Воины Судьбы. Часть 1, Глава 3

Автор:
Евгений Пономарёв
Воины Судьбы. Часть 1, Глава 3
Аннотация:
Что мы знаем о судьбе...
Текст:

Предыстория здесь

Глава 3

Огромный город окружала мощная стена из серого камня, усеянная рядом зубцов. Примерно через каждые триста шагов, из стены вырастали огромные круглые башни, способные вместить не один десяток лучников. Всё говорило о том, что этот город всегда был крепким орешком для любых завоевателей. И хотя его стены, вот уже более тысячи лет, не знали нападений — городские власти всегда содержали их в образцовом порядке.

Эстен потряс Таргана своими размерами. Казалось даже, что закатное солнце, медленно скрываясь за зубцами одной из городских башен, согласно было уступить ему часть небосвода. Через ров, окружающий городскую стену, был переброшен подъёмный мост. Одним концом он упирался в барбакан с распахнутыми настежь воротами, у которых стояли два стражника, внимательно осматривающие каждого проходящего. При приближении Таргана, один из них поинтересовался, спокойно ли прошёл его путь. Юноша сразу вспомнил убитых им грабителей, но, осторожности ради, не стал об этом рассказывать, а лишь утвердительно кивнул. Тогда второй стражник предупредил, что бы парень не размахивал в городе своим мечом, во избежании неприятностей со стороны стражей порядка.

— Эстен — тихий и безопасный город, в котором чтут закон и порядок, — напутствовал его страж, пропуская за ворота.

На вопрос, где находится трактир, тот неопределённо махнул рукой в направлении неширокой улочки мощёной булыжником: «Не промахнёшься», и отвернулся, всем видом показывая, что разговор окончен. Таргану ничего не оставалось делать, как пойти в указанном направлении.

Для человека, привыкшего к степным просторам, ему сразу же стало душно на узкой и тесной улочке. Дома были расположены настолько близко друг к другу, что казалось, будто они растут из одной грибницы словно опята. Но главное, это толпы людей, снующих туда-сюда с одинаково озабоченным видом, совершенно не обращая внимания на слегка очумевшего путника.

Впрочем, таверна действительно оказалась не далеко. Пройдя через распахнутые настежь ворота, юноша попал на небольшое подворье с коновязью. Он привязал лошадь, налил ей воды из стоящей рядом бочки, и только потом вошёл внутрь помещения.

Городская таверна мало чем отличалась от таверны Оливена. Всё тот же просторный зал, уставленный столами, и тот же прилавок у входа, за которым суетилась пожилая женщина в переднике. Тарган ещё не успел всё как следует рассмотреть, когда к нему обратился мужчина, стоявший у окна:

— Рад приветствовать Вас в таверне Корвина! Не желаете ли кружку свежего пива с дороги?

Мужчина был невысокого роста, но коренастым и выглядел достаточно крепким, несмотря на вполне преклонный возраст. Его густая окладистая борода была совершенно седой, как впрочем и волосы, что дополнительно придавало ему вид глубокого старика. Однако глаза трактирщика смотрели очень внимательно и отличались удивительной живостью.

— Благодарю Вас, — ответил Тарган, — но я лучше бы попил воды, если можно. А ещё хотел бы поужинать, и мне нужна комната на несколько дней.

Трактирщик взял стоящую на прилавке пивную кружку, зачерпнул из стоящей рядом кадки воды и, улыбнувшись, протянул её Таргану:

— Вода у нас бесплатно.

Юноша принял кружку с благодарностью.

— Если ты собрался задержаться в Эстене на несколько дней, — продолжил трактирщик, — то лучшего места чем таверна Корвина, тебе не найти. Да, Корвин, как ты уже наверное догадался, это я. Пока будет готовится твой ужин, пойдём поставим твою лошадку в мою конюшню, да и накормить её не мешало бы. А потом я покажу тебе твою комнату.

Трактирщик дал необходимые указания женщине и прихрамывая направился к выходу. Напившись воды, Тарган поставил пустую кружку на прилавок и последовал за ним.

***

Разбудил его луч солнца, проникший в окно. Открыв глаза, юноша с удивлением осознал, что он впервые в жизни проспал рассвет. Наверное из-за мягкой постели, а может быть непривычно долгий путь сыграли свою роль, впрочем, спешить ему было некуда.

