Лазурное наслаждение

Автор:
Наталья Мор
Лазурное наслаждение
Аннотация:
Потеряв всякую надежду на выздоровление, Айлин по привычке приходит на приём к иммунологу, чтобы получить рецепт на очередное бесполезное лекарство, но вместо этого сталкивается с «лазурным наслаждением» — препаратом, который кардинально меняет её жизнь.
Текст:

— Как вы себя чувствуете, Айлин? — поинтересовалась доктор.

Приём начался совсем недавно, всего сорок минут назад, но хмурая девчушка в полосатом свитере успела попасть в кресло иммунолога в числе первых. Она нетерпеливо потирала руки, надеясь поскорее вернуться домой, — больницы вселяли в неё необъяснимый страх с самого детства, и с каждой новой минутой происходящее всё больше походило на пытку. Врач не торопилась. Проснувшись в хорошем настроении, она решила пронести лёгкую улыбку сквозь тяжёлый рабочий понедельник и теперь размеренно заполняла очередную карточку, иногда переключаясь на ноутбук.

Её профессиональная жизнь наконец-то налаживалась: за последние недели количество больных уменьшилось в разы, многие навсегда распрощались со своими болезнями и больше не планировали постоянно маячить на горизонте. И всё благодаря новому отечественному препарату, изменившему за считанные дни тысячи безрадостных лиц. Долгие годы разработок, опытов, попыток выявить наиболее действенную концентрацию прошли не напрасно — после тщательных кропотливых исследований лекарство поступило в продажу. Сколько врачей одновременно выдохнуло, когда первые в их практике пациенты излечились буквально за сутки!

Мировая общественность поспешно окрестила случившееся прорывом года, настоящим фурором в сфере здравоохранения, и беспрестанно бурлила на протяжении нескольких месяцев: кто-то строчил хвалебные отзывы на сайтах аптек, а кто-то искал побочные эффекты, не желая верить даже в гипотетическое существование столь уникального и действенного препарата... Другое дело врачи, ведь для них это стало чудом, способным не только продлить человеку жизнь, но и, может, спасти его. Потому доктор Глад не могла сдержать улыбки — её непримечательные тёмные глазки, обыкновенно скрытые за рыжеватыми кудрявыми волосами, весь сентябрь оставались широко распахнутыми и ярко-ярко светились. Она могла подарить другим надежду.

— Честно говоря, — замялась девушка, — как-то не очень. Каждое утро я встаю с кровати, и всё тело хрустит, будто мне далеко за пятьдесят, если не шестьдесят... — она приобняла себя за плечи, вжавшись в жёсткое кресло, — ещё я по-прежнему быстро устаю, и ваши витамины не помогают.

— А кожные проявления?

— Нет, их давно не было, но меня беспокоит другое, — Айлин заправила выбившуюся прядь за ухо и продолжила, — мне кажется, у меня проступают вены, а мне всего двадцать, это ненормально. И панические атаки тоже, с ними порой тяжело справиться.

— Хорошо, больше ничего не беспокоит?

Девушка покачала головой и прикрыла глаза — она знала, что сейчас врач напишет на бумажке для рецептов очередное странное название лекарства, которое ей придётся пить месяцами, а после отправит восвояси на первый этаж.

Поставив несколько печатей и расписавшись в двух местах, доктор Глад действительно протянула ей небольшой листочек и ободряюще улыбнулась. Айлин смутилась. Она всегда краснела, когда кто-то пытался её растормошить, обнять или просто похлопать по-дружески по спине.

— Попробуйте это, я думаю, вам, Айлин, оно поможет. И не отчаивайтесь, всё ещё наладится.

— Да, наверное, вы правы, спасибо, — она прошествовала к двери и, прежде чем выйти, тихо пробормотала, — до свидания.

Врач усмехнулась — она не могла дождаться, когда жизнь ещё одной пациентки кардинально изменится.

Айлин спустилась в холл, где обычно брала все лекарства, которые ей когда-либо выписывали. Порой ей казалось, что если бы рецепты не забирались, она бы точно в них однажды запуталась.

Отстояв небольшую очередь вместе с пожилыми людьми — её давнишними знакомыми — она в конце концов отдала заветную бумажку аптекарю и тут же получила препарат. То, что по словам мисс Глад, должно было решить все её проблемы. Но верилось в это с трудом.

