"Демоны среднего звена"

Автор:
Инримор
"Демоны среднего звена"
Аннотация:
Доброго времени суток. Меня зовут Инри и это моя первая попытка писать после долгих лет перерыва. Буду рад критике. Спасибо.
Приведенные отрывки песен: Сергей Маврин - Падший, Рожденные жить

Рассказ о нелегкой жизни рабочего класса в Аду.
Часть 1.
Текст:

Массивные ониксовые плиты, покрытые рунами, с привычным скрежетом поехали в стороны. Из виду скрылись многочисленные сколы и вмятины, граффити и подпалины. Проводив взглядом надпись "Дезмонд - сын стигийской шлюхи", которую он сам же и выцарапал, я усмехнулся, вспомнив тот день, а затем зашел в "Горгону".
В баре, как и всегда, царил старательно организованный хаос. Из стилизованных под скалящихся гаргулий колонок ревела музыка, разноцветные огни блуждали по всему залу, а в клетках под потолком извивались очередные дамочки, которые менялись у Дезмонда чуть ли не каждую неделю. 
Привычно просочившись через веселую и пьяную толпу, я протиснулся к стойке, где уже оживленно переговаривались Миркул и Валкия со своим новым воздыхателем - каким-то рогатым качком с пятого круга. Как его зовут, я так и не запомнил, да и смысла особого в этом не видел.

- О, привет, Айзек - очаровательно улыбнулась мне Валкия, когда я приземлился рядом с ними. - Что-то ты сегодня поздновато. Задержался на работе?
- И чего морда лица такая кислая? Опять чертей на всех не хватило? - хохотнул Миркул и опрокинул стакан с чем-то ядовито-красным.
Рядом уже нарисовался Дезмонд.
- Ну наконец-то, где тебя только носит! Как обычно, или попробуешь новенькое?
Я обвел друзей взглядом и, вздохнув, выдавил из себя:
- Ребята, у меня проблемы. Наш отдел расформировали. Дезмонд, мне двойную порцию.
На миг все замолчали. Даже качок Валкии, кажется, проникся моментом.
А потом понеслось.
Миркул ругался и обещал пойти разобраться. Дезмонд суетливо наливал мне двойной "Ифрит", а Валкия гладила по плечу и сочувственно расспрашивала.
- Да как так-то? Какого хрена, а? Что значит, "расформировали"? Это же вечный цикл, это всё равно, что Ад закрыть!
- Тебе хоть что-то заплатили? Пристроят куда-нибудь?
- Айзек, ничего-ничего, сейчас выпьешь, попустит и придумаем что-нибудь!

Покачав головой, я расстегнул рубашку. Очередная неловкая пауза, а затем Дезмонд сочно выругался и сунул мне пойло в руки.
На моей груди, начинаясь от горла и уходя вниз, мерцала и переливалась золотистым светом Печать Депортации.
- Ребята, это последний раз, когда я с вами, - я старался, чтобы мой голос не дрожал. - Я очень ценю ваше стремление помочь, но руки коротки. Миркул - казначей, Валкия - дизайнер, а Дезмонд - бармен. Даже при всем желании, у нас нет возможностей снять... это - я указал на Печать. А затем залпом прикончил выпивку.
- Вот дерьмо, - сплюнул Миркул. Валкия просто заплакала, спрятавшись за своими крыльями, как она делала, когда ей было страшно. Ее бойфренд таращился на меня, как баран на новые ворота, не понимая, что произошло и почему всем вдруг стало грустно. Почему-то я разозлился на него. Довольный баловень судьбы, живущий в комфорте и абсолютно защищенный от любого произвола. Об этом говорила его форма внутренних сил безопасности 5 круга. А меня ждет полная задница.
Дезмонд с совершенно ошалевшим видом налил сам себе.
- Нет, ну должен же быть какой-то выход... - протянул он, поднося стакан к губам, но в последний момент передумал и сунул мне. Благодарно кивнув, я выпил ещё и продолжил:
- На мой вопрос "почему?", Большой Н. сказал, что мы живем в 21 веке и пытать души - бесперспективно и негуманно. Теперь все делается по другому, никаких вил с кострами, серных ванн и прочего. А раз не нужны пытки, то не нужен и наш отдел.
- А депортация-то за что?! - истерично вскрикнула Валкия.
- Бессрочный отпуск. Наша братия же любит погулять по земле. Вот теперь ему придется там жить. Перепрофилирование демона - долгая и дорогая штука, Валкия. - Ответил ей помрачневший Миркул.
Качок растерянно смотрел на нас, это все звучало для него полной дичью. Что ж, не могу винить его. Если бы я жил так, как он, я бы вообще не задумывался о хрупкости своего положения, или о том, что существует Печать. Ха, да я наверное и в бар бы этот не ходил, есть места куда круче по факту.
За стойкой опять повисло тягостное молчание, и я вслушался в музыку. Мы частенько слушаем творчество смертных, и, вынужден признать, они действительно талантливее нас. Вот и сейчас из колонок лилось что-то из их песен:

