Мое твое прошлое

  • Кандидат в Самородки
  • Опубликовано на Яндекс.Дзен
Автор:
Лис_Уильямс
Мое твое прошлое
Аннотация:
Турнир магического реализма, тур 0. Тема: "Тени исчезают в". http://litclubbs.ru/writers/5510-moe-tvoe-proshloe.html
Текст:

Дождь шел уже четвертый год, и это стало надоедать Алтее.

Вначале было даже приятно – каждый вечер детей убаюкивал нежный шум за окном, и все засыпали очень легко. Грибов было видимо-невидимо, и целый год семья с удовольствием питалась только супом из подберезовиков, грибными оладьями, котлетами из шампиньонов и опятами, пожаренными с картошкой.

Алтея вздохнула и вытерла покрасневшие руки о передник. Всему хорошему приходит конец. На второй год все грибы стали совершенно ядовиты, и пока это поняли, в городке успело скончаться двадцать три человека.

По сравнению с обычной смертностью – один-два человека в год, смерть от укуса змеи, поваленное дерево, молния, попавшая в макушку – это было существенно.

Алтея снова вздохнула и села было плести коврик. Это у нее получалось замечательно – замечательно сплетенные коврики украшали практически каждый миллиметр большой и темной из-за дождя комнаты: пол, скамью, разномастные стулья и кресла, сундук, стол, комод. Все зеркала были занавешены коврами.

Алтея посмотрела в такое зеркало, увидев лишь хитросплетения цветных линий – всех до единой красных, но разных оттенков – вздохнула и присела было плести коврик, но тут же вскочила.

- Ах, нет, - пробормотала она. – Сейчас внезапно раздастся стук в дверь, зайдет Марва и скажет: что-то происходит на площади. Надо бы собираться.

Алтея накинула на плечи цветную шаль – всю из зеленых нитей, но разных оттенков, и тут внезапно раздался стук в дверь. Дверь была заперта на засов, но Марву, как всегда, это не остановило. Она просунула в дверной проем свою патлатую голову и спокойным скрипучим голосом проговорила:

- Что-то происходит на площади, - и, подумав, добавила. – Я так взволнована.

Алтея почувствовала, что грудь ее вздымается часто-часто, и взглянула на свои руки. Руки побледнели. Что-то было там, на площади, что-то совершенно особенное. Для нее. Алтея силилась вспомнить.

- Идешь? – сказала голова Марвы.

Алтея молча подошла к двери, оттолкнула Марву и вышла из дома.

***

На площади, окруженной черными деревьями, собрался почти весь городок, включая мужа и дочерей, и Алтея почувствовала себя страшно одинокой. Дождь шел. Все, разумеется, были сухие – купол над площадью закончили еще полтора года назад, еще раньше на улицах между домами перекинули длинные доски. Город спрятался под крышей, и это было хорошо. Сухо и достаточно светло – достаточно.

В центре площади стоял молодой человек и вид имел совершенно потерянный. Алтею сразу пропустили в первый ряд, и при взгляде на юношу она вздрогнула и посмотрела на свои руки.

Руки были белые.

Молодой человек не озирался, не оглядывал окружившую его толпу, что было бы вполне естественным в его положении. Сквозь длинные волосы каштановой, давно не стриженной челки он бессмысленно вглядывался в людей перед ним до тех пор, пока те не расступились, пропуская Алтею.

Молодой человек смотрел на нее, и глаза его были прозрачно-голубые. Алтея, невысокая, с покатыми плечами и очень прямой спиной, глядела на свои руки.

Он никогда ее не встречал.

Она его вспомнила.

***

Хасперу было семнадцать. Был он среднего роста, хорошо сложен, одет в светло-голубую сорочку, земляного цвета штаны и высокие сапоги с длинными следами царапин на голенях. Сидя в Алтеиной кухне, он наблюдал, как хозяйка ходит туда-сюда: моет овощи, режет мясо, помешивает кипящую в котле над камином воду. Камин был плотно затворен, и каждый раз перед тем, как приоткрыть его, Алтея оглядывалась на Хаспера. Хаспер дрожал и делал вид, что смотрит в другую сторону.

Дождь стучал. Хаспер глядел на сухие, идеально чистые окна. Алтея молчала, в голове напевая никем еще не придуманную мелодию.

При Хаспере нашли два письма. Написаны они были с разницей в 16 лет, совершенно разными людьми, одинаковым, ровным, красивым почерком. Бумага и чернила тоже были ровно те же самые.

Первое письмо – записка приходскому священнику. Записка была от девушки, и девушка извинялась, что сама не способна прокормить его, Хаспера.

