скушать заговоренную пищу или выпить заговоренные напитки? Как только мы вошли сюда, мы сразу сняли все, что ты наделал. Мы же не глупы. Более того, все кто тут находится, не могут нам помешать общаться.

– А вы выросли. Мне на самом деле было жаль вас, но, видимо, зря. Я столько раз мог вас убить, но не делал этого.

Элла посмотрела на Стефана с тоской:

– Понимаем, почему ты это не сделал: ты ждал, когда мы подрастем, примем силу, и тогда ты сможешь нас убить, а силу забрать. Я просто не могу понять, как можно быть таким бездушным. Почему? За что?

– Я должен поддерживать своего ребенка, –

Стефан обнял Ольгу.

– О, папа, перестань, я ненавижу все эти нежности. Ты не сейчас меня должен поддерживать, а тогда, когда меня лишили всего, что должно было быть моим. Вместо того, чтобы жить и не думать ни о чем, а просто руководить стаей, мне пришлось ходить по этому городу, платить за преданность, которой в принципе не существует.

Стефан опустил глаза, но Кара заметила в глазах Стефана слезы. Девушка щелкнула пальцами, и все участники диалога – Кара, Стефан, Ольга и Элла – оказались в другом месте.

– Что ты сделала? Зачем? Как?

Ольга была в ярости. А Стефан просто отошел в сторону:

– Ты хочешь нас убить, да? Кара, но ты же…

– Я знаю все, что ты мне сейчас хочешь сказать. Мы с сестрой никого не хотим убивать. Мы не кровожадны. Мы просто хотим поговорить.

– Но ведь нас сейчас начнут искать.

Элла, поправляя непослушный локон, хитро посмотрела на Стефана и с улыбкой произнесла:

– Не надо так переживать. Там сейчас идет свадьба полным ходом. И все невесты на месте, они никуда не делись, вы присели за столик с краю. Ольга, ну вот скажи: чего тебе не живется спокойно? Зачем портить жизнь другим? Ведь ты же не только другим палки в колеса вставляешь, ты же и себе плохо делаешь.

– Элла, не надо умничать. Особенно тебе. Ты-то почему колдуешь? Или сила моей матери-идиотки настолько сильна, а Кара настолько слаба, что не может одна справится, и ей пришлось делиться? Это мое, понимаешь, это все должно быть моим.

– Но нет ничего такого, что принадлежит только одному.

– Если вы вернете мне то, что принадлежит мне, я обещаю вас не трогать. Я отпущу вас на все четыре стороны. Работайте, гуляйте, живите своей жизнью... ни вас, ни ваших мужей, ни тех, кто с острова, ни Нинель я не трону.

– И все? А как же Элис? Роман? И остальные?

– Они меня предали.

– Но нереально предать того, кому не был верен. Ты же должна понимать, что они не сами этого захотели.

Видно было, что Ольга колеблется. Ее красивое лицо было неподвижно. Но по глазам было видно, что она не может принять решение. Элла не выдержала и подошла к Ольге.

– Не смей подходить и трогать ее. Ты что думаешь, если ты такая добренькая, то сможешь мою дочь обмануть?

– Стефан, я тебя не понимаю, ты же знаешь, что я никогда не желала Ольге зла. Я всегда хочу только одного: чтобы нас всех окружали только любовь и забота. Ты же сам был свидетелем того, как я страдала, когда пропал Майкл. Ты меня тогда спросил, чтобы я сделала, если бы узнала, что он жив и здоров, а просто разлюбил… и что я тебе тогда ответила, ты не помнишь?

– Я хорошо помню, ты мне сказала, что ты бы не стала мешать, а жила и радовалась тому, что у него все хорошо и он счастлив. Но это все ложь. Ты искала его.

– Конечно. Но только я не искала, а просто ждала. Я его не оплакивала, так как я не видела его мертвого тела. Я также не видела его с другой и поэтому просто ждала. Не более того. Я не могу понять, откуда такая злоба.

