Рыбный день

Автор:
Александр Добсон
Рыбный день
Аннотация:
Было начало лета. Я прочитал "Вино из одуванчиков" и решил написать про один день своего детства.
Текст:
Кот Гаврик был путешественником. Иногда он уходил из дома на несколько дней и даже недель. Любил бывать на реке. Однажды, прогуливаясь вдоль берега и ловя стрекоз он заметил, что из воды на бетонную плиту дамбы выскочила небольшая рыбка. Сомёнок, тренируясь охотиться на мальков, заигрался и случайно выпрыгнул на берег. Гаврик подошёл к трепыхающейся рыбке, сощурился и столкнул лапкой в воду. Сомёнок, быстро поплыл на глубину, где под корягой жил его дед – старый огромный сом. Дед взглянул на испуганного внука, выплыл из своего убежища и поднялся к поверхности. Из воды показалась большая голова. Сом взглянул на Гаврика, махнул хвостом и нырнул.

***

Июнь. Солнечные лучи тронули крышу одинокой пятиэтажки и войдя во вкус быстро поползли вниз. Добравшись до четвёртого этажа, они отыскали не зашторенное окно и бодрящей волной окатили веснушчатое мальчишеское лицо. Мальчик медленно открыл глаза, улыбнулся и, смахнув одеяло к стенке, поспешил к окну.

На улице было светло и безлюдно. Веснушчатый представил себе, что сейчас не раннее утро, а третий час дня. «А что если все люди исчезли? Не на всегда, а на пару дней, хотя бы. Вот было бы здорово!». В воображении он зашел в магазин за мороженым и газировкой, забрался в пару соседских квартир, поиграл там в денди, взял велосипед у Димона, сходил в кинотеатр на боевик с Ван Даммом... «Ну нет, одному скучно». И он принялся с помощью старого дедовского экспонометра, который мальчик всегда считал инопланетным прибором, вытаскивать друзей из таинственной «зоны исчезновения». Кого-то, правда, передумав, возвращал обратно.
Но фантазия мальчика треснула, как линза на очках у дяди Андрея Баранова, который так не кстати вышел из подъезда столь ранним, наполненным росой и мечтами, утром. Заправленный по грудь брюками, кудрявый дядя Андрей уверенно и бодро шагал по направлению одиноко стоящей между площадками для игры в городки и баскетбол, высокой сосны. Добравшись до дерева, Дядя Андрей взял в зубы чёрный кейс, с которым никогда не расставался, подпрыгнул и зацепился за нижнюю ветку. Затем он подтянулся и смешно перебирая ногами вдоль ствола, забрался на толстую нижнюю ветку. Но на этом Дядя Андрей останавливаться и не думал: он повторял и повторял успешные, но не слишком элегантные подтягивания, до тех пор, пока не добрался почти до самой верхушки сосны, где словно большая птица, разместился. Он сидел спиной к дому и смотрел в сторону вышедшего из-за леса солнца.
- Сашенька, ты уже проснулся? – послышался голос мамы. – Зачем тебе эта рыбалка? Спал бы, да и спал. – вздохнула мама.
Саша повернулся к маме:
- Доброе утро, мам. Мы с Максом договорились.
С улицы послышался дребезжащий звонок. Саша подумал о школе. Впервые за месяц. «Летом школьные звуки – большая редкость. Даже белого жука-носорога легче найти, провозившись целый день на опушке леса, чем услышать, что-то напоминающее о школе» - подумал Саша и обернулся к окну. На улице вновь было безлюдно. Сосна лишилась своего необычного гостя.Мама собрала Саше бутербродов и налила чая с земляничным вареньем в термос. Мальчик, захватив удочку, стоявшую в углу у двери, послал маме воздушный поцелуй и выскочил в подъезд. Мама крикнул ему в след:
- А червей-то не забыл?
- Они у Макса.
Саша спустился на второй этаж, тихо отбарабанил секретный шифр в железную дверь. Вышел Макс.