Смысл второго письма ускользал. Было оно от мужчины, не священника, судя по слогу. Мужчина этот, по-видимому, приютил некогда Хаспера – но когда, зачем и, главное, куда он его отпустил, из содержания письма понять было решительно невозможно. Единственное, что в письме говорилось совершенно прямо, так это то, что Хаспер должен пить много молока.

Хаспер сидел на кухне, попивал молоко, а Алтея думала, что вот наконец-то она и стала многодетной матерью. К двум дочерям добавился приемный сын.

Говорок дочерей слышался из соседней комнаты. Были они золотоволосые, голубоглазые, и больше всего на свете любили играть в куклы. И еще отрывать ножки паукам, но Алтея старательно отучала их от этого увлечения.

Правду сказать, из-за четырехлетнего дождя пауков развелось много.

Хаспер смотрел на Алтею.

- У вас тени нет, - сказал он. – Это хорошо.

- Дождь, - отозвалась та, - дождь четыре года. Откуда взяться теням. Посмотри сам.

Хаспер на всякий случай посмотрел вокруг, хотя это было первое, что он сделал, переступив порог. В комнате не было ни одной тени.

- Хорошо, - повторил он.

Алтея промолчала.

- Как называется ваш городок?

- Ансельбах. Это в честь одного знаменитого ученого.

- Что он открыл?

- Не имею понятия. Думаю, в городе вряд ли найдется хоть один человек, который бы знал.

Хаспер помолчал.

- Дождь у вас.

Антея месила тесто и не ответила.

- Это хорошо. Тени исчезают в дождь.

Входная дверь со скрипом открылась, послышались тяжелые шаги и радостный визг девочек.

Алтея повернулась, и Хаспер увидел, что губы ее плотно сжаты.

- Пожалуйста, выйди. Я буду варить для Герделя кофе, и ты опять заболеешь.

Хаспер болел от запаха кофе, пива и меда. Делался пьяным от винных паров, и все плотно закрытые бочонки из погреба пришлось увезти к Алтеиным тете и дяде. Хаспер умел читать в темноте, в любой момент показать, где находится север, даже если его перед этим долго раскручивали, а с глаз не сняли повязку. Есть он мог только лепешки из пресного теста и, по его словам, больше всего на свете не любил молоко.

Молча прихватив со стола грубую глиняную кружку с молоком, Хаспер ушел в комнату.

***

На восьмой год дождя Алтея стояла, пристально вглядываясь в Хасперово лицо.

- Что-то с тобой не то.

К тому времени Хаспер успел стать в городке знаменитостью. Жители называли его «потерянным мальчиком», навещали его каждый в свой день месяца, приносили молоко, за что Алтея была им очень благодарна. Раз в год с визитом в красивой, украшенной лентами повозке из дома напротив приезжал мэр. Внимание это казалось Хасперу странным – он не делал для горожан ровным счетом ничего особенно, разве только демонстрировал свое видение в темноте и показывал фокусы с магнитом. Все магниты при Хаспере начинали вести себя странно – они принимались крутиться и считали, что Хаспер – север.

Последние несколько дней Алтея глядела на него тревожно. Последние года два Хаспер ходил как пришибленный и казался еще более потерянным.

- Послушайте, - сказал он, когда однажды она вошла в комнату, где он читал, подняла на ноги и стала пристально вглядываться в его лицо. – Послушайте, сколько лет вашим дочерям?

Она не ответила.

- Мама, - он запнулся. – Мама, ваши дочери: сколько им лет?

- В самом деле, - проговорила она задумчиво. – Я-то надеялась, что показалось.

- Что такое? – встревожился он и на всякий случай оглядел комнату.

Теней не было.

Хаспер немного успокоился.

- Ты как будто, - начала она и замолчала. – Ты как будто мужчина.

Хаспер удивился.

- А вы, стало быть, думали по-другому?

Она не ответила.

- И вот это… этот… - она протянула руку и коснулась его головы. Хаспер улыбнулся – было приятно. Когда он от запаха кофе болел и лежал в жару и бреду, Алтея сидела рядом и осторожно гладила его волосы.

- Ай! – это было неожиданно и очень больно. Алтея держала в руке его волос и смотрела этот волос, как на отвратительное насекомое.

- Просто волос, - пожал плечами Хаспер.

- Он же седой. Это же… невозможно.

Хаспер смотрел на нее.

- Сколько лет вашим дочерям? – спросил он.

- Ты из какого-то странного мира, - она покачала головой. – Другого мира, и мир этот странно устроен.

- Сколько лет вашим дочерям? – снова спросил он. Она подняла на него глаза.

- Сорок и тридцать пять.

Она покачала головой еще раз и вышла из комнаты.