И тут Стефан не выдержал и с рыком обратился в волка. Элла с Карой не ожидали такого поворота. Стефан кинулся на Эллу. Кара махом руки откинула Стефана в сторону:

– Что ты вытворяешь?

– О, Боже, отец, ты чего?

Видно было, что Ольга не на шутку испугалась. По всей видимости, она ни разу не наблюдала обращение отца:

– Пап, сейчас же прекрати!

Стефан обратился в человека, но взгляд у него оставался волчьим:

– Я не потерплю, чтобы какие-то мелкие сошки, которые получили то, что должно было быть моим, стоят и командуют тобой. А ты, Каролина, пожалеешь о том, что обратила на меня магию.

– А по-твоему, я должна стоять и смотреть на то, как ты нападаешь на мою сестру и портишь ей прическу и платье? У нас, между прочим, сегодня свадьба.

– Эту свадьбу я превращу сегодня в похороны.

– Не-а, даже и не старайся. Мне вот интересно, твоя дочь хоть понимает, что ты ее совсем не любишь, а только используешь? Ты же не для нее хочешь сил, а для себя.

– А зачем мне сила?

– Да затем, что ты хочешь быть вожаком. Но ты это можешь сделать, только если сможешь запугать стаю своей силой, а так тебя не воспринимают. А от старейшин как избавляться будешь? Перегрызешь поодиночке или как?

– Это уже не твое дело.

– Ну, допустим не мое, точнее, не только мое.

– Да что ты о себе возомнила? Ты кто такая?

Стефан снова обратился волком и сделал еще одну попытку напасть на Эллу, но тут уже и Элла, и Кара быстро отреагировали и, подняв руки, направили их на старого пса. Вокруг него оказалась дымка….. и вдруг он просто исчез.

– Где мой отец?

– Он в параллельном мире.

– Что значит в параллельном? Верните его сейчас же!- и осеклась. Будто пелена слетела с ее глаз. Боже! Что она творила все это время? Сколько людей пострадали от ее действий?

Элла подошла к Ольге и обняла ее за плечи:

– Мне тебя на самом деле очень жаль. Ты просто даже не понимаешь того, что на самом деле. Пойми, не для тебя он старался магию достать, а для себя. Мы его отправили в параллельный мир. Там он будет вожаком. Он будет властелином, если хочешь, мы и тебя отправим туда, но не думаю, что он захочет там быть с тобой.

– Но как же так? Он же всегда мне говорил, что я единственная цель в его жизни.

– Нет у него в его жизни никого, а только он сам. Мы сейчас вернемся назад в зал и разойдемся по домам. Если ты хочешь быть с нами и нашим другом, мы всегда рады. Только нужно сменить свой гнев на милость и стать добрее, ну и, конечно, надо у многих попросить прощения.

– Девочки, простите!

Ольга села на колени и спрятав свое лицо в ладонях, горько заплакала:

– Я всю жизнь жила так, как он мне говорил, и делала только то, что говорил мне отец. Он всегда говорил, как он меня любит, и то, что это место не мое. Он мне это твердил еще с пеленок. А я верила ему. Я же во всем ему подчинялась. У меня была любовь, а он ее просто разбил. Он сказал, что этот парень мной пользуется и я… я...

Ольга рыдала так сильно, что ни Кара, ни Элла не смогли просто стоять и смотреть на это. Они подошли к ней и обняли.

______________________________________________________________________

Элеонора сидела перед монитором компьютера и вглядывалась в танец снежинок на заставке, словно пыталась подобрать к нему музыку. Память услужливо рисовала ей картины из прошлого, где маленькая Элла с отцом впервые увидела заснеженную Россию. Миллиарды искринок на снегу, отражающих яркоезимнее солнце, настолько поразили девочку, что навсегда остались в ее памяти. Но мысли Элеоноры были вовсе не об этом. "Все-таки непонятно устроена жизнь, – думала она, – прошло не так много времени... Каких-то двадцать дней. Что такое двадцать дней? нет даже месяца, а как изменилось все – люди, вещи, отношения и само понимание мира… Хотя почему мира? Всех миров".

