Поезд в никуда

Автор:
Тео
Поезд в никуда
Аннотация:
Как изменить то, что осталось лишь в воспоминаниях?
Текст:

Уже едва ощущая под собой холодную постель, он почувствовал прикосновение к потрескивающей поверхности своего мозга. И словно бы сам коснулся его - кончиками заледеневших пальцев. Будто к своей клавиатуре, розовым светящейся в темноте. Прикосновение смерти.

Молнии, охватывающие его голову изнутри, угасают одна за другой. Теперь он беспомощен перед воспоминаниями - пыльной спиралью видеоплёнки проникающими сквозь веки и ресницы. В полусне...

Свет прошедшего льётся в глаза - перрон, ночь и тусклые фонари. И в этом свете он видит своего Рика, собирающегося сесть на бесконечно-длинный поезд. Такого маленького. И хрупкого. Плотно упакованного в маленькое чёрное пальто - забавное, как и его старомодный маллет, нависший медными прядями над обритыми висками, округлой чёлкой над миловидной мордочкой лица, выглядящего одновременно на пятнадцать-шестнадцать и сорок с лишним. На самом деле ему - двадцать семь лет.

Смотрит сверху вниз на измученное лицо Рика, на его робкую и в тоже время проказливую улыбку тонких красных губ. Дёрнуть бы за этот хвостик позади головы.

Худощавое и поджарое тело провожающего, парня лет двадцати пяти на вид, открыто холодному дождю, гладкая кожа отражает красноватый свет. Он пытается говорить, но губы его даже не разжимаются, чтобы что-то сказать...

"Постой, Рик", - пытается сказать он. "Ведь ты..."

Рик отворачивается, уходя в вагон.

"Не сумеешь вернуться назад."

Живущие в воспоминаниях не слышат. И ничего нельзя изменить. Светловолосый медленно поднимает свои длинные жилистые руки... и молитвенно обращает их к закрывающимся створкам дверей...

"Нет."

Крепко вцепляется в двери. И начинает разжимать.

Хрустит целлулоидная плёнка. Его длинное тело со скрипом приподнимается над холодной кроватью. Опускается. Поднимается. Медленно дышит - с натугой, хрипом и свистом выгоняя воздух из бледной напряжённой груди. Вверх...

И вперёд. Разрывая двери, с рычанием скаля зубы. Сверкая синими глазами.

Кто для него Рик?..

Неизвестно. Он сам себе - никто. Никто из ниоткуда.

Известно лишь одно: Фейт потерял его. Потерял Рика.

Сон ведёт его вперёд. Чувствуя боль в разрывающихся мышцах, вкатывается в тамбур ночного поезда - вагон качается на рельсах и несётся во мрак.

"Пожалуйста. Пожалуйста..."

То, что ему удаётся схватить, почти не имеет плоти и чётких границ. Осознавая призрачность сна, в отчаянии и ярости пытается сжать хоть что-нибудь в своих руках. Воспоминание растворяется в холодном пространстве между станциями Хлебниково и Белорусская.

И в этот последний момент он успевает почувствовать его - едва уловимого, ускользающего - замёрзшими пальцами, проникающими в теплое. Под маленькое жёсткое пальто, ладонями на маленькие тёплые ягодицы, в пряди ароматных волос, на колкий ёжик на его висках. Губами в губы...

И согревается в этом тепле. 

+6
159
15:27
+2
Стильно. Очень хорошо соблюден баланс между вот этой невесомой воздушностью воспоминаний, влажной теплотой интима и хриплой тяжестью смерти. Блин, меня аж самого на эпитеты потянуло.
16:35
+2
Отличный комментарий! Других, пожалуй, уже не надо.

Твоего хватит с лихвой…
21:03
+2
Что хорошо: погружение. В ощущения, в эмоциональное состояние, подробности дают возможность прикоснуться к миру героев.
Но история? На нее лишь намек. Ее знает герой, ее знает автор, я, как читатель, осталась без нее. Это хорошо для самого автора, зафиксировать эмоциональную фантазию. Но дать возможность читателю ее узнать.
Ну и тут есть своя манера. Это нынче редкость и это хорошо. а еще почему-то Гессе напомнило.
21:51
+2
У автора нет истории. Я тоже не знаю, кто такой Фейт. Лишь то, что он потерял Рика.

Фейт — никто и ниоткуда.

Друг. Спасибо большое, что прочитала и оценила.

22:55
+2
А ты не закрывайся от него, просто позволь ему рассказать, кто он и откуда.
23:28
+1
Постараюсь.
00:54
+3
Хммммм…
прости, но на мой вкус всю легкость и эфемерность истории убили ненужные описания из разряда «парень лет двадцати пяти», «старомодный маллет, нависший медными прядями над обритыми висками, округлой чёлкой над миловидной мордочкой лица, выглядящего одновременно на пятнадцать-шестнадцать и сорок с лишним. На самом деле ему — двадцать семь лет».
Круто, что ты можешь подавать зримые образы, но и хочется от умеющего иного уровня. Подавать персонажа через действия, через отношения с другими персами… а не вот так, в лоб, осколками абзацев.
Ну и это… в порядке бреда… Хлебниково/Фейт? Почему?
23:10
+1
Я просто обещал написать про секс в тамбуре где-то в комментах. Тающему ветру. Почему обещал, зачем обещал — не помню…

Написал.

