За дверью

Автор:
Kasablanka96
За дверью
Текст:

             За дверью

Евгений Юрьевич наслаждался летним утром, спускаясь по просеке, мимо аккуратно рассаженных сосен и лиственниц. Редкая благодушность завладела им и умиляла во всем. Он всматривался с восхищением в сверкающие капли на тонких сплетениях паутины растянутой на солнце крестовиками. Красно-желтый кирпич старых девятиэтажек, по левую сторону просеки, весь в выбоинах и росчерках аэрозоли, перекликался в восприятии с произведениями художников-реалистов.

Радостный взор вдруг остановился на голубом киоске на обочине. Крепкая, энергичная мадам, плотно обтянутая форменной одеждой, как раз открывала витрину. Хрустящие рожки, стаканчики, трубочки… Коварное настроение с утра толкало Е.Ю. на авантюры не свойственные солидному возрасту: - А-а-эх…! – и он направился в сторону киоска, а через пару минут снова вышел на дорожку, оглядываясь в поисках скамеечки, где бы можно было насладиться пломбиром в золотистом стаканчике.

Дорожка между тем закруглялась, упираясь в перекресток трассы. Е.Ю. еще раз оглянулся: разрезая зеленую полосу сосняка, прямо к микрорайону вилась мощеная тропинка. Он смело ступил на бурые кирпичики брусчатки, усыпанные хвоей. Дорожка пошла под уклон. Е.Ю. пружинил шаг, чувствуя себя озорным мальчишкой, перепрыгивал сороконожек, убегающих от муравьев.

Брусчатка плавно убегала в проем между двумя панельными высотками. Под одной из них крупные призывные буквы рекламировали баню: «Бани и сауны «Джемма»». Полуголая тетя с шайкой и веником, как срисованная с картин Рубенса вызвала у него снисходительную ухмылку: « Давно по этому райончику не гулял…».

В глубине двух дворов, в окружении гигантских тополей виднелась одинокая, ранним утром, детская площадка: пластиковая горка, каруселька, две лавочки возле убитого надгробия песочницы.

Е.Ю., не теряя озорного настроения, плюхнулся на облупленную скамейку и разорвал, наконец, прозрачный целлофан. Мороженное оказалось слишком сладким. Е.Ю. облизывал подтаявший верх и удовлетворенно осматривался вокруг.

Кроны тополей соперничали с тремя типовыми панельками, замкнувшими в тесный круг площадку. Сквозь плотную листву редкие лучи падали в самый центр песочницы, заплеванной окурками. Игра света сбивала с толку, не давая точно определить время суток.

Позади раздался звук газующего автомобиля. Он оглянулся. По двору на хорошей скорости проехал черный джип. Из водительского окна на всю округу разносилось шипение граммофона: «… Тринце бринце ананас, красная калина…». Два толстых человечка в отливных малиновых костюмах колыхали животами в такт Утесову.

- А может не Утесову? - Е.Ю. втянул голову в покатые плечи – чудно как-то…

Мороженное таяло, и, слизывая поверх стаканчика, Е.Ю. лениво рассматривал содержимое песочницы. Ванька-встанька с пивным пузиком нахально поднялся над искалеченными останками, сердобольно брошенными сюда, а не в склизкий мусорный бак. Пластмассовый пупсик, до головы зарытый в песок, а рядом с ним кукла лежит навзничь, раздвинув длинные ноги и упираясь подлым взглядом в небо. Одной руки нет. Вульгарный рот щерится, а юбка едва прикрывает срам. Рыжие волосы залеплены грязным песком. Он неловко перевел было взгляд на Ваньку, но глаза тут же непроизвольно вернулись на короткую юбку, обтягивающую твердое розовое бедро.

- Да..- он удивленно вспоминал. В далекие годы его детства куклы - пуританки,  лишь символично отражали пол. Эта с полными гибели глазами, лежала, как лежит куртизанка, соблазняя клиента.

– Да еще и низкого пошиба – Е.Ю. высокомерно поморщился и хотел сосредоточиться на мороженом, но в этот момент воздух над песочницей заколыхался, как от сильного жара. Кукла повела единственной тонкой ручкой, уселась на песок и бросила голодный взгляд на пивное пузо Ваньки.

