Кольцо предательства. Глава 5. Какая сказка без дракона и злой ведьмы?

Автор:
Акина Судзуки
Кольцо предательства. Глава 5. Какая сказка без дракона и злой ведьмы?
Аннотация:
Как хорошо, когда твой кругозор ограничивается лесом и пернатым другом. Но всё хорошее рано или поздно заканчивается, и ты узнаёшь, что живёшь в более сложном и опасном мире. И можно считать огромной удачей, что в этом мире у тебя есть опытный проводник. И пусть для него ты не более, чем забавная зверушка, к зверям он относится явно лучше, чем к людям.
Текст:

— Для начала мы из тебя выбьем дурную привычку атаковать с воздуха, потом будем заниматься твоими стойками, — так сказал Рид после очередного броска на землю.

Что вообще происходило?

Они остановились на очередной привал, и наёмник решил устроить тренировку, начав со спарринга. Он по-прежнему просто уходил от ударов за исключением тех случаев, когда Мира по привычке подпрыгивала высоко вверх: тогда наёмник перехватывал ногу и опрокидывал её несчастную тушку на землю или же контратаковал другим удобным способом.

— А со стойками что не так? — Мира растерянно моргнула, понимая, что перед глазами вместо наставника снова распростёрлось голубое небо.

— Сами по себе стойки неплохи, — Рид явно ждал, пока она встанет на ноги, поэтому Мира поторопилась подняться, — но они у тебя преимущественно высокие, хотя с твоей физической силой ты можешь хорошо себя показать именно в средних. Проще говоря, у тебя маловато силовых ударов, которые как раз-таки являются твоей сильной стороной. Вспомни ту сосну, — Мира поджала губы, ощутив укор совести перед лесом за то несчастное дерево. Хотя вроде бы недовольное бурчание леса утихло — возможно, уничтожение огра и его трупа стало справедливой ценой за сосну.

— Да и в прыжке ты почти не усиливаешь себя магией при толчке и ударах, — Рид тем временем продолжал перечислять недочёты.

— А как же я тогда всё время дралась, если у меня столько ошибок? — это ведь было бы вполне закономерно, однако вопреки этой логической цепочке ни один бой не доставлял ей серьёзных хлопот. По-настоящему опасность дыхнула ей в затылок как раз-таки после встречи с Ридом.

— Я и не говорю, что всё так плохо. Твой стиль боя хорош, даже очень: удары чёткие, хорошо поставленные, делаешь ты их быстро, комбинации выполняешь технично. Если бы у тебя не было возможности так напитывать себя магией, то это был бы если не твой предел, то очень близко к нему. Сейчас ты намного выше среднего уровня, но это далеко не твой потолок. То, что я перечисляю твои ошибки, не значит, что ты слаба. Это значит, что из тебя можно выковать крайне опасного бойца, — Мира могла поклясться, что в глазах Рида сверкнула какая-то искра предвкушения? Увлечённости?

"Азарта", — она поправила саму себя, точно определив чужую эмоцию. Это был азарт.

— Хорошо, я поняла, — она чуть улыбнулась, услышав оценку своих способностей. И, по правде говоря, ей самой стало безумно интересно: насколько же сильнее она сможет стать? — Но тогда что именно от меня требуется?

— Напрашиваешься на демонстрацию? — он взглянул на неё снисходительно, как обычно родители смотрят на пытающихся схитрить детей. Впрочем, у всех родителей, которых Мира видела в поселениях, были ещё нежность и тепло во взгляде, здесь же — только лёгкая насмешка. — Тогда защищайся, — его губы чуть дрогнули, скалясь в ответ на утвердительный кивок Миры. Она тут же пропустила через своё тело максимально возможное количество энергии, укрепляя себя до кончиков пальцев.

Мудрое решение.

Поначалу Рид особо не торопился. Поставил чуть шире ноги. Немного согнул их в коленях. Чуть ссутулился, выставив руки перед собой. Всё в той же манере с лёгкой ленцой. Но

отчего-то расстояние между ними внезапно сократилось, едва Мира моргнула. Казалось бы, их разделяли два широких шага, но вот Рид неожиданно возник перед ней, а вот он уже наносит удар ей в корпус, за которым тут же следует полдюжины других. Яростных и очень сильных. Неожиданно быстрых для такого телосложения. Мира буквально ощутила на себе понятие "вложить вес в удар". И Рида совершенно не смутило, что от мощи его первого выпада Мира отступила на несколько шагов назад: он беспрерывно бил и продолжал наступать, шаг за шагом.

Заминка на долю секунды, выбившаяся из общего ритма ударов, цапнула сознание своей неправильностью. Следующий выпад будет не таким, как предыдущие. Мира заметила, как Рид присел чуть глубже с явным намерением поймать её ногу в захват.

Но вместо захвата, к которому Мира уже приготовилась, отведя ногу назад, последовал рывок с вынесенным кулаком вверх. Рука Рида скользнул между локтей Миры, тем самым пробив блок.

Будет больно.

— Как так? — и непонятно, к чему именно относился этот вопрос: к тому, что вместо захвата последовал непонятный удар? Или к тому, что это был за удар? Или к тому, что она снова видела перед собой небо? Похоже, этот вопрос станет её любимым во время тренировок.

— На этот вопрос попробуй ответить сама, — в поле зрения появился Рид, присевший рядом на корточки, — думаю, разницу в стилях ты уже заметила? Можешь её объяснить?

— Ты как будто прирос к земле. Твёрдо стоял на ней. И в самом конце я, кажется, поняла основной принцип. Дело в ногах? Хоть ты и бьёшь руками, но ты идёшь от ног?

— Да, ты всё верно подметила. Каждый мой удар начинался от стопы, проходил по всему телу и заканчивался уже в руке. Так что в ударе действует почти всё тело. И вся моя физическая сила стала залогом мощного удара. Не только рук, слышишь? — Мира приподнялась на локтях, увлечённая объяснением. — Всего тела, — и неожиданный "тык" в лоб чужими пальцами опрокинул её обратно на землю скорее от неожиданности, чем от силы — жест был не таким уж и грубым. Мужчину такая реакция, судя по усмешке, позабавила.

— Как-то с трудом верится, что такой силищи можно добиться без магии, — Мира продолжила рассматривать небо, открывая для себя новые грани мироздания, — но ты действительно ни разу себя не усилил. Как так?

— А ты что, это чувствуешь? — в чужом голосе она уловила определённый интерес.

— Ну да, если кто-то использует магию, я это чувствую. А ты нет? — Мира снова приподнялась на локтях, чтобы было удобнее смотреть на наёмника.