— Была не была, — протянула она себе под нос, рассматривая небольшую белую упаковку с лазурными волнами по бокам.

«Красиво. Хоть над дизайном поработали, уже не так плохо», — подумала она и двинулась к выходу из медицинского центра.

Однако её мучения на этом не закончились, наоборот, только начинались, ведь ей предстояло как-то добраться до дома. Любой здравомыслящий человек покрутил бы пальцем у виска, услышав, что метро не в час пик — настоящая пытка. Но для Айлин то было правдой жизни. Заходя в полупустой вагон, она садилась на свободное место или оставалась болтаться в одном из углов, чтобы не привлекать лишнего внимания.

Сначала всё было замечательно, можно было даже сказать, что прекрасно, но через несколько станций людей становилось слишком много, и её охватывала паника. Пассажиры толпились, толкались, падали на сидящих, спотыкались и просто не давали спокойно стоять. Айлин закрывала глаза, стараясь сосредотачиваться на дыхании, считала про себя, проговаривала одну и ту же фразу, как мантру, однако волнение не отступало. К концу поездки она не находила себе места, не знала, куда же себя деть, — желание выскочить из поезда и долго-долго бежать без остановок, лишь бы не ощущать этот стук в ушах и противный, мерзкий страх, периодически вставало поперёк горла, не давая дышать. Всё вокруг казалось ненастоящим, далёким от правды: девушка будто смотрела на происходящее со стороны — она нервно растирала холодные мокрые руки, тщетно пытаясь согреться, и не чувствовала своего тела в полной мере. Ужас, смешанный с рефлексами, управлял в это время всеми её действиями, а разум почему-то где-то прохлаждался.

Какое же облегчение она испытывала каждый раз, когда добиралась до дома и без сил, полностью опустошенная, падала на кровать. Ей хотелось лежать в тишине и никогда не выходить в этот страшный гудящий мир, чтобы не испытывать эти чувства снова.

Но в этот раз любопытство пересилило достаточно быстро, и Айлин подняла голову с подушки всего через полчаса. Вздохнув, она достала прозрачный стеклянный пузырёк с тёмно-синей жидкостью и стала читать инструкцию.

— ... принимать по чайной ложке раз в день, — задумчиво бормотала она. — Что ж, надо попробовать.

Встав с кровати, она быстрым шагом дошла до кухни и залпом приняла лекарство. Пахло оно чем-то приторно сладким, а на вкус было похоже на йогурт с лавандой, — таким же терпким и кислым.

— Чего только не придумают, — Айлин сморщилась и, налив в чашку воды, прополоскала рот.

Вскоре ей стало и правда легче.

Жизнь шла своим чередом, и проблемы постепенно отступали: люди её более не пугали, хруст во всем теле притупился, слабость прошла, и девушка начала блистать, как все её сверстники. Лучшая подруга не узнавала в ней прежнюю Айлин, родственники хором твердили, что она больше не походит на живого мертвеца, а прохожие начали замечать её и делать комплименты. Поистине чудо сотворила эта микстура — синий элексир, спасающий жизни ни в чем не повинных людей.

Месяц спокойного существования, не обременённого приевшимися проблемами, прошёл продуктивно. Она нашла вечернюю подработку, вновь занялась бумагомарательством и активно принялась изучать шахматную теорию — то, чем всегда мечтала заняться, но не имела на это достаточно сил. А потом шальная мысль прочно засела в её голове: нельзя ли чувствовать себя ещё лучше?

Айлин являла собой великого экспериментатора — когда эндокринолог назначил ей пропить курсом йод по одной таблетке в день, несколько недель спустя, почувствовав эффект от приема микроэлемента, она добавила в рацион ещё четвертинку. Чтоб точно закрепить результат. Особого вреда и дискомфорта эти действия ей не принесли, а потому девушка смело попыталась перенести этот удачный опыт на «лазурное наслаждение». Хуже точно не будет, твёрдо считала она. И сильно ошибалась.

