Бабушкин рассказ

Автор:
Кошка Иринка
Бабушкин рассказ
Аннотация:
Моя бабушка Таня - самый замечательный и светлый человек из всех, кого я знала и знаю. Небольшого роста, сухонькая, но для своих 84 лет необычайно живая и веселая. Даже сложно поверить, что человек, который испытал на себе все ужасы войны, будучи еще совсем ребенком, может быть настолько добрым и мягким. У нее было четверо детей (на данный момент осталось трое), пятеро внуков и уже двое правнуков. Бабуля прожила сложную и тяжелую жизнь, в которой было место и ужасу, и мистике.
Текст:

Далее буду писать от имени бабушки.

Нас у матери с отцом было 7 детей. Жили мы в Белорусской деревне, или, как тогда называли, "колхоз". Отец мой был председателем, мать работала в коровнике. Жили небогато, но дружно. По возрасту я была второй. И так случилось, что только окончила первый класс и началась война. Никогда не забуду, как в деревню вошли немецкие танки, громя и уничтожая все на своем пути. Но это машины. Страшнее были люди.

Отца моего, как председателя, расстреляли на глазах у всей деревни и оставили лежать, как в страшное назидание тем, кто еще был за Советскую власть. Однако ночью, когда солдат по близости не было, я, мне тогда восьмой год шел, старшая сестра 12 лет и два брата по 6 лет (двойняшки они были) потихоньку пробрались к телу отца и попытались его утащить домой. Но на полпути нам попался сосед, который поднял крик. Мы дико перепугались, когда увидели, что на его крик бегут немецкие солдаты с автоматом наперевес. Послышалась автоматная очередь. Мы в ужасе бросили тело отца и побежали в сторону леса. Очереди раздавались за спиной снова и снова. И, как потом оказалось, до леса добежала я одна. Сестру и братьев убили. Как меня не зацепило, до сих пор понять не могу. Господь уберег. Домой идти страшно, но еще страшнее то, что там осталась мама с малыми.

Собравшись с силами, я потихоньку по краю леса добралась до деревни. Там окольными путями да огородами доползла до дома. В доме горел свет. Украдкой взглянув в окно, я увидела, как двое фрицев бьют мою мать, крича что-то на немецком, а в уголке ревут меньшие две сестры и годовалый братишка. Сердце мое не выдержало, я заскочила в дом и закричала: "Это я! Я! Я ходила за отцом! Они ни при чем! Лучше меня убейте, но маму и детей оставьте в покое!" Солдаты развернулись, что-то прокричали, и один ударил меня прикладом автомата в голову.

Очнулась я уже в каком-то сарае. Было то ли утро, то ли день уже занялся, не понятно. Голова болит ужасно, лицо и волосы в крови. Рядом избитая мама и ревущие ребята. Я прижимаюсь к маме и спрашиваю: "Что с нами будет?" Мать со всхлипами объясняет, что за отца, и за то, что мы пытались вытащить его тело, нас всех на закате живьем сожгут в этом сарае. После ее слов я ударилась в рев вместе со всеми. Не знаю почему, но я вдруг в исступлении начала кричать: "Тятя, родный, помоги! Спаси нас!" И так много раз. Ко мне присоединились сестренки и братик, а потом и мать.

Не знаю, сколько прошло, но за это время занялась жуткая гроза. Гром гремел неистово. Сквозь щели в сарае была видна молния, которая рассекала темное небо. И, хотите верьте, хотите нет, одна из молний угодила прямо-таки в часового, который охранял наш сарай. Мы услышали душераздирающий крик и звук падающего в лужу тела. В ту же секунду дверь в сарае сама собой отворилась. Мать выглянула наружу. Ливень стоял стеной. А возле сарая лежал мертвый часовой с полностью обугленным лицом.

