Живая ты. Одна из глав

Автор:
elena.babaeva
Живая ты. Одна из глав
Аннотация:
Какая история прячется за холодным черным камнем? Ее фамилия не Ри, она не графиня, похоронена в фамильном склепе. На мраморный крест села бабочка, очень хрупкая, как любая жизнь.
Текст:

Глава 1 Личная гувернантка детей ее Величества Фрейлина Бок нависала над ней всем свои необъятным телом, ее жирные подбородки тряслись. Глядя прямо перед собой Морфена заметила жирное пятно на атласном лифе, пятно расплылось на вышитом розовым шелком цветке. Морфена подумала, что это было, бекон в подливке или жареный с меду перепел? Кажется, вчера на обед подавали перепелов. - Почему Их Высочества принц Ференц и принцесса Анна, убежали сами в деревню. Как они оказались там одни? - Видимо пролезли сквозь дыру в заборе. - А где были вы в это время? - Пошла за сладкими булочками, чтобы подать завтрак в беседке. Нянька заболела и теперь я исполняю ее обязанности тоже. - Извольте исполнять свои обязанности, иначе я буду вынуждена доложить ее Величеству о вашем несоответствии должности. Вас взяли из жалости, вас подобрали на улице. Шурша необъятными розово цветочными юбками, Фрейлина Бок удалилась в сторону главной галереи. Не из жалости, а благодаря моему происхождению и преступлениям ваших подданных, подумала Морфена, но не сказала. Здесь о многом приходилось молчать. - Что, опять на тебя всех уток свалили? Фрейлина Лин достала из сумочки табакерку. Пошли на крышу, табаком побалуемся. Фрейлина Лин исполняла обязанности секретаря ее Величества, но в ней не было высокомерия. Морфена взяла на руки рыжего кота, спящего на скамейке, оббитой розовым бархатом. Перед ней внизу раскинулся королевский парк, со всеми цветниками, беседками и прудами. Фрейлина Лин набила табаком трубку. Вторую подала Морфене. - Почему не уйдешь отсюда? - Мне некуда идти. - Я знаю твою историю, но я бы все решила иначе, наверное. Некоторое время до того Каждый может решить иначе чужую историю, но попав в ее середину, возможно, поступил бы так же или, скорее всего, поступил бы так же. Уже несколько месяцев в замке обсуждалось требование графа Ри о переделе границ землевладения в его пользу, просто по причине того, что его армия сильнее, и он все может взять сам, но желал бы решить вопрос мирным путем. Это означало, брак, соединяющий два землевладения в одно. Барон Корф, отец Морфены не привык сдаваться, его маленький рост и большой гонор были известны далеко за пределами этой местности. Гонор пользы не приносил, только проблемы. - Отец, давай уступим ему. Я согласна, я выйду за него замуж. Ложка для яйца с треском разрушила скорлупу. Слезами умывалось масло в серебряной масленке с гербом рода. Барон с удовольствие заменил бы серебро на золото, не жалея монет. Но золотой посудой могла пользоваться только королевская семья, таков этикет. Нарушение этикета грозит лишением имени, имущества и изгнанием. Трехголовый змей на масленке изогнулся, держа в каждой пасти реликвии рода, меч, щит и посох. Над головой змея скалился череп, заменяя собой солнце. - Чтобы я, барон из рода Корфов, породнился с вшивым графишкой, дед которого разводил лошадей. Подняла голову баронесса, всегда молчаливая, приученная супругом к полному повиновению, она вдруг пошла наперекор. - Стефан, граф Ри нас уничтожит, мы и вполовину не так сильны. Барон медленно повернулся, яйцо описало дугу и врезалось в мраморное лицо Венеры, подпирающей камин могучей рукой. Баронесса, ловко уклонившись, позвонила в колокольчик и велела прислуге отмыть Венеру и принести его Сиятельству еще одно вареное яйцо. Поднявшись в кабинет, его Сиятельство продиктовал секретарю отказ. На следующий день граф Ри имел счастье насладиться умением барона изящно выражать свое недовольство. Это кончилось плохо, граф Ри не был силен в эпистолярном жанре, его сила выражалась иначе. Замок пылал с утра, солдаты шарили по развалинам, вытаскивая на свет божий все, что уцелело, в том числе девиц и молодых женщин. - Быстро Софи, дай мне свое платье, мне надо выбраться отсюда. Морфена спряталась в нижней части замка, кухня уцелела, пока до нее не добрались. Нервно дергая кружевные