VI Смертельный танец

Автор:
Alex Vikberg
VI Смертельный танец
Аннотация:
В прямоугольном иллюминаторе неумолимо уменьшался Марс, чуть подальше, рядом с солнцем, мерцал голубой шарик Земли, похожий отсюда на большую каплю гуахири, весело прыгающей на ветвях дерева мца. Принцесса сидела на кровати, уставившись в космос сухими от злости глазами. Как всякая женщина, она ни коем случае не могла отнести на свой счёт недоразумение с ретранслятором. Она честно пыталась предупредить, что столько мяса никому будет есть. Её просто никто не хотел слушать!
Текст:

Заложники страстей никогда не испытывают жалости к своим жертвам.

1 Марс не отпускает

В прямоугольном иллюминаторе неумолимо уменьшался Марс, чуть подальше, рядом с солнцем, мерцал голубой шарик Земли, похожий отсюда на большую каплю гуахири, весело прыгающей на ветвях дерева мца. Принцесса сидела на кровати, уставившись в космос сухими от злости глазами. Как всякая женщина, она ни коем случае не могла отнести на свой счёт недоразумение с ретранслятором. Она честно пыталась предупредить, что столько мяса никому будет есть. Её просто никто не хотел слушать!

Всё-таки родители дьявольски консервативны, нельзя вот так запросто этапировать домой, не посчитавшись с мнением будущей Верховной жрицы! Хороши методы, чуть-что и сразу во дворец под замок! А у неё были планы, между прочим! После участия в фестивале возникло огромное желание поставить танец, может быть, даже сделать представление. Теперь всё рушилось из-за недоразумения с ржавым «Сфинксом».

«Глупые мца!», – процедила Ти сквозь зубы, ломая при этом расчёску из земной черепахи, подаренную Ферапонтом.

Накинув куртку, приоткрыла дверь. В коридоре никого. Теперь важно не попасться на глаза вахтенным матросам. Они обязательно побегут докладывать этому тупому капитану. Если бежать, то только сейчас: через несколько часов будет поздно. Ещё в детстве она выучила назубок устав придворного космического флота. Пункт 10/07 гласил: после боевой операции гвардейцам положен усиленный обед и крепкий сон.

Мерно гудят двигатели в чреве монитора, заглушая шаги ботинок на толстой подошве из каучука. Раздался удар в колокол, вздрогнула. Троекратные удары – это рында. Перевела дух. Можно расслабиться: целых четыре часа до окончания вахты.

Круглая дверь в ангар беззвучно повернулась на качающихся петлях из графита. Вдоль бортов, у шлюзовых мембран, замерли истребители. «Всё-таки хорошо быть привилегированной инкой» – отметила про себя Ти. Генетический замок сработал как миленький, пропуская в кабину представительницу касты жрецов.

Ти положила много сил и хитрости, чтобы вырваться с Нибиру. Увлечённая рассказами бабушки о бывших колониях тхаков, начала планомерно приучать родителей к мысли об отправке дочери на учёбу в столицу империи Пальмиру. Согласилась даже на фиктивную помолвку с будущим императором. Вонючая протоплазма, как же ей надоели скучные ежедневные церемонии, игры с молодыми драконами, вечные царапины от когтей, долго не заживающие раны.

Бабушка рассказывала, что в зоне Златовласки тхаков нет. На Нибиру жрецы обязаны учить молодых драконов охотиться на инков. Упаси космос от жёсткого излучения, чтобы во время занятий они поранились или испугались. Ти совсем невиновата, что тхаки постоянно жаловались на её неуклюжесть. Разве она не пыталась исправиться? И танцами специально начала заниматься, чтобы лучше двигаться. Это был самый веский аргумент, когда просилась на Землю. Пришлось почаще бить пальцами в чувствительные бородавки вокруг зубов, прежде чем отец согласился отпустить. Собственно, и выбора у него не было.

