Кольцо предательства. Глава 7. Сокол-вуайерист и уроки агрессивной торговли

Автор:
Акина Судзуки
Кольцо предательства. Глава 7. Сокол-вуайерист и уроки агрессивной торговли
Аннотация:
Как хорошо, когда твой кругозор ограничивается лесом и пернатым другом. Но всё хорошее рано или поздно заканчивается, и ты узнаёшь, что живёшь в более сложном и опасном мире. И можно считать огромной удачей, что в этом мире у тебя есть опытный проводник. И пусть для него ты не более, чем забавная зверушка, к зверям он относится явно лучше, чем к людям.
Текст:

— Рид? — они уже покинули крепость, «успешно сдав объект», как выразился проверяющий. Оказывается, Рид заставил её вывесить тот флаг в знак выполненного задания и упокоенной баньши. А сейчас они сидели на привале, пока Бет резвилась по лесу, охотясь на всякую живность.

— Чего?

— Разве не было бы выгоднее собрать с дракона больше ингредиентов и продать их отдельно по более высокой цене? Зачем ты продал всю тушу сразу, к тому же первому встречному?

— Потому что этот баклан не разбирается в драконах, но о-очень старается выглядеть компетентным, — Мира не стала перебивать с просьбой объяснить новое слово, посчитав, что «компетентный» — это явно кто-то, кто разбирается в своём деле, — поэтому он отчитался своему начальнику о том, что туша в целости и сохранности. Он даже не знает, что самые дорогие ингредиенты я уже собрал. Всё, что осталось на драконе, не стоит тех денег, которые я в итоге выручил. Да даже если бы я собрал всё сам и продал с учётом наценки за выполненную работу, получил бы меньше. А так я добился максимально возможной выгоды с минимальными усилиями.

— Но откуда ты знал, что к нам приедет баклан?

— Специалист по драконам вряд ли будет работать гонцом, — Рид усмехнулся, — это он себя гордо называет «проверяющим», на деле же он просто мальчик на побегушках. Хотя, конечно, мог прийти и тот, кто разбирается. Тогда я бы просто заработал меньше денег. Продавать тушу всё равно намного удобнее, чем искать покупателей на такое количество чешуи. Да и возиться со сбором всего остального у меня не было желания. Мне достаточно той суммы, которую я бы заработал на том, что уже собрал. Но сложившаяся ситуация меня тоже вполне устраивает, — и он чуть улыбнулся.

Мира даже не удивилась подобному объяснению. Она уже привыкла к тому, что Рид находит выгоду абсолютно во всём. Чего только стоил тот навязанный долг…

— Кстати, а как мне с тобой рассчитываться? Ты так и не объяснил мне возможные пути решения. Я-то убегать всё равно не собираюсь, но предпочту составлять тебе компанию без долга на шее, если ты, конечно, не против.

— Можешь использовать те деньги, которые я выделяю тебе на карманные расходы. Плюс, ты будешь иметь процент со всех заданий, на которые мы будем выдвигаться вместе, начиная со следующего. В итоге у тебя будут свои деньги, которыми ты сможешь расплатиться со мной. Также я буду оплачивать твои услуги целителя в зависимости от сложности работы. Ну, и боевые трофеи: кого-то убила — все его вещи становятся твоими.

— Достаточно щедро, — она довольно кивнула, — а проценты — это какая-то часть от общей суммы?

— Верно. Сам процент будем определять по значимости твоего участия.

— Хорошо, — Мира радостно улыбнулась, оценив позицию наёмника как весьма справедливую. Это было очень приятно, особенно после того как Рид облапошил того проверяющего на крупную сумму денег. — А что такое «карманные расходы»?

— Вообще, эта фраза применяется к детям и означает личные потребности, вроде развлечений, сладостей, игрушек и прочих вещей, которые стоят не очень много. Конечно, это не означает, что ты не можешь купить на эти деньги что-то серьёзное, мне просто удобно так выражаться. В том случае, если тебе не будет хватать средств на приобретение чего-то серьёзного, я дам тебе денег в долг. Даже без процентов.

— Подожди, что значит «даже без процентов»? — Мира не стала обижаться на тот факт, что к ней применяют детские понятия: учитывая её положение, это было оправдано. Однако прозвучавшая оговорка, напрямую касающаяся денег, её встревожила. Нужно было подробнее разобраться в этом вопросе.

— Обычно, когда дают деньги в долг, возвращать приходится больше изначальной суммы, выплачивая дополнительно за сам факт того, что тебе дали в долг. Это называется «дать деньги под проценты». Процент может со временем расти или быть постоянным — это уже всё зависит от условий заёмщика — того, кто даёт деньги. Я же не собираюсь ставить подобных условий. Будешь возвращать столько, сколько я тебе дал. И раз уж мы коснулись этой темы, постарайся не покупать у торговцев ничего в долг. А то с одними только процентами никогда не расплатишься.

— А что будет, если я не смогу расплатиться? — Мира нахмурилась, вспомнив, как Фин однажды чуть не накинулся на одного из торговцев, который как раз-таки предлагал купить еды в долг.

