Гробовая любовь. Часть II

Автор:
denis_may
Гробовая любовь. Часть II
Аннотация:
Дело зашло в тупик. Нечеловеческие улики, найденные в спальне бабушки, говорили об неизвестном животном-убийце.
Текст:

          - Быстрее, ты не можешь говорить быстрее?!

  •        Полиция города Гартона среагировала мгновенно. После того, как раздался дикий рев зверя, не только мисс Карла поспешила на помощь к своей госпоже, но и садовник, который проснулся на чердаке в своей комнате. Садовник не сразу понял что происходит, но уже после второго крика он вскочил на ноги. Задыхаясь и членораздельно с секундными паузами говоря в трубку, Макс все-таки смог объясниться с дежурным полицейским по телефону.
          В третьем часу ночи четверо инспекторов во главе со страшим инспектором Райеном Денличем явились на лошадях в бабушкино поместье. Инспектор Денлич, видимо, хотел по «горячим следам» расследовать это преступление. На его счету было порядка пятидесяти успешных расследований. Он не сомневался, как мне признался в дальнейшем, что справится с делом до утренней унции бодрящего кофе с утренней прессой. Как же он ошибался тогда. Двое полицейских разошлись по придомовому участку, а остальные исследовали двухэтажный дом изнутри. Очнувшаяся женщина отстраненно наблюдала, как двое полицейских дотошно рассматривают каждую деталь комнаты. Все улики в спальне бабушки были пронумерованы. Старший инспектор быстро ходил по комнатам, то и дело выглядывал в окна, спускался вниз и рассматривал следы возле дома, тем самым, видимо, составлял общую картину преступления. Он насвистывал мелодию из вечного шлягера Виктора Ена «Достучаться до небес» себе под нос, из-за этого свиста можно было легко составить маршрут передвижения инспектора. Деталей расследования я не знаю, знаю лишь некоторые найденные улики, о которых поведала мне гувернантка после моего скорого приезда. Так на подоконнике, как и на шее убитой бабушки, были найдены глубокие царапины. Кроме царапин на шее были видны два одинаковых отверстия! В правой руке она сжимало крохотное фото деда.
           Все стеклянные предметы: вазы, кувшины, хрустальный сервис были разбиты  вдребезги. Но все остальные вещи, что шкаф с книгами, что огромный шкаф с одеждой, были не тронуты. Следы на потолке были лишь похожи на человеческие, если приглядеться, то можно было усомниться в этом. На следующий день велась следственная работа вплоть до полуночи, затем спальня была опечатана. И был дан указ до нашего прибытия слугам, коих было всего две: садовник и гувернантка, наблюдать за комнатой. В случае чего немедленно требовалось доложить обо всем по телефону старшему инспектору Денличу и ждать от него дальнейших указаний.
    Я с родителями прибыл во второй день после смерти. Первым же делом я отправился в бабушкину комнату. Здесь до сих пор суетились два инспектора. Ужаснувшись от увиденного, мне поскорее захотелось на свежий воздух. Стекло под ногами хрустнуло, я подошел к книжному шкафу. В этот момент книга упала с полки на пол и обнажила страницы. Я присел, взял в руки книгу и принялся читать с того места, на котором она раскрылась: «Здесь покоится мое тело, уже сто лет я изо дня в день я делаю зарубки на крышке этого гроба. Отпусти меня на волю, я хочу жить и дышать как все…» Я перестал читать, мистику и ужасы я не любил. Больше всего мне нравились детективы, иногда проскакивали любовные романы, куда же без них, но они были редким исключением из правил. Я поставил книгу обратно и направился к окну. Сделав глубокий вдох, я окунулся в бабушкины мистические истории, которые она мне рассказывала тридцать лет тому назад в детстве.
          Мы провели на скорую руку похороны, так как тело уже издавало смердящий запах. Голова была неаккуратно пришита садовником к телу. Как Макс согласился на это, ума не приложу? Хорошо, что бабушка позаботилась о своем месте на городском кладбище. Склеп, какой она лично проектировала, закончен был уже ровно год назад. Светлый, просторный он никак не должен был в дальнейшем наводить такой ужас на посетителей городского кладбища. Ну вот, для моего отца настал замечательный момент – из города явился юрист с бабушкиным завещанием. Как же я ненавижу своего отца за это. Вы бы видели этот уродливый взгляд с пылким огнем в глазах. Матери было все равно, она таила какую-то давнюю обиду на бабушку, даже смерть не заставила ее простить. Собралось родственников – человек двадцать, о существовании которых я узнал лишь сейчас. И у всех лица, как у моего отца. Как же это противно! Мне противно смотреть каждому из них в глаза! Мне было безразлично, когда толстенький человек с пенсне и с пролысиной на голове начал свою «торжественную» речь. Я в этот момент думал о бабушке, я скорбел по утрате. Былые воспоминания нахлынули на меня, и слезы появились сами собой. Какое же разочарование ждало всех этих лицемеров, когда юрист зачитал мое единственное в списке наследников имя. И теперь слезы были уже на глазах этих людей. Но это были совсем другие слезы, черные слезы гнева.
  •         Все быстро разъехались, новые родственники канули в бездну. Я остался один, начал распоряжаться поместьем, следовало закончить кое-какие дела бабушки, мне пришлось провести целый месяц здесь. Работу врача я не хотел бросать и родовое поместье тоже. На чаше весов настало равновесие. Мне не удалось ни за какие деньги уговорить остаться на службе ни мисс Карлу, ни Макса садовника. После того, как о загадочной смерти узнали все в округе Гартона, никто не захотел вести хозяйство в этом доме. С большим трудом, все же мне удалось уговорить Макса навещать и проверять дом раз в неделю. Я должен помогать больным, я дал клятву Гиппократу и призван служить народу. В отпуске я обязательно сюда приеду и наведу здесь порядок!
           - Заканчивай свой рассказ!
            Расследование за два года ни к чему не привело. Старший инспектор Денлич от первого нераскрытого дела в своей карьере громко негодовал: «Как такое может быть? Преступник вошел и вышел в окно, но ни лесенки, ни следов на газоне перед окном не было. Как будто убийца улетел на крыльях. Это же невозможно! Следы на подоконнике и потолке явно отличаются от человеческих и принадлежат одному существу». Такой отрывок из доклада прозвучал от инспектора комиссару полиции.
    Во фруктовом саду в ста ярдах от окна спальни бабушки было обнаружено сломанная ветка яблони. Но это событие никак не смогло связаться со смертью хозяина дома. Улыбка, с которой пожилая женщина смотрела со своих коленей в пустоту, постоянно снилась старшему инспектору. Снилась голова, которая каталась по полу вокруг своего безжизненного тела и судорожно хохотала, а руки от разочарования хлопали себя по бедрам. От этого металлического неестественного хохота инспектор часто просыпался весь сырой от пота глубокой ночью и больше не мог уснуть до первых петухов.
0
143
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Светлана Ледовская №1

Другие публикации

Nihil
NIHIL 1 час назад 4
Делирий
grab 3 часа назад 0
Закат на море
Ева 3 часа назад 18