— Вообще мало кто так умеет, так что не стоит особо об этом трепаться. Не то чтобы это что-то из ряда вон выходящее, но у тебя и так слишком много секретов, чтобы привлекать к себе внимание подобными мелочами.

— Честно говоря, меня это немного пугает, — она поджала губы и отвела взгляд, ощутив определённую тревогу.

— Что именно?

— Ну, это всё, — Мира пожала плечами, — на фоне того, что я ничего не помню, все мои умения меня немного пугают. Откуда они у меня? Не странно, что я столько всего умею и при этом не помню себя?

— Ну, давай подумаем, — Рид присел на траву, — допустим, ты потеряла память из-за несчастного случая. Ударилась головой об камень. Тогда что ты забыла в лесу, в котором ты очнулась? Путешествуешь? Допустим, ты у кого-то обучалась и отправилась на вольные хлеба, поэтому твои странствия по лесам никто не отслеживал. Но если учесть твои магические особенности, подобный свободный полёт отменяется. Так что если тебя и отпустили в лес, то либо должны были за тобой приглядывать, либо должны были где-то ждать, а значит, начать твои поиски, раз уж ты не пришла в назначенное место в нужное время. Ты могла потерять память в результате магической травмы или проклятия в ходе нападения или твоих экспериментов, но даже в этом случае тебя бы точно искали. Ты слишком ценный боец, чтобы тебя так просто отпускать, если бы ты была частью гильдии или чьей-то ученицей. У тебя дорогое качественное снаряжение, поставленная техника боя — тобой точно занимались.

— Тогда почему меня не ищут? — Мира ощутила лёгкую тревогу, Рид определённо вёл все эти рассуждения к какой-то определённой мысли.

— Знаешь, память — это неотъемлемая часть личности человека. И любые манипуляции с ней, — он осёкся, — действия, Белка, это действия, — Мира тут же понятливо кивнула, — применяются в крайнем случае. Даже серьёзные травмы предпочитают излечивать длительными медитациями, а не прямым вмешательством в память. И тут несколько вариантов. Первый, и он на данный момент мне кажется самым вероятным: тебя растили в качестве оружия гильдии. Отсюда полный контроль над личностью, возможно, именно поэтому ты шарахаешься ошейников. Думала, я этого не заметил? — Мира напряжённо сглотнула. — Вполне возможно, это была какая-то магическая гильдия — отсюда полный контроль не только над личностью, но и над магией. И тогда, когда тебя учили драться, твои магические способности не брались во внимание, а точнее они должны были развиваться отдельно от физических.

— И зачем же?

— Возможно, магии тебя учил отдельный элитарный круг лиц, который не хотел делиться информацией о твоих особенностях с остальными, в том числе с теми, кто развивал тебя физически, ведь тренировать твоё тело тоже было нужно. Поэтому ты развивалась, но без использования магии: твой стиль боя идеален для твоей комплекции, но в нём явно не учитывались твои возможности подпитывать себя магией и пользоваться силовыми приёмами, как я только что. Отсюда такая странная техника.

— Но выходит, что меня должны искать, разве нет?

— Должны. Но никто не отменял того факта, что твоя гильдия подверглась нападению, — он усмехнулся, — от сильных всегда стремятся избавиться конкуренты, а судя по твоей подготовке и снаряжению, гильдия должна была быть неслабой. Возможно, чтобы ты не досталась другим, тебя должны были перевести в тайник или скрытое место, но что-то пошло не так. Опять же, это всё действительно при условии, что ты и в правду принадлежала гильдии. Всё-таки прямых доказательств у нас нет.

— А другой вариант?

— Другой вариант: ты стала свидетелем того, чего не должна была знать. Чего-то слишком серьёзного, раз уж не удалось обойтись обетами и клятвами. При этом избавляться от тебя не хотели. Если учесть масштабы воздействий на твою память, то это всё равно что убить личность, а значит и самого человека. Но "нормально" от тебя избавиться не поднялась рука. Обычно подобными вывертами страдают близкие родственники или Маги Круга. Для последних стереть память и личность — одно ленивое движение руки и никаких мук совести, тогда как за убийство им изрядно потреплет нервы правительство. Если ты столкнулась с кем-то из этих магов, то о твоей природе скорее всего не догадывались, иначе бы ты очнулась не в лесу... да ты бы вообще не очнулась.

Мира поёжилась, вспомнив гадкое слово "свиноматка".

— Кстати, если вернуться к варианту с гильдией, то она могла бы быть и просто немагической. Тогда твоя личность подавлялась вместе с магией в силу ограниченности "хозяев". Вот и обучали тебя без учёта подпитки. Возможно, тебя стали переучивать, судя по тому, что Внутренней магией ты всё же умеешь пользоваться и некоторые навыки у тебя доведены до автоматизма. Но раз так, то твоё обучение прервали обстоятельства. В общем, ясно только то, что ни хера не ясно.

— Да уж, — Мира давно устроилась поудобнее для того, чтобы прижать к груди колени, так что после рассказа Рида она только спрятала в них лицо.

— Не раскисай. Даже если тебя и найдёт какая-то гильдия, я расставаться с таким ценным приобретением не стану. А хватка у меня, как у псины, — вот только усмешка у него вышла совсем другая, не похожая на предыдущие. — А если говорить о твоих способностях, то ощущение магии просто говорит о том, что у тебя в предках были эльфы. При условии того, сколько лет они жили на этих землях — почти у каждого в предках они есть. Просто у кого-то просыпаются подобные навыки, а у кого-то — нет. Кто-то может чувствовать лес, животных, магию, а кому-то этого не дано.

— Чувствовать лес? — Мира оживилась, выпрямившись.

— Не говори, что ты ещё и лес чувствуешь, — уголок его губ чуть дрогнул в подобии лёгкой улыбки.

— Хорошо, не буду, — она улыбнулась и услышала ироничный вздох.

— Ну, тогда у тебя просто ярче выражена эльфийская кровь, что в принципе, объясняет твою внешность. Её нельзя назвать яркой, но она определённо выразительная, — Мира с любопытством склонила голову набок, копируя Фина, — напрашиваешься на комплимент?

— Нет, мне просто интересно, что со мной не так, — она пару раз моргнула.

— Всё с тобой нормально, просто черты лица аккуратные, пальцы длинные и тонкие — нетипичные для деревенщины. Да и волосы слишком здоровые для девушки, не знающей слова "шампунь", — Мира снова смутилась, поняв, что не знает очевидных вещей, — тут, конечно, не обошлось без твоих прогонов магии по телу, но даже так чувствуется в тебе какая-то порода, если можно так выразиться.