— Это тоже зависит от торговца. У него обязательно должны быть «выбивальщики», которые либо заберут всё твоё имущество в уплату долга, либо придумают, как заработать на тебе и твоём теле, — Мира замерла, едва ли не кожей ощутив жуть, окружившую последнюю часть фразы. Что бы это ни было, она теперь точно будет избегать подобных предложений. Даже забавно, что такой тип, как Рид, поставил условия гораздо человечнее, чем все те приятно улыбающиеся продавцы на рынках. Впрочем, не стоило забывать, каким именно образом наёмник повесил на неё долг. С другой стороны, ему выгодно держать её возле себя как можно дольше — было бы совершенно нормальным, если бы он стал накручивать те самые проценты, увеличивая её долг и тем самым продлевая её обязательства… а впрочем, зачем? Мира ведь не глупая и точно оценит как обман, так и человечное отношение к себе, а значит, не будет сбегать и будет лучше работать… хотя он мог бы тогда надевать на неё браслет, блокирующий магию…

— Я запуталась, — она тихо буркнула, сдавшись перед собственными размышлениями.

— В чём? — поинтересовался наёмник, из-за чего Мира чуть дёрнулась, не ожидав встречного вопроса — она произнесла последнюю фразу вслух скорее для себя.

— Грубо говоря, в твоём отношении ко мне. Можно, конечно, всё выстроить на доверии, добровольной помощи с моей стороны, но ты ведь мог устроить и более жёсткие условия — не думаю, что у меня бы хватило сил как-то взбрыкнуть или попытаться сбежать. Сперва я подумала, что вся эта возня тебе просто не нужна, но ведь не так уж сложно меня просто держать в страхе с браслетом на руке. Или, в самом деле, ошейник нацепить и оставить где-то сидеть, — она поёжилась от пробравшей жути и снова устало буркнула, — я опять запуталась.

— А зачем мне применять жёсткие условия? Быть злым ради того, чтобы просто быть злым? Не вижу в этом смысла.

— Просто я задумалась о процентах и о том, что если бы ты назначил этот процент, то тогда бы весь мой заработок уходил на его выплату. То есть я бы не бунтовала против того, что у меня вообще нет денег — они как бы есть, — но при этом я никогда бы не расплатилась с долгом.

— Зачем? Сэкономить на твоей доле, забирая её в качестве уплаты процентов? Это не настолько большие деньги, чтобы я их экономил. А так мне кажется, что тот процент, который ты будешь зарабатывать с заданий, станет для тебя достаточно хорошей платой, чтобы ты меня сопровождала. Но при этом абсолютно добровольно и, соответственно, у нас будет меньше конфликтов и притязаний. Твоя доля — достаточно небольшая цена за спокойную дорогу и нормальное общение.

— Поняла, — она успокоилась и добавила, — всё равно спасибо.

— Да не за что. Деловые отношения всегда лучше принуждения и подчинения, — Мира согласно кивнула, — а теперь давай ложиться спать.

— Доброй ночи, — она произнесла, когда забралась в спальник, вспомнив, как ей обычно это желали перед сном все те, у кого она останавливалась на ночь.

— Доброй, — отозвался наставник, а Мира задумчиво прижала к себе Фина. Она мысленно вернулась к событиям в городе, которые всё ещё не давали ей покоя. Мира никак не могла понять, почему с ней приключилась подобная ситуация, вернее, почему Фин, наверняка увидевший подложку, никак о ней не предупредил? Он ведь всегда ощущал чужие намерения — наверняка мог заподозрить неладное.

— Рид? — она тихонько обратилась, надеясь, что тот ещё не уснул.

— Чего? — он хоть и не открыл глаз, но отозвался.

— Я всё никак понять не могу, а у Фина спросить тоже не могу напрямую, я его понимаю только чутьём и то, окольными путями… та ситуация с подкинутым кошельком. Знаешь, такого со мной никогда не было, и это не то чтобы странно, — она замялась, понимая, что снова начинает путаться в собственных объяснениях, — раньше я всегда избегала подобных ситуаций, в смысле, неприятностей. Обрывала общение с нехорошими людьми, не соглашалась на подозрительные сделки. Раньше я думала, что это моё собственное чутьё, предупреждающее об опасности, но тогда последнее событие дало слишком странный сбой. И теперь мне кажется, что моё внутреннее чутьё не совсем внутреннее, а вполне себе пернатое, — Фин согласно курлыкнул, выглянув из-под одеяла, — вот, он сам согласился сейчас. Почему же тогда он в тот раз промолчал? Я вот его напрямую спрашиваю, — она нежно почесала перья у клюва, — а он только говорит, что так надо, что это правильно. Вернее, он не говорит, а подаёт такое чувство. Иногда я могу разобрать в этом чувстве какую-то конкретную фразу, отталкиваясь от самого события, но это одновременно и сложно, и просто. В общем, всё сложно. И я подумала, может, у тебя есть какие-то соображения по этому поводу?

— Ну, возможно, пернатый решил, что тебе нужно прочувствовать подобное событие на себе? Чтобы научиться себя вести, да и просто чтобы понять, что такое может произойти. Всё равно с тобой ничего не случится, пока я рядом, а так хоть поучишься. Если это так, то птица о тебе заботится по-взрослому.

— Ну и ну, — Мира весело фыркнула, — даже Фин разбирается в жизни лучше меня. Я даже не знаю, расстраиваться мне или нет, — она с улыбкой прижала сокола к себе, и тот радостно заурчал, видимо, копируя Бет, — а ведь он со мной был с самого начала и помогал освоиться с окружающим миром. Иногда пытаюсь задуматься, откуда он столько всего знает и понимает, но он мне ничего не рассказывает. Да и как тут рассказать что-то? Разве что я могла бы задавать вопросы, чтобы он соглашался или отрицал, но для этого мне надо знать, что спрашивать.