Ребенок-пупсик бессмысленно и методично ковырял засохший песок красным совочком. Один синий глаз сосредоточенно контролировал движение руки, второй бессмысленно- бельмастый уставился куда-то вдаль. С перекрестка вновь донеслось сипение куплетов : «…Мое пузо не боится ни кола, ни ножика…».

Рыжая поднялась с заплеванного песка, и, одернув змеиную лайку короткой юбки, юродиво улыбаясь на бельмастого, доверчиво прижалась к Ванькиному пузу.

-У-у, мразь! – Ванька сделал попытку толкнуть ее обратно в песочницу, но та, взмахнув над головой гладко заросшей культей, удержалась на тонких ногах и вдруг завизжала на всю округу: - А кто третьего дня к Шуре ходил?! Думаете, Иван Петрович, вам можно в песочницу толкать? – визг сорвался на похабную брань.

Е.Ю. поспешно бросил в черный ковш-урну остатки окончательно растаявшего мороженного и попытался встать, но ноги вдруг не послушались. Зад намертво приклеился к ободранным доскам скамейки…

…Строительная группа во главе координатора уверенно продвигалась по белой пустоши. Изредка перед ними неожиданно вырастал блок строения, висящий в воздухе сам по себе, или появлялся под ногами кусок твердого покрытия. Чем дальше они уходили в строительную зону, тем чаще мелькали квадратные пласты, а цепочки строительных блоков становились длиннее.

Слепое белое пространство становилось все прозрачнее, и группа уже видела где-то вдалеке нагромождения блоков, самоуверенно уходящих верхушками в рассвет.

Квадраты покрытия срастались на глазах в широкую пустынную дорогу: по обеим сторонам застыли корые тела декораций с бумажно-зелеными обрывками приподнятыми условным порывом воздуха. Группа, с надеждой затаив дыхание, шагала по ней, вслед за руководителем. Все молчали. Тишину нарушил сам координатор:

- Ну, каково? А-а? Увидеть свою работу в таком формате!

Он, наконец, остановился в центре пространства, между тремя строениями. Затаенные взгляды всей строительной группы следили за направлением его взгляда. Координатор удовлетворенно оглядел строения и площадку.

- Здесь, я думаю, можно оставить в таком виде, а вот другие пласты …

Он придирчиво оглядел группу пожилых сущностей в сюртуках и кринолинах на скамейке у входа в жилое строение.

- Создается ощущение, что мы слишком явно заимствуем… - координатор сморщился, разглядывая высохшую кисть руки с клетчатым веером карт.

– Не-ет, здесь точно необходимы новые способы индивидуализации пространства...

- А кто дверь в цех не закрыл? – все обернули растерянные взгляды на площадку в центре и посиневшего, обескровленного объекта. Объект шевелился!

- Я счас…- кто-то из группы засуетился и включил датчик. Прибор запищал и отразил красный зачеркнутый символ.

-Ну, как выводить будем? – координатор гневно поднял брови.

Тот-же шустрый определил процент энергии объекта.

- Уровень угрозы чрезвычайный… Тут быстро надо, его уже сжевало наполовину… Время образования в строительной зоне 01.0007.0003…

-Так, ты - координатор упер палец в шустрого - выволочешь его за дверь по моему сигналу. Он отогнал счетчик и дождался, когда шустрый приблизится к объекту сзади.

- И всем – молчок! Сами знаете - что тут поднимется…

…Е.Ю. разлепил тяжелые веки. Кукла и Ванька по-прежнему лежали в песке. К площадке приближалась молодая пара с ребенком. Е.Ю. попытался сглотнуть приторно-вязкую слюну и тут же опорожнил содержимое желудка прямо себе под ноги. Девушка поспешно взяла ребенка за руку, а мужчина брезгливо сморщился:

- Пережрут сволочи, и на детскую площадку лезут.

Е.Ю. оторвал тело от проклятой лавочки, и, пошатываясь на ватных ногах, пошел обратной дорогой, не разбирая пути и давя неуклюжими подошвами муравьев на красной брусчатке.

Другие работы автора:
+1
48
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Светлана Ледовская №1