— Понятно.

— Ты сегодня немногословная.

— Да как-то после всех этих размышлений... говорить особо не хочется.

— Так переживаешь? Напрасно, тебя вряд ли кто-то тронет.

— Да нет, дело не в этом, — Мира снова прижалась к коленям, — честно говоря, хотелось верить, что меня кто-то ищет. В смысле, я видела в деревнях семьи, их отношения, — она замялась, почувствовав подступившую тоску, — хотелось верить, что у меня тоже может быть кто-то, кого я смогу назвать "семьёй".

— Учти, обнимать и гладить по головке я тебя не буду, даже не пытайся меня разжалобить.

— И не собиралась, — она вспыхнула и тут же огрызнулась, тряхнув волосами.

— Вот в таком настрое и сиди, а то сопли тут развесила, — он поднялся, и Мира последовала его примеру, — ладно, давай обедать и снова в путь. На сегодня тренировка окончена, — он развернулся и направился к Бет, но остановился через несколько шагов и обернулся, — как выполним задание, покажу тебе несколько упражнений для медитации, разберёшься у себе в голове, — и отвернулся, продолжив путь к баулам.

А Мира несколько секунд смотрела с недоумением вслед учителю, пока Фин не навёл её на мысль о том, что это было своеобразным жестом заботы и участия к её непростой ситуации. По крайней мере, ей хотелось так думать.

Следующие несколько дней они провели практически в молчании, ограничиваясь беседами после тренировок, в которых на смену спаррингам пришла отработка новых движений. Впрочем, с каждым занятием Рид становился всё менее разговорчивым и всё чаще Мира ловила на себе его задумчивый взгляд. Она не торопилась задавать лишних вопросов: нужно будет, он сам всё скажет или спросит, так что она ждала и послушно следовала его указаниям и замечаниям. Как ни странно, но Мира была будто создана для этого стиля — настолько легко ей давалось каждое движение. Замечания, конечно, всё равно были, но Мире казалось, что их должно быть намного больше.

— Это ведь нормально, что у меня так легко получается? — Мира всё же не удержалась и решила поинтересоваться за одним из ужинов. — Если честно, не слишком ли сразу это даётся?

— Ну, основы и базовые вещи одинаковы вне зависимости от стойки, да и много общего есть между ними. Различаются в основном именно удары, многие из них у тебя и так поставлены, поэтому тебе приходится доучивать конкретные движения, что является самым простым из всего обучения. Но должен признать, что схватываешь ты действительно очень быстро. К спаррингам перейдём уже после задания.

— А что за задание-то? — Мира зачерпнула немного каши. Один и тот же завтрак, обед и ужин её нисколько не напрягали, всё-таки лучше стабильная приятная пища, чем сон или охота натощак.

— Знаешь, изначально я хотел тебя оставить и самостоятельно пойти на это задание, но ты себя показала, как грызун, который не сдохнет от случайного удара, может, даже полезной окажешься. В общем, мы идём убивать баньши.

— Хорошо. А кто это?

— Иногда после смерти люди возвращаются из загробного мира. Таких называют "немёртвыми". Вследствие воздействия на них мёртвой магии, у этих товарищей имеются различные мутации. В случае с баньши это видоизменённые голосовые связки — это такие складки у тебя в горле, без которых ты и звука не издашь, — он постучал пальцем себе в области кадыка, — обычно такие немёртвые хоть и очень сильны и живучи, но практически не имеют сознания и больше похожи на животных. Однако баньши почти полностью сохраняют свою человеческую личность при возврате с той стороны. Самое неприятное, что они также сохраняют и магические способности, которыми владели при жизни. Их относят к Элитному Кругу немёртвых. И вот одна такая захватила целую крепость, которая являлся перевалочной базой на пересечении торговых путей. Это очень важный стратегический пункт, а выбить эту баньши не получается силами регулярной армии. Командование уже устало выплачивать компенсации семьям солдат, вот они и выставили заказ наёмникам.

— Неужели у государства нет сильных воинов? Хотя если это так, то наёмники вроде тебя бы быстро подмяли под себя правительство. Что стоит нескольким гильдиям объединиться?

— Это было бы так, если бы во главе каждой из этих гильдий не стоял амбициозный муд... кхм, дурак с жизненным кредо "Если власть не достанется мне, то пусть она не достанется никому". Да и к тому же у государства существует элитный гарнизон, вот только он находится в столице и других крупных городах, до которых отсюда очень далеко.

— Но разве государство не должно помогать окраинам и глубинкам? Если в такие места элитный гарнизон не ходит, то крупным монстрам будет выгодно обосноваться в таких глухих местах, набраться сил и напасть уже на города покрупнее, разве нет? А ещё жители запротестуют, перестанут платить налоги и поставлять продукты государству, которое их не защищает.

— Так государство и помогает. Просто понимаешь, элитный гарнизон, который защищает столицу в том числе и от гильдии наёмников, перекидывать через такое расстояние очень долго. И, соответственно, это рискованно для столицы. Намного проще выделить часть средств государственного бюджета в качестве награды наёмникам. Проблема в любом случае будет решена, и, думаю, простым жителям будет плевать, кто убил монстра — я или отряд бравых солдат. Им важно, чтобы монстр был убит. А для государства это наиболее выгодный вариант. Да и мне хорошо. В итоге все довольны.

— А обучить дополнительный отряд, который можно было бы разделить и по одному или по двое отправлять к местным гарнизонам, чтобы они их возглавляли и вместе с ними шли на тварь?

— Ну смотри: даже если будет один опытный человек, гарнизон в любом случае понесёт потери. Не считая больших потерь по имуществу, это ещё и выплаты компенсаций семьям погибших, это набор новых войск, это их обучение, а если ещё и элитный погибнет, то цена возрастает ещё в несколько раз. И при этом никто не гарантирует, что их поход увенчается успехом и не придётся формировать новый. А за смерть наёмников государству платить не надо, оно заплатит только за убийство монстра. И получается, что такая акция с элитой в гарнизоне очень невыгодна правительству, поскольку сопряжена с большим риском... "сопряжён" — это значит быть связанным с чем-то, — он прервался на короткое объяснение, поймав вопросительный взгляд, посланный Мирой, — хотя стоит заметить, что очень часто главы гарнизона, чтобы не платить наёмникам, реально отправляют свои отряды, и обращаются к нашей помощи лишь когда несут большие потери, как, например, в этом случае.