— Знать он может столько, потому что магические фамильяры живут не одну сотню лет. У него вполне могло быть несколько хозяев, которых он банально пережил. Вот и знает о людях очень много. Так что в этом нет ничего удивительного.

— Магический? — Мира нахмурилась. — Погоди, а у фамильяров есть какие-то разновидности?

— Есть, — Рид зевнул, — ты можешь прикормить любую зверушку, и она станет ходить за тобой по пятам, всячески помогать, например, как Бет. Это обычный фамильяр. Но ещё давным-давно химерологи вывели разновидности созданий, способных устанавливать магическую связь, как у тебя с Фином или у меня с Каином. Это и есть магический фамильяр.

Мира не стала ничего говорить в ответ, погрузившись в раздумья. Было несколько неловко от того, что даже птица учила её жизни. С другой стороны, если Рид прав, то Фин действительно уже долго живёт, а значит, нет ничего постыдного в том, что он её так опекает. Да и чего уж там скрывать, от осознания того факта, что Фин допустил тот конфликт с подкинутым кошельком только со страховкой в лице Рида с целью научить Миру новым ситуациям… от этого было очень тепло на душе. По сути, она могла назвать Фина той самой «семьёй», о которой она не так давно рассуждала. Фин завёл ласковую убаюкивающую песню, и Мира незаметно для себя задремала.

Сон был крайне тревожным. Мира видела каких-то людей. Это были не браконьеры, к которым она привыкла, но маги, с которыми ей тоже приходилось сталкиваться. Магов Мира не любила. Они всегда усложняли ей жизнь своими заклинаниями — никогда не знаешь, чего от них ждать. А тут весь отряд таких волшебников. Они перемещались тихо и скрытно. Явно кого-то выслеживали. Мира чуть напрягла зрение, пытаясь вглядеться в чужие лица, но затем просто решила подлететь чуть ближе. Совсем чуть-чуть. Невдалеке раздалась громкая фиолетовая вспышка. Странно, Каин ведь может гораздо тише летать, зачем же он так привлекает к себе внимание? Ну вот, естественно, что маги его заметили и тут же подняли щиты. Хотя одного из них даже щит не спас — упал с дырой в голове. Серия вспышек, и каменные щиты рассыпались один за другим, как и некоторые из магов, упав безвольной грудой мяса.

Жуткий рёв, но совсем не звериный, подстегнул Миру подлететь чуть поближе — её сейчас вряд ли заметят в такой потасовке. Всё их внимание было сосредоточено на Бет, которая тараном ворвалась в отряд и перемалывала в фарш одного волшебника за другим. Она пугающе быстро и целенаправленно двигалась от жертвы к жертве, совершенно игнорируя разряды молний и каменные шипы — те просто разбивались об её шкуру. Маги позавидовали бы такой живучести, но вряд ли ты будешь о чём-то думать, когда твои конечности хрустят и лопаются, как сахарные перья.

Фиолетовые вспышки стали тише и выглядели красивой безмолвной смертью. В проблесках завораживающе мелькала чешуя. Вспомнив всегда шебутную неуклюже прыгающую Бет, Мира с ещё большим содроганием наблюдала за тихой быстрой поступью ящерицы, которая передвигалась, припав к земле. Неужели это та самая саламандра, которая едва ли не плакала над задавленным зайцем?

Больше никого не осталось. Это было весьма жалкое зрелище, хотя арсенал заклятий был не таким уж и бедным. Но ни электрические копья, ни водяные хлысты, ни древесные взрывы не помогли волшебникам избежать участи овощей, отправленных в салат. Мира подлетела ещё ближе и внутренне поморщилась от увиденного месива.

Бет потянулась к кровавому ошмётку, который ещё несколько минут назад был ногой.

— Нельзя! — Мира удивлённо взглянула на Каина. Она была готова поклясться, что он только что совершенно обычно каркнул, но в то же время она будто услышала значение этого крика.

— Но я совсем немножечко, никто даже не заметит, — обиженное сопящее бульканье принадлежало Бет.

— Заметит! — резкий и пронзительный кар.

— Как? — грустное протяжное поскуливание.

— Я скажу!

— А тебе-то какое дело?

— Тебе сколько раз говорили?! Людей есть нельзя!

— Ты злой, — Бет обиженно вздохнула и неуклюже побрела подальше от магов, чтобы, видимо, не дразнить себя лишний раз.

— Я ответственный, — не менее обиженно и чуть раздражённо каркнул Каин в ответ и вспорхнул с ветки.

Мира едва держалась, чтобы не расхохотаться от услышанного разговора, но вместо этого она решила ещё немного полетать над лесом и полюбоваться луной. Чёрное небо, звёзды, чёрные макушки деревьев и безграничная свобода, ласкающая каждое её пёрышко.

— Подъём, — Мира нахмурилась от налившегося тяжестью тела, — Белка, Бет, вставайте.

Мира сонно зевнула и протёрла глаза.

— Доброе утро, — она потянулась. Небо только-только начало светлеть. Что ж, по меркам Рида уже действительно было утро.

— Давай живее просыпайся, идём собирать трофеи, пока тела не растащили падальщики.

— Тела? Трофеи? Ночью было нападение? — Мира тряхнула головой, отгоняя дрёму.

— Собирайся, сама всё увидишь, — Рид уже сложил спальник, и Мира последовала его примеру. Парой быстрых движений чесанула гребнем, распутывая волосы, водой из фляги умылась и встала прямо, показывая свою готовность. Рид просто направился вглубь леса — пришлось быстро следовать за ним.