Под сиденьем заурчал ядерный реактор. «Похож на голодного тхака», – подумала Ти, вспомнив, что гвардейцев заставляют есть мясо инков, чтобы научить бесстрашию. В сущности, она ничего не видела плохого в том, чтобы служить тхакам. Многие поколения семья живёт на вершине пищевой цепочки Нибиру, за исключением тхаков. Ну, разве можно с ними сравниться. Это невозможно! Тхаки устроены совсем по-другому, они намного быстрее и сильнее инков.

Каста жрецов не отдавала своих детей на ступени пирамид: назначение неприкасаемых, это учить драконов есть инков, почётная обязанность, с которой не так-то просто справиться. Молодые драконы очень нервные, и случается отрывают руки или ноги у неосторожных жриц, несмотря на кольчуги из стали. Что поделаешь, у каждой работы свои недостатки, но есть и привилегии. К жрицам нельзя прикасаться. Виновных бросают к нагам в вертикальные пещеры, предавая вечному забвению имена осквернённых. Имущество, само собой, отходит касте жрецов. Можно брать любую вещь. Но это скучно… Ти давно перестала ходить в город инков. Они глупы и ничего не знают, совсем ничего. С драконами интересно – они много знают, а эти инки двух слов связать не могу. Бабушка рассказывала, что у арнов совсем всё по-другому.

Истории бабушки легли на благодатную почву. Ти могла остаться на Нибиру навсегда, если бы не её недостаток: она очень боялась потерять часть своего драгоценного тела. Родители даже отвели к очень известному тхаку на консультацию, но он не обнаружил никаких аномалий, высказав мнение, что страх с годами обязательно пройдёт.

Ти очень переживала, что не умеет так изящно двигаться, как сверстницы. Будь по-другому, то не стала бы хитрить, изображая растерянность перед каждым кормлением. Ну не повезло ей с природным магнетизмом, позволяющим гипнотизировать инков только голосом. Приходилось рассчитывать только на слаженную работу всего организма.

Один пожилой жрец, под большим секретом рассказал, что арны отлично разбираются в анатомии инков и обязательно помогут Ти справиться с досадной патологией. Ей до ненависти в пальцах надоело чувствовать себя белой вороной, тем более что Верховная жрица просто обязана двигаться лучше других.

В кабине истребителя всё устроено для тхаков. Придётся одеть специальные перчатки, чтобы управлять кораблём. Тхаки всегда напоминают инкам об их месте в пищевой цепочке. Перчатки полбеды, а монокулярное зрение! Крайне неудобно смотреть в расположенные по бокам головы экраны.

«Протонный выброс! – чертыхнулась Ти. – Совсем забыла – шлюзовую мембрану можно отключить только с пульта в ангаре. Так, спокойно, это, как на охоте, надо ровно дышать – запаникуешь и молодой тхак обязательно что-нибудь отхватит. А челюсти у них ого–го–го, мгновенно ломают руку, и кольчуга не спасёт». С ней уже было такое. Перелом теперь очень болит, когда рядом с Нибиру пролетают крупные астероиды.

Пришлось идти за скафандром. «Слишком большой, рассчитан на гвардейца. Но ничего, сейчас подвяжем ремнём и всё будет в порядке. Стоп, в ангаре кто-то появился. Блюм Тор, чтоб его наги слопали восемь раз!»

– Вы что задумали, Ваше Высочество, – подходя к нише со скафандрами, поинтересовался капитан. – Если хотите улететь, то напрасно рискуете – истребители не рассчитаны на такие перелёты. Мы уже далеко от Марса.

– Вонючая протоплазма, – выругалась принцесса. – Как ты догадался?

– Ну мне ли не знать Ваше Высочество – досье читал. Вы очень самостоятельная. Нетрудно догадаться, что попытаетесь сбежать.

– Ты меня расстроил.