— Ладно, поняла, — Мира задумчиво кивнула, — но что такого страшного в этой баньши? Чем она опасна?

— Из-за изменённых голосовых связок она может использовать свой голос как оружие. Я знаю, что очень опытные "взрослые" баньши могут просто в разговоре с человеком превратить его внутренние органы в кашу. Более молодые же в основном просто создают своим голосом ударные волны, которые наносят физические повреждения. Плюс к этому, все немёртвые обладают повышенной физической силой и повышенной живучестью относительно обычных людей.

— А сохранённое сознание даёт им возможность обучаться и развиваться? Это и делает их настолько опасными?

— Да. А также умение пользоваться магией и оружием. Ну, и, соответственно, просто вести сознательную деятельность. И это я говорю не только о действиях во время сражения, но и о действиях, направленных на защиту вне боя. Так что на подступах к баньши бравого вояку могут поджидать ловушки, приспешники или, как в нашем случае, дракон.

— А что насчёт дракона? Я о нём только байки слушала, если что, так что слабо представляю, что это за создание.

— Ну, это огромная огнедышащая летающая ящерица...

— Буль-буль-бвеабл? — раздалось от сопящей во сне Бет.

— Не о тебе речь, — буркнул в её сторону Рид, на что саламандра заметно успокоилась, зевнула и засопела намного тише. Сидевший на руках Миры Фин весело фыркнул, — так вот, чешуя очень крепкая, пробить без специального зелья её почти нереально. Бить по глазам тоже смысла особого нет, так как очаг располагается в сердце, при этом уровень регенерации у этой твари просто чудовищный: отращивает новую голову минут за двадцать. Поэтому с драконом разбираться буду я. Так что относительно его не переживай. Твоя помощь понадобится скорее с баньши.

— А как от неё можно защититься? И есть ли у неё какие-то слабости? Что от меня требуется?

— Для защиты я тебе выдам зелье, ну и беруши — это такие затычки в уши, чтобы ты не оглохла. По поводу слабостей, то тут всё, как у обычного человека: сердце, глаза, горло, печень. Единственное, она намного более живучая и практически не ощущает боль, ну, и кровотечение в её случае — редкость. А так опасайся её магии и ударов при помощи звука: ты её сразу узнаешь по разлетающимся предметам на пути ударной волны или пыли — сам звук ты никак не увидишь. А требуется от тебя, во-первых, не подохнуть, а во-вторых, оказать поддержку при нападении на саму баньши.

— Это понятно, а конкретнее? — Мира чуть нахмурилась и зачерпнула каши, угощая Фина.

— А конкретно будет видно уже на месте. Сложно сказать, что именно нас там будет ожидать. Информации чертовски мало: неизвестен ни её возраст, ни её направление магии при жизни, ни её поведение, ни характер — вообще ничего. Так что придётся при подготовке стараться защититься от наибольшего количества вероятных опасностей.

— Нет, я не об этом. Я имела в виду, мне сохранять дистанцию и применять огонь против неё? Не лезть в ближний бой, чтобы не мешать тебе? Или наоборот со своей живучестью выполнять роль щита или отвлекающего манёвра? Или стоит наносить точечные удары из-за укрытий? Как ты предпочитаешь сражаться и чего мне категорически нельзя делать, чтобы тебе не мешать?

— Ого, обстоятельно подошла к вопросу — похвально, — Мира вся приободрилась, не сумев скрыть свою улыбку. Фин довольно фыркнул и продолжил лакомиться кашей, — я это всё не обговаривал, потому что нет особых условий: сражайся так, как тебе будет комфортнее, применяй весь свой арсенал, в том числе и огонь. Единственное, постарайся поменьше нанести вреда самому зданию и всему, что находится внутри, — Мира кивнула, делая в мыслях пометку, чего делать вообще не стоит ни при каких обстоятельствах, — мы там ещё сможем поживиться. А в остальном, скорее я буду корректировать свои действия под тебя: всё-таки мне проще перестроиться и адаптироваться с моим опытом и арсеналом. А ты старайся действовать как можно более привычным образом — так будет выше шанс, что ты не пострадаешь.

— Поняла! — она торопливо кивнула, чувствуя в груди вспыхнувшее волнение. Ей определённо было страшновато оказаться помехой или как-то подставить Рида. Сам факт того, что её взяли с собой, говорил о высоком доверии, которое очень хотелось оправдать. Напортачь Мира в бою, и она бы сильно разочаровалась в себе. Причём не столько в силе, сколько в умственных способностях.

Уже на подходе к большой крепости они разбили лагерь, в котором оставили Бет и Фина, а сами приняли зелье, которое было терпким на вкус.

— А теперь не дёргайся, я буду наносить защитные составы, — Рид достал кисть и несколько склянок, — старайся вообще лишний раз не дышать, чтобы не оказалось незащищённых участков. Ты-то, может, ту же кожу сможешь восстановить, но потом бегать и искать тебе новое снаряжение я не горю желанием. Да и у твоей живучести тоже есть пределы, не стоит их испытывать на прочность. Потом научу тебя самостоятельно это всё проделывать — сейчас на это времени нет, так что замри.

И Мира подошла к делу со всей возможной серьёзностью, постаравшись сделать своё дыхание как можно менее глубоким. Она смотрела прямо перед собой и только выполняла короткие указания, вроде поднять руки или расставить шире ноги.

— Чего такая бледная? — Рид нахмурился, когда ополаскивал кисть в одном из флаконов, из-за чего содержимое перелилось радужной пленкой, но затем вновь стало прозрачным.

— Щ-щекотно было. Очень, — Мира сглотнула и сделала глубокий вдох, — но уже всё хорошо, я додумалась уменьшить чувствительность.

— И когда додумалась? — наёмник с интересом изогнул бровь.

— На последней четверти, — она шмыгнула носом, а Рид издал короткий смешок.

— Лучше поздно, чем никогда, — подытожил он и открыл следующий флакон, продолжая наносить зелье. Дело пошло уже куда быстрее: было заметно, что движения наёмника стали куда увереннее и смелее, чем прежде.

— Сильно не жмурься, — он сделал замечание, когда кисть перешла на лицо. Ну да, сведя чувствительность почти к нулю, она могла и переборщить с такими мелкими ма-ни-пу-ля-ци-я-ми, как закрытие глаз. Так что Мира молча угукнула, стараясь по примерным ощущениям лишь прикрыть веки.