Испытывая непривычную, но от того не менее приятную приятную истому, юноша потянулся, и на его лице разлилась блаженная улыбка. Он предвкушал новый интересный день наполненный свежими впечатлениями. Хотя задерживаться в Эстене Тарган не собирался. Сюда его привело лишь желание своими глазами увидеть большой город, а так же упоминание Оливена о находящейся здесь лавки волшебных предметов. Парень надеялся получить там хоть какую-то информацию о своём мече.

Всё же, не привыкший долго нежиться в постели, Тарган очень скоро появился в обеденном зале таверны. Пока готовился его завтрак, женщина в переднике, которую все посетители почему-то звали «Мамой», подробно объяснила дорогу к волшебной лавке.

— Только не знаю, парень, сможешь ли ты что-нибудь купить в той лавке, — произнесла она напоследок. — За их товар медью не расплатишься.

Тарган не хотел никому рассказывать о мече, а потому ответил, заранее придуманной байкой:

— Может быть их мастеру нужен ученик или подмастерье. Я с детства мечтаю стать волшебником.

— Эх куда махнул! — всплеснула руками трактирщица. — И поэтому ты убежал из дома! С детства он мечтает! Да где оно, детство твоё — молоко на губах не обсохло, а уже «детство»! Ты о матери-то подумал?!

Такого напора Тарган не ожидал. Казалось бы, какое ей до него дело? Но нет, тоже ведь переживает.

— Родители меня благословили, — ответил он, потупив взгляд.

Ему очень не нравилось врать этой женщине. Вроде бы и отчитывала его за нерадивый поступок, но делала она это как-то особенно по доброму, по матерински. А взгляд её тёмных и очень тёплых глаз, действительно напомнил Таргану его матушку.

Но женщина уже успокоилась:

— Благословили говоришь… Ну что же, тогда и я тебя благословляю. Кто его знает, что тебе уготовано Судьбой, может и возьмут полы подметать да бельё стирать… Садись за стол, волшебник, завтрак сейчас принесу.

Подарив ему тёплую улыбку, женщина ушла на кухню. Таргану ничего не оставалось, как устроиться за ближайшим свободным столом. Впрочем зал был пуст, если не считать уборщика, подметающего пол после вчерашних посетителей.

«Нескладно как-то получилось у меня с этим «учеником», — размышлял Тарган, — надо было что-нибудь другое придумать. Да теперь уже поздно. Впрочем, я здесь не на долго — сейчас в лавку, потом посмотрю город и подумаю куда поеду дальше. Может лавочник что подскажет…»

Яичница с кусочками свиного сала, приготовленная Мамой, была великолепна, и, выходя из трактира, Тарган находился в приподнятом настроении. Следуя полученным указаниям, он довольно быстро добрался до городского озера. «Это такая большая лужа, шириной шагов в двести, и вода в ней настолько прозрачная, что в ясную погоду можно сосчитать на дне каждый камешек», — вспоминая объяснение трактирщицы, юноша раз за разом пытался себе такую лужу представить. Получалось не очень. Но когда дома неожиданно расступились, и перед ним открылось озеро кристально чистой воды, обнесённое золочёной цепью — он просто опешил.

Все жители Эстена очень гордятся своим озером, и Мама не была исключением. Ширина его, даже в самом широком месте не превышала ста шагов. Но вот вода в озере была действительно настолько чистой, что идея сосчитать камни на его дне, уже не казалась такой абсурдной. Это был городской запас пресной воды на случай осады. Ещё одна традиция, сохранившаяся в Эстене на протяжении тысячи лет. Чтобы вода оставалась чистой, власти города окружили озеро цепью и установили посты почётного караула. Впрочем, караул давно уже стал анахронизмом — ни один эстенец никогда не позволит себе осквернить городскую святыню.

Порыв осеннего ветра сорвал горсть пожелтевших листьев с верхушек деревьев и швырнул их на водную гладь. Небрежно поиграв на воде своими игрушечными лодочками, ветер умчался, и только несколько листьев, забытых им на поверхности озера, напоминали об этой мимолётной шалости.

«Наверное их кто-то убирает», — подумал Тарган отрешённо. А ещё подумалось, что если бы он так и остался дома, то никогда, ничего подобного не увидел бы. Прошло всего ведь несколько дней. А что его ждёт завтра? Эти мысли придавали уверенности в правильности сделанного им выбора. «И если это лишь начало пути, приготовленного мне Судьбой, то я с радостью пойду по этому пути!»

От озера до лавки было уже рукой подать. Ближе к центру города, дома вдоль улицы сблизились настолько, что превратились в одну сплошную каменную стену с множеством дверей и окон, смотрящих друг на друга. Находится в этом каменном колодце, для Таргана было особенно тяжело. Он буквально задыхался в этих узких улочках, заполненными толпами совершенно непонятных людей.