- Максим, а червей-то не забыли? – задала тот же вопрос мама Макса.
- Они у Санька, - ответил Макс, подмигивая Саше.
У подъезда мальчиков встретил Гаврик – сашин кот. Черно-белая длинная шерсть Гаврика лоснилась. Свежая царапина на носу и уверенная походка, говорили о том, что он вышел победителем из очередной драки. Он был в полном расцвете кошачьих сил. Черный окрас в виде маски, покрывающий мордочку до уровня глаз и чёрное пятно на белом подбородке словно эспаньолка, делали его похожим на благородного разбойника, каким он и был в кошачьем, незамечаемым взрослыми, мире.
Гаврик мяукнул, подошел к Саше и потёрся о его ногу.
- Привет, гулёна! Мы на рыбалку пошли. Рыбы наловлю - наешься до отвала. Будь дома вечером, Гаврюша, - посоветовал коту Саша и погладил его по голове.
Гаврик ещё раз мяукнул, тоскливо посмотрел на Сашу и ушёл за гаражи.
Макс и Саша улыбнулись друг другу, перекинули удочки через плечо и пошли по тропинке к реке. Саша посмотрел на старую сосну, стоявшую рядом с баскетбольной площадкой и подумал, что как-нибудь надо на неё забраться. Они прошли через футбольное поле с залысинами. Дальше стоял лес, воюющий с гигантским заводом, за право обладания бетонным забором, который отделял два несовместимых друг от друга мира.
Саша рассказывал, что скоро вернётся с северной вахты Папа и привезёт ему кедровые шишки. Макс говорил, что дома у него лежит три коробки с жвачками «Турбо», а это по шестьдесят блоков в каждой. Друзья стали прикидывать сколько это в жвачках. Сошлись на том, что это не меньше пяти тысяч жвачек и, что мама Макса, которая привезла товар из Москвы для продажи, не заметит, если в каждом блоке будет по одной без вкладыша. Тропинка вела вдоль заводского забора - галереи художественных, лирических и прозаических произведений деятелей народного искусства. Здесь были и красочные граффити, и пошлые частушки, рисунки, целые портреты неизвестных личностей и собирательных образов, короткие драматического содержания истории, стихи и просто констатация факта о том, что «Мамонт – чёрт». Мальчики зачитывали наиболее удачные, как им казалось, стихи и частушки, используя серьёзные и весёлые интонации, меняли плохие слова и имена героев, на приемлемые синонимы, смеялись и спрашивали друг друга о значении некоторых понятий. Относительно одного особо едкого стиха, друзья сошлись в том, что он был начертан кровью.
Последняя секция забора перед углом, за которым тропка переходила в спуск к заливу Волги была чистой. Дойдя до неё, друзья затихли. Мальчишки смотрели на серую поверхность ожидающе, будто на аппарат для приготовления попкорна.
- «Стена рыбака». Знаешь в чём её секрет? – спросил Макс Сашу, не отрывая взгляда.
Саша молчал. Он знал, что Макс сейчас откроет ему тайну.
- В неё вселилась душа деда Копчёного. Того, что червей продавал. Который жил у второго болота. У него черви были самые клевачие. Говорят, что он свой огород навозом удобрял, но ничего не сеял, а выращивал особый вид червяков. А как умер Копчёный, так и вселился его дух в эту стену.
Саша перешёл на шёпот, будто опасаясь, что его услышит Копчёный:
- А что если не получится? Ведь мы даже не искали червяков, а специально пришли сюда, зная...
- На всякий случай, я взял с собой тесто, - Макс похлопал себя по карману синей олимпийки «Динамо».
Макс достал мел и кривым подчерком вывел: «Большая банка червей». После он подал знак Саше, и мальчики отвернулись от стены. На счёт «десять» они повернулись обратно и увидели, что на песке стоит пластмассовый контейнер, полный чёрной земли в которой копошилась запрошенная наживка. Надпись Макса исчезла, но на стене появилась другая – «Конфеты «Дюшес» - 10 штук».