Когда же Рид закончил приготовления Миры, она стала с любопытством следить за его дальнейшими действиями: как он будет наносить зелья на свою спину, например? Или тянуться к задней части ног? Но увиденное вызвало у неё не просто удивление, а даже обиду.

— А что, так тоже можно было?! — она не удержалась от комментария, увидев, как наёмник просто снял с себя доспехи, оставшись в нательной рубахе и штанах, и принялся наносить зелья уже на лежавшую на земле экипировку.

— Можно, но не нужно, — он остановился и поднял голову, — не стоит оголяться перед посторонними мужчинами. Просто запомни это.

— Хорошо, запомню. Но ты же не посторонний, — Мира чуть склонила голову на бок. Вернув себе прежнюю чувствительность, она обнаружила, что зелье совсем не ощущалось на коже. Рид же чуть нахмурился в ответ на её высказывание, а затем вздохнул.

— Пока просто запомни, что не стоит снимать одежду перед кем-либо, как и допускать близкого контакта. У тебя есть своё личное пространство, вторжение в которое ты должна воспринимать как угрозу, поняла?

— Ладно, поняла. Это как-то связано с тем, что я молодая девица?

— Именно, — наёмник снова вздохнул, — к этому вопросу мы ещё вернёмся, но позже.

Дальше он работал молча, после чего нанёс растворы на некоторые участки кожи, в том числе и на лицо, оделся, потушил костёр, и они направились в сторону крепости, сопровождаемые парящим в небе Каином. Впрочем, разглядеть его в ночном небе было нереально, просто Мира видела, как птица вспорхнула в небо — и всё. Но не было сомнений в том, что ворон будет сопровождать своего хозяина.

Внезапно Рид произнёс короткое "Лежать" и сам упал на землю. Мира не стала лишний раз вдумываться в смысл его слов и причину для их озвучивания и просто упала на траву. Сначала ничего не происходило, но уже через несколько секунд раздался гулкий звук, нараставший волной. Какой-то крупный и очень медленный шорох. Очень-очень медленный. Приподняв голову, Мира разглядела среди веток кустарников в небе то, что, видимо, являлось драконом. Взмахи огромных кожистых крыльев и были источником этих странных звуков.

Они с Ридом ещё немного полежали, дождавшись, пока утихнут звуки, и после команды наёмника двинулись дальше. В какой-то момент Рид велел пригнуться и перейти на лёгкий бег, чтобы снизить вероятность оказаться замеченными среди кустов и высокой травы. Остановились они уже тогда, когда до стен оставалось несколько секунд бега.

Рид снял с плеча лук, достал из колчана стрелу, целиком отливавшую металлом и покрытую странными зазубринами. Наконечник был таким же зазубренным, как и вся стрела, а перед началом оперения в древке было проделано кольцо. Следом появилась катушка с леской, которую Рид закрепил на карабине у себя на поясе так, чтобы она смогла свободно вращаться. Через то самое кольцо в стреле наёмник продел леску и зафиксировал её у себя на ремне. Выстрел — стрела вонзилась в стену, натягивая леску. Мира с интересом наблюдала за очередными манипуляциями: взяв в руки катушку, он стал наматывать леску обратно, шагая в сторону стены.

— Спрашивать можно? — тихо проговорила Мира, терзаемая любопытством.

— Да, можно, на стенах никого нет, так что можешь говорить нормально, — Рид не отвлекался от своего занятия.

— А что ты сейчас делаешь?

— Нам надо забраться на стену. Удобнее всего это будет сделать при помощи верёвки, вот я её и протягиваю...

— Нет-нет, это я поняла... кхм, прости, что перебила, — она закусила губу, получив хмурый взгляд, — зачем ты леску обратно наматываешь?

— Когда мы подойдём вплотную к стене, длина лески будет меньше, чем в тот момент, когда я стрелял. Вот я и убираю излишки своевременно, чтобы они не запутались в траве.

— А почему сразу верёвкой не выстрелить? — она задала этот вопрос с крайней осторожностью, чувствуя подвох и рискуя подставить под сомнения собственную сообразительность. — Неужели силы, с которой вылетает стрела, недостаточно? И нужна именно лёгкая леска?

— Такая длинная верёвка будет весить в несколько раз больше, чем сама стрела. Моих сил, конечно, будет достаточно для такого выстрела, но попасть в нужную точку с первого раза будет нереально — нужно выстрелов десять, не меньше, чтобы приноровиться. Смысл тратить время и морочить себе голову, когда есть леска?

К этому моменту они оказались уже у стены, и Рид, отвязав от пояса леску, прикрепил к ней вынутую из сумки верёвку, после чего продолжил наматывать леску на катушку. Верёвка стала тянуться вверх. Это было забавное зрелище, так как леска была почти не видна и казалось, что верёвка сама ползёт по воздуху к стреле.

Мира вспомнила одну из добродушных хозяек, у которой она однажды остановилась на ночлег. Женщина решила сшить ей рубаху, и Мира наблюдала за тем, как она вдевала нить в игольное ушко. И вот эта верёвка со стрелой ей очень напомнили нитку с иголкой, только крупнее.

Когда конец верёвки вновь оказался у Рида в руках, он отвязал леску и спрятал её в сумке, после чего завязал верёвку замысловатым образом, потянул её, узел поднялся к стреле и затянулся к самого кольца, едва наёмник ещё раз дёрнул за верёвку сильнее прежнего. Проверив, насколько крепко застряла стрела в стене, Рид отошёл от верёвки со словами:

— Подождём, пока дракон пойдёт на следующий круг. Скроется — сразу полезем наверх.

Немного подумав, он вернулся к стене и присел, плотно прислонившись к ней спиной. Мира последовала его примеру.

Ночное спокойствие оживлял только стрекот сверчков и лёгкий шорох встревоженной ветром травы. Но вскоре вновь вернулся гул широких взмахов. Мира всё пыталась подобрать описание этого звука, и пока что больше всего подходило то, как женщины встряхивали простыни у реки, расправляя ткань резкими движениями.

— Пора, — коротко произнёс Рид, когда дракон звучал уже совсем вдалеке, — как только я залезу наверх — поднимайся следом, — и быстро стал забираться, даже не помогая себе ногами. Уже через полминуты пришла очередь Миры. Она никогда прежде не передвигалась подобным образом, но понаблюдав за движениями наёмника, уловила главный принцип. Так что, напитав руки магией, Мира схватилась за верёвку и поползла вверх, перебирая одними руками, копируя Рида. В принципе, ощущения немного напомнили те, когда она обычно карабкалась по деревьям.