"Кpылья есть y всех,
У каждого - свой пyть навеpх.
Есть y каждого своя доpога в никyда.
Гpешных и святых,
Hищих и цаpей земных
Одинаково пытает pазная сyдьба."

Я вздрогнул. Как точно этот человек передал песней мои мысли, мое настроение. Так поневоле и поверишь в Божью Искру, про которую они так часто говорят. Со вздохом я прикончил очередного "Ифрита", подставленного под руку верным Дезмондом. Завтра уже все будет иначе. И хоть депортация - это не пожизненное наказание, но шанс, что я вернусь обратно в Ад стремится к нулю. Слишком хорошо я знаю Н., он не из тех, кто оплатит мое перепрофилирование. А у друзей такого количества душ нет и просто не может быть. Даже если Валкия напряжет качка. У них и самих куча проблем.
- Айзек, ну они хотя бы тебе выплатили что-то? Я могу помочь... - Миркул уже доставал карточку.
Валкия очнулась от ступора и тоже полезла в сумочку, пытаясь открыть дрожащими пальцами замок. Было так непривычно видеть суккуба неуверенной и нервничающей.
Я остановил их жестом и качнул головой.
- Нет, ребята. Я очень ценю ваше желание помочь, но лучше подумайте о себе сейчас. Кое-что у меня осталось, а дальше не пропаду. Тем более, что душами там не расплатишься.
- Я могу устроить обмен валют, у меня есть воз... - начал опять Миркул, но я остановил его:
- Не надо. Да, все это сложно, но я не хочу, чтобы вы рисковали из-за меня. Держитесь за свою работу, а я справлюсь. Может даже вернусь. - все мы понимали, что это просто слова. - Ведь возвращались же некоторые.
Друзья согласно кивнули, но в их согласии очевидно сквозило сомнение.
- Ладно, давайте выпьем, как в старые добрые, когда Дезмонд доказывал всему миру, что его мать действительно Стигийский суккуб! Наливай!
- Сегодня - за счет заведения! - объявил Дезмонд, разливая новые порции. - Эй, народ! Сегодня мы провожаем лучшего куратора во всем Аду - Айзека! Выпейте же за него и повеселитесь как следует, пускай старушка "Горгона" разомнет косточки!
Разношерстная толпа демонов ответила одобрительным гулом и проскандировала мое имя, прежде чем осушить бокалы.
Приятно, черт побери. Спасибо, Дезмонд, хоть будет, что вспомнить.
Из колонок уже звучало что-то другое, но все еще цепляющее:

"Не плачь, не жалей,
Не зови,
Слабому - плеть,
Вольному – воля,
Имя своё
Солнцу неси
В тёплых ладонях.
У ветра дорогу спроси,
Сомнения прочь,
И прочь тревога.
Всё, как есть прими,
И не вини ни чёрта,
Ни бога."