В какой-то момент Мира уловила едкий, режущий обоняние запах крови и нечистот.

— Ну и ну, — она поморщилась, когда они с Ридом пришли на место бойни. Именно бойни — по-другому разбросанные по разным кустам конечности и внутренности нельзя было назвать, — твою ж… …! — Мира выругалась, когда совсем рядом с ветки влажным шмяком свалились чьи-то кишки.

— Я тебе что говорил о выражениях? Я понимаю, что Бет, не самая аккуратная, но материться всё равно не стоит, — наёмник тем временем присел и стал доставать чужие сумки, проверять их содержимое, копошиться в окровавленных лоскутьях, разгребая чужое снаряжение.

— Извини, — Мира не сразу ответила, погружённая в свои мысли. Все эти тела принадлежали магам. Вернее, снаряжение, — кажется, я их сегодня видела во сне. Это Бет и Каин их так, верно?

— Ого, у тебя ещё и прорицательские способности проклёвываются? Надеюсь, что через год ты не уничтожишь нашу вселенную случайным взмахом своих ресничек, — наёмник отозвался с усмешкой, не отвлекаясь от дела.

— Прорицательские? Это какие? — она присела на корточки недалеко от Рида, заметив какое-то поблёскивание в траве. Всё же свежая кровь — не трупная слизь, к которой она не хотела касаться в замке баньши, и потому достать какой-то амулет было не так уж и противно.

— Это возможность видеть будущее, прошлое, вещи, происходящие в других местах, а также видеть другие миры и всё то, что недоступно простому человеку.

— А Каин тебе уже жаловался на Бет? — Мира решила на всякий случай подтвердить свою догадку.

— О том, что она пыталась сожрать ногу? — Мира кивнула. — Ты тоже хочешь пожаловаться на Бет? Что ж вы все её так не любите? — Мира улыбнулась и отрицательно качнула головой.

— А понимание Бет с Каином входит в прорицательность? Мне всё-таки кажется, что это просто моё пернатое чутьё сегодня подглядывало, — Фин курлыкнул откуда-то сверху.

— Такое тоже может быть. Лично я регулярно смотрю глазами Каина, но я думал, что у вас другая связь, — Мира протянула найденный амулет наставнику, чтобы тот его оглядел и либо одобрил, либо забраковал. Рид кивнул и закинул побрякушку к себе в сумку.

Так они и провозились с телами какое-то время, Мира даже успела привыкнуть к неприятному запаху. Всё же огр вонял куда хуже. Да и в башне баньши тоже всё было гораздо… тухлее. К тому же Мира вспомнила, что может приглушить своё обоняние, чем она и воспользовалась. Да и вспоминать увиденный сон было куда интереснее. Выходит, те частые сны с полётами в облаках и редкие эпизоды охоты она видела не случайно за время своих странствий с Фином? Похоже на то.

— А этих волков не было, — Мира обратила внимание на свежие тушки с пробитыми головами, — Каин сторожил тела?

— Кар! — Мира с улыбкой подняла голову, вспомнив, как забавно говорил ворон во сне.

— Да-да, ты самый ответственный ворон из всех, кого я встречала.

— Кстати, ты его тоже можешь кормить огнём, — Мира удивлённо обернулась к наставнику. Каин вспорхнул и прямо перед Мирой обернулся камнем, который она тут же поймала, тихо ойкнув. Она вспомнила, как поила огнём кинжал, и попробовала согреть подобным образом ворона. Правда, пламя пришлось чуть поумерить, поскольку ворон вбирал в себя магию куда менее прожорливо, чем кинжал.

— Кар! — камень обернулся обратно птицей, когда Мира его подкинула в сторону ветки. Всё же ворон был своевольный и с характером — в руки так просто даваться не хотел. Мире было не сложно подыграть ему, чтобы не заставлять его превращаться в её ладонях, потому и подкинула камешек в воздух.

Лёгкий тык чего-то твёрдого в бедро привлёк внимание. Обернувшись, Мира встретилась с жалобным взглядом чешуйчатой попрошайки.

— Только чуть-чуть, нам ещё ехать дальше, — предупредил Рид, уже складывая сумку. Бет радостно булькнула и раскрыла пасть, демонстрируя полную готовность к принятию лакомства. Мира с тихим смешком поделилась огнём и с саламандрой.

— Вот будешь себя плохо вести, Белка, я этих двоих на тебя натравлю — они тебя сожрут, — усмехнулся наёмник.

— Не думаю, что они будут лишать себя такого источника лакомств, — Мира чуть почухала шею Бет, от чего та обомлела и забулькала, — так что я уже подкупила свою безопасность.

— Господи, с кем я связался, — посмеялся Рид, и они отправились дальше.

Дальнейшая дорога была довольно-таки тихой и спокойной, так что Мира мысленно рассказывала Фину недавно прочитанные главы первой книги — одной из тех, которые ей дал Рид. Её привлекло необычное название, оказавшееся именем одного странствующего бродяги, чьим главным оружием, открывающим любые двери и заменяющим деньги, являлся его собственный ум. В своём первом приключении он умудрился благодаря одной смекалке и проницательности оказаться при дворе правителя и разгадать все три загадки его дочери, тем самым получив возможность жениться ней. Правда, он уже успел встретить свою возлюбленную среди простых горожан, так что бродяга отказался от руки принцессы, за что был приговорён к казни, которой он тоже избежал с помощью своей сообразительности. Каждое его слово превращалось в настоящее оружие, менявшее положение ситуации на противоположную — это Миру восхитило больше всего. Она могла бы сравнить главного героя с Ридом, но Рид был более груб в выражениях и просто не нуждался в том, чтобы выскальзывать из сложной ситуации.