— Кар, — коротко поприветствовал Миру Каин, едва она забралась на стену. Мира чуть было не упала обратно, испугавшись такого неожиданного звука.

— Привет, — она тихо выдавила из себя, покрепче ухватившись за каменную кладку.

— Долго возишься, — буркнул наёмник, хватая Миру за рубаху и перетягивая её через стену, как котёнка за шкирку, — а ты не пугай её: свалится ещё — снова ждать придётся.

— Кар, — недовольно отозвался ворон и взлетел, видимо, дальше разведывая территорию.

Пройдя по стене, они вышли к одной из башен замка, расстояние до которой было весьма приличным. Рид снова достал лук.

— Ты опять будешь стрелять? На таком расстоянии? — Мира представила, с какой силой должна врезаться стрела в стену, чтобы там крепко зафиксироваться, и удивилась.

— Тут метров пятьдесят, не больше. На таком расстоянии я вполне могу стрелять, — ответил наёмник, натягивая тетиву. И только сейчас она заметила, насколько сильно была напряжена его рука. Учитывая ту силищу, которую наёмник демонстрировал прежде, и всё ещё полное отсутствие всплесков магии... это пугало и восхищало одновременно.

А ещё ужасно хотелось спросить о кольце на его большом пальце, которым он цеплял тетиву, но отвлекать наёмника в такой напряжённый момент было глупо и просто опасно. У неё ещё будет время для вопросов.

В этот раз верёвка была натянута горизонтально.

— И по этому придётся идти? — Мира робко поинтересовалась, понимая, что она никогда не ходила по чему-то настолько узкому, ещё и на такой высоте.

— Если тебе страшно идти или ты не уверена в себе, можешь свеситься и ползти. В общем, любым удобным способом, — и с этими словами наёмник пошёл так, словно под ним была просто тропинка, а не верёвка.

Конечно, Мира хорошо чувствовала своё тело, хорошо двигалась в пространстве... но идти по чему-то настолько тонкому и неустойчивому было по-настоящему неуютно. Но и нелепо ползти отчего-то тоже не хотелось. Поэтому вздохнув, Мира присела, поудобнее схватилась руками за верёвку и полностью свесила тело над землёй. Раз уж на стену вскарабкалась без проблем, то что ей мешает похожим образом перебраться к башне на одних руках? К тому же, в таком положении она могла дополнительно раскачивать свой корпус. Преодолев по ощущениям половину пути, она уже отрывалась от верёвки, перекидывая своё тело вперёд. И под конец захлестнув ногами, Мира выкинула свой корпус наверх, чтобы приземлить стопы на верёвку и оказаться сидящей на корточках. Вставать на ноги во весь рост было страшновато.

— Пусти в него пламя, — сказал Рид, протягивая ей кинжал рукоятью вперёд, — чем больше вольёшь магии, тем будет лучше, — Мира осторожно отпустила одну руку и послушно схватилась за рукоять.

Протянутое ей оружие было совершенно непрактичным с точки зрения боя. Рукоять состояла из разных неоднородных материалов, её украшали драгоценные камни, а какие-то узоры и символы покрывали всё лезвие. Почти полностью отсутствовал баланс. Но едва Мира пустила тепло в это странное оружие, рукоять мгновенно похолодела, словно пыталась вобрать в себя весь проступавший огонь, жадно пожирая каждый язычок пламени. Это было очень необычное ощущение, да и зрелище тоже интересное. Мира бы даже насладилась этим, если бы не была так напряжена опасным сидением на неудобной верёвке. Через несколько секунд пламя перестало поглощаться, рукоять стала теплее, а лезвие тускло горело тёплым оранжевым светом. По-видимому, кинжал насытился, поэтому Мира вернула его Риду, который к этому моменту уже воткнул стрелу у другого конца окна, на которую тут же опёрся ногой.

Поудобнее перехватив оружие, он провёл лезвием между рамой и стеной. Запахло палёным деревом. Закончив обводить контур, Рид подцепил раму кончиком ножа и приоткрыл её на манер двери, велев Мире забраться внутрь. Коротко выдохнув, Мира пожалела о том, что рядом не было Фина — его поддержка бы была весьма кстати. Но быстро собравшись с духом, она встала и одним широким шагом забралась на подоконник. Следом за ней влетел Каин, а потом забрался и Рид, водружая окно на место.

В башне было темно, сыро... и воняло чем-то тухлым. Мира поморщилась от неприятного запаха, но быстро последовала за Ридом. Они продвигались по едва освещённым лунным светом коридорам, то и дело натыкаясь на чужие трупы. Какие-то из них были вздувшимися, какие-то — окружённые зловонными лужами... это было крайне мерзкое зрелище.

— Отключи обоняние, если умеешь. Впрочем, если не умеешь, у тебя есть отличным стимул этому научиться.

— А ты как это переносишь? — Мира тихо выдохнула, сосредотачиваясь на собственном носе.

— Не впервой, — коротко ответил Рид.

Коридоры были тихими. Слишком тихими. Совершенно неправильно тихими для подобного места.

— Разве здесь не должны летать мухи?

— Видимо, даже насекомые не хотят сожительствовать с баньши.

Когда за очередным поворотом показались массивные двери, наёмник жестом велел замолчать. Возле входа Рид прислонился к стене, и двери тут же распахнулись. Мира сглотнула, понимая, что так не должно было быть.

— Ну и чего вы там затаились? Вы же не крысы какие-то. Заходите, — послышался приятный женский голос.

Рид не торопился отходить от стены. Он оглядывал коридор в поисках чего-то и, вглядевшись в потолок, грязно выругался. Такого оборота Мира ещё не слышала — не помешало бы запомнить. Хотя Рид и запретил так выражаться... но кто знает, вдруг подвернётся случай?

Проследив за взглядом наёмника, Мира не без помощи магии тоже всмотрелась в потолок, но ничего необычного там не увидела. Пыль, какой-то плющ, стелющийся вдоль стен, паутина без пауков...

Наконец Рид отошёл от стены и прошёл к дверям. Мира поторопилась за ним.