Принцесса, повесив гермошлем, щёлкнула в раздумье несколько раз солнечным фильтром: «Этот Блюм-Блюм-с весьма вовремя заглянул в ангар. Открытая мембрана (пришлось бы её так оставить) означала верную смерть для экипажа: слишком много воздуха потеряет монитор. Становиться причиной смерти элитного спецназа совсем не хотелось. Отец и так теперь злиться, что отпустил на Землю».

– Чем, позвольте узнать? – капитан остановился, желая услышать причину плохого настроения жрицы.

– Надеялась, в счёт старой дружбы окажешь услугу – изобразишь тупого гвардейца.

– Можете не беспокоиться. Попытаться не подвести. Например, запру в каюте.

На самом деле, капитан не знал, как бы поделикатней это сделать, и вежливо спрашивал разрешения у жрицы, которую побаивался, как любой инк.

– Здорово придумал, – Ти взялась за ремень, удерживающий скафандр от падения на пол. – Отвернись!

После танца перед сотнями тысяч, впавших в транс, марсиан, она испытывала необыкновенную уверенность в магнетических способностях своего тела. Принцесса расстегнула пряжку, отчего скафандр соскользнул к ногам. Молодой капитан инстинктивно прикрыл глаза рукой. Ти быстро сняла с шеи пластину с записью ритуальной песни и вставила в разъём скафандра. Из внешних динамиков полилась чарующая песнь гуахири, зовущей раствориться в объятьях вселенной.

Блюм Тор убрал ладонь и с облегчением вздохнул – Ти стояла в золотом сверкающим платье. Верховный жрец дал чёткие инструкции: ни в коем случае не вступать с принцессой в диалог. Вот как знал! Но что делать, когда принцесса собралась бежать в космос? Хорошо им там отдавать приказы. А здесь жрица. Однажды она уже заставила его нарушить запрет, подчинив своей воле.

– Ну раз читал досье, то должен знать, что я никогда никому ничего не прощаю. Это касается и тебя. И пусть ты выполнишь приказ, я уверена в этом, потому что приказы Мардука надо выполнять. И доставишь меня на Нибиру, – говоря всё это, Ти потихоньку раскачиваться всем телом. – «И теперь представь себе на мгновение, что завтра Верховный жрец случайно умрёт. Представил? Например, его хватит удар от нервов, и причина веская: единственная наследница постоянно расстраивает. Взять случай с антенной! И вот я становлюсь Верховной жрицей. Какой будет мой первый приказ, как ты думаешь? С учётом того что я очень мстительна. Можешь не отвечать».

Принцесса продолжала монотонно раскачиваться всем телом, перенося вес в тяжёлых ботинках с ноги на ногу. Капитан, отвлечённый угрозами, перестал контролировать своё тело и неосознанно вошёл в резонанс, повторяя монотонные движения жрицы. И если вначале дыхание не совпадало с пением гуахири, то теперь широкая грудь гвардейца вздымалась и опадала вместе со словами Ти, которая точно выдерживала музыкальный размер.

– Я прикажу привести к пирамиде всю твою родню и прикасаюсь к каждому вплоть до седьмого колена. Ты хорошо себе представил, что с ними будет? Представил их крики в туннелях нагов. Спроси себя: а что мне помешает сразу это сделать, как только прилетим? И опять я прикажу молчать. Ведь ответ нам известен.

Ти подошла к вошедшему в транс капитану и с силой провела острым ногтем в металлической оправе по мускулистой шее, неотрывно глядя в застывшие глаза. Выступила кровь, но широко открытые зрачки не изменили формы. «Готов придурок. Всё как обещал – опять подтвердил гвардейскую тупость. Так, теперь, точно, отец рассердится».

– Иди, открой шлюз и перестань сопеть, как глупая мца, – приказала принцесса, легко запрыгнув в истребитель без громоздкого скафандра. «Полетела я на Нибиру – Щас! Ботинки только поменяю!» – сказала сама себе и включила реактор истребителя.