***

Ожидался праздник: пятьсот лет с рождения Ансельбаха, ученого, в честь которого был назван город. В честь этого события на городской площади должны были развести огромный костер.

- Откуда вы знаете, когда родился этот ученый? – спрашивал Хаспер, дрожа.

Все пожимали плечами и отвечали только:

- Мы знаем.

За день до этого радостного события семью Алтеи посетил мэр.

- Сегодня к нам приедет мэр, - печально сказала Алтея за завтраком.

- Но он ведь был у нас с месяц назад, - заметил Хаспер. Он чувствовал себя странно. Вчера все городские дети, сколько их есть, пришли в дом, и Хаспер обнаружил себя стоящим в кругу из магнитов в центре комнаты. Дети посмотрели, как магниты указали на Хаспера, мол, север – вот он, молча забрали их – каждый свой – и вышли из дома.

Алтея только вздохнула. Гердель ел молча и внутренне ожидал, когда Хаспер уйдет и можно будет спокойно варить кофе. Девочки разглядывали паутину под потолком.

Мэр торжественно проехал в своей украшенной лентами повозке разделяющие дома десять шагов. Перед его уходом Хаспер взмолился:

- Послушайте, ну что вам стоит не разводить завтра этот костер? Разве это так необходимо, так нужно для праздника?

Мэр, высокий и грузный, поглядел на Хаспера с жалостью:

- Для праздника это вовсе не нужно. И, тем не менее, мой бедный потерянный мальчик, мы его разведем.

- Что такое? – вскричал Хаспер. – Почему?

- Двенадцатый год идет дождь, - медленно проговорил мэр. И добавил, внушительно и грозно: - Мы помним.

Когда он ушел, Хаспер бросился на кровать и уткнулся лицом в подушку. Гердель смотрел на него.

- Надо бы сменить повязку.

Неделю назад одна из дочерей опять забыла прикрыть заслонку на очаге, и Хаспер был ранен, и ранен жестоко.

Алтея молча терла на кухне свои бледные, бледные руки.

***

В утро праздника вместо дождя пошел снег, и строители спешно разобрали купол. Снег был белый-белый, груда дров в центре площади – черная-черная. Деревья, высаженные вокруг площади, тоже были черные, и потому, казалось, взирали на дрова с ужасом. Здесь был почти весь город, и Алтея стояла в толпе с мужем и дочерьми и чувствовала себя страшно одинокой. Она вспомнила, как когда-то давно Хаспера нашли прямо тут, на площади.

- Не выходи из комнаты, - сказала она ему, накинув на плечи цветную шаль, всю из нитей разных оттенков желтого. – Не выходи, запри дверь на засов.

Огонь разгорелся скоро. Глядя, как пламя пожирает дрова, все черные, Алтея куталась в шаль, ощущая холод. Все жители города – кажется, здесь были все-таки все – стояли кругом, и свет от огня касался их щек, носов и подбородков. Тени плясали на лицах.

Никто не хлопал в ладоши, не пел, не кричал. Никто не произнес ни слова.

Когда костер догорел, все молча развернулись и покинули площадь.

Алтея почувствовала, что грудь ее вздымается часто-часто, и, не выдержав, побежала. Светлой птицей вспорхнула она на крыльцо, рванула дверь и вбежала в комнату. Хаспер с глиняной кружкой в руке поднялся ей навстречу.

***

Его нашли на следующее утро в центре площади. Он лежал, и на теле его были одна, две, три – множество колотых ран. Единственная цепочка следов на снегу, ведущая к телу, была его собственной.

- Это не я, не я сам, - прохрипел он Алтее, упавшей на колени подле него и гладившей его волосы.

- Знаю, знаю, - прошептала она. – Помню.

Он взглянул на нее прозрачно-голубыми глазами, вздохнул и умер, и в то же мгновение по щекам Алтеи потекли слезы.

Купол вернули, но площадь, как и вчера, укрыта была в снегу.

И тени лежали под всеми деревьями.

+8
174
15:46
+3
Самый загадочный рассказ турнира )
15:59
+2
Ну, хоть какая-то номинация есть)
16:07
+2
Вот да… А напишите блог «Пасхалочки» Как вы сами понимаете этот текст, он у меня из головы не идет, как загадка неразгаданная
16:17
+2
Поддерживаю просьбу. Там под рассказом столько трактовок и версий было. Интересно, хоть что-то читатель понял так, как задумывал автор?
16:40
+1
И я присоединяюсь к просьбе. Текст волшебный. Из числа текстов, которые западают в память. Но уж очень загадочный…
16:50
+2
Обойдемся без блога) Но в турнирных комментариях поотвечаю.
20:40
хозяин-барин
23:18
Чет я ниче не понял. Наверно я тупой.
Загрузка...
Илона Левина №1