рукава, она пыталась стянуть с себя белое, домашнее платье. Одежда горничной оказалась великовата, юбка путалась в ногах, недолго думая, горничная взяла ножницы и отрезала подол. - Ты знаешь, как пройти подземельем, Софи? - Конечно, знаю, я там много раз ходила, носила щипаных кур из деревни и кроликов. Морфена удивленно на нее посмотрела, пытаясь превратить в косу пышные, рыжие локоны. - Ты же горничная, не прислуга, зачем ты ходила за курами? - Для Янека, моего жениха. - Где он сейчас? - Прячется в деревне. - Уже не прячется, деревня сгорела, я видела с крыши, пойдешь со мной? - Нет, пойду искать Янека, надеюсь, что он жив. София держала фонарь, Морфена медленно спускалась вниз по скользким ступеням. - Не бойтесь госпожа писков и шуршанья. Здесь много крыс. Морфена вздрогнула, она боялась крыс, боялась темноты, холода, хотя никогда не испытывала этого. Изнеженная девочка, она даже в день краха всего еще не столкнулась с насилием. Морфена не знала, где ее мать, где отец, что случилось с маленькими сестрами. София толкнула тяжелую деревянную дверь, оббитую полосами железа. - Дальше я не пойду. Идите госпожа прямо, здесь нельзя заблудиться, если вы не завернете в боковой коридор. София сняла со стены факел и зажгла его. В темном пространстве что-то зашевелилось, и на Морфену посыпались летучие мыши. Она закусила губу и закашлялась. - София тебе не страшно идти обратно? Там наверняка уже солдаты? - Я побегу через парк в село, мне надо найти Янека. Морфена медленно двинулась вперед. Здесь не должно быть страшно, ведь проход вполне обжит, каждый день здесь ходили слуги. Она надеялась, что убьет страх беззаботным спокойствием, но что-то было не так. Страх темноты не был обособленным, таким себе временным чувством, он был глобальным. Жизнь обрушилась, и перед Морфеной злым привидением стояло будущее. Страх завладел всем ее существом. Где ее родители, где все? Боковые коридоры тонули в темноте. Шла она недолго. Открыла такую же деревянную, как при входе дверь и ослепла от света, хотя он уже был и не ярким, сумеречным. - Вот она, точно девчонка сказала. Баронетка. Один из солдат закинул Морфену на седло. Она не сопротивлялась, шок лишил ее сознания, но ненадолго. И всю дорогу потом ей пришлось перенести, оставаясь при полном осознавании происходящего. По шуткам солдат она поняла, что ее везут, как дорогую пленницу к графу Ри. И что ее отец и мать убиты, про сестер Морфена не узнала ничего. Она безвольно лежала в седле. Они ехали целую ночь, останавливаясь ненадолго у трактира накормить и напоить лошадей. Из прочитанных романов, Морфена узнала, что при испытаниях у героя должно притупляться чувство голода. У нее оно обострилось до крайности, и когда один из солдат сунул ей миску чего-то непонятного, и кусок сухого мяса, она съела все. Солдаты хохотали и скалились, говоря, ей, что еще не видели, чтобы юные девицы так ели, они же должны питаться цветочной пыльцой. А баронетка давится кашей, так как будто ничего вкуснее не ела. Может няньки ее плохо кормили? На рассвете прибыли к воротам замка, и ее обессиленную пришлось нести на руках, идти Морфена не могла. Ее красная комната В этот раз это была лужа, посередине двора какой-то очень убогой лавки, казалось бы, неглубокая, но там под темной, грязной водой пряталась яма. Вот такая яма была Морфена оступилась, и провалилась по колено. Подол платья намок, стал тяжелым, размокли шелковые туфельки. Стало очень стыдно. Она оглянулась, в поисках помощи, но двор был безлюдным. Помочь выбраться некому, но некому и смеяться над попавшей в беду баронеткой. Морфена подняла голову, прямо перед ней качалась на ветру дощечка "Бей или беги". Танцы на фоне Места упокоения предков. Склепы, безымянные могилы под ногами. Здесь лежали не ее предки, но чужие, враждебные. Ее остались далеко, у дома, которого уже нет, он уничтожен, сгорел. «Мисс Даниела Фолькен». Шестнадцать лет. Какая история прячется за холодным черным камнем? Ее фамилия не Ри, она не графиня, похоронена в фамильном склепе. На мраморный крест села бабочка, очень хрупкая, как любая жизнь.

0
29
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Анна Неделина