Гробовая любовь. Часть III

Автор:
denis_may
Гробовая любовь. Часть III
Аннотация:
Разгадка смерти бабушки. Родовое проклятие.
Текст:

           Одним прекрасным весенним вечером сидя у окна после тяжелой работы, пациентов этим днем было в два раза больше, чем обычно, я расслабился. Это событие уже было после того, как я обнаружил пропажу останков бабушки из ее усыпальницы. Открыл окно, я сделал большой глоток красного вина, закрыл глаза и позволил звукам улицы делать все что угодно в моей голове. Пение птиц, шум копыт по брусчатке проезжающей повозки, отдаленное хихиканье прогуливающей дамы, тихий бас ее кавалера – все это необычайно расслабило меня. Вдруг книга, упавшая из рук, заставила меня вырваться из плена безмятежности и покоя. И я вспомнил! В детстве был случай, когда в комнате бабушки одна книга упала с книжной полки. Я поднял ее и прочитал название: «Как стать вампиром», автора, к сожалению, я не запомнил. Но когда я попытался поставить ее обратно, то заметил механизм на том месте, где стояла эта книга. Я смело потянул за рычажок, который торчал в углублении. Вдруг стена с книжным шкафом пришла в движение. Бабушка, только что вошедшая в комнату, бросилась ко мне с небывалой быстротой. Схватила меня за руки, закрыла глаза. Когда я их открыл, то все было как прежде. И шкаф, который привелся в движение минутой ранее, стоял на своем столетнем месте, как не бывало. О, какой же я глупец! Ведь это была та же самая книга, которая упала в день похорон. Возможно, об этом она мне хотела поведать перед своей кончиной? Может быть, там хранится вековая тайна нашего рода, о которой мне говорила мама, а возможно и причина смерти бабушки?! Об своих догадках и подозрениях я тут же сообщил инспектору Денличу. Но его больше заинтересовала сама комната, нежели моя история с бабушкой. Мы назначили встречу через месяц, я обещал взять недельный отпуск. И четырнадцатого мая, в день гибели моей бабушки, так уж получилось, мы должны были встретиться в родовом поместье.

            Наступил этот день, когда я со своим слугой, взяв небольшой багаж в виде одного чемодана, отправился в бабушкин дом. Три года уже прошло, а это место так же завораживает меня! Ничего не изменилось. Мне казалось, вот, через пару секунд, мне на встречу выбежит моя любимая бабушка и обнимет меня так крепко, что я почувствую хруст в позвоночном отделе. И спросит меня: «Ну, что мой мальчик? Соскучился по своей бабуле?» В последнее время из-за постоянной работы перед ее смертью, ох, как я жалею об этом, мне три года не удавалось навестить свою прародительницу. И я винил себя, возможно, болезнь не так бы быстро проявлялась, будь я чуточку внимательнее. Странный парадокс – я помог тысячам моим пациентам, а родную бабушку не смог уберечь от неведомой медицине болезни!

          Итак, я со слугой проверил все комнаты и чердачное помещение. Все было на своих местах, только припорошено толстым слоем пыли. Бабушкина спальня осталась также опечатанной после последнего визита инспектора. Я протянул руку, но что-то не давало мне сорвать печать и приоткрыть дверь. Мы приехали вечером в пятницу тринадцатого, на следующий день утром должен был явиться инспектор Денлич. Он выделил свои выходные для этого дела, если они у него, конечно же, есть. Что под большим сомнением, смотря на полную его погруженность в расследовании дел.

            Наступил вечер, слуга зажег все свечи, которые были в доме, в каждой комнате расставил по канделябру, даже в спальне бабушки он отважился зажечь свет. Фараон, так чудаковато звали моего слугу, был наслышан об этой таинственной смерти и жутко боялся темноты. Я не возражал, ведь страх тоже присутствовал где-то в глубине моего сознания. Мне ужасно хотелось найти потаенную комнату и распутать этот клубок таинственной смерти. Я сидел возле горящего камина, потягивая поднятую из погреба бутылку сухого «Шардоне» 1821 года. Слуга находился на кухне и в это время готовил из купленных ранее на городском рынке продуктов ужин. Я хотел посмотреть на часы, сунул руку в карман, а они исчезли. Похлопал по всем карманам, с надеждой – «Мало ли». Третий раз за месяц у меня пропадают золотые часы. Что за фокусы? Пришлось завести в гостиной большие механические часы с боем. Маятник часов начал движение, как слуга определил сколько времени я не знаю.