2 Шантаж любовью

– Принцесса, у вас совесть есть? – воскликнул Ленар, увидев на пороге агентства девушку в концертном платье и ботинках с высокой шнуровкой. – Понимаю смущённых вашими прелестями молодых людей – у них весьма веская причина. Вы, например, знаете, что родители беспокоятся насовсем? И, наконец, дайте мне прийти в себя после пережитого. Я, благодаря вашим новаторским спектаклям, похудел до неприличия.

– Ага, Ферапонт успел рассказать почему. Придумали очередную аферу. Вы, вообще, использовали меня! Я, я даже не знаю, что готова с вами сделать! – принцесса сжала кулачки. Она действительно злилась: если бы не патрульный корабль, то вполне могла замёрзнуть в сосульку на орбите в одном платье с ботинками. Марсианские пограничники долго смеялись, вытащив сумасшедшую рыжую принцессу без скафандра из тхакского истребителя.

– Вот она, неблагодарность инков. А кто Вас спас из рук коварного похитителя? Результат, что не устроил! Благодаря лично Вам «Сфинкс» восстал! И как восстал! О-го-го! Марсианская экономика теперь пойдёт в гору за счёт туризма. Разве это не достижение, или нет? – вдруг с сомнением произнёс Ленар. – И что нет? – спросил обеспокоенно, заметив нахмуренные брови возмущённой принцессы.

– Ах, вот вы и поняли, что теперь ко мне будут совсем по-другому относиться! Мне дома это надоело навсегда очень! Князь, конечно, ничего не сказал, но зато так смотрел, будто монстра увидел. Что со мной не так? – Ти повернулась на своих ботинках вокруг оси, показывая идеальную фигуру. – Ферапонт и вовсе начал откровенно бояться. Мне это не нравится. Вы меня в это втянули, сами и вытаскивайте.

– Так, милая барышня. Женская логика всегда идёт с поворотами. Что с этим делать не ответит и сотня мудрецов. Теперь излагайте ваши идеи членораздельно. Что нужно непосредственно от меня?

Тяжело вздохнув, Ленар опустился на софу, обитую тёмно-синей кожей долгоносика (шустрого), утыканной дизайнером клочками белой шерсти. В зеркальном окне отразился вполне приличный такой арн, если не знать, что за плечами больше двух столетий.

– Во-первых, – начала Ти, загибать пальцы, не обращая внимания на подавленное состояние маэстро, оттого что идея, выстраданная за время смертельного полёта в холодном космосе, требовала обязательной реализации, – сделать из меня приму и, наконец, самое важное, я вас люблю!

Села рядом и уставилась на отражение колоритной парочки: рыжей инки с изумрудными глазами и породистого арна в капитанской фуражке, из-под которой торчали колечки усов Napoleon III.

«Нет, ну приятно до звёзд, когда признаётся в любви инопланетное создание, да, ещё принцесса». – Впервые оказавшись в подобной ситуации, Ленар слегка растерялся, и приобретённый в театральной среде цинизм что-то не спешил обнаруживаться. Поэтому после бесконечно нелепой паузы прохрипел с запинкой:

– Д-да?! – звук собственного голоса привёл в чувство, тогда добавил: – Как вы себе это представляете? Боюсь, что я, благодаря дальновидной судьбе, вовсе не принц и, уж тем более, не пылкий юноша.

– Так и не надо. Вы мне просто нравитесь. Должна сказать, что уже достаточно давно, – продолжала рубить просеку в сибирской тайге отважная инка.

– Ваше Высочество, вы знаете, что бесконечно жестоки. Пожалейте мужчину, ему это совсем сейчас не надо. Я уже придумал свою жизнь. И тут ваши романы. Кстати, а что с моими чувствами делать?

– Вы ничего не понимаете! Будете просто любить меня, целовать… – принцесса мечтательно зажмурила глаза, представив, что рядом не будет драконов с пупырышками. Эта идиллия ей очень понравилась.