Прощу прощения за введение в заблуждение.

Этот текст не представляет никакой художественной ценности.
10:31
+2
Как изменить то, что осталось лишь в воспоминаниях?..
А никак! ничо там менять нинада, хай остается, как осталося. И главно, там нехай и остаётся! всмысле, что нефек эту всю тухлую воспоминань затаскивать ешо в сегодняшнее.
Классика банальности — никогда не читайте старых письмоф. Темболе дневникоф. А уж за каким смотреть такие сны со старьём? и вофси никакой себе пользы, акромя вреда.

Серьёзно, воспоминания укорачивают жизнь, тем более тяжёлые. Нельзя этого делать, не надо её так бездарно расходовать, поскольку она и без того ужасно коротышная, вот просто ужасно, честно. И чем дальше, тем ужаснее.

Безотрадность и отчаяние тщеты переданы великолепно, даже речи не о чем вести.
Другое дело, нафега такое не токашта передавать, а ещё и самому испытывать. Деструктив с депреснёй не есть достижение, от них без того отбиваться запаришься, вот ни разу не в дефиците — так за каким тратить на эту каку творческий потенциал. Жалко же.

Ни малейшего позитива в финальном согреве чота не просматривается, тут галимый обман — пытаться удержаться за счёт призрачных бредней. Даже если там мощный эмоциональный порыв на исправление непоправимого. Оно уже проехано, не стоит оживлять миражи. Хоть что-то же должно быть настоящего, сейчасного, живого — из-за чего стоит жить. А не существовать в прошедшем, ладно бы хоть было б о чём хорошем жалеть. Нет бы радоваться, что оно уже по-любому минуло, можно зачеркнуть и выдохнуть.
Писануть бы для разбавки концентрации тоски чонеть жизнеутверждающего, светлого-весёлого, а?

А то эта юношеская склонность к вселенской тоске и потёмкам души, где на каждом шагу жуткий трагедь, она небезобидная, особенно как в этом случае, когда писано очень годно.

Это вот без сомнения ценно, качество писания. Ну «кроме шизы, графомании и ошибок».
Кста, про ошибок, несмотря что «кроме». Поскоку, к прискорбию, я тока их слегка и могу.
Хитрая наука типографика придумала, что замедление хорошо передаётся тирешками, вотакими, "—", а не коротышными дефисками. Стоит их заменить, раз нужно передать именно «мыслеотделительный» момент глубокой паузы. Дефис в этом плане не катит, выглядит легковесным и тем портит текст. Если проблемно с клавой, можно и просто копированием.
"… на его робкую и в тоже время проказливую улыбку..." — это раздельно, время то же самое, а не такое до кучи.
«Постой, Рик», — пытается сказать он. «Ведь ты...». Ну по правилу при оформлении кавычки нужны тока по краям, серёдошных не надо. И тире перед продолжением. «Постой, Рик, — пытается сказать он. — Ведь ты...». Ну упрощение налицо, да. Без снижения значительности можно бы не продолжением этой кагбэ-мысленной речи сделать, а снять в следующий абзац, отдельно.
«Чувствуя боль в разрывающихся мышцах, вкатывается в тамбур ночного поезда...». Чисто технически с временем действия непонятки, если уже вкатывается, то усилие по ходу дало свой результат и прекратилось, мышцы перестали быть разрывающимися в данный отрезок времени.
Ну это мелкие технические придиралки, на фоне таких свирепых эмоций понятно фигня, просто, какгрится, мои пятькопек.
23:14
+1
Как и всегда — отлично!

Спасибо, что помогаете стать мне лучше в техническом плане. Причём, без презрения ко мне, а с терпимостью к моим стилистическим промахам. С пунктуацией тоже определённо нужно работать.

По поводу же депрессии…

Не хочу ассоциировать себя с Фейтом либо Риком. Пусть остаются персонажами.

Я же — написал и забыл. Сам сейчас, слава богу, не в тоске и не депрессии. Так, разве что гриппом приболел опять. Но не унываю особо…

Мрачняк — часть моего творчества. При этом я остаюсь достаточно светлым человеком. И возможно…

Что именно по этой причине.
23:28
а, ну да, пральна. По принципу:
Графоманство — зло. Не стоит копить зло в себе, его следует выплёскивать. smile
23:46
+1
Приблизительно так. :)
23:47
+1
Но желательно, чтобы никто от этого не пострадал. Например, Ворона.
02:58
+1
дык Ворона сама подобное практикует, из разряда написал и забыл. Выплеснулось — и полехшало.
Поскоку удалось от части зла избавиться.

Раннее на старте сезона посещение гриппа — гарантия как минимум избежания ожидания. Выздоравлюй скарейша.
Загрузка...
Дмитрий Петелин