Мать схватила младшего да сестренку на руки, я схватила вторую, и мы выбежали в ливень из сарая. Помню крик матери: "Федос (отец бабушки), родный, спаситель наш!" Так, не встретив ни души на своем пути, добежали до леса. Только там перевели дух. Решено было идти к родственникам в соседнее село, которое находилось верстах в 30 от нас. Путь лежал через лес. К тому времени гроза утихла.

Промокшие, избитые и уставшие, долго мы идти не могли. Ребята постоянно плакали и просили есть. Решили передохнуть и остановились у большой ели. Надрали с мамкой веток, сделали подстилку. Мать сказала мне оставаться с ребятами, а сама пошла искать ягоду или грибов каких, чтоб была какая-никакая еда. Прижав к себе меньших, я не заметила, как задремала. Проснулась от того, что кто-то зовет меня по имени: "Танюшка, Танюша..." Открываю глаза, малые спят. А голос откуда-то сбоку. И тут понимаю - да это ж тятин голос!
Поворачиваю голову на звук голоса и вижу своего папку! Только не ясно, будто в дыму стоит. Улыбается и говорит: "Танюша, дозвалась ты меня. Я проститься. Будете вы жить долго. Петька (младший) пусть глаза бережет, Катька от огня подальше держится, Шурка пусть с ножницами не балуется. А ты, Танюша, намаешься в жизни. Не должна была ты тогда выжить". Я начинаю рыдать: "Тятенька, милый, не уходи! Страшно мне! Кто нас с мамкой защитит?" А он улыбается и говорит: "Господь, Танюша, вас не оставит. Верь!". И тут на меня снова такая дрема навалилась, что только мать, которая вернулась, растолкала. Я ей все рассказала, она заплакала и сказала: "Это отец нас спас. Раз он сказал, так и будет".

У родственников мы прожили без малого полгода, потом разузнали, что деревню нашу освободили. Мы вернулись, только дома нашего не было, сожгли. Отстраивали всем миром заново. И нередко местные мужики видели ночью рядом с домом призраки убитых отца и сестры с братьями.

А случилось так, как и сказал отец. Петька в драке лишился глаза, Катя зимой подкидывала в печь дрова, и у нее загорелся рукав, сильно обгорела рука, остались рубцы, Шура занималась рукоделием и проткнула палец ножницами, палец начал гнить, отрезали.

А у меня жизнь и правда тяжелая сложилась: с малых лет вместе со взрослыми работала, потом пришлось уехать в 16 лет из родной деревни по распределению на Алтай, там встретила вашего деда, поженились, через два года родилась Света, еще через три года - Толька, через два года - Васька. А потом, когда Свете шел восьмой год, ее на Пасху нечаянно отравили соседи, дав вместо соли, чтоб посолить яичко, крысиного яда. Светочка в агонии все говорила про "дядю, который стоит возле двери". Умерла ночью. Странно было то, что умерла она именно в том возрасте, в каком должны были меня убить немцы. А тот "дядя" скорее всего, был моим отцом. После этого случая мы переехали в другую деревню, и там уже родилась Лена...

Бабушка - глубоко верующий человек. Долгое время молитвами лечила людей, пропуская через себя чужую боль и страдания, потом долго болела сама. Деда вот не смогла вылечить. Умер от рака горла. Изредка бабуля и сейчас лечит, только потом очень плохо себя чувствует. Ложится на старенький диванчик и забывается тяжелым, тревожным сном. А проснувшись, с улыбкой и молитвой встречает новый день. Когда ее спрашивают, как у нее так получается, она просто улыбается и всем отвечает: "Не могу отказать, ежели человек просит. А делаю, как отец завещал. Верю!"

Другие работы автора:
+4
146
08:21
+2
Сразу поясню: бабушки на данный момент уже нет в живых, история была написана ранее в 2017 году
13:43
Очень трогательно! Вспомнились мои бабушки и мама…
Enigma
09:13
До слез пробрало…
Загрузка...
Илона Левина №1