- Вот ведь… - сказал Макс, у которого всегда с собой были конфеты. - Не буду я отдавать. Это мои любимые.
- Макс, давай положим. Вдруг он рассердится, и мы ничего не поймаем?
После недолгих препирательств Макс вынул из кармана пакет с конфетами и положил перед стеной. Друзья отвернулись от стены - конфеты исчезли.
Спустившись к речке, мальчики увидели на берегу рыбака, энергично накачивающего резиновую лодку крякая резиновой помпой. Это был Синичкин – усатый мужчина в засаленной серой одежде и шапке-петушке. Он улыбнулся и блеснул золотыми зубами:
- Здорово, пацаны! Что опять за говорящей рыбой пошли? Так это, не сезон!
- Нет, мы за сорожкой.
– А, – принял ответ рыбак. – Сегодня ветрено будет. Рыбачить только до обеда придётся – потом поплавка из-за ряби не увидите. – он махнул головой в сторону горизонта, указывая на какие-то признаки надвигающейся непогоды. Но мальчики ничего на горизонте не разглядели.
Вдруг послышался электронный писк. Макс полез в карман и достал из него овальный пластмассовый предмет.
- Что это у тебя? Часы? – заинтересовался Синичкин.
- Тамагочи. Есть хочет, - ответил Макс, нажимая маленькие кнопки виртуального питомца.
- Ох уж эти технологии. Чего только не придумают. Прогресс! Сейчас, знаете, даже на небесах прогресс. Вот раньше, к примеру, хороший человек помирает – за ним ангелы летят. Своим ходом. А сейчас ангел за душой на летающем трамвае добирается. Прилетит, будто рейсовый, звонком тренькнет и того.
Он присвистнул, радостно гэкнул от того что закончил качать лодку, бросил вещи в нос лодки и отчалил. Недалеко от берега, качалась на волнах жирная чайка. Чайка взмыла в воздух и тут же села в лодку на свободное поперечное сидение. Синичкин был единственным человеком в мире, приручившим чайку. По крайней мере, мальчики не знали больше ни одного такого случая.
- Ну, бывайте, пацаны! – крикнул Синичкин и помахал рукой.
Друзья пошли к старой дамбе. Там они разложили удочки, насадили червяков и забросили снасти.
Было всё ещё раннее утро. Вода в затоне отражала большие дубы. Где-то далеко со стороны острова прокричала неизвестная птица.
- Сейчас клюнет, - сосредоточившись на поплавке сказал Макс.
Прошёл час. Мальчики обошли всю дамбу, поспрашивали у нескольких рыбаков – не клевало ни у кого. Тогда они вернулись на изначальное место и загадали просидеть ещё полчаса, если не клюнет – идти домой.
Саша думал о том, что они с Максом целых две недели будут вдвоём во дворе: их друзья уехали в детские лагеря. «Чем же они будут заниматься? Рыба не ловится, в футбол играть надоело, хоть бы вновь в подвале объявился инопланетянин». Вдруг в центре залива водная гладь нарушилась и на поверхность всплыло что-то большое, размером с лодку Синичкина. «Большое» имело круглую голову и шевелило хвостом. Саше показалось, что оно смотрит на него. Мальчик свистнул Макса, который плевал на наживку в надежде, что этот рыбацкий трюк подействует. Но существо уже исчезло.
- Что там?
- Рыба. Наверное, сом. Здоровенный. – Саша развёл руками, показывая размер рыбы.
Прошло несколько минут и поплавок Саши дёрнулся. Саша округлил глаза, крикнул: «О!», подождал когда поплавок нырнул пару раз и подсёк удочку.
- Есть рыба! – радостно сказал Саша, ловя трепыхающуюся серебристую рыбку в руки.
Макс заинтересовано подошел к другу и со знанием дела сказал:
- Это случайная. Рыбы сегодня не будет. Погода меняется, - и Макс показал на набегающие с горизонта облака.