— Чем это так… воняет? — Мира поморщилась от очередной порции неприятных запахов и поторопилась приглушить обоняние.

— А это особенности местного порта: гнилую рыбу не успевают собрать после отливов, вот она и тухнет под солнцем.

— Ну и ну, — Мира покачала головой, на что наёмник усмехнулся.

— Поверь, запах — далеко не самое страшное в этом местечке.

— И что нам здесь нужно? — Мира мысленно простонала, представляя, насколько всё плохо в городе, в который они направлялись.

— Порт.

— А что это? — Мира не собиралась так просто сдаваться в своих расспросах.

— Место, откуда корабли плывут в разные стороны. Нам нужен корабль, чтобы доплыть до острова.

— Ничего не понятно, но очень интересно, — подвела итог Мира, — лучше раз увижу, чем ещё сто раз спрошу.

— Мудрое решение, — кивнул наёмник, пока они приближались к спуску с холма.

Спустя некоторое время Мира хотела забыть всё то, что она успела рассмотреть на тех несчастных улицах. Она не знала, что хуже: рыбьи потроха, плывущие по сточным канавам? Или выливаемые нечистоты прямо на улицу? Или бродячие псы, грызущиеся за рыбьи останки? Хотелось не только отключить свой нос, но и глаза. И уши.

— Рид? А ты уверен, что молодые девицы не ругаются? — Мира от отчаяния решила уцепиться за крошечный повод завязать хоть какой-то разговор. Ужасно хотелось отвлечься от всего кошмара, который она видела и слышала.

— Ладно, грызун-матерщинник, в этом городе матерятся все — ты тоже можешь, только тихонько и никого не оскорбляй. Учти, при встрече с Мег забываешь обо всех выражениях.

— Я не выпрашиваю разрешения, я просто хочу отвлечься от всего этого. Не думаю, что у меня ещё появится желание так выражаться, — потому что теперь вся брань, которую она слышала, прочно связалась ассоциациями с грязью, смрадом, помоями и рыбьими кишками, вязко плывущими и цепляющимися за сколы в стоках.

— Поздравляю, тогда ты очень разумный грызун, можешь собой гордиться.

— А кто такая Мег? — Мира внутренне съёжилась, представив, кем может оказаться незнакомец или незнакомка в таком-то месте. Даже похвала из уст Рида не сумела поднять её унылое настроение.

— Капитан нашего корабля. Ты ей, скорее всего, понравишься. А вот она тебе… не знаю.

— Всё так плохо?

— Нет, я просто не знаю, кто тебе может понравиться, а кто нет.

— Я не люблю ушлых людей.

— Ушлых в каком смысле? Я тоже ушлый, но вроде терпишь.

— Ты не ушлый, ты человек выгоды, но всегда честный. Другое дело, что ты можешь недоговорить что-то, но прямо ты не врёшь. А ушлые — это всякие торговцы, которые улыбаются тебе в лицо и при этом предлагают взять еды в долг, хотя сами за медяки покупают дорогие шкуры. Или те мужчины из таверны, которые без зазрений совести обвиняют в воровстве, выворачивая ситуацию себе на руку.

— Тогда ты Мег просто полюбишь, — Рид засмеялся, и Мира ощутила, как подступившая ранее злоба от воспоминаний с торговцами стала тлеть и растворяться, — она просто ненавидит торгашей и мошенников. И я думаю, ты ещё насмотришься на то, как она с ними поступает.

Это стало хорошей новостью. Так что когда они прошли большую часть улиц и вышли к странным громадинам, Мира была уже в лучшем расположении духа. Чего уж там, её захватил открывшийся вид, так что она в полном восторге созерцала незнакомую картину, игнорируя оживший муравейник из людей. Её полностью поглотили странные сооружения разных размеров, которые деревянными пиками уходили высоко вверх. Наверное, это были те самые корабли. Огромные полотнища зелёно-жёлтых и тёмно-серых синеватых оттенков были у кораблей подороже, режущие глаз белые — у сооружений попроще.

Мира отвлеклась на голос, который чётко улавливался среди всего гомона толпы. Это показалось ей странным. Голос был приятным, добрым и не смотря на весь шум, можно было разобрать каждую фразу, вроде «Да, сюда, пожалуйста», «А это, пожалуйста, поставьте туда», «Осторожнее, осторожнее, там стекло!», «Не поскользнитесь». Это говорил странный человек в светло-бежевых одеждах. По крайней мере, плащ и рукава были именно такого цвета, а остальное разглядеть не удалось, поскольку человек стоял спиной. Но даже так Мира чётко видела, что ткань чуть ли не волочилась по земле и при этом оставалась безупречно чистой, словно и не было на этих улицах никакой мокрой грязи.

Мира затаила дыхание: пространство вокруг этого человека чуть ли не подрагивало от переполнявшей его магии — она никогда ничего подобного не видела. Незнакомец руководил людьми, которые бегали туда-сюда, перетаскивая коробки. Вот один парнишка схватил слишком большой ящик, из-за чего постарался идти быстрее и не заметил на дороге тухлую рыбину. Короткий вскрик, на который незнакомец даже не повернул головы, лишь сделал пас рукой — и вот парнишка уже идёт дальше, причём нести груз ему стало намного легче, о чём говорил сбавленный шаг и выпрямившаяся спина. А ещё удивлённо-счастливое выражение лица.