– Ой, барышня, это такая неприятная пошлость. – «Слава Звёздам! – цинизм соизволил вернуться». – При случае почему бы нет, для здоровья. Но не сейчас. Вы совсем нарушили моё душевное здоровье. Только дышать начал полной грудью. – Ленар сделал несколько глубоких вдохов, выдохов. – И на тебе – фонтаны страсти!

– То есть я вас почти соблазнила?

– Определённо! Кстати, что думаете делать с Ферапонтом?

– Редкий растяпа! Вот и поплатился – подстрелили. Зачем звонить в КГБ стал, когда здесь есть кому гадости говорить!

– Вот, вот, вы к нему неравнодушны. А то: «Потеряла партнёра!». Нет, жив и здоров. Руку отремонтировали. Теперь хоть на выставку ВДНХ отправляй. А без него мне просто невозможно. Предлагаю амнистировать поганца!

– Не знаю, может быть потом, – принцесса пододвинулась к Ленару поближе и обняла. Ленар нахохлился и громко высморкался в большой клетчатый платок от проснувшихся в затылочной области эмоций.

3 Похмелье душегуба

За исключением огромных пирамид в сотни этажей, большинство марсианских зданий традиционно располагались под поверхностью. Серпантины монорельсовых дорог пронзали урбанистические здания из карбина и палладиевого стекла. Взлетая и падая, огромная железная паутина многочисленных эстакад, скреплённая заклёпками и болтами, терялась в электрическом свете подземелий. Иногда линии собирались вместе, чтобы устремиться в прозрачные кольца транспортных червей, выскакивающих ненадолго под лучи тусклого марсианского солнца.

Высокое стрельчатое окно от пола до бронзово-стальных нервюр освещало Ферапонта, расположившегося на широкой белой скамье из ребра марсианского динозавра (хохлатика злого) в углу танцевального зала. Конец скамьи уткнулся в аспидно-чёрный паркет, другой лежал на фрагменте позвонка, покрытого круглыми бляхами из меди. Не в пример прежней помятости вид секретаря совсем расправился, сигнализируя готовность к новым подвигам на благо родного в крик агентства.

Ленар, напротив, чувствовал слабость и повышенное сердцебиение после недавнего разговора с Наомой-младшим. Враг империи требовал устроить ещё один спектакль на Марсе. В случае отказа грозился метеоритным дождём из адвокатов с исками за причинённый ущерб. Здесь любой бронепоезд сбавит ход, имея такие семафоры.

Фонтан гениальных идей вяло пульсировал после несанкционированного взбрыка «Сфинкса». Какими шаманскими песнями восстановить доброе имя HELIUS Ленар не знал. После неприятного разговора с Наомой-младшим в ушах свистела зимняя вьюга. Поганец умудрился создать впечатление, что в черепную коробку плеснули жидким азотом. Вспомнилась в подробностях гравёра «Апокалипсис». Чё-то печально стало навсегда. Если Наома хотел результата, то сделал всё возможное, чтобы исполнитель получил максимум удовольствий от работы.

Обыватель и вообразить себе не может трудности, с которыми сталкивается импресарио, организовывая представление. Хорошо, когда возникает спонтанный всплеск эмоций, и всё получается, само собой. Но если ёжик уже пробежал свою стометровку, то где взять второго чемпиона? Здесь, после кровавого побоища, требовалось что-то экстраординарное, иначе Сталинград обеспечен.

Поддавшись на уговоры принцессы, Ленар начал репетиции будущего номера в надежде, что идея, концепция представления, всплывёт из глубин сознания самостоятельно. Заработав похмелье, надо или продолжать пьянку, или покорно ждать скорую помощь с гемодезом. Мысли блуждали в растерянности между угрозами Наомы-младшего и сценами из гравюр Дюрера.

Ти – барышня с загадкой, отличной от правил арнов, в ней есть интрига, вокруг которой можно построить весь спектакль. Ленар прошёлся по сцене, спустился в просторный зал и крикнул: «О-у». Здесь, у пятого ряда, звуковая яма. Эхо не вернулось, затерявшись в складках тяжёлых гобеленов, свисающих с потолка.