Вывеска с изображением перекрещенных меча и посоха указывала на дом, который сильно отличался от остальных в первую очередь тем, что перед его входом был разбит небольшой садик, а сам дом стоял особняком, выбиваясь из общей массы каменного мешка. Небольшая кованная калитка оказалась открытой, словно приглашая уйти с гнетущей улицы под тень душистых яблонь, и Тарган не мешкая воспользовался этим приглашением.

Наверное здесь была какая-то магия. Стоило только ему ступить за калитку, как он оказался в совершенно другом мире. Гомон и духота каменного мешка неожиданно сменились тишиной и ароматом созревающих яблок, а от дома повеяло чем-то родным и желанным. Чем ближе Тарган подходил к дому, тем явственнее ощущалась странная вибрация меча, тот словно нашёптывал: «Туда, туда…» Даже не глядя не меч, было понятно, что рубин в его крестовине, пылает как никогда ранее.

Входная дверь открылась прежде чем Тарган к ней приблизился. На пороге, приветливо улыбаясь, стоял черноволосый мужчина, лет сорока.

— Приветствую Вас, молодой человек! Меня зовут Мидис. В моей лавке Вы можете найти много удивительных вещей, но, как мне кажется, Вы пришли не за ними, поэтому сразу прошу в мой кабинет.

Тарган понятия не имел, что такое «кабинет», но образовалась пауза и её нужно было как-то заполнить:

— Меня Тарганом зовут.

— Очень приятно. Прошу Вас, дорогой Тарган, проходите.

И Мидис сделал приглашающий жест, пропуская юношу вперёд.

Кабинетом оказалась небольшая светлая комната, всё убранство которой состояло из трёх кресел, расставленных вокруг небольшого круглого стола. Ничто более не нарушало аскетическое убранство комнаты, лишь на стене, что напротив окна висел герб Мидиса — перекрещенные меч и посох.

— Прошу Вас, молодой человек, присаживайтесь в кресло, а я сейчас принесу Вам что-нибудь попить. Уверен — у Вас в горле пересохло после прогулки по нашим улочкам.

«Да уж, —подумал Тарган, — ковш студёной воды был бы сейчас очень кстати». Меч продолжал вибрировать, но теперь это уже больше напоминало кошачье урчание. Не колеблясь больше ни секунды, юноша извлёк его из мешка и положил его на стол. Ему понравился этот человек, и мечу он видимо тоже по нраву — урчит словно кот у печи.

В эту минуту появился Мидис. Когда он увидел меч — всё его добродушие, как рукой сняло. Он молча протянул Таргану ковш с водой, подождал пока тот напьётся, всё так же молча принял пустой ковш обратно и поставил его на стол. Только после этого, очень внимательно посмотрел юноше в глаза.

— И чего же Вы от меня хотите, молодой человек?

— Я хочу узнать как можно больше об этом мече. Хочу понять, как он ко мне попал, почему именно ко мне, но самое главное — зачем? И что мне делать дальше?

Тарган волновался. Он почувствовал, что перед ним человек, который наконец поможет ему хоть что-то понять.

Мидис прошёлся по комнате:

— На некоторые Ваши вопросы, я могу ответить, но прежде мне необходимо знать, как этот меч оказался в Ваших руках.

И юноша рассказал ему всё. Как нашёл меч, как тренировался ночами напролёт, как простившись с родными, отправился в путь. Мидис слушал не перебивая, лишь когда молодой человек замешкался пытаясь умолчать о своей схватке с грабителями — попросил того быть максимально откровенным. Пришлось Таргану рассказать и эту часть своей истории. Хозяин волшебной лавки заметно помрачнел:

— Значит уже хлебнул кровушки. А впрочем… Я сейчас! — бросил он Таргану и вышел из комнаты.

Спустя несколько минут, он вернулся держа под мышкой весьма увесистую книгу. Бережно положив её на стол, Мидис стал осторожно перелистывать страницы пока не нашёл нужное место.

— Вот посмотри, — обратился он к Таргану, показывая рисунок.

Это был его меч. Не смотря на то, что рисунок был черно-белым, древний художник настолько точно сумел передать все мельчайшие детали отделки, что не возникало никаких сомнений.

Тарган вопросительно посмотрел на Мидиса.