Она ещё никогда не бывала в такой огромной комнате. Впрочем, наверняка этому помещению не предназначалось такое слово, как «комната». Наверное, это был какой-то зал? Но даже так здесь было слишком много места. Очень просторно. Взгляд затерялся в высоком потолке, который был ещё выше, чем в коридоре, по которому они с Ридом шли ранее. Окна простирались почти до самого верха, а на полу лежали огромные кучи запылившейся обгоревшей ткани. Под ногами всё было вымощено камнем, что было совершенно непривычным, ведь раньше Мира видела только деревянные полы в тавернах и утоптанную землю в простых домах. Столы, валяющиеся вдоль стен… Они были гораздо длиннее тех, за которыми Мира сидела в тавернах. А ведь рассказывая об этой крепости, Рид упоминал, что здесь собирались торговцы демонстрировать свой товар. Пожалуй, здесь действительно мог бы расположиться рынок с цветастыми тканями, снаряжением, овощами и карамельными яблоками…

В конце комнаты стоял огромный стул. Ну, что-то отдалённо на него похожее. По крайней мере, на этом можно было сидеть и при этом удобно положить локти на выступающие части этого стула. Это скорее напоминало кресло, только походило оно при этом на стул. Мира совсем запуталась в определении того, на чём именно сидела баньши, поэтому быстро переключила внимание на нежить.

Она была неправильно красивой. Пожалуй, за последние несколько дней Мира видела слишком много нового, но пока что удивляться она не устала.

Из этой девушки словно выжали все краски. Можно было бы в этом обвинить лунный свет, льющийся из окон, но даже то, на чём сидела баньши, и серый каменный пол со стенами были куда более «цветными», чем она сама. Девушка выглядела бледным пятном, её кожа будто серебрилась своей белизной, из-за чего губы на лице казались глубокой тенью. Но когда баньши улыбнулась, обнажая белоснежные зубы, стало ясно, что вместо угольных следов чернели её губы.

Баньши чуть подалась вперёд, и рассыпчатая тень волос нитями потянулась вслед за ней.

— А почему вас только двое? Где прячутся остальные? — её голос неожиданно разнёсся отовсюду, из-за чего Мира нервно дёрнулась, краем взгляда пытаясь отыскать возможный источник удара.

Рид не стал отвечать. Вместо этого он просто достал свои топоры и сорвался с места в сторону нежити.

Из-под земли вырвались корни, жившие своей собственной жизнью. Не успели выброшенные растительностью в воздух камни упасть обратно на пол, как ветки уже оплелись змеями вокруг, но так и замерли, будто испугались прикасаться к телу. Так вот как работали те зелья, которыми смазал её Рид…

Заметив, как учитель без лишних колебаний разрезал живые стебли, Мира последовала его примеру, выпутавшись из лиан и вооружившись кинжалами. И тут же спряталась за одну из колонн. Слух пронзил странный звон и хруст чего-то бьющегося. Выглянув из-за укрытия, Мира затаила дыхание, увидев нечто невообразимо красивое. Какие-то вытянутые пики из непонятного материала выросли прямо в центре комнаты. Это было похоже на стекло. Оно стелилось под низким углом, по нему можно было ходить, почти как по полу. Пики по-настоящему сияли и действительно были прозрачными. И так легко разбивались от ударов Рида. Не жалко ему вот так ломать нечто такое красивое и по-настоящему волшебное?

Жуткий визг смёл всю красоту, подняв столпы пыли. Раздался глухой рёв. Почему-то Рид оказался почти на том же месте, откуда бежал, хотя должен был быть уже возле баньши. Он что-то выплюнул — кажется, каменную крошку — и резко развернулся в обратную сторону.

— Развлеки её, — кинул он Мире и выбил только-только закрывшиеся двери ногой. Похоже, он побежал к дракону, который прилетел на этот жуткий крик.

Ещё раз раздался рёв, но уже гораздо громче — Мира даже ощутила его в чуть завибрировавшей колонне, за которой она спряталась. Интересно, если бы не магические беруши, насколько громким был бы звук?

Вдогонку Риду полетело несколько крупных прозрачных шипов, но от них он просто закрылся одной из дверей и побежал дальше.

— Ну и где же маленькая букашка, которая должна меня развлекать? — послышался ласковый голос, неторопливо протягивающий некоторые гласные. — Я уже начала скучать.

Мира прикрыла глаза. Баньши — это не рядовой браконьер. Это посерьёзнее будет…

А ведь хищники любят играть со своими жертвами. Мира частенько видела кошачьих за подобным занятием, когда те гоняли мелких грызунов, да и Фин нередко любил во время охоты играючи промахнуться и просто пролететь мимо жертвы. Это ещё не говоря о тех моментах, когда Фин откровенно дразнил пернатых собратьев и издевался над ними.

Возможно, стоит попробовать подпустить эту баньши поближе, раз уж ей «скучно»? Ослабить бдительность и нанести сокрушительный удар?

Тихий шорох над головой. Мира подняла голову. Колонну медленно обвивала лиана.

— Нашла-а-а, — нежно пропела баньши, хотя если судить по звуку, она стояла на прежнем месте и просто не могла её увидеть сквозь стены. Разве что…

Мира прыжком избежала страшного удара вырвавшихся из-под земли пик. Так вот, как баньши их тогда засекла в коридоре. Она увидела их тем плющом.

— Прячься лучше! Считаю до трёх! — она пропела последнее слово, явно увлечённая игрой. Мира была не прочь подыграть.

— Один! — в том месте, где мгновение назад стояла Мира, снова вырвались пики — она очень вовремя отпрыгнула в сторону.

— Два! — шипы вынырнули уже из колонны, за которой Мира только-только укрылась.

— Три! — мощный удар лиан снёс третью колонну, и Мира очередным прыжком позволила себе упасть на колени и оглянуться на баньши. Ей даже притворяться испуганной не нужно было — и так холодок жути пробирал до костей.

Баньши улыбалась, снисходительно глядя на Миру и накручивая на свой белый палец чёрный локон. Чёрные ногти не сразу удалось различить среди накрученных на палец волос. Да, даже в такой опасной ситуации было интересно рассматривать детали внешности — Мира всё же надеялась выжить и зарисовать эту немёртвую.

— Ты так смешно прыгаешь, — она даже с умилением сложила ладони у щеки, — а если тебе оторвать твои ноги — ты будешь так же высоко прыгать?

Мира поперхнулась и опасливо покосилась на медленно подползавшие лианы. Интересно, подобные вопросы — побочный эффект бытия нежитью или деталь созданного образа? От такой прямоты действительно стало не по себе, так что это вполне могла быть и уловка.

Новый рык дракона исказил лицо баньши. Мира не стала испытывать судьбу и тут же отскочила в сторону. Это было вовремя: из-под земли вынырнули колючие стебли. Но оттуда, куда она собиралась приземлиться, тоже лезли новые шипы. Выстрелом из наруча Мира направила себя в сторону ближайшей колонны, но долетать до неё не стала, почти сразу выдернув кинжал с тросом. Ей нужно было просто сместить направление своего полёта.