Неприятные воспоминания случившейся здесь дуэли постоянно возбуждались, казалось, совершенно незначительными вещами. Фиолетовый с багровыми разводами занавес вызвал рефлексию, что смерть нашла себе на Марсе постоянную прописку.

В конечном счёте только благодаря решительной глупости Ленар оказался в теперешнем положении. Вот как не хотел брать на работу неопытного марсианина! Чувствовал опасность, но постеснялся обидеть компаньона. Правду говорят – дети побочный эффект эволюции. Как результат – весь этот бардак марсианский. Угораздило же мстёй пошлой заняться! С другой стороны, этот кучерявый Лафрок так противно грыз кофейные зёрна, что, Космос свидетель, объект нуждался в отпуске по состоянию здоровья!

Молодёжь усердно отрабатывала стандартные движения, когда на осях повернулась маятниковая дверь и капельдинер сообщил о посетителе. Ленар удивился, оттого что всячески конспирировал занятия, опасаясь диверсий со стороны благодарной публики. Увидев знакомый силуэт возмутился:

– Молодой человек, я, кажется, предупреждал – сам позвоню!

– Извините, дядя сказал, что выслушаете. У меня деловое предложение.

– С вами одни хлопоты. Выкладывайте суть только быстро!

– Предлагаю сделать дуэль.

– Вечные Звёзды! Этого мне сейчас ещё не хватало! Тут и так голова домиком сложилась от вашей недвижимости.

– Вы неправильно поняли. Организуем соревнование, конкурс между двумя парами. Создаём интригу, скандал, потом само представление. Поверьте, можно неплохо заработать. У меня уже есть великолепная пара. Что скажете?

– Когда планируешь? – из любопытства спросил Ленар, не видя для себя ничего интересного.

– А что откладывать. Надо делать сейчас. После трагедии со «Сфинксом» народ валом пойдёт на любой концерт «Альт Пальмиры». Вечером удобно будет встретиться в кафе «Чёрный паровоз»? Ужин за мой счёт.

4 Пары Самбука

Лампочки Эдисона свисали с потолка в абажурах из неровных листов родия со свинцовыми вставками, усыпанных круглыми отверстиями разного диаметра. Приятный жёлтый свет создавал уютную атмосферу, располагающею к распитию крепких напитков.

Ленар плотоядно улыбнулся, раскрывая винную карту.

– Итак, Арсений, с чего начнём?

– Предлагаю изменить абсенту. Наслышан о вашем пристрастии, посему новая идея – это итальянский самбук. Здесь он весьма недурён.

– Значиться, тоже любишь с огоньком? – Ленар хитро прищурился. – Кстати, откуда знаешь мои слабости?

– Дядя рассказывал. Счастлив, что согласились на встречу. Мечтаю заслужить доверие.

– Ага, не скрою, приятно. Так, готовь свой замечательный самбук. Посмотрим на что годишься.

Засучив рукава тёмно-бордового сюртука с золотыми пуговицами на косом кожаном отвороте, Арсений поставил на столешницу, инкрустированную вулканическим стеклом, три бокала: шот, снифтер и рокс. В шот налил 50 грамм Самбука, бросил несколько кофейных зёрен и поджёг, потом добавил вспыхнувшие эфиром капели апельсиновой кожуры, ещё искры корицы. Прогрел, пока масла не стали осаждаться, и отправил горящую жидкость в снифтер, не забывая крутить бокал на роксе. Наконец алкоголь устремился в сосуд для виски, где погасил огонь, накрыв снифтером.

Ленар вдохнул оставшиеся в стеклянном бочонке пары через соломинку и тут же опрокинул в себя напиток. Приятное тепло распространилось по артериям.