Она даже не заметила, как открылась дверь, в комнату и к ней вошла тихонечко сестра. – Ты где? – смеясь, спросила Каролина Элеонору. – Кружусь в вальсе то с одной снежинкой, то с другой! Ты знаешь, мне порой даже кажется, что я слышу музыку, под которую они танцуют, и различаю пары. Даже видятсяих лица и фигуры. – Тебе надо взять себя в руки и вернуться в реальный мир.

Кара обняла свою сестру и добавила: – Тебя еще ждут твои лошади и собаки.

Элеонора повернулась к сестре и глядя в ее глаза, которые, казалось, вот-вот засмеются в голос, ответила улыбаясь: – Лошади... Собаки... Это, конечно, здорово, нопочему ты не говоришь о том, что меня ждет шикарный стейк, который ты обещала приготовить для меня?

Элеонора спустилась с подоконника и, обняв сестру, добавила: – Кстати, ты еще мне должна чашечку ароматного кофе, но я думаю, это мы отложим до утра.

Сестры, обнявшись, пошли на кухню ужинать, тихо посмеиваясь и подшучивая друг над другом:

– Энн, ты такая молодец. Так все красиво и вкусно. Кара хоть немного тебе помогала?

– Эл, на самом деле она все готовила, я только была рядом и болтала.

– О, какая прелесть. Значит, на самом деле остался только кофе утром.

– Ну, сестра, я думаю, что кофе ты мне простишь, так как я и так, смотри,много всего сделала, пока ты там танцевала со снежинками.

Девушки рассмеялись. На кухню зашли ребята. Майкл обнял Эллу:

– Тут все со своими любимыми, а моя любимая даже не спустилась.

– Прости, но мне надо было подумать. Столько всего произошло, что у меня в голове это просто не помещалось.

– Теперь ты все разложила по своим полочкам?

– Да. И более того, мы теперь можем сесть и поужинать.

Все сели за стол и принялись за еду, вспоминая о том, насколько были удивлены все работники ресторана, когда с ними рассчитались за ресторан и начали бронировать этот же ресторан, но на три разные даты. Смеялись над удивленным лицом хозяина ресторана, когда тот узнал, что будут отмечать свадьбу те же пары, но уже в разные дни. Также они поговорили насчет того, насколько изменилась Ольга.

– А что, кстати, будет теперь со Стефаном?

Анна задала настолько тихо этот вопрос, что сама его еле расслышала. Но Элла накрыла своей ладонью руку Анны и сказала:

– Не переживай, дорогая. Стефан – в параллельном мире. Он там один. Пусть немного подумает над тем, что происходит, а лет через десять мы решим, что и как сделать. Обещаю, с ним все будет хорошо.

- Ребят, а давайте не будем о грустном? Я долго размышляла о наших силах, и поняла, что нельзя использовать их только в личных целях. Семья, стая – это хорошо, но как мы поняли, существует немало миров, а путешествовать через них могут не многие, может даже только мы.

- И что ты предлагаешь? – спросила заинтересованно Элла

- Давайте организуем Бюро помощи другим мирам? – воскликнула Кара и захлопала в ладоши, как ребенок в предвкушении подарка.

Ответом ей стала тишина. Все удивленно разглядывали Кару, будто пытаясь понять, что это: детская непоседливость, или крайне серьезное решение девушки, понимающей какой мощью они с сестрой обладают, и желающей помогать. При этом каждый обдумывал как можно воплотить эту идею в жизнь.

-Ну что вы молчите? Вы только подумайте: Элла- грамотный адвокат, Дэн – страж, ой прости, уже следопыт, Алек – сильный волк, Анна – кладезь информации, Михаил – опытный и рассудительный, а я… я – генератор идей. –Хлопнув в ладоши проговорила Кара. – У нас все получится!

