Носорог

Автор:
Черепушка
Носорог
Аннотация:
Безграничное женское коварство :)
Текст:

— Лютый он! Осторожнее, святой отец. Может быть так исповедуете, через решетку? - произнес охранник, глядя на заключенного с некоторой долей восхищения.

— На всё воля божья, открывай. - священник перекрестился и шагнул в камеру.

— Как угодно, зовите, если что, я рядом.

На груде истлевшей соломы, брошенной на камни, по-хозяйски возлежал самый зверский убийца за всю историю королевства. В народе его называли Носорог. За невероятные размеры и неукротимый, свирепый нрав. И в общем-то даже любили, ну те, кто не встречался с ним близко. До священника доходили слухи о его размерах, но то, что он увидел в тесной камере поразило воображение. Огромный, как тролль. Весь испещренный шрамами. Преступник внимательно смотрел на посетителя ритмично постукивая жестяной кружкой по полу. Цепи, которыми были скованны его лапищи, звякали в унисон. Пауза под странную музыку затягивалась и священник, прокашлявшись, приготовился к требе.

— Чего надо, святоша? – то ли сказал, то ли прорычал убийца.

— Исповедовать тебя прислали, снять камень с души. - смиренно ответствовал тот.

— К черту, пошёл прочь! - рявкнул он и начал подниматься.

Отец Маффин непроизвольно отпрянул, а после и вовсе закашлялся от донесшего смрада и с сожалением подумал: “Неисповедимы пути твои, господи, такую мощь и силу заточить в тело убийцы. У него могло быть прекрасное и удивительное будущее. С такими данными он мог стать кем угодно, но ты, господи, обрек его на животное существование”. Впрочем, как и все остальные молитвы и эта не удостоилась ответа. Гигант на цепях продолжал бесноваться, осыпая угрозами немедленной расправы. Кольца в стене предательски зашатались и отец Маффин, не выдержав, позвал охранника. Тот мгновенно подскочил к решетке и трясущимися руками начал открывать дверь. Но, не успел. Носорог освободился от оков и набросился на служителя церкви. Вдавил его голову в решетку. Последняя мысль, промелькнувшая в сознании монаха была о том, какая все таки мощь заключена в творениях господа. Череп священника не вынес давления и лопнул, забрызгав стены и заодно охранника своим содержимым.

— Я сказал, мне святоши не нужны! Последнее желание моё какое было? Я тебя спрашиваю! - и убийца потряс решетку, та выдержала натиск с честью, тюремщики знали с кем имеют дело.

— Жжжженщина. - пролепетал перепуганный охранник.

— Это что, была она?!

— Да ни одна баба, даже самая продажная, не хочет с тобой ложиться, урод. - на ступеньках в свете факелов показался силуэт, он-то и произнес эту дерзкую речь.

— Ха! - щербато и довольно ухмыльнулся Носорог. - Пока моё желание не исполнят, ты не можешь меня казнить!

— Я подожду. Недолго осталось, и я увижу твою отрубленную голову в корзине. - тут он слукавил, задание преступника было заковыристо и трудновыполнимо.

— Жди, царский ублюдок.

Клич по всем борделям бросили пару недель назад, посулив баснословную оплату. Мешок золотом, целое состояние. Но желающих по-прежнему не было. Условие сложное: по доброй воле. Высший суд непоколебим и священное последнее желание смертника не отменял. Даже ради исключительного случая. Вот и сидел Носорог в камере, убивая всех, до кого мог дотянуться, ожидая какую-нибудь дурочку, жадной до денег и согласившейся разделить с ним ложе. Но похоже хитрец точно знал, что просить, потому как время неслось вперед, а народный гнев шел на убыль. Так, глядишь и не на казнь его отправят, а в каменоломни. А те ему что слону дробина. Да и сбежит. Абсолютно точно. Начальник городской стражи шел по улице именно с этими грустными мыслями, пока ему на плечо не легла тонкая женская ручка в ажурной перчатке. А нежный голос проворковал прямо в ухо.

— Скучал по мне, дорогуша?

— Ах, ты, чертовка! Подкралась как незаметно. Говори.

— Фу. - она обиженно надула губки. - ты грубый, сразу и рассказывай.

— Не тяни, Катрин! Не до шуток мне сейчас.

— Хорошо-хорошо. - защебетала та. - я нашла тебе девушку, но это будет стоить четыре мешка с золотом.

— Однако! Губа не дура.

— Как хочешь, Мидас, ищи дальше женщину для своего уродца.

— Стой! Я согласен! Доплачу из своих.

— Сам?! - она облизнула красный рот. — Вот и славненько, приходи вечерком ко мне, все и обсудим, а я скидочку сделаю.