Когда они с Ридом проходили мимо, незнакомец обратил на них своё внимание, окинув внимательным взглядом. Это был молодой человек, возможно, чуть старше самой Миры. По крайней мере внешне. Парень чуть улыбнулся и вежливо поклонился одной головой со словами «Здравствуйте». Мира поторопилась кивнуть в ответ.

— Рид, а кто это был? — она шепнула, когда они уже ушли достаточно далеко от этого необычного человека.

— Маг из башни Круга. Мы к ним ещё заедем, но позже.

— А почему ты с ним не поздоровался?

— А зачем? — он хмыкнул. Мира вздохнула, вспомнив о том, что так-то Рид не очень жалует людей.

— Слушай, а когда мы уже встретимся с Мег? — судя по усилившемуся шуму, они приблизились к таверне. Особенно протяжный то ли вой, то ли крик, подтвердил её мысли.

— Да вот уже должны, — Рид остановил Бет, и они спешились, — значит так: рыбу не жри, не хватало, чтобы ты всё плавание воняла, как скунс, — Мира хотела, было, возмущённо возразить, что ни за что не притронется к подобной гадости, но услышав бульканье Бет, поняла, что это было обращено к саламандре, а не к ней, — стой в сторонке, кто будет приставать — пугай, но сильно не калечь. В случае чего, Каин сам отгонит кого надо. Теперь ждите, — Каин присел на седло, Фин остался летать где-то над крышами, и Мира и с Ридом направились к самому шумному зданию.

— А теперь повторю ещё раз, — послышался чей-то женский рык.

Открыв дверь, Рид прошёл внутрь — Мира последовала за ним. В душном затхлом помещении было не очень светло, но крепкая женская фигура в центре зала сразу бросалась в глаза хотя бы тем, что держала возле себя чью-то бессознательную тушку, при этом мотыляла ей из стороны в сторону, пока обращалась ко всем присутствующим в таверне.

— Если ещё хоть одна гнида решит прикоснуться к моей заднице, я схвачусь не за кружку с пивом, а за пистолет — все поняли …? — свою угрозу она закрепила крепким словцом, — я ещё раз… о, Рид! — её голос резко изменился, став в разы теплее и приятнее. Девушка бросила безвольную тушку — та, встретившись с полом, болезненно простонала, — и побежала в сторону Рида, широко раскинув руки. Наёмник встретил её, выставив перед собой ладонь, в которую девушка упёрлась грудью. — Эй, я же хочу обнять тебя! — она возмущённо нахмурилась. — Сколько мы уже не виделись?

— Ты слишком провонялась этим местом, так что в другой раз.

— Ты всегда говоришь «в другой раз»!

— Значит, он ещё не настал, — но как ни странно, Рид улыбнулся, а Мег успокоилась и недовольной не выглядела. То, что это Мег, Мира была уверена.

— Ой, а кто это с тобой? — она с любопытством оглядела Миру и протянула ей руку. — Я Мег!

— Мира, — она осторожно пожала руку, вовремя вспомнив о подобной разновидности приветствия из романа.

— Это моя ручная белка, будет в нашем плавании талисманом на удачу, — добавил к её представлению Рид и отправился к свободному столику. — Как там с погрузкой корабля? — продолжил он, когда они уже все утроились за столиком. Наёмник не стал ничего заказывать, лишь достал из сумки бутылку вина и взял со стола два стакана. На вопросительный взгляд Мег он сказал, что Мире не положено: «Талисман должен быть трезвым». Мира удивилась подобному аргументу, уже давно смирившись с тем, что она слишком мала для алкоголя, но Мег серьёзно кивнула, и Мира окончательно перестала понимать, что вообще происходит.

— Погрузка задержалась, — девушка скривилась, — какая-то шишка забронировала почти все краны, мы долго ждали своей очереди, начали всего час назад, так что нам пару часов ещё придётся тут поторчать.

— Пойдёт, всё равно надо на Белку снарягу купить, — Мира удивилась подобному заявлению, поскольку ни разу Рид не озвучивал подобной мысли.

— А она что, и на остров пойдёт? — Мег явно знала больше и перестала выглядеть такой взбалмошной.

— Там удача понадобится как никогда. К тому же она чувствует магические вещи, да и кровь эльфов не помешает, — Мег уже с куда большим интересом оглядела Миру.

— Кажется, ты забыл упомянуть, откуда у тебя появился этот талисман, — она чуть прищурилась.

— По пути подобрал, — Рид отпил немного вина, — она оказалась очень смышлёной, ещё и лечить умеет. По итогу и полезно, и компания приятная, — Мира немного подобралась, услышав приятное высказывание о себе, но постаралась сохранить внешнее спокойствие, чтобы не демонстрировать свою радость. Ей показалось, что так будет правильнее всего.

— Приятная компания? — Мег повторила, явно не веря услышанному. Рид кивнул, и она снова взглянула на Миру, но уже с явным уважением и признанием чего-то такого, чего Мира не поняла. Возможно, собственных качеств, вроде сообразительности и любознательности, которые и позволили сделать её компанию приятной.

— А ещё учу её помаленьку, — добавил Рид, откидываясь к стене.

— Ты чё, старый, на пенсию собрался? — Мег удивлённо вскинула брови.