Мира похвалила себя за эту мысль, увидев, как из колонны уже вынырнуло несколько лиан, готовых сжать в опасных объятиях, долети она до них.

Почему-то баньши больше не хотела играть. Теперь каждое её действие было быстрым и остервенелым.

Вынырнувший из пола стебель Мира заметила в последний момент, пока кромсала кинжалами летевшие со всех сторон стеклянные шипы. Он надвигался чудовищно быстро прямо к её глазам.

Зрение она себе ещё не восстанавливала, если что. Что ж, это обещало стать полезным опытом. Если она, конечно, переживёт эту рану. А то ведь там и до мозга совсем чуть-чуть.

Когда перед глазами всё начало чернеть, Мира подумала, что уже пропустила удар, однако спустя секунду снова увидела комнату во всех её мельчайших подробностях.

— Кар! — раздалось сверху, и Мира скорее рефлекторно выстрелила в сторону птицы. Когда же Мира поняла, что это был не Фин, выкрикнула:

— Лови и вверх!

Ворон действительно её понял, поймал когтями кинжал и взмыл под потолок. Миру, перед этим выпрыгнувшую высоко вверх, потянуло в ту сторону, куда полетел Каин.

— Отпускай!

Первый кинжал с шумом скрылся в наруче, на смену ему вылетел второй. Но его уже не нужно было ловить. Мира схватилась за трос и взмахнула им как плетью, целясь прямо в баньши. Рид говорил, что удары сверху с её лёгким весом — плохо, но ведь она бьёт не собой, а разгоняет со всей силы трос, по которому она в последний момент пустила струю огня. И если чудовищный по своей силе удар кинжала с тросом приняла на себя подушка из лиан, в одно мгновение разорвавшаяся, то вот струю огня баньши едва успела «потушить» своим криком. Отделалась опалённой юбкой своего чёрного платья и почерневшими руками.

Мира не стала медлить и по приземлению тут же начала швыряться сгустками пламени, не давая баньши передышки. Они явно поменялись местами, но Миру такой расклад устраивал больше. После очередного взрыва огня, рядом с баньши возникла чёрная вспышка, которую нежить заблокировала рукой.

— Каи… — Мира испуганно охнула, увидев, как баньши сжимает ворона.

— Какая наглая птичка, — её пальцы стиснулись, перья ворона вздыбились, а из клюва что-то вылетело. Не успел раздаться хруст, как Каин обернулся камнем, на который баньши смотрела с детской растерянностью. Это был подходящий момент для нового выпада, и Мира не смогла им не воспользоваться, вложив в очередной сгусток пламени как можно больше сил.

Снова пронзительный вопль рассеял пламя. Вот только Мира не ожидала увидеть Рида за спиной у баньши. Как и заговорённый кинжал, торчащий из головы немёртвой. Ну, то, что это оказался кинжал, Мира поняла в тот момент, когда Рид вытащил его из обмякшего тела баньши — до этого на её лбу красовалась небольшая оранжевая точка.

— Всё? — Мира осторожно обратилась к Риду, не веря, что всё так быстро закончилось.

— Можешь подойти и потыкать её, если не веришь, что уже всё, — ответил наёмник, вытирая кинжал и убирая его в ножны.

— А может, лучше сжечь? Ну, чтобы больше не встала, — она подошла к трупу уже не-немёртвой и с любопытством оглядела застывшее в удивлении лицо. Даже будучи трупом, баньши была очень красивой.

— Ещё ни разу не было случая, чтобы они вставали повторно, но если есть желание, можешь вытащить во двор и сжечь.

— А она точно не встанет? — Мира подумала несколько секунд и уточнила. Возиться с трупом ей не очень хотелось.

— По идее, не должна. В случае чего, ещё раз умертвим. И так до окончательного упокоения.

— А почему они не встают повторно? Они ведь в первый раз встали — что им мешает ещё раз встать?

— На этот вопрос, на самом деле, ещё нет ответа. Вообще, — Рид направился к огромным дверям, — вопрос немёртвых очень плохо изучен. До сих пор неизвестно, по какому вообще принципу они встают, как происходят эти мутации и что делать с телами, чтобы этого точно не произошло, потому что были случаи, когда тело формировалось из кучи пепла. Единственное, немёртвый формируется всегда из тела человека.

Мира ничего не стала отвечать, задумавшись об услышанном. Она ещё немного рассмотрела тело баньши, заметила осколки чего-то синего и побежала помогать Риду тащить один из столов в сторону выхода. Кивком головы он велел ей встать так, чтобы идти спиной.

— А как ты тут оказался? Ты разве не с драконом бился? Это как-то связано с теми осколками на полу? Это что-то принёс Каин? Я видела, как он выплюнул что-то из клюва, когда она его схватила! Он специально в неё влетел?

— Тебе просто ответа «да» достаточно? Или говорить «да» на каждый твой вопрос? Хотя я вообще не понимаю, зачем тебе в этом диалоге нужен я, — он усмехнулся и остановился, чтобы поставить стол. — А вообще да, молодец, всё правильно. Это артефакт гномьей работы: позволяет переместиться к нему из любой точки. К сожалению, у него есть ограничения по расстоянию и использованию в виде одноразовости, — он достал из кармана такие же синие осколки и выкинул их на землю.

— Поня… ох ни… — Мира поперхнулась на полуслове от лёгкого подзатыльника, — извини, я просто испугалась, — она действительно не ожидала увидеть прямо перед собой огромную тушу дракона, когда обернулась. — В небе он казался намного меньше… громадина.

— Вот и я думаю, что это громадная куча золота, — довольно хмыкнул Рид, снимая со спины сумку и укладывая её на стол. Мира молча наблюдала за всеми свёртками, которые появлялись в руках наёмника и оказывались на столе. Затем он принялся их распаковывать, и Мира увидела всевозможных размеров и форм щипцы, скальпели, склянки — пустые и с растворами — и молоточки с зубилами. Мира была уверена, что видела это всё впервые, но точно знала их названия.

— Ну что? — Рид оскалился, хрустнув пальцами. — Приступим?

0
113
02:05
Все? Перегорели?
07:36
Нет)) просто я пока в Москве на форуме — нет возможности выложить главу. Как только приеду домой, буду выкладывать продолжение))
13:32
А как же репортаж с форума?
Фотосессия, понимаешь?
10:12
Репортаж, фотосессия — уже всё есть у меня на страничке в вк))
Загрузка...
Илона Левина №1