— Знаю я твои сахарные обещания. Потом на улице без штанов просыпаешься. Экипаж пришлю с деньгами. Золото тебе — бабу мне.

— Фи, грубиян! - ресницы кокотки затрепетали.

— Не шали, не время!

— Что ж, по рукам. - резко перешла она на деловой тон и от фривольности не осталось и следа.

К вычурным кованным воротам подъехала наглухо зашторенная карета из которой выскользнул человек, держа в каждой руке звякающие мешки. Исчез в недрах публичного дома. Через несколько минут вновь возник на пороге, но уже не один. Фигура девушки, которую не смог скрыть даже плотный плащ глянула на своего сопровождающего. Тот вздрогнул всем телом и быстро отвел взор от явно близоруких карих глаз и нежного лица, обрамленного кудряшками. Замешкался было с дверью, но, глубоко вздохнув, посадил все-таки даму в салон. Поправил упряжь, постучал по колесам, обошел зачем-то экипаж кругом. Казалось, он тянул время.

— Парень, чего топчешься? Поехали давай! Мне работать еще. - дверь распахнулась и оттуда донесся грубый, не мелодичный голос пассажирки.

— Да... Я… Тут!

— Блеешь, как козел оскоплённый, бе-ме, вези говорю! - она в нетерпении топнула изящной туфелькой о подножку.

— Там же чудовище! - предпринял он последнюю попытку.

— Ха-ха! Монстров я что-ль не видела! Вон они, каждый вечер вина нахлещутся и ползут. Мне пешком пойти, дурачина? - уже визгливо сказала она, смачно сплюнула на мостовую и громко закрыла дверь.

— Два сапога пара, споётесь. - пробормотал тот, тряхнул головой прогоняя несовпадение звука и внешности девушки и запрыгнул на место возницы.

Лошади и повозка понеслись в сторону тюрьмы. Там, при входе, в нетерпении ожидал “живую посылку” начальник городской стражи. За прошедшие две недели ему стало глубоко наплевать на мораль и этику. Мерзавца надо было срочно обезглавить. Кучер резко дернул поводья, кони встали как вкопанные, основательно тряхнув экипаж.

— Идиот! Какогочёрта ты так правишь? - сварливо донеслось изнутри, и начальник стражи ахнул, узнав голос.

— Алика! «Ты что тут делаешь?» —изумленно спросил он выпавшую из кареты женщину.

— Ты дебил?! Три мешка с золотом! - он поежился, мерзкая она эта Алика, но участи такой не заслуживает. А Катрин молодец, ловко все обставила. И заработала и конкурентку устранила.

Катрин, хозяйка борделя, держала этот бизнес в своих изящных ручках пять лет. Ровно до тех пор, пока по соседству не открылся еще один, под руководством той самой Алики. Это была форменная битва. Начиная от разбрасывания коровьего навоза по лестницам конкурентов до избиения самых популярных девочек. Надо отдать должное, заведение Катрин всегда отличалось безукоризненной чистотой, великолепным интерьером, полным сохранением инкогнито посетителей. С красивыми и умелыми женщинами на самый придирчивый вкус, но, к сожалению, совсем недешевыми. Так что желающих на второй сорт и попроще находилось всегда в избытке и это невероятно раздражало Катрин, которая возводила продажную любовь в ранг искусства. Чего совсем не понимала Алика, глупая и недалёкая, правда красивая женщина. Что и помогло ей задержаться в роли подстилки у короля долгое время, а после, когда она своей глупостью и скверным нравом достала всех и вся при дворе, получить “вольную” и денег для того, чтобы открыть собственное заведение, на которое, с негласного распоряжения монарха, не обращали пристальное внимание хранители порядка. Так или иначе, но эту вздорную особу удалось уговорить, вот она, жажда наживы. Но даже три мешка с золотом за жизнь слишком маленькая плата.

— Как всегда, обворожительна! - с ехидством отметил Мидас

— Зубы не заговаривай! Почему сам не пришел? Сторговались бы дешевле. - она опять сплюнула на мостовую, а он подумал, откуда у нее такая привычка?

— Не ожидал, что ты согласишься. Да и глашатаи на каждом углу трубили. Могла бы сама предложить.

— За такие деньжищи! Да ты совсем тупица! Спишь с этой манерной? А в объявлении мало было.

— Алика, ты же понимаешь на что ты согласилась? - постарался он перевести тему, абсолютно не желая вступать в полемику своих отношений с Катрин и без того сложных.

— И пострашнее видали. Давай уже, остолоп, веди, приступим. Раньше войдем-раньше выйдем. - она громко загоготала.