– Да ты волшебник! Чудесный рецепт! В организме столько энергии образовалось. Рассказывай свой концерт

У Ленара разгладились морщины, процарапанные безжалостной рукой Наомы-младшего.

– Надеюсь на понимание. Итак, предлагаю устроить состязание между Сержем Наомой-младшим и маэстро Ленаром. Вот! Интерес публики обеспечен. «Марсианские Хроники» недавно разразились циклом статей о скандальной реставрации. Про Вас только хорошее, а вот HELIUS Роджер размазал в кашу.

«Ещё бы этот варан пера был недоволен, свои проценты честно получил. С замком Рема накладка получилась, ну здесь ничего не поделаешь: объект ремонта восстал из мёртвых. Форс-мажор, что называется!»

Пришлось взять многозначительную паузу, чтобы переварить идею. Последнее время, молодёжь умудрялась радовать бедное сердце импресарио всё более изощрёнными пытками, о которых средневековая инквизиция не могла понимать, развлекаясь истязанием слабой плоти. А ведь какой простор мог открыться на просторах чувственного мира, просто неограниченный.

– Арсений…

Ленар всмотрелся в личность молодого марсианина. Над вулканической мозаикой сидел ярко выраженный сангвиник с золотистым блеском в глазах, ещё не убитым праздниками жизни. «Прекрасный образец молодого авантюриста, но пусть пасётся на соседней лужайке», – решил маэстро.

– Есть более затейливое предложение – устроить настоящую дуэль с участием князя Платона, если он, конечно, согласиться. Вот где интрига!

– Фантастика, просто потрясающе, но как уговорить князя? Даже представить себе не могу способ. Если только вы сделаете дипломатию.

– Молодой человек, за князя можешь не беспокоиться. А вот чем собираешься завлечь маэстро Сержа – это вопрос. Ты ведь фитюлька, никто! Тут на обычном мотоцикле не подъешь, требуется особая лошадка, с винтом между ног.

– А что такое лошадка? Вы только скажите, я достану, – Арсений превратился в голодного кокер-спаниеля. – И винт тоже найдём ради такого форса.

– И-эх, марсианин! Лошадей не видел. Так и быть, помогу на бедность, но процент получишь обычный. И чтобы вот с таким взглядом всё время ходил. Мне нравится, – расчувствовался Ленар.

– Маэстро, не смел и надеяться. Я как в том анекдоте, готов за интерес бегать с плакатом. Это ведь какая реклама для карьеры!

Мгновенно, как всякий талантливый человек, выдавил слёзы благодарности начинающий аферист.

– Тогда по рукам! Первое задание: предложи свой самбук Роджеру Фиску. Ты знаешь, он любитель. Между прочим, обмолвись, что слышал, как Платон хвастал, что нарядил мажордома в точную копию камзол Людовика и заставляет прислуживать за столом, при этом называет «павлином». Уверяю, жёлтая пресса с радостью подхватят сплетню, тем более что все злы на участие корпорации в восстании «Сфинкса».

– Жестоко! А вдруг не заметит?

– Ага, вспомни прошлый скандал, когда Серж убил за невинную шутку, сказанную в его адрес. А тут в газетах назовут «павлином»! Гарантия – вспылит! И сразу же звони в редакции Земли и Венеры. Сообщи о новом витке скандала между Павлом и Наомой-младшим. Обязательно сделай увязку с кровавым «Сфинксом». Всем дай адрес Роджера. Пусть слава найдёт героя.

Сквозь чугунные вентили, манометры и водопроводные трубы над барной стойкой из плазменных динамиков лилась музыка Andrey Park, наполняя атмосферу кафе духом интеллектуальных самоубийц на отдыхе. Гнетущее чувство апатии, всегда обязательное после нервных историй, заменилось вспрыскам адреналина от предвкушения настоящих событий. Люди, до сих пор казавшиеся бесформенными организмами, вдруг приобрели очертания разумных созданий, способных улыбаться в лицо бесноватой Фортуны.

0
91
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Михаил Кузнецов