Тишину прервала Элла:

-Девочка моя, я горжусь тем, как ты отнеслась к полученной силе, но не кажется тебе, что это перебор?

- А я согласен с Карой. – Сказал Дэн.

- Ну в этом никто и не сомневался.

- И я согласен. – сказал Михаил. И все удивленно посмотрели на него. – Идея хорошая, средств для ее воплощения у нас хватает. Команда, как подметила Кара, выше всяких похвал. И по ее рассуждением видно, что она все тщательно обдумала. Я прав?

- О да! Я даже объявление в интернете дала: Окажем помощь, даже есть беда из другого мира. НЕ дорого!.

Ребята рассмеялись, Кара насупилась:

- И что смешного? А как вы клиентов искать собираетесь? Думаете сами с неба посыпятся?

- Кара ты замечательная! Предлагаю уже завтра приступить к организации бюро. Хотя бы подать документы на регистрацию, не знаю как в других мирах, а в нашем налоговая не дремлет. – Сказал Михаил и все снова рассмеялись.

Майкл обнял Эллу за плечи и поцеловал ее в щечку. Ребята наконец начали обсуждать не то, что было, а наоборот, то, что будет, и планировать, как они погуляют друг у друга на свадьбе в Las Vegas, как потом отметят сразу в один день свадьбу в стае и после все вместе поедут в долгое путешествие по всему миру, как будет развиваться их общее дело...

Вдруг из подвала раздался не то шорох, не то стук. Все переглянулись, и вооружившись первым что попало под руку медленно двинулись в подвал. Подойдя к двери портальной комнаты Элла поняла что звук доносится оттуда. Команда приготовилась, и Элла распахнула дверь. Все замерли. На пороге стоял мужчина с занесенной рукой, чтобы постучать в дверь.Он был нереально красив: под два метра ростом, идеальные черты лица, волевой мужской подбородок, огромные глаза цвета лазури. Завершали картину длинные до плеч сапфировые волосы. Одет мужчина был странно, но явно со вкусом.

Глядя на это великолепие Кара на секунду задумалась, не поторопилась ли она со свадьбой. Обернувшись на Дэна успокоилась:нет. Вот он родной и единственный для нее мужчина.

Незнакомец прервал тишину покашливанием:

-Кхм-кхм. Добрый вечер! Я по объявлению! Мне нужна ваша помощь.

Герои:

Элеонора и Каролина –сестры.

Грегор – отец.

Нинель – мать Грегора.

Григорий – брат Нинель, правит островом, читает мысли.

Анна – дочка Григория, мягкая и очень добрая девушка.

Геннадий – сын Григория, взбалмошный парнишка.

Дэн – в дальнейшем – возлюбленный и муж Каролины. Был стражем в стае, пока не посвятили в следопыты.

Марта – мать Дэна.

Тони – брат Дэна.

Алексей – друг Эллы.

Наталья – однокурсница Кары.

Селл Сергей – фигурант по делу, которое вела Элла, член стаи.

Макс – водитель и друг Дэна.

Пол Броуди –

Арчи – сын Пола Бородина.

Алек – двоюродный брат Эллы и Кары.

Ред – главарь (вожак) стаи.

Елена – волчица из стаи.

Регина – волчица из стаи.

Ольга – отрицательный герой. Красавица, которая хочет завоевать мир. Все делает через лесть, вранье и с помощью волшебства и заговоров.

Элис – влюбленная в Дэна.

Светлана – слепая сестра Элис, добрая девушка.

Ирэн – испуганная девушка, работающая в доме Дэна. бывшая пленница Ольги.

Стефан – конюх Эллы и Кары, отец Ольги.

Бес – бывший друг семьи Кары и Эллы.

Эмилия – дочь Беса.

Лавли – животное из параллельного мира.

Эмилия – дочка Беса.

Семья Истоминых – Алексей и Александра.

Злата – мать Элеоноры и Каролины.

Лейла – волчица из стаи.

Старая волчица – биологическая мать Ольги

.

0
33
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
SoloQ