Саша насадил на крючок нового червя и забросил удочку. Клюнуло тут же. Сорожка была такого же размера, что и предыдущая. Макс, не говоря ни слова, закинул удочку рядом с Сашей.
Третья рыбка поймалась так же мгновенно. А за ней и четвёртая и пятая… Макс сверил глубину поплавка с сашиной, внимательно подглядел за тем, как Саша цепляет червя, даже попросил плюнуть Сашу на его наживку, но у него так и не клевало. А Саша таскал одну за другой. Макс даже поменялся с Сашей удочками, но у него так ни разу и не клюнуло.
Черви закончились. В ход пошло тесто. Саша забил рыбой свой пакет и принялся складывать её в пакет Макса.
- Ничего, Макс, поделим! – успокаивал друга Саша и продолжал вытаскивать желтоглазых рыбёшек. – Вот Гаврику подарок-то!
Тесто тоже закончилось, и Саша стал насаживать на крючок семечки, которые нашел в кармане его рыбацкой куртки.
«Папа будет гордиться» - думал Саша.
Максу надоело смотреть на удачливого друга, и он стал уговаривать Сашу идти домой. После того как и пакет Макса был полон, Саша согласился.
Солнце подгоняло мальчиков, обжигая спины.
Мальчики подходили к дому. Саша чувствовал себя героем и ожидал удивлённых возгласов соседей. Макс тоже был вполне удовлетворён – рыбу они разделили.
Тут к Саше подбежал встревоженный младший брат их друга - Димка и запыхаясь сообщил:
- Санёк, там… там Гаврик… умер. – Димка указал на коричневый гараж.
Закружилась голова. Саша вскрикнул и закрыл лицо руками. Макс обнял друга и стал что-то говорить. Саша шёл скрюченно и запинался. «Как же так? Гаврик не мог умереть. Нет! Он живой. Димка перепутал. Может не он?».
За гаражами лежал мёртвый кот. Это был Гаврик. Саша заревел. Макс побежал за Сашиной мамой.
Саша опустился на колени. Он гладил длинную шёрстку Гаврика. Надеялся, что вдруг почувствует хотя бы слабое дыхание любимого кота. Но Гаврик Младший лежал неподвижно.
Пришла мама с бабушкой и старшая сестра. Мама сказала, что это бродячие собаки, переломили шею. Гаврика обернули обернули в полотенце и закопали в лесу…
Саша проснулся ночью и подошел к окну. Большая луна и звёзды освещали двор. Вдруг из-за гаражей выбежал чёрно-белый кот. Кот посмотрел на Сашу и побрёл к старой сосне. Он быстро вскарабкался почти до самой верхушки. Саша увидел огоньки, приближающиеся со стороны леса. «Летающий трамвай» - прошептал мальчик. По небу передвигалось необычное транспортное средство. Салон был освещен, но пуст. Трамвай приблизился к сосне и прозвенел в электрический звонок. Двери открылись.
Утром мама отварила пойманную рыбу. Саша накормил всех котов во дворе. «Кошачьи поминки» - сказала Бабушка…

+7
142
23:27
+1
Хорошо! Детство вспомнилось.
07:31
О, я смотрю, фрагмент с котом и дедом-сомом перенёс в начало))
Пока времени перечитывать нет, но я на недельке обязательно вернусь.
Отличная работа, молодец!
08:02
+1
Перечитала. Ну здорово, чего)))
Праздник субъективизма! Я очень люблю детские истории. Дети вообще всё видят и чувствуют по-другому, у них мир по другим законам движется. В рассказе очень чувствуется.
И всё так равномерно выстраивается, как в жизни. Течёт, бликует иногда, такая тёплая дрёма сквозь весь рассказ. Лето)))

Спасибо! Для меня это один из самых искренних рассказов на турнире!
Загрузка...
Светлана Ледовская №2