— Не дождёшься. Погоняю я тебя ещё по островам. Просто ученица хорошая, — Мира чуть прикусила губу изнутри, чтобы удержать рвущуюся наружу улыбку.

— А-а-а-а, всё-таки скучаешь по щенкам? — выражение лица Мег вмиг стало ехидным и хитрым, словно она нашла, на чём подловить наёмника.

— Как думаешь, как отнесётся твоя команда к тому, что я тебя выпорю прямо на капитанском мостике?

— Злюка ты, — протянула девушка и добавила еле слышно, — старый хрен.

— Что говоришь, внученька? — Рид приложил ладонь к уху. — Говоришь, выпороть тебя без штанов? Прям розгой по голой заднице? — и они с Ридом засмеялись. — Здесь пожрать можно нормально? Или кроме рыбы в этом гадюшнике больше ловить нечего?

— Обижаешь, — Мег хмыкнула, — твоё мясо с картошкой уже жарится, а ты что будешь? — она повернулась к Мире. — Только не говори, что орешки, — и прыснула от смеха.

— Мясо, — буркнула Мира. Почему-то ей стало не очень приятно то того, что над её прозвищем подшучивал кто-то, кроме Рида, — с картошкой. И лучком.

— Будешь издеваться над Белкой, будешь плыть с голой задницей, привязанная к килю.

— Извиняюсь, не хотела обижать, — она подняла ладони в мирном жесте и тепло улыбнулась. Мира позволила себе улыбнуться в ответ, наконец-то расслабившись. Внутренняя обида мгновенна растаяла.

Они пообедали, всё так же обмениваясь шутками. Было видно, что Мег хотела что-то спросить у Миры, но она пока держалась. После обеда они отправились на рынок. И вот там Мира чуть не удавилась от ужаса. Затем здраво рассудила, что костюм из шкуры саламандры — вещь необходимая, своих денег стоит, от Рида она всё равно убегать не собирается, так что увеличившийся долг на ещё двести пятьдесят золотых — потеря критическая, но вполне терпимая. Но неожиданно Рид сторговался до сотни монет, а потом и вовсе заявил, что она будет должна оплатить только половину стоимости. Возможно, она слишком сильно побледнела, и мелкое подрагивание пальцев всё же оказалось заметным? В любом случае, это состояние осталось в прошлом, потому что после капнувшего долга всего на пятьдесят золотых, она шла, едва ли не прыгая от счастья. Наверное, даже счастливее, чем когда Рид дал ей скимитары.

— О! Пойдём, я пуль куплю! — оживилась Мег и потащила их двоих к какому-то прилавку. — Дай мне пули для пистолей, — обратилась она к торговцу, мимолётом касаясь рукояти на бедре. Странный предмет, не похожий ни на кинжал, ни на меч, скорее всего и был пистолем, — два мешочка.

— Да, конечно, — мужчина приятно улыбнулся, — девушку-моряка нечасто встретишь, — он положил на прилавок пару мешочков с металлическими шариками, — уверен, со временем слава о вас обгонит даже Цепную Мурену.

— Мило, но дай мне нормальные пули, — сказала Мег после того как развязала один из мешочков и достала пулю.

— Мисс! Это лучшая имперская сталь! Как я могу вам дать что-то лучше? — мужчина с ужасом уставился на Мег, и Мира встревоженно сглотнула, ощущая тревогу за торговца.

— То есть ты хочешь сказать, что ручаешься за этот товар? — её голос прозвучал мягко и нежно, и торговец чуть приободрился.

— Конечно, мисс! Я всегда… — он оборвался на полуслове при виде того, как Мег закинула шарик себе в рот и, пережевав его, сплюнула на ладонь уже плоскую лепёшку. Дальше, не говоря ни слова, она схватила его за рубаху, подтянув к себе, и с размаху зарядила ему в нос кулаком. Торговец рухнул на прилавок, и Мег, схватив его за затылок, перевернула лицом к верху и в раскрытый рот засыпала весь мешочек.

Стало очень тихо. Из-за прилавка тут же двинулась пара типов, но Мег тут же выхватила пистоль и наставила его на одного из громил, который только-только положил руку на пояс, потянувшись за таким же оружием.

— Вы уверены, что хотите потягаться в скорости с Муреной? — с ухмылкой проговорил Рид, из-за чего торговец на прилавке испуганно замычал и закашлялся. Пара шариков вылетела из его рта и покатилась по прилавку. Громилы переглянулись и медленно убрали руки в стороны.

— Вот и умнички, — Мег улыбнулась и ловким движением спрятала пистоль на место, — идёмте, посмотрим в другом месте, — когда они немного отошли от ошарашенной толпы, Мег слегка ткнула Миру локтем в бок, — всегда считала, что лучше дать разок зарвавшемуся торгашу в морду, чем выслушивать их попытки обмануть меня на всём рынке, — и заговорчески подмигнула, явно веселясь. Мира подобный подход оценила, но здраво рассудила, что у самой бы повторить подобный подвиг не хватило бы решимости и твёрдости характера. Хотя скорее внутренней грозности. Даже сейчас она умудрилась сопереживать торговцу и волноваться за него. Хотя она прекрасно понимала, что он получил по заслугам.

Все остальные покупки они сделали без приключений. Даже ни разу не пришлось торговаться. Мира всерьёз задумалась обратиться к Мег за парой уроков ведения торговли.