Сопровождая Алику по запутанным подземельям городской тюрьмы, Мидас все еще боролся с порядочностью и желанием ее остановить. Но она была настолько неиссякаема на оскорбления и внутренний голос постепенно затих, что принесло несказанное облегчение. Вскоре они добрались до камеры с заключенным, и дама сморщила нос почувствовав неприятные запахи. Из-за решетки раздался животный рык.

— Я чую женщину! А если она мне не понравится?!

— Последнее желание исполнено, согласную нашли, а воспользоваться им или нет, это уже тебе решать. - он было понадеялся, что она ему и вправду не понравится, но Алика, как назло, словно в рот воды набрала, только широко распахнув глаза смотрела на Носорога.

— Да уж воспользуюсь, не сомневайся. - и заключенный плотоядно облизнулся.

— Ты еще не передумала?

— Даже не надейся. - восхищенным полушепотом выдохнула та.

— Запускай ее. - скомандовал он охраннику. - и уходи.

Мидас быстро ушел, сообщить жрецам о том, что последнее желание заключенного исполнено и дать распоряжение палачам готовить помост к казни.

Молодой охранник оторопел от такого контраста. Зловонный великан и обворожительная девушка. Ему все казалось, что это сон и он совсем не представлял как запустить ангела за решетку к чудовищу. Небесное создание разрешило моментально его внутреннюю борьбу отвесив подзатыльник и грязно выругавшись. Носорог заинтересовано встрепенулся.

— Раздевайся, сейчас! - прорычал он и она быстро скинула одежду.

— Как я тебе?

— Дерзкая, хорошо. - и он одним движением сорвал то тряпье, что, итак, еле прикрывало его чресла.

— Ха-ха-ха. - залилась Алика смехом - и все? Это тот самый знаменитый Носорог? Дааа, слухи явно преувеличены.

— Что Вы творите? Зачем бесите его?

— Не указывай мне, мальчишка! Отпирай дверь и проваливай.

Парень оставил все попытки воззвать к голосу разума этой ненормальной, которая продолжила насмехаться над достоинствами великана, тот нечленораздельно рыкнул и стало ясно, что ничего хорошего ее внутри не ждет. Поэтому он отворил клетку, втолкнул в появившуюся щель обнаженную девушку и так же быстро ее запер, опасаясь, что преступник воспользуется случаем и освободится.

Зверь на соломе заворочался и снова, легко вырвав цепи из стен, накинулся на свое последнее желание. Впился в нее почти беззубой пастью, обдав отвратительными ароматами, обслюнявил, жадно ухватил за грудь и погреб под собой, уронив прямо на каменный пол. Жертва затрепыхалась, пытаясь явить и этому образцу мужчины свой строптивый нрав, но какое там. Она была раза в четыре его меньше. Уже не до насмешек, потому как то, что в полутьме подземелья показалось незначительным сейчас и жгло ее изнутри. В редкие моменты, когда ей позволяли вдохнуть, она пыталась кричать, но из-за уже сломанных ребер изо рта раздавался только хрип. Он швырял ее по клетке, словно куклу, забавляясь всеми доступными его скудной фантазии способами. Насытившись, отбросил покалеченное тело на солому и развернулся к выходу. Там уже ожидал конвой, без малейшего сочувствия в глазах.

На городской площади народу было, яблоку негде упасть. Сквозь строй солдат вели Носорога, на его лице блуждала довольная ухмылка. Он щурился от яркого света и пугал зевак внезапными рывками. После которых тут же получал неминуемую взбучку, громогласно хохотал и вел себя совершенно непристойно.

На приготовленном помосте кроме палача никого не было. Церковь не прислала священника. Это означало, что убийца отойдет в мир иной без исповеди. Неслыханное дело.

Взвизгнуло лезвие с громким чавканьем вонзилось в плоть. Зрители ахнули, кто-то зажмурился, кто-то смотрел не отрываясь. Палач брезгливо, ногой, скинул огромную башку в корзину. Все закончилось быстро и очень бесславно для такого кровавого человека как Носорог.

Катрин, стоя посреди толпы, довольно улыбалась, радуясь тому, как виртуозно она провернула все это дело. Комар носа не подточит. Алика сама согласилась и пошла. Жадность и самоуверенность еще никого не довели до добра.

Начальник стражи стоял возле бывшего пристанища только что казненного убийцы. Там, на ворохе истлевшей соломы, незряче уставившись в потолок, бездыханно лежало тонкое женское тело.

Другие работы автора:
+6
84
09:00
Браво, автор! bravoШикарная история! Ярко написано! Вот только вычитки не хватает. С препинаками ваще беда. pardon
18:20
однако… это же надо ещё придумать bravo
19:02
Фигура глянула не совсем правильно сказано. Девушку жалко.
Загрузка...
SoloQ