Капля в море обратилась ядом, что заставил её с ужасом смотреть на своё отражение, — первые дни всё было превосходно, она цвела, как только-только распустившаяся ипомея, но по прошествии пяти суток странные изменения заставили её заволноваться. Подойдя с утра к зеркалу, чтобы умыть лицо и почистить зубы, Айлин замерла, воззрившись на пустоту — её отражения словно никогда и не существовало. Законы физики, здравый смысл и реальность резко померкли, заставив усомниться в явственности происходящего. Как позже оказалось, это стало не самой страшной проблемой: спустя пару дней безвылазного сидения дома она обнаружила, что её сточившиеся за годы зубы вдруг стали острее. Не видя себя, девушка могла полагаться на собственные ощущения и подругу, которая при первой встрече сразу предложила обратиться к врачу.

— Серьёзно, давай сходим к Глад, — Инис пыталась всеми силами поднять её с кровати, но она внезапно стала для неё невероятно тяжёлой. — На отражение никто не смотрит, уверена, а вот на твои зубы, — она ткнула девушку в щёку, — ого-го, как много человек обратит внимание. Ты же не хочешь, чтобы тебя потом сожгли, как какого-то вурдалака?

Айлин перевернулась на другой бок и сердито нахмурилась:

— Я чувствую себя просто прекрасно! Если Глад увидит это, то точно в следующий раз не выпишет мне рецепт.

— Но тебе всё равно рано или поздно придётся идти за ним, Айлин, — парировала Инис. — Ты не сможешь сидеть здесь всю жизнь, а если станет ещё хуже?!

— Просто, — она сжала одеяло в кулак, будто боялась, что её вот-вот стащат за ноги с кровати, — я впервые за долгое время чувствую себя по-настоящему живой. Я знаю и осознаю, что это ненормально, но ничего не могу с этим поделать.

— Мне жаль, — Инис присела рядом с ней, судорожно пытаясь что-то придумать.

— Хочу просто жить и радоваться этой жизни. Неужели я настолько плоха? — Айлин уткнулась в подушку и стиснула зубы.

— Нет, ну что ты говоришь! Ты замечательная! Просто сбившаяся с верного пути, но от этого не менее хорошая.

Девушка накрыла лицо руками и протянула:

— Ладно, уговорила, я запишусь на приём к Глад. Только давай сначала посмотрим что-нибудь. 

Другие работы автора:
+1
95
03:58
Не понятно — это фрагмент или законченный рассказ? На второе не похоже. Смысл произведения так и не понятен.
Если вы пишете про зарубежную медицину (судя по именам), то в описании даётся российская поликлиника (как я подозреваю). Вы не имеете представления, как работают медицинские учреждения на западе. Так вот — там всё по-другому.
07:26
Здравствуйте, это не рассказ и не какой-то фрагмент, а обычная миниатюра. Действия происходят в наших реалиях, — имена я предпочла изменить, так как часть истории, находящаяся за гранью магического реализма, списана с настоящих людей. Да и так ли важны здесь имена?
07:33
Имена важны тем, что они западные, а медицина местная. Вот и когнитивный диссонанс.
Во-вторых, любая миниатюра, даже самая маленькая, имеет сюжет — с чётко обозначенным началом, концом, а главное — с чёткой идеей. Без неё получилось некое недо-произведение. Я не хочу задеть, я просто показываю, что есть ощущение недоделанности, законченности. Главной мысли.
08:02
Я предпочла оставить в данной миниатюре открытый финал, потому что базис всей истории — настоящие люди, как я и писала выше. В этот раз меня интересовало то, что происходило, так сказать, здесь и сейчас: переживания, эмоции главной героини, трудности, с которыми она сталкивалась в действительности. Мне кажется, в данной истории важен конфликт внутренний, а не привычный для многих внешний. Девушка наступает себе на горло, продолжая из раза в раз двигаться дальше, а не забиваться в уголок комнаты, хотя ей и очень хочется. Она пытается превозмочь свои слабости, проявляя нетипичное для страдающих паническими атаками поведение.

Глобальные антагонисты, я считаю, в этой истории излишни — смысл её далеко не в этом. И он точно не в именах.

К слову, исконно русские имена довольно часто встречаются сейчас и на Западе. То же происходит в обратную сторону из-за глобализации.
Загрузка...
Дмитрий Петелин