           «Фараон, не мог ли ты мне из спальни бабушки принести книгу?» - вдруг вспомнил я о загадочной книге про вампиров. Он не мог мне отказать, почтительно поклонился, уточнил название книги и ее местонахождение. Невежественно было с моей стороны отправлять его в столь поздний час в комнату, где произошло такое трагическое событие. Но бутылка вина разожгла мой интерес, и мне было некуда деться. Я сидел у камина, разглядывая вечность огня, самые яркие воспоминания уносили меня в беззаботное детство. Теплота предметов интерьера никак не могла покинуть стены родового гнезда. Куда бы я ни посмотрел, везде я видел заботу, любовь и неожиданно уловил запах самого вкусного горячего шоколада, которым баловала меня бабушка по выходным.

            Толи в полудреме, толи во сне, а может быть наяву, границы иногда стираются между ощущением действительности, все в доме преобразилось. Полумрак исчез. На высокой люстре, откуда не возьмись, загорелись свечи. Предметы стали ярче и живее. Так картина, что висела перед камином, вдруг проявилась, и я увидел на ней бледного деда во фраке, опираемого на трость. Зеленый изумруд на его безымянном пальце правой руки блестел, переливаясь от падающего света люстры, висевшей за моей спиной. Мурашки пробежались по моей спине, я сделал из бокала еще один глоток. Внезапно с лестницы послышались голоса, а затем показались и сами силуэты людей. По лестнице спустилась бабушка, а за ней и дед. Они будто не заметили меня и под разговоры прошли мимо меня к двери. У меня екнуло сердце. Я ущипнул себя за руку! «Это не сон?!» Возле кресла, где я развалился, послышались легкие, царапающие паркет, шаги, и мокрая морда врезалась мне в лежащую ладонь. «Август! Не может быть!» - воскликнул я. Кокер-спаниель умерший десять лет тому назад вдруг воскрес и лизал мне настойчиво левую руку. Из-за угла показалась мисс Карла, я сразу заметил - морщины куда-то пропали с ее лица, а походка стала легкой и быстрой. Она грохнулась в кресло прямо на мои колени! И трепля милого пса, она что-то ему приговаривала. Я хотел вспрыгнуть от недовольства, но не смог. Только тогда я осмотрел себя. «Хмм… Где мои руки, где мое тело?» Я превратился в старинное кресло возле камина.

          «Господин! Господин! Помогите!» - дикий вопль разбудил меня ото сна. Я вскочил на ноги, случайно выронив бокал с вином, и побежал по лестнице на крик своего слуги. Дикий рев раздался в спальне бабушки, я на секунду остановился, как бы прислушиваясь к голосу. Вернулся к камину, схватил со стены первый попавшийся клинок, дед любил старинное оружие, и по всему дому оно восхищало гостей своим безукоризненным блеском. Я, запыхавшись, вбежал в спальню и замер. Тело слуги было подвешено на крюк от хрустальной люстры. На полу рассыпались элементы, когда-то замысловатой свечной конструкции. Фараон висел и хрипел! Он сплевывал кровь и пытался мне что-то сказать. Его рука вытянулась и показала мне на книжный шкаф. Вдруг я заметил небольшую золотую деталь из кармана слуги. Я клинком достал аккуратно предмет, это были мои золотые часы. Свет вдруг потух, как будто кто-то дунул вблизи на канделябр. Я заорал во все горло и принялся махать коротким клинком.

           Я не знаю, сколько времени я орудовал трофеем деда, но с первыми петухами, комната озарилась. Я обессиленный грохнулся на бабушкину кровать. Мой взгляд метался от висящего трупа к книжным полкам и обратно. Вдруг одна книжка медленно выползла из шкафа и упала на паркет. Я на цыпочках подошел к шкафу, предварительно вперед перед собой вытянув руку с клинком. «Ну, да, конечно же!» - я посмотрел на книгу. «Как стать вампиром» была эта книга. Я аккуратно просунул оружие в получившееся отверстие от книги.