Вернулись к кораблям они довольно-таки скоро и в хорошем настроении. Корабль Мег был большим, но неброским, хотя огромная ткань была довольно дорогой расцветки. По крайней мере, так определила Мира, сравнивая с другими полотнами. Доски были в хорошем состоянии, выгодно выделяясь на фоне некоторых кораблей. Было видно, что за сооружением ухаживают как следует.

Наверху сидел, свесив ноги, мужчина и расслабленно курил. Завидев их с Мег, он рявкнул так, что его голос можно было разобрать даже среди шумной толпы:

— Капитан на подходе!

Люди на корабле Мег и на улице возле него заметно засуетились.

— Капитан! — им навстречу вышел опрятно одеты мужчина с аккуратными усиками и бородкой.

— Как идёт погрузка? — сейчас Мег очень отличалась от себя прежней. Собранная и строгая, она будто источала ауру серьёзности.

— Без эксцессов. Закончим в течение часа, — Мег на это кивнула и пошла дальше.

Они поднялись по огромной доске, как по холму, и оказались уже на самом корабле.

— Охайя, — тот самый курящий мужчина вскинул руку в приветствии, на что Рид кивнул и поднял три пальца в странном жесте. Но сломать себе голову непонятками Мира не успела, поскольку в поле её зрения попали снующие туда-сюда…

Это были не люди. Вернее, люди тоже встречались, но здоровяк с узорчатой серой кожей, напоминавшей чешую, очень отличался от человека. И носа у него не было — только пара небольших дырочек, которые время от времени плотно закрывались, а потом раскрывались. Взгляд уцепил похожего безносого здоровяка, но уже со светлыми волосами. Необычайной красоты длинноухие парни и девушки с лисьими глазами очень напоминали ту эльфийку с ошейником из таверны, так что, скорее всего, это были такие же эльфы. Невысокие бородатые мужчины резали глаз своими пропорциями.

А потом она подняла голову.

— Рид, кто там?! — она в ужасе шепнула наставнику, кивнув головой наверх, к полотнам ткани, среди которых ползал огромный синий паук. Мира очень не любила пауков. Побаивалась их. Хотя среди них и встречались милые представители, но всё равно вид большого количества длинных лап вызывал в ней чувство тревоги. Уж больно у них противный яд — слишком долго выводится.

-А на кого похоже? — Рид был совершенно спокоен, а значит, бояться было нечего. Мира озвучила свои ассоциации с пауком. — Так это паук и есть. Ты не бойся, у команды должно быть противоядие от него.

— Как… так? — Мира сглотнула. — Он что, кусается? Это тоже талисман?

— Да смеюсь я, Белка, — наёмник вздохнул, — это морская фея, точнее, морской фей, он тут на должности парусного мастера, вот и проверяет парус перед отплытием.

— Парус? Это вот эта ткань? — Рид молча кивнул. Успевшая отойти Мег к ним вернулась, велела «пройти в каюту» и снова ушла болтать с каким-то бородатым низкоросликом, как его про себя прозвала Мира. Уже в просторной комнате с большими окнами она решила продолжить расспрос. — А кто все остальные? Тут же не только люди, да?

— Гномы, эльфы, орки — полный комплект, — Рид упал в большое кресло, Мира присела рядом в такое же.

— Но разве ты не говорил, что другим расам на чужом континенте находиться нельзя? Или мы сейчас не на территории людей?

— Пиратствовать тоже нельзя.

— Пиратствовать?

— У Мег спросишь. Как только она придёт, — он встал, подошёл к кровати, пошарил под ней рукой, позвенел стеклом и достал бутылку. Мира дёрнулась от сладковатого тяжёлого запаха, который совсем отличался от винного.

— А что ты пьёшь? — она с любопытством склонила голову набок.

— Я бы тебе дал попробовать, но я не уверен, что белки не умирают от такого крепкого пойла.

— Крепкого? Алкоголь может так сладко пахнуть?

— Этот алкоголь делается из сахара, но он совершенно не сладкий.

Дверь распахнулась, и в комнату вошла Мег.

— А, ну, я не удивлена, — она фыркнула, — мало того, что у меня на корабле не пьют, так это ещё и на продажу. Так что отлип быстро и закрой так, чтобы никто не заметил, что ты хлебал оттуда.

— Планируешь заскочить к эльфам? — Рид сделал ещё один глоток, но бутылку после этого закрыл и протянул Мег. Та тут же придирчиво осмотрела вставленную пробку и горлышко.

— Да, хочу набрать новых матросов, так что по всем континентам проплыву.

— Белка, задавай свой вопрос, — Рид обернулся, и Мира решительно вдохнула.

— Мег, скажи, пожалуйста, что такое пиратство? — девушка взглянула с усмешкой на Рида и затем вздохнула.

— Пиратство — это поиск свободы, — она улыбнулась с лёгким воодушевлением, взяла со стола странную штуковину с перьями, вроде той, которую она видела на складе в башне, и надела её на голову. Что ж, это выглядело интересно и совсем не глупо, как Мира себе представляла.

— Короче, грабёж всех кораблей, которые попадутся на пути, — хохотнул наставник.

— Фу, какой ты не романтичный, — и они снова засмеялись.

Похоже, не все люди бесили Рида.

+1
58
01:35
Довольно непринужденно проскакали галопом по всевозможным сюжетным ходам. Интересно, насколько вас еще хватит jokingly
09:59
Наверное, надолго)) Извините за молчание — перестали приходить уведомления о комментариях, что немного странно. Спасибо, что продолжаете следить за нашим творчеством))
Загрузка...
Анна Неделина