Ухмыльнувшись, я присоединился к веселой панихиде по самому себе.
Надрались мы конечно знатно. Валкия отжигала на барной стойке, Миркул играл на гитаре, исполняя бессмертные хиты, Дезмонд, кажется, умудрился споить даже качка. В какой-то момент его крошечные глазки сбежались к переносице, а затем он грузно рухнул на диванчик, где и отрубился.
Я сидел, докуривая сигарету и смотрел, как танцует Валкия. Свет стробоскопов метался по ее телу, выхватывая старые шрамы. Она прошла перепрофилирование. А раньше была игрушкой для одного очень влиятельного владыки. Она в совершенстве умела делать нужное лицо, но танец ее все еще выдавал.
Миркул грустно покачивался, перебирая струны. Завтра ему в банк, ворочать невозможным количеством душ. Как хорошо, что он сохранил при этом свою.
Мы - демоны. Демоны среднего звена.
Я поймал себя на том, что по щеке у меня катится слеза.
Пора заканчивать, или я не решусь уйти уже никогда, и меня выкинут силой. Не хочу травмировать этой сценой друзей.
Я душевно попрощался с ними и вышел из "Горгоны", стараясь не оглядываться. Ониксовые двери сошлись за моей спиной, отрезая меня от всего привычного, что было так дорого мне.
Я не стал заказывать такси, а решил добраться до дома пешком. По счастью, у меня был свой угол, а не корпоративная квартира в одном из этих черных шпилей на плато к востоку.
Ветерок приятно холодил разгоряченную кожу. Вопреки распространенному заблуждению, в Аду не всегда жарко. Климат тут самый разный, и дожди бывают, и снег.
На подходе к мосту Авернус, я закурил последнюю сигарету и попытался хотя бы частично представить свою жизнь на земле. Завтра я узнаю, в какой город меня зашвырнут. Как я буду маскироваться? Мне придется работать там, так же, как и здесь. Искать жилье. Научиться жить среди смертных. Все это пугает. Я с тоской смотрю на город вокруг, на его мрачную и прекрасную архитектуру. Я буду скучать. Всегда.
Бронзовые плиты моста глухо позвякивают под ногами. Я рефлекторно расправляю крылья, готовясь взлететь на привычной точке, но одергиваю себя. Нужно привыкать ходить ногами. Скорее всего, я больше никогда не буду летать.
Мост закончился, плавно перейдя в широкий проспект, по бокам которого высились монументальные гранитные и обсидиановые хоромы нашей элиты. Вдоль них были красиво высажены декоративные деревца, а в паре мест воздух освежали небольшие фонтаны, переливающиеся разными цветами подсветки. В основном тут живут чиновники и крупные руководители, Включая Большого Н.
Горечь переполнила меня, но злость испарилась, не успев начаться. Я был слишком ранен расставанием с городом. Тут прошло мое детство, прошла моя юность. Тут я впервые влюбился, впервые напился. Познакомился со своими друзьями. Тут я прошел свое профилирование. Стал куратором отдела Наказаний и Пыток. На мне рубашка и галстук.
А нахрена, спрашивается? С пьяной удалью я оттягиваю галстук и срываю его, запуская куда подальше. Следом летит фирменная сорочка. Мне это больше не понадобится. Это больше не мое. Вся эта жизнь больше не моя.
Я больше не демон среднего звена. Сдерживать слезы уже нет сил, и я плачу, даже не вытирая глаза. Ноги на автопилоте доносят меня до квартиры. С десятой попытки я открываю дверь и буквально вваливаюсь в прихожую. Сатура, моя ручная саламандра, настороженно смотрит на меня, засев на холодильнике.
- Позв...Поз-звоню дяде Мир-ркулу, он тебя з-заберет, С-сатура - шепчу я саламандре, и падаю на диван, даже не разувшись. 
И наконец, желанное забытье.

+1
95
12:31 (отредактировано)
Первый абзац настолько тяжеловесный, хотела им и ограничиться, но посмотрела — букав мало, и прочитала до конца. Классная вещь! thumbsupБраво, автор! bravo
Загрузка...
Светлана Ледовская №1

Другие публикации