— Это Аклаис, Пьющий кровь, — ответил тот, аккуратно закрывая книгу. — Очень давно в Северных горах жил народ, который прославился своим умением создавать магическое оружие. Их луки и арбалеты не знали промаха, их мечи и копья никогда не тупились и придавали своим владельцам больше умения и ловкости. Прошло уже больше трёх тысяч лет с тех пор, как горные мастера оставили этот мир, но до сих пор никто так и смог превзойти их мастерства, а потому изделия эти ценятся особенно дорого. И кстати, кое-что ты можешь найти даже у меня в лавке.

— Вы сказали, что горные мастера оставили этот мир, но куда они ушли, и почему?

— Трудно сказать. Они жили достаточно уединённо у себя в горах. Их шахты для добычи руды и самоцветов, со временем становились всё глубже и глубже. Существует много легенд. Одни повествуют от том, как глубоко под землёй эти люди нашли что-то такое, что и погубило весь народ, другие же рассказывают о странных пришельцах пришедших со звёзд, которые забрали с собой самых лучших мастеров, а оставшиеся здесь — просто рассеялись и смешались с остальными людьми. Саласса как-то пыталась узнать истинную причину их исчезновения, но насколько мне известно — не слишком в этом продвинулась.

— Кто такая Саласса? — новое имя ничего не говорило Таргану.

Мидис как-то странно посмотрел на него.

— Одна моя знакомая собирательница легенд, — ответил неопределённо.

Стало понятно, что владелец лавки не очень хочет говорить о ней. Впрочем, сейчас это было не важно.

— Но я всё же не понимаю, как этот меч мог оказаться на пожарище? — продолжил Тарган расспросы. — Ведь моя семья обрабатывала это поле уже не одну сотню лет. Да что там говорить — прошлой весной я лично его вспахивал. Если бы меч там был, то я непременно бы на него наткнулся.

— Конечно. Но скорее всего, его там не было.

Наступила пауза. Тарган смотрел на странного человека, который мог бы ответить на его вопросы, но не спешил этого делать. И было непонятно — то ли тот не хотел просто так делиться своими знаниями, то ли не ещё не решил, о чём можно говорить, а что пока следует попридержать. Наконец Мидис продолжил:

— В этой книге говорится, что Аклаис просыпается только накануне великих войн и потрясений. И является он тому, кому суждено пролить реки крови, — закончил он мрачно.

— Но я не собираюсь этого делать! — воскликнул Тарган ошеломлённо. — Я не хочу никого убивать, а уж тем более — проливать реки крови, чья бы она не была!

— Но ты сделаешь это, — неожиданно жёстко ответил Мидис. — От Судьбы не уйдёшь раз уж был ею избран.

Он положил книгу на стол и подошёл к юноше. Очень серьёзно посмотрев ему в глаза, неожиданно тепло улыбнулся:

— Впрочем, я надеюсь, что твоё доброе сердце сумеет противостоять воле Аклаиса, и ты убережёшь от этого кровопийцы множество жизней. Да, этот меч обладает собственной волей, и именно она подтолкнула тех бродяг преследовать тебя, и она же привела тебя ко мне.

От волнения у Таргана пересохло в горле. Мидис, словно понимая его состояние, взял пустой ковш и вышел из комнаты. Спустя пару минут он вернулся и, протягивая юноше вновь наполненную ёмкость, сказал:

— Я понимаю твоё смятение и, должен признаться, сам нахожусь в замешательстве. Но кое что мы можем сделать уже сейчас — я познакомлю тебя с одним человеком.

— Зачем?

— Этот человек — воин, искуснее которого я не встречал. Тебе повезло, что именно сейчас он находится в Эстене, — Мидис на секунду задумался, а потом продолжил. — Он станет твоим учителем и наставником. Ты ведь сейчас, как слепой котёнок — ничего не знаешь и ничего не умеешь. А ему я всецело доверяю.

— Он научит меня сражаться?

— Не только. Он знает этот город и его окрестности, знает эту страну и её соседей. В своё время мы с ним много путешествовали, много повидали. И если ты хочешь узнать, что тебе уготовано Судьбой — лучшего спутника не найти. Я уже послал за ним, так что скоро он будет здесь. А ты пока можешь пройтись по саду или посмотреть город — я тебя не задерживаю. Но мне нужно ещё кое что сделать, да и тебе не мешало бы немного прогуляться, чтобы прийти в себя.

Мидис был прав — действительно, больше всего на свете, юноша сейчас хотел побыть один. Уложив меч обратно в мешок, он вышел в сад.

Другие работы автора:
+1
44
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Михаил Кузнецов