           Я напрочь забыл о висящем трупе слуги. После того, как я обнаружил золотые часы в его кармане, я разочаровался в Фараоне, приписав ему все мои былые пропажи. Вековые механизмы заскрипели, я бросился назад. «Потаенная комната! Как же я был к ней близок тридцать лет тому назад!» - вскрикнул я и страх, одолевавший меня всю ночь, смешался в одном стакане со жгучим интересом. Бетонная сырая от плесени лестница спускалась куда-то вниз. Я зажег канделябр и двинулся вниз. Длинная лестница вела в еще один подвал дома, отделенный от основного кирпичной стеной. Я спустился и озарил помещение. Я слышал шаги собственного сердца! Непонятные ящики. Я притронулся к одному из них и увидел сухие кошачьи шкуры. Сунулся в другой – там находились уже шкуры и кости собак. Заглянул в третий – огромные черепа крупных животных устрашающе выглядывали на меня, скорее всего, они принадлежали быкам или коровам, а может быть, и лошадям. В дальнем углу подвала я увидел гроб! Меня передернуло. Но я подошел к гробу. Вся крышка резного гроба была высечена именами. Я зачитал некоторые: «Луис Коннар», «Энрике Коннар», «Александр Коннар». Последнее имя принадлежало моему деду! Я сдвинул крышку гроба.

            На меня смотрело из красного бархата лицо деда, как с картины в гостиной, единственное отличие это было - его закрытые глаза. Все было при нем: та же самая трость и тот же самый перстень. Я окаменел, он как живой! Ужас захватил мое сердце, и мне быстрее захотелось бежать. Ведь я деда не видел с давних пор. Бабушка двадцать лет назад сказала, что он умер. Но почему-то похорон не было. И никто и никогда в семье не поднимал этот вопрос. Я заметил записную книжку на его груди. Мне показалось, что все секреты спрятаны в этой потрепанной книжке. Мне было очень страшно, я медленно положил клинок и протянул к телу деда руку. Я боялся, что он проснется и схватит меня! Но этого не произошло, скорее всего, петухи заставили деда лечь в свою кровать и крепко заснуть. Я схватил маленькую книжку и убежал из сердца Тьмы.

            Задвинув на место шкаф, я уселся за будуарный столик бабушки и принялся жадно читать. Фараон медленно покачивался из стороны в сторону, его кровь капала на паркет: «кап, кап, кап». Но это не помешало мне сосредоточиться на тексе. Руки дрожали от возбуждения, я нутром чувствовал, что в этой маленькой книжке находятся ответы на все мои вопросы.

              Итак, я принялся читать. Проклятие! Родовое проклятие преследовало каждого по мужской линии наведенное не понятно кем с самых непамятных темных времен. Проклятие перепрыгивало через одного, таким образом, после деда, вы уже сами догадались, моя очередь. Бабушка до последнего боролась с сущностью, которая жила внутри деда. Приводила мелкий и крупный скот, купленный у крестьян, через туннель прямо в подвал. Дверь была замаскирована отлично. Я и не подозревал до сих пор о ее существовании. Дед, видимо, скрипел сквозь зубы, но подчинялся своей любви, довольствовавшись кровью бедных животных. Моя мать узнала о напасти деда, о проклятии и не хотела, чтобы я пострадал от действия черной магии. Но бабушка запретила ей соваться, куда не следует. С возрастом силы Елизаветы Коннар, так звали мою бабушку, стали покидать, болезнь тянула тело к земле. И ей пришлось выпускать по ночам деда через потайной вход в шкафу на поиски мелкой живности. Отсюда и царапины на подоконнике. Ни разу Александр Коннар при жизни своей возлюбленной не питался человеческой кровью. Любовь была сильнее проклятья. Правда, соседняя деревня всех больше пострадала, но уж лучше страдать от гибели домашних животных, нежели быть на месте жертвы. Любимое место для ночного отдыха деда было размашистая яблоня в ста ярдах от окна спальни бабушки. Он брал ее с собой, они вместе смотрели на звезды и вели разговоры о сущности бытия. Елизавета Коннар почувствовала приближение смерти, ей не хотелось ждать, боль была невыносимой. Она попросила деда сделать спасительный укус…

             На этом повествование маленькой книжки закончилось. «Какая я же сильная любовь может быть между человеком и монстром. Мой дед – вампир!», - подумал я. И заснул.

              - Скора ночь! Заканчивай свою историю! Пора расстаться с жизнью.

             Вдруг меня разбудил топот по лестнице, сопровождаемый громкими повелительными указами. Дверь распахнулась, и два инспектора ворвались в комнату. Они замерли. Перед ними возникла следующая экспозиция. Исполосованный Фараон, видимо в темноте ему сильно досталось от меня, уже вялился целых шесть часов, лужа крови дошла до моих ботинок. Я сидел за столиком и непонимающе смотрел на одного из инспекторов. Записная бабушкина книжка исчезла. Свечи в канделябре превратились в белую не расчесанную бороду. Рядом валялся короткий нож, который в будущем для полиции станет главной уликой - орудием преступления. Мы все поняли без слов. «Именем королевы! Вы арестованы!» Единственное, что я спросил: «Где старший инспектор Денлич?» Но ответа не последовало.

            Уже в камере я узнал, что инспектор Денлич находится при смерти. Его накануне, как раз перед нашей встречей, на ночной охоте укусила гадюка за шею. И почему-то никакие противоядия не помогают избавиться от невыносимых ломок. Три ночи, проведенные в стенах сырости и холода, я все думал. Но думал я не о своей судьбе. Я разгадал тайну смерти бабушки. Дед не был убийцей, он стал освободителем души бабушки от больного тела. Но почему оторванная голова? Скорее всего, укус, который обнаружил инспектор на ее шее, привел еще к большей боли. Тогда дед сделал то, что сделал. Но он же не знал, что голову пришьют к телу. И в своей усыпальнице бабушка проснется вампиром. Сдвинув от прилива нечеловеческой силы надгробную плиту, она будет метаться по могучим бетонным стенам. Сломает входной замок, но выбраться так и не сумеет. А с приходом рассвета, ее убьет ее же творение. Ведь она сама так хотела, чтобы в куполе была сделано небольшое отверстие. В этом отверстии находилась рассеивающая линза. При попадании света, все помещение склепа освещалось. Вот бабушка и превратилась в пепел.

               Следственные дела Денлича передали инспектору Андерсону, в том числе и дело, в котором я являюсь центральной фигурой. Но, как вы видите, я стою перед вами, а это значит, что мне вынесен смертный приговор. Подвальное помещение за шкафом было тщательно обыскано полицейскими. Но никаких гробов, сушеных кошек и собак, никаких следов крови, то о чем я твердо настаивал, там не было. Что же, я это все придумал?!

              На городской площади было не протолкнуться. Все пришли посмотреть на казнь молодого врача графа Альберта Коннара. Он обвинялся в двойном убийстве: в зверском убийстве своего слуги и в убийстве своей бабушки, с целью получения наследства. Возможно, слуга что-то нашел, улику, за что его хозяин зверски располосовал трофейным оружием и подвесил на крюк. Последним его желанием перед висельницей было поведать историю бабушки. Но эта история затянулась до самого глубокого вечера. Его манера красиво говорить не оставила равнодушным даже палача. Завороженная публика качалась, как змея под флейту заклинателя змей. Никто не заметил, как ночь спрятала солнце в металлические стройные фонари.

           История врача закончена. Молодой граф сделал шаг навстречу неизвестности. Палач стянул на горле узел. Женщины завопили, мужчины завозмущались, требуя пересмотра дела. Свист и гул наполнили площадь.

         Вдруг ветер пронесся по площади, туша по очередности каждый фонарь. Гробовая тишина и полная темнота воцарились на площади. И в этой темноте раздался жуткий крик молодого графа. Солдаты с зажженными факелами вбежали на помост висельницы. Они громко кричали и активно махали факелами. Преступник пропал!

           В самом сердце города Гартона, возле центрального сквера, находится неприметный дом, в котором проживал с молодой супругой и маленьким сыном когда-то успешный перспективный врач. Там есть небольшой заброшенный подвал. Из-за различного житейского ненужного хлама вход был не доступен. Именно отсюда раздался непонятный скрежет, может быть, это крысы грызут пол? Но если спуститься к самому источнику звука через бутерброд из скрипучих половиц и полугнилых лаг, то мы увидим за работой во тьме силуэт человека. И то, над чем он трудиться в столь поздний час, а именно вырезает на дереве свое имя: «Альберт Коннар».

           Рубиновый перстень на безымянном пальце левой руки предательски подмигивал, в его гранях были заточены все предыдущие владельцы. Проклятие рода Коннар сделало новый виток вокруг человеческой души.

0
68
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Анна Неделина

Другие публикации