3. Иной

Автор:
Сева Маслов
3. Иной
Аннотация:
​Рассказ о том, как восприимчивы творческие и живые люди, и как их легко потерять.
Текст:

Иной

В Петербурге, почти на самой его окраине, жил школьный преподаватель русского языка и литературы. Звали его Евгений Евгеньевич Иной. Больше всего в жизни он любил две вещи: свою работу и театр, в одном любительском он как раз и играл. Например, однажды ему повезло перевоплотиться в Акакия Акакьевича, чем Иной при удобном случае гордился. Работа же Евгению Евгеньевичу нравилась из-за любви к своим предметам, сплочённому коллективу и из-за общения с детьми, в которых он, к слову, души не чаял. Ученикам Евгений Евгеньевич тоже очень даже нравился, о нём всегда хорошо отзывались, оно и понятно, почти все отличники, ещё и на уроках весело. Коллеги тоже его любили - задорный, вежливый, душевный, искренний, простой и самый, что ни на есть, настоящий человек. Иной действительно был иным.

Понится, соседские ребята мне рассказывали, как однажды Евгений Евгеньевич, возвращаясь с работы, засмотрелся на их незамысловатую игру - "Царя горы". Он положил портфель на снег и довольный, с улыбкой на лице отправился к снежной горке где игра и проходила:
- Господа-товарищи, ну-ка, разрешите присоединиться к вам?
Ребята отказывать не стали, где ж это видано, что учитель с детьми в такие игры на улице гоняет? Конечно, сил у Евгения Евгеньевича было больше, и он пару раз стал Царём, что сильно его забавляло. Но, разумеется, он решил в конце поддаться. Ребята весело отправили учителя вниз по склону, и даже запрыгали от счастья, что одолели столь сильного противника. Евгений Евгеньевич, сидел на снегу, смеялся, следил за игрой. Как она закончилась, он подошёл к ребятам, пожал каждому руку и с некоторой грустью сказал:
- Ну что, господа-товарищи, мне пора идти. Весёлые вы, ещё бы остался играть, но, вон, в портфеле тетрадок куча. Проверять ещё полночи...

Иной быстрым шагом пошёл в сторону подъезда, там пробежался по только что вымытым лестницам, поздоровался со старенькой соседкой, открыл дверь, и вот он уже дома. Разделся, вымыл руки, поставил чайник, включил любимую песню:
Причудливый мир во мне,
Условие жизни - бег.
И не удержать коней,
Когда я наедине.
Я загнанный человек,
Когда я в твоей руке,
Я тающий снег.
Квартира Евгения Евгеньевича была достаточно маленькая: очень светлая прихожая, ведь там почему-то было целых пять лампочек; прямо была небольшая комната, где возле двери стояла кровать, у супротивной стены был шкаф с вещами, на полу лежал ковёр, у окна же, с сине-бело-красными занавесками, находился стол с разными бумажками - чего там только не было! и контрольные пятых классов, и квитанции, и черновики, и сценарий постановки, и лежали даже те записи, которые при всём своём желании, Евгений Евгеньевич бы не вспомнил; налево была кухня самая обыкновенная: стол, пара табуреток, холодильник, всякие шкафы, электрическая плитка, старенький телевизор; а направо же была ванная комната, наверное, самая маленькая комната, ведь туда еле-еле помещалось всё необходимое. Жилище Евгения Евгеньевича было совсем не большим, но таким уютным и располагающим...

Вечерами Иной писал стихи, проверял тетради, смотрел телевизор, слушал музыку и читал книги. Сейчас, к слову, он в очередной раз перечитывал "Нос" Гоголя. Рассказ казался ему таким странным, загодочным и потому очень привлекательным. Иногда, в самые весёлые и интересные вечера, у Иного были репетиции в театре. Их он особенно любил и не пропустил ещё ни одной. И вот опять, намечалась одна такая репетиция.
Чайник уже вскипел, Евгений Евгеньевич налил воду, молока, насыпал молотого кофе, хорошенько всё размешал, задумался и начал пить, кстати, свой любимый напиток. "Печенюшки кончаются... Следует зайти в магазин да прикупить немного. Благо, сейчас увидел и всяко не забуду про них потом!". Кофе скоро тоже закончился, и вот, пора выходить.
Любительский театр, где играл Евгений Евгеньевич, существовал на базе одного из многочисленных Домов культуры. Репетиции проходили на обычной такой, небольшой сцене, но зато за кулисами находилось достаточно много реквизита: и разноцветные штаны, и бутафорские пистолеты, и шинели, и одежда петровских времён, и ростовые костюмы, и всякие ширмы - чего там только не было! А всё нужное, всё дорогое сердцу и до боли знакомое всем актёрам театра, а Евгению Евгеньевичу особенно, ведь он играл здесь уже дольше всех.

Итак, Иной вышел из квартиры, прошёл дворами пару кварталов, подошёл к светофору, стал ждать. "Снег сегодня крупный, вон, какими хлопьями валит! - думал Евгений Евгеньевич - Суровая нынче зима, давно такой уж и не было...". Зелёный свет загорелся, актёр начал переходить дорогу, не замечая, что к нему стремительно приближалась машина чёрного цвета, рассекая снегопад. Водитель не сигналил, он просто следовал своей, только ему понятной, цели. Перед самым моментов столкновения, которое, чуть было, не случилось, Евгений Евгеньевич всё же успел отпрыгнуть назад, избежав тем самым долгих недель в больнице, а то и... М-да. "Куда это он так торопится? Ничего не замечает... Да мы, признаться, все куда-то всегда стремимся. Вот, даже я сейчас шёл и не видел ничего вокруг себя. Странно всё это..". Дальше происшествий по дороге не случилось.
Иной подошёл к своему любимому ДК, по привычке постучался. А кому? Да так, совершенно машинально. И зашёл внутрь.

Войдя уже в зал, тут же поздоровался со своим приятелем.
- Здравствуй, Евгений Евгеньевич!
- Привет-привет!
- Как поживаешь, что нового? А то давно не виделись, сам знаешь, перелом у меня был. А это - дело такое...
- Живу хорошо, потихоньку. Я вот, признаться, последнее время просто одержим одной мыслью!
- И какой же?
- Ну, вот, смотри, я очень люблю музыку. Дома всё слушаю, слушаю... И, вот, на днях задумался: "А что это я её слушаю, если могу играть!". В общем, я хочу приобрести себе гитару.
- О, так это же замечательно! Конечно, отличная мысль, покупай!
- Так, зарплаты-то у меня не хватает, чтоб вот так вот просто взять и купить. Буду копить...
- Ну, дело хорошее, удачи тебе, Евгений Евгеньевич!
- Спасибо, спасибо...
Репетиция длилась около 2-х часов, ставили они десткую сказку "Колобок". Новая, так сказать, интерпретация.

Домой Иной вернулся только часов в 10 вечера, печенюшки, к слову, купить забыл. "Пу-пу-пу... Ещё и кипа тетрадок лежит... Придётся проверять, ребятам обещал всё же!". Спать Евгений Евгеньевич лёг только в начале 3-го, а вставать нужно было уже в 06:23. Да-да, именно такой будильник он ставил почти каждый раз. Но проснулся Иной вовсе не от него, а от странного звонка посреди ночи - в 04:04.
- Что это? Кто это? - медленно приходя в себя, проговорил Евгений Евгеньевич, - Номер неизвестный... Не нравится мне всё это.
Вызов прекратился, но через несколько секунд начался снова.
- Хм... Алё? - наконец взял трубку Иной.
Ему что-то сказали, видимо, что-то очень страшное, будто что-то случилось. После слов с другого конца провода Евгений Евгеньевич поблелнел, съёжился, его начало потряхивать:
- Хор-рошо... Я-я п-понял, спас-сибо... - только и смог сказать он.
В школе учитель не появился ни на этот, ни на следующий день, он только сидел дома, что-то иногда выкрикивал в окно, слушал музыку:
Снова горит письмо,
Снова сгорит в углях оно.
Я так долго его терзал.
Снова не спит весь дом,
Снова открыто то окно,
В которое я хотел сбежать и сбежал.
Лишь на 3-й день утром Евгений Евгеньевич весь в чёрном вышел на улицу и исчез в неизвестном направлении. Вернулся только к вечеру весь заплаканный и крайне грустный, будто вся его радостная и счастливая жизнь стала в один миг бессмысленной, холодной... неживой... Соседи приметили, что он нёс на спине гитару, когда возвращался домой - всё же купил. Пытались с ним заговорить, но Иной молчал и лишь глядел вникуда помутневшими глазами, в которых были только лишь страх и отчаянность. "Может, умер у него кто? - могли только догадываться соседи - Верно, так и есть...".
Из школы уже начали звонить, но утром 4-го дня пришла СМС-ка о том, что Евгений Евгеньевич должен прийти в школу в срочном порядке и подписать заявление об увольнении. После этого сообщения, музыка в квартире заиграла ещё громче и заунывнее. Гитару, к слову, никто из соседей ещё ни разу не слышал. Оно и немудрено, у человека горе, по всей видимости, случилось, нет ему дела до игры.

На 6-й день у Иного стало совсем тихо. Ни одного звука, только холодная, проедающая всё живое, тишина переполняла, что прихожую, что небольшую комнату, что кухню, что ванную. Соседи обеспокоились таким положением дел и вызвали полицию. В 16:04 вскрыли дверь и нашли мёртвого Евгения Евгеньевича, он мирно лежал в своей кровати. Он умер во сне от сердечного приступа, который вполне был обоснован последними происшествиями в жизни Иного. Казалось, Петербург навсегда уснул вместе с ним, на улицах стало тихо, школа погрузилась в траур, театр закончил свою работу навсегда, дети перестали появляться и играть во дворе, чёрная машина вдруг остановилась, так и не доехав до своей цели, а гитара всё висела на стене нетронутая. Висела долго, пока однажды не упала и не расскололась, и вот тогда стало абсолютно по-настоящему тихо, холодно. И страшно...

Песни:
1) Кукрыниксы - Артист
2) Кукрыниксы - Последнее письмо

+3
100
00:51
+1
Огромная просьба к читателям, пожалуйста, оставляйте отзывы, это очень важно для меня.
19:36
+1
Грустный рассказ, но мне понравилось, спасибо! thumbsup
Загрузка...
Светлана Ледовская №1

Другие публикации

***
***
natalya.novikova 37 минут назад 0
***
***
natalya